Приметы в церкви – упала свеча, трещит, потухла, что делать

Опасные приметы: как нужно поступить, если упала или погасла свеча в церкви

Церковные обряды знакомы каждому человеку. Ставить свечи перед святыми иконами было принято еще в древности. Все богослужения в библейские времена проводились при свечном свете. В период гонений на христиан именно этот свет помогал найти дорогу верующим.

Время изменилось, но церковная традиция до сих пор жива. Обычно ни один визит в церковь не обходится без этого ритуала. Мы ставим свечи за здравие, за упокой, чтобы помочь в мирской жизни как себе, так и близким людям, а также почтить память усопших. Однако если ваша свеча вдруг начала коптить, погасла или просто выпала из рук, то стоит задуматься, о чем вас спешат предупредить Высшие силы.

Если свеча упала

Церковнослужители утверждают, что видимых причин для беспокойства нет лишь в том случае, если вы уронили свечу по неосторожности. Случайность или небольшая оплошность не зависят от человека, поэтому не стоит заострять на этом внимание. Просто в следующий раз будьте осторожны и не спешите.

Другое дело, когда вы уже не раз ставили свечу и уверены, что ее падение не случайно. В этой ситуации стоит обратить внимание на одну важную деталь: за что вы ставили свечу. Если хорошо укрепленная свеча была поставлена за здравие ваших близких и родных и по неведомым причинам упала — это знак об их скором недомогании. Если упала свеча за упокой — душа умершего не может найти свое место, она блуждает и страдает. В этом случае необходимо как можно больше читать молитвы об умерших, помогая покойному отыскать путь.

Независимо от того, по какой причине упала свечка, ее необходимо незамедлительно поднять, попросив у Господа прощения. Потухшую свечу следует вновь зажечь и аккуратно вернуть на прежнее место.

Если свеча погасла

На этот счет у верующих людей имеется огромное количество примет и поверий. Хотя церковью было наложено вето на суеверия и различные небылицы, народной памяти известны многочисленные случаи необъяснимых событий, связующим звеном которых выступает погасшая свеча. Отрицать данный факт или верить в него — решать только вам. Помните лишь о том, что церковные приметы несут в себе увековеченный опыт наших предков и по сей день предостерегают людей от возможных опасностей.

Свеча, которая потухла в церкви — дурной знак. Пламя свечи выступает посредником между Господом и нашими мыслями, обращенными к Нему. Если оно погасло, это означает лишь одно: духовная связь с Создателем была нарушена, Он не услышал ваши просьбы и молитвы. Причин этому может быть много. Возможно, вы разгневали Всевышнего или переступили черту дозволенного. Необходимо тотчас помолиться, причаститься и исповедаться в содеянном.

Погасшая свеча, поставленная за упокой, может предупреждать о том, что усопший в обиде на вас. Прочтите молитвы, попросите прощения. Только делайте это искренне и с любовью в сердце. А вот если перестает гореть свеча, посвященная живому человеку — ждите беды. Это знаменует неприятности или проблемы со здоровьем. Таким образом Высшие силы предупреждают вас и дают шанс предотвратить негативные события.

Погасла свеча — обратитесь к Господу, попросите его милости и поблагодарите за этот жест, полный любви и сострадания к вам. Если после этого пламя свечи будет гореть ровно, значит, ваши молитвы были услышаны. В любом случае руководствуйтесь здравым смыслом, ведь потушить свечу могло что угодно: сквозняк, чужое дыхание или резкие движения рук. Не стоит паниковать и мыслить в негативном русле. Лишь ваша вера определяет все.

Если свеча трещит

В храме Божием треск свечи — не такое уж исключение из правил. Многое зависит от качества воска. Однако народная примета указывает на предзнаменование неприятностей. Если ваша свеча начала трещать — это знамение проблем или недуга, справиться с которыми можно лишь путем веры. А значит, нужно неустанно молиться, избавляться от грехов и мирских искушений, вести праведный образ жизни и молить о прощении и скорейшем исцелении.

Священнослужители призывают не придавать значения приметам, а сохранять для себя лишь одну истинную и неподдельную веру — в Господа. Бытует мнение, что упавшая и потухшая свеча — дурной знак, но с позиций христианства это не имеет никого значения.

Новое видео:

5 распространенных версий, зачем смерти коса

Зачем смерти коса: что такое смерть в представлении людей + откуда у смерти появилась коса согласно античной мифологии + 3 европейских суждения, зачем смерти нужна коса + народная притча, для чего необходима коса + другие боги смерти в легендах предков + что делать, чтобы продлить собственную жизнь.

Образ смерти в представлении людей уже долгое время остается неизменным: это пугающий облик в длинном черном балахоне и с косой в руках. Но почему именно с косой? Для чего смерти этот инструмент?

Предлагаю сегодня разобраться, зачем смерти коса, и откуда вообще возник подобный ее образ.

Кто такая смерть: мнение человечества…

С биологической точки зрения смерть – это прекращение функционирования человеческого организма, остановка сердца и кровообращения. Под термином смерть подразумевают отход человека в иной мир, во время которого его душа покидает бездыханное тело.

Но такого объяснения для человечества всегда было «мало», и люди стремились придать образ тому, что важно, и что в большой мере остается загадкой. В этом отношении смерть – пожалуй, самое неизведанное в жизни человека.

Никто ведь не знает, что ждет его после смерти, и ждет ли вообще. Смерть для каждого означает нечто свое, что-то такое, от чего нет лекарства и пути назад.

Именно поэтому люди создали некий образ смерти, сделав смерть не явлением или процессом, а человекоподобным созданием, которое, согласно поверьям, и должно отправить душу в дальнейшее странствие.

Но такая трактовка вопроса не совсем правильная. Ученые полагают, что смерть – это скорее рубеж мирской жизни, определенная грань, которая разделяет известный и неизвестный миры. Это вряд ли человек, и наверняка, даже не проводник.

Тем не менее, образы смерти появились давно, и раньше они были разными, так как люди имели множественные религии, а то и вовсе были язычниками. Наиболее распространённый из них – это высокий статный мужчина или женщина, а точнее скорее скелет человека, который одет во все черное. В руках у него неизменно коса и часы.

Если понять, для чего смерти часы, можно, логично поразмыслив, то для чего необходима коса, представить сложнее. И все-таки, почему коса?

Древняя легенда о том, зачем смерти коса

Из школьной программы большинству людей известно о том, что античные времена жизни на земле славятся своими многочисленными легендами и мифами. Согласно им, ранее жизнью людей правили всевозможные боги, от которых зависели все природные явления.

Исходя из этой же мифологии когда-то давно существовал бог Сатурн, женой которого была богиня Гея. Так как Сатурн был уверен в том, что должен умереть от рук одного из своих детей, он уничтожил каждого из них. Однако Гея, опасаясь, что все ее дети будут убиты, спрятала одного из сыновей – Кроноса.

Титан Кронос согласно поверью и отдал смерти ту знаменитую косу. Правда, изначально это была вовсе не коса, а серп. Этим серпом Кронос сначала убил своего отца, а потом передал его в руки смерти.

Ситуация до и после выглядит следующим образом.

ДОПОСЛЕ

Сатурн, будучи богом времени, передал свои атрибуты смерти. Это были острый серп и песочные часы. В Западной культуре у смерти от этого возникло новое имя – Зловещий Жнец.

С годами история изменялась, и смерть стали изображать не лютым жнецом с серпом в руках, а пугающим человеком с большой косой.

Обратите внимание: античные поверья гласят о том, что смерть порой меняла свое орудие в зависимости от того, по чью душу ей нужно было отправиться.
Если на смертном одре оказывался простой смертный, то смерть навещала его с косой в руках. Если же умирающий был королем, то в руках смерти оказывалось другое оружие – зачастую меч.

3 современных объяснения, зачем смерти коса

Существует 3 наиболее популярных толкования.

ОбъяснениеОписание
Смерть у людей ассоциировалась со старухой, которая способна была «подкосить» любого человекаИногда смерть считали мужчиной, потом этот образ изменили на женский. Смертью стали представлять пожилую и зловещую старуху, которая была в состоянии вмиг забрать у человека жизнь. Многие люди полагали, что коса – это то самое орудие убийства, которым смерть отбирала человеческие души.
Образ смерти «обрел» косу после вспышки эпидемии чумыВ те времена, когда в Европе началась массовая эпидемия чумы, множество людей погибли, не сумев найти противоядие. Правильнее сказать, чума буквально «выкашивала» поколения людей. Отсюда и возникло объяснение, будто смерть ходит с косой и сбивает с ног всех живых.
Многие богини смерти имели серп и являлись богинями Луны. Их знак в виде серпа или молодого месяца и стал прообразом косы в будущем.И славянская богиня смерти Морена, и многие другие женщины, олицетворявшие смерть в античности, имели на теле или лице знак – полумесяц или серп. Многие полагают, что и в нашей культуре изначально смерть ходила с серпом, а затем сменила его на косу.

Думаю, что каждая из теорий имеет свое влияние на создание современного образа смерти. Разумеется, мы можем только догадываться, откуда возникла необходимость носить с собой косу, но существует одна очень интересная притча, по-своему объясняющая происхождение облика смерти.

Притча о том, откуда у смерти появилась необходимость носить с собой косу

Давным-давно к местному кузнецу обратилась смерть с крайне необычной просьбой – исправить и подточить косу. Кузнец не сразу обернулся, услышав женский голос, и хотел даже отказать в просьбе человеку. Но обернувшись, желание перечить у него пропало.

Кузнец подумал, что смерть пришла непосредственно за ним, он даже предположил, что уже мертв. Однако смерть успокоила мужчину, сказав, что пришла лишь немного подправить свой инструмент.

Пока кузнец точил и исправлял косу, смерть тихонечко ждала в углу комнаты. Затем кузнец не удержался и задал волнующий его вопрос. Он поинтересовался, скольких людей лишил жизни инструмент, который он держал в руках. Смерть ожидала вопроса, но он явно ее возмутил.

Она объяснила, что уже давно потеряла надобность убивать, а впрочем, и надобности такой у нее не было. Ее задача прежде состояла в том, чтобы встретить человека и сопроводить его в иной мир. В то время она была красивой молодой девушкой, которая проводила души покойных в мир покоя.

Но затем она поведала другие, очень жестокие вещи. Смерть не единожды видела, как люди сами убивали друг друга – от злости или жадности. Она видела войны, ссоры и склоки. Ей уже не приходилось сопровождать людей, пришедших с миром. Теперь ее новыми посетителями стали кровожадно убитые люди, и от этого ей пришлось сменить свои одежды на черные наряды, на которых не было бы видно пятен крови и следов человеческих мучений.

Из красивой девушки она превратилась в ужасную старуху, которая давно забыла, каково это – сопровождать в рай тех, чье время уже пришло.

Напоследок она ответила и на главный вопрос кузнеца. Она сказала, что коса – вовсе не орудие убийства, а лишь возможность найти дорогу в рай, которая давно заросла травой.

Такая версия появления у смерти косы возникла не так давно – к ней в большинстве склоняются современные христиане.

Другие прообразы смерти: есть ли между ними нечто общее?

Прежде существовало множество богов или повелителей тьмы, образы которых также немало повлияли на современное представление о смерти.

Перечислю наиболее известные из них:

  • Морена – славянская богиня смерти, которая в руках всегда имела серп.
  • Анубис – бог смерти древнего Египта. Его изображали как человека с головой шакала, который при себе всегда имел весы.

  • Танатос – олицетворение смерти у древних греков. При себе также имел серп. Им он срезал пучки волос людей, которые должны были покинуть этот мир. Также в греческой мифологии был еще один человек, связанный со смертью – Аид. Его задача была сопроводить мертвых по реке в свое царство – царство усопших.
  • О том, как же выглядит смерть на самом деле, и для чего ей нужна коса можно судить очень долго. Однако ясно одно: повлиять на исход нашей жизни можем только мы сами и написанная для нас судьба. Поэтому не будем терять надежду на лучшее, постараемся прожить максимально долгую и счастливую жизнь.

    Версии, зачем смерти коса:

    Что могут предпринять люди, чтобы жить долгой и полноценной жизнью?

    Конечно, я не могу дать всем универсальный совет, да и секрет долголетия мне не ведом. Но я уверена, если соблюдать несложные правила и советы, можно прожить гораздо счастливее, а возможно, и дольше.

    СоветыОписание
    Шаг 1. Следите за своим здоровьем.Всегда помните, что здоровье нужно беречь смолоду. Для этого нужно правильно питаться, высыпаться, заниматься спортом. Никогда не откладывайте здоровье «на потом».
    Шаг 2. Не ссорьтесь, не деритесь.Порой в жизни и вправду случаются ситуации, когда без острого словца или хука справа не обойтись. Но не стоит слишком нервничать и обращать внимание на разные глупости. Лучше позаботиться о своем психоэмоциональном состоянии и сберечь нервные клетки.
    Шаг 3. Учитесь прощать и забывать обиды.Не всегда получается прощать людей, и далеко не каждому под силу простить давнюю обиду. Но мой вам совет: не копите в себе плохое, открывайтесь для возможностей, учитесь жить с окружающими в мире и понимании. Все плохое все равно вернется обидчикам бумерангом.

    Зачем смерти коса? Об этом существует немало суждений. Но узнать для чего она ей или как она выглядит на самом деле, я думаю, никому не удастся. Мы можем лишь предположить, откуда возник подобный образ, и почему. Наша главная задача – заботиться о себе, и не подвергать свою жизнь излишней опасности.

    Притча о том, зачем Смерти коса. Неожиданная концовка.

    Дорога в Рай. Притча о том, зачем Смерти коса

    Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь.

    — А стучаться не пробовали? — грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.

    — Стучаться? Хм… Не пробовала, — ответил голос.

    Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент.

    — Вы не могли бы выправить мне косу? — женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.

    — Всё, да? Конец? — отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.

    — Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, — ответила Смерть.

    — Логично, — согласился Василий, — не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?

    — Выправить косу, — терпеливо повторила Смерть.

    — А потом наточить, если это возможно.

    Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.

    — Это понятно, — кивнул он, — а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать…

    — А-а-а… Вы об этом, — плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, — нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?

    — Так я не умер? — незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.

    — Вам виднее. Как вы себя чувствуете?

    — Да вроде нормально.

    — Нет тошноты, головокружения, болей?

    — Н-н-нет, — прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец.

    — В таком случае, вам не о чем беспокоиться, — ответила Смерть и протянула ему косу.

    Взяв ее в, моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать ее с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продляло срок, как минимум, на пару часов.

    Переступая ватными ногами, кузнец подошел к наковальне и взял в руки молоток.

    — Вы это… Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! — вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.

    Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену.

    Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью.

    — Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.

    Смерть, сидевшая на скамейке в непринужденной позе, и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.

    — Что вы сказали? — тихо произнесла она.

    — Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое…

    — Оружие? Вы сказали оружие?

    — Может я не так выразился, просто…

    Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.

    — Как ты думаешь, сколько человек я убила? — прошипела она сквозь зубы.

    — Я… Я не знаю, — опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий.

    — Отвечай! — Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, — сколько?

    — Сколько? — выкрикнула она прямо в лицо кузнецу.

    — Да откуда я знаю сколько их было? — пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец.

    Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.

    — Значит ты не знаешь, сколько их было? — тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила, — а что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь? Никогда не убила ни одного человека. Что ты на это скажешь?

    — Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всем меня, — она ненадолго замолчала, — ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно… Посмотри, что со мной стало!

    Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон.

    Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца.

    — Посмотри в кого я превратилась! А знаешь почему? — она сделала шаг в сторону Василия.

    — Нет, — сжавшись под ее пристальным взглядом, мотнул он головой.

    — Конечно не знаешь, — ухмыльнулась она, — это вы сделали меня такой! Я видела как мать убивает своих детей, я видела как брат убивает брата, я видела как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек. Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса…

    Глаза Смерти заблестели.

    — Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нем не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто… — она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, — я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей… Отдай мне мою косу, дурак!

    Вырвав из рук кузнеца свое орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.

    — Можно один вопрос? — послышалось сзади.

    — Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.

    — Дорога в рай… Она уже давно заросла травой.

    Microbiys › Блог › Притча о том, зачем Смерти коса.

    Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь.

    — А стучаться не пробовали? — грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.

    — Стучаться? Хм… Не пробовала, — ответил голос.

    Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент.

    — Вы не могли бы выправить мне косу? — женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.

    — Всё, да? Конец? — отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.

    — Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, — ответила Смерть.

    — Логично, — согласился Василий, — не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?

    — Выправить косу, — терпеливо повторила Смерть.

    — А потом наточить, если это возможно.

    Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.

    — Это понятно, — кивнул он, — а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать…

    — А-а-а… Вы об этом, — плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, — нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?

    — Так я не умер? — незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.

    — Вам виднее. Как вы себя чувствуете?

    — Да вроде нормально.

    — Нет тошноты, головокружения, болей?

    — Н-н-нет, — прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец.

    — В таком случае, вам не о чем беспокоиться, — ответила Смерть и протянула ему косу.

    Взяв ее в, моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать ее с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продливало срок, как минимум, на пару часов.

    Переступая ватными ногами, кузнец подошёл к наковальне и взял в руки молоток.

    — Вы это… Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! — вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.

    Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену.

    Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью.

    — Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.

    Смерть, сидевшая на скамейке в непринуждённой позе, и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.

    — Что вы сказали? — тихо произнесла она.

    — Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое…

    — Оружие? Вы сказали оружие?

    — Может я не так выразился, просто…

    Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.

    — Как ты думаешь, сколько человек я убила? — прошипела она сквозь зубы.

    — Я… Я не знаю, — опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий.

    — Отвечай! — Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, — сколько?

    — Сколько? — выкрикнула она прямо в лицо кузнецу.

    — Да откуда я знаю сколько их было? — пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец.

    Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.

    — Значит ты не знаешь, сколько их было? — тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила, — а что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь? Никогда не убила ни одного человека. Что ты на это скажешь?

    — Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всем меня, — она ненадолго замолчала, — ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно… Посмотри, что со мной стало!

    Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон.

    Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца.

    — Посмотри в кого я превратилась! А знаешь почему? — она сделала шаг в сторону Василия.

    — Нет, — сжавшись под ее пристальным взглядом, мотнул он головой.

    — Конечно не знаешь, — ухмыльнулась она, — это вы сделали меня такой! Я видела как мать убивает своих детей, я видела как брат убивает брата, я видела как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек! Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса…

    Глаза Смерти заблестели.

    — Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нем не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто… — она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, — я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей… Отдай мне мою косу, дурак!

    Вырвав из рук кузнеца свое орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.

    — Можно один вопрос? — послышалось сзади.

    — Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.

    — Дорога в рай… Она уже давно заросла травой…

    Притча о том, зачем Смерти коса. Неожиданная концовка.

    Притча о том, зачем Смерти коса. Неожиданная концовка.

    — Вы — кузнец?
    Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь.
    — А стучаться не пробовали? — грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.
    — Стучаться? Хм… Не пробовала, — ответил голос.
    Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент.
    — Вы не могли бы выправить мне косу? — женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.
    — Всё, да? Конец? — отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.
    — Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, — ответила Смерть.
    — Логично, — согласился Василий, — не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?
    — Выправить косу, — терпеливо повторила Смерть.
    — А потом?
    — А потом наточить, если это возможно.
    Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.
    — Это понятно, — кивнул он, — а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать…
    — А-а-а… Вы об этом, — плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, — нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?
    — Так я не умер? — незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.
    — Вам виднее. Как вы себя чувствуете?
    — Да вроде нормально.
    — Нет тошноты, головокружения, болей?
    — Н-н-нет, — прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец.
    — В таком случае, вам не о чем беспокоиться, — ответила Смерть и протянула ему косу.
    Взяв ее в, моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать ее с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продляло срок, как минимум, на пару часов.
    Переступая ватными ногами, кузнец подошел к наковальне и взял в руки молоток.
    — Вы это… Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! — вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.
    Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену.

    Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью.
    — Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.
    Смерть, сидевшая на скамейке в непринужденной позе, и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.
    — Что вы сказали? — тихо произнесла она.
    — Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое…
    — Оружие? Вы сказали оружие?
    — Может я не так выразился, просто…
    Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.
    — Как ты думаешь, сколько человек я убила? — прошипела она сквозь зубы.
    — Я… Я не знаю, — опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий.
    — Отвечай! — Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, — сколько?
    — Н-не знаю…
    — Сколько? — выкрикнула она прямо в лицо кузнецу.
    — Да откуда я знаю сколько их было? — пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец.
    Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.
    — Значит ты не знаешь, сколько их было? — тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила, — а что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь? Никогда не убила ни одного человека. Что ты на это скажешь?
    — Но… А как же?…
    — Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всем меня, — она ненадолго замолчала, — ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно… Посмотри, что со мной стало!
    Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон.
    Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца.
    — Посмотри в кого я превратилась! А знаешь почему? — она сделала шаг в сторону Василия.
    — Нет, — сжавшись под ее пристальным взглядом, мотнул он головой.
    — Конечно не знаешь, — ухмыльнулась она, — это вы сделали меня такой! Я видела как мать убивает своих детей, я видела как брат убивает брата, я видела как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек. Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса…
    Глаза Смерти заблестели.
    — Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нем не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто… — она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, — я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей… Отдай мне мою косу, дурак!
    Вырвав из рук кузнеца свое орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.
    — Можно один вопрос? — послышалось сзади.
    — Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.
    — Да.
    — Дорога в рай… Она уже давно заросла травой.

    masterok

    Мастерок.жж.рф

    Хочу все знать

    Мрачная фигура в черном балахоне, с косой и песочными часами – вот распространенное изображение Смерти. Но какие глубинные корни имеют эти символы? На самом деле я совсем был не в курсе, что “классическая” СМЕРТЬ ходит кроме косы еще и с часами. Но погуглив внимательней увидел, что это действительно так.

    Итак, зачем СМЕРТИ коса? Что она ей косит? Человеческие жизни?

    Сейчас узнаем некоторые подробности .

    Песочные часы Смерть получил от самого Хроноса, олицетворения Времени, от божества, почти такого же древнего, как первоначальный Хаос. Он появился сразу после появления мира и создал воду, огонь и воздух. Песочные часы – самый ясный и известный символ времени в течение многих веков, даже сейчас, когда такими часами практически никто не пользуется.

    Свою косу (иногда – серп) Мрачный Жнец получил от титана Кроноса. Тот был сыном бога Урана(он же Сатурн) и Геи, богини земли. Своих детей добрый папаша сжирал, зная, что будет убит от руки одного из них. Но последнего, младшенького Кроноса, Гея сумела спрятать и вырастить.

    Она дала ему серп, которым Кронос, пардон, оскопил своего отца. Из капель крови, упавших при этом на землю, появились злобные фурии. Из крови и семени, смешавшихся с морской пеной, появилась прекрасная богиня Афродита. Во многих книгах по мифологии, кстати, эту составляющую будущей богини красоты и любви скромно замалчивают.

    Таким образом, серп Мрачного Жнеца первоначально резал не совсем, хм, человеческие жизни.

    Сам же бог смерти, Танатос, благополучно забытый христианами, использовал вовсе не серп, а меч. Этот крылатый юноша перелетал от одного ложа умирающего к другому, срезая у них по пряди волос и забирая душу. Крылья и черный плащ от Танатоса достались Мрачному Жнецу.

    Вот поэтому теперь, закутавшись в плащ одного бога, с часами другого бога в одной руке и с оружием титана в другой, летает над землей на чужих крыльях Смерть и срезает жизни. И, в общем-то, какая разница тем, чью жизнь срезают, чем это делают?

    Иногда упоминают, что коса — только для простых людей; когда же Смерть приходит за душой человека королевских кровей, в ее руке меч. Зачастую у нее с собой песочные часы, символизирующие истекающее время несчастной жертвы.

    По другой версии все эти аттрибуты, появились у Смерти от древнеримского бога времени Сатурна. Он изображался жнецом с серпом или косой в одной руке и с пучком пшеницы в другой. Отсюда и имя Смерти в западной культуре — Grim Reaper — зловещий жнец.

    У кого есть еще какие версии?

    Есть много красивых притч о смерти. Вот одна их них автора cheshirrrko .

    — Вы — кузнец?
    Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь.
    — А стучаться не пробовали? — грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.
    — Стучаться? Хм… Не пробовала, — ответил голос.
    Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент.
    — Вы не могли бы выправить мне косу? — женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.
    — Всё, да? Конец? — отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.
    — Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, — ответила Смерть.
    — Логично, — согласился Василий, — не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?
    — Выправить косу, — терпеливо повторила Смерть.
    — А потом?
    — А потом наточить, если это возможно.
    Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.
    — Это понятно, — кивнул он, — а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать…
    — А-а-а… Вы об этом, — плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, — нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?
    — Так я не умер? — незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.
    — Вам виднее. Как вы себя чувствуете?
    — Да вроде нормально.
    — Нет тошноты, головокружения, болей?
    — Н-н-нет, — прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец.
    — В таком случае, вам не о чем беспокоиться, — ответила Смерть и протянула ему косу.
    Взяв ее в, моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать ее с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продляло срок, как минимум, на пару часов.
    Переступая ватными ногами, кузнец подошел к наковальне и взял в руки молоток.
    — Вы это… Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! — вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.
    Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену.

    Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью.
    — Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.
    Смерть, сидевшая на скамейке в непринужденной позе, и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.
    — Что вы сказали? — тихо произнесла она.
    — Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое…
    — Оружие? Вы сказали оружие?
    — Может я не так выразился, просто…
    Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.
    — Как ты думаешь, сколько человек я убила? — прошипела она сквозь зубы.
    — Я… Я не знаю, — опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий.
    — Отвечай! — Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, — сколько?
    — Н-не знаю…
    — Сколько? — выкрикнула она прямо в лицо кузнецу.
    — Да откуда я знаю сколько их было? — пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец.
    Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.
    — Значит ты не знаешь, сколько их было? — тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила, — а что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь? Никогда не убила ни одного человека. Что ты на это скажешь?
    — Но… А как же?…
    — Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всем меня, — она ненадолго замолчала, — ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно… Посмотри, что со мной стало!
    Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон.
    Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца.
    — Посмотри в кого я превратилась! А знаешь почему? — она сделала шаг в сторону Василия.
    — Нет, — сжавшись под ее пристальным взглядом, мотнул он головой.
    — Конечно не знаешь, — ухмыльнулась она, — это вы сделали меня такой! Я видела как мать убивает своих детей, я видела как брат убивает брата, я видела как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек. Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса…
    Глаза Смерти заблестели.
    — Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нем не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто… — она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, — я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей… Отдай мне мою косу, дурак!
    Вырвав из рук кузнеца свое орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.
    — Можно один вопрос? — послышалось сзади.
    — Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.
    — Да.
    — Дорога в рай… Она уже давно заросла травой.

    А вот тут лики СМЕРТИ и впечатлительным по ссылкам лучше не заходить . Вот тут СМЕРТЬ и тут СМЕРТЬ и тут ТОЖЕ СМЕРТЬ.

    Дорога в Рай или зачем Смерти коса

    Притча о том, зачем Смерти коса?

    “— Вы — кузнец?
    Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь.
    — А стучаться не пробовали? — грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.

    — Стучаться? Хм… Не пробовала, — ответил голос.
    Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент.

    — Вы не могли бы выправить мне косу? — женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.
    — Всё, да? Конец? — отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.
    — Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, — ответила Смерть.
    — Логично, — согласился Василий, — не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?
    — Выправить косу, — терпеливо повторила Смерть.

    — А потом?
    — А потом наточить, если это возможно.
    Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.
    — Это понятно, — кивнул он, — а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать…

    — А-а-а… Вы об этом, — плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, — нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?
    — Так я не умер? — незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.
    — Вам виднее. Как вы себя чувствуете?
    — Да вроде нормально.
    — Нет тошноты, головокружения, болей?
    — Н-н-нет, — прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец.
    — В таком случае, вам не о чем беспокоиться, — ответила Смерть и протянула ему косу.

    Взяв ее в, моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать её с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продляло срок, как минимум, на пару часов.

    Переступая ватными ногами, кузнец подошел к наковальне и взял в руки молоток.
    — Вы это… Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! — вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.
    Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену.

    Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью.
    — Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.

    Смерть, сидевшая на скамейке в непринужденной позе, и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.
    — Что вы сказали? — тихо произнесла она.
    — Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое…
    — Оружие? Вы сказали оружие?
    — Может я не так выразился, просто…

    Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.
    — Как ты думаешь, сколько человек я убила? — прошипела она сквозь зубы.
    — Я… Я не знаю, — опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий.
    — Отвечай! — Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, — сколько?
    — Н-не знаю…
    — Сколько? — выкрикнула она прямо в лицо кузнецу.
    — Да откуда я знаю сколько их было? — пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец.

    Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.
    — Значит ты не знаешь, сколько их было? — тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила, — а что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь? Никогда не убила ни одного человека. Что ты на это скажешь?

    — Но… А как же?…
    — Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться!

    Вам проще обвинить во всем меня, — она ненадолго замолчала, — ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно… Посмотри, что со мной стало!

    Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон.
    Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца.

    — Посмотри в кого я превратилась! А знаешь почему? — она сделала шаг в сторону Василия.
    — Нет, — сжавшись под её пристальным взглядом, мотнул он головой.
    — Конечно не знаешь, — ухмыльнулась она, — это вы сделали меня такой! Я видела как мать убивает своих детей, я видела как брат убивает брата, я видела как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек. Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса…

    Глаза Смерти заблестели.
    — Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нём не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто… — она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, — я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей… Отдай мне мою косу, дурак!

    Вырвав из рук кузнеца своё орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.
    — Можно один вопрос? — послышалось сзади.
    — Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.
    — Да.
    — Дорога в рай… Она уже давно заросла травой.”

    Притчей поделился Матвеев Анатолий 28.09.2016г.

    Автор притчи стал мне известен благодаря сообщению Галины Маркер 25.10.2019г

    Великий мастер лишь один,
    И он – искусен, невидим.
    Никто не победил его,
    Катана – остра у него.

    Помни о смерти, помни о жизни,
    Есть лишь сегодня – праздник до тризны.

    “Ничто не вечно под луной”.. и смерть лишь – переход иной.

    У каждого, есть – мнение, вопросы, утверждения,
    У каждого, Видения – есть Образы, Поток.
    Для каждого, Прозрения – достаточно Сомнения,
    Для каждого, Воззрения – лишь Истины Исток.

    Слово изреченное – ложно, в Иллюзии – всё возможно.
    Никто, не знает – о Жизни, до пиршества – собственной Тризны.
    Никто, не знает – О Смерти! – Ни Бог, и Ни Дьявол, Ни черти.

    А притча тем и прекрасна, что будит от Сна – не напрасно.
    В ней правда соседствует с кривдой, в ней вымысел есть субъективный.
    И каждый воспримет всё лично – легко, равнодушно, трагично.

    Нет смерти, но есть лишь страданья, убийства, болезни, желанья.
    Они средь людей происходят и люди же – жертвы находят.
    Рождаются в душах напасти – основа их жажда и страсти.
    И коль доминируют страсти – всегда рядом смерть и напасти.

    Доп. произведения о жизни, любви и смерти:

    Душа, не может! – Не любить!
    Любовь, всегда! – Всему! – Основа.
    Ведь, Вдох и Выдох! – Шаг наш, новый!
    Всех Нас! – Связующая нить.
    Душа в Мир призвана! – Любить.

    Когда Любовь! – живёт Тобою,
    Не нужно много говорить.
    Свеча горит! – Сама Собою,
    Безмолвно – Сердце Бога зрит.

    Надежда, Вера и Любовь!
    Три Слова, Имени, и Чувства!
    И Жизнь! – Великое Искусство!
    И Смерть! – Великий Переход. А.В. Козак

    Звёздочка летела – из иных миров,
    Песни тихо пела и несла – Любовь.
    Много или мало? – Рок или Судьба?
    Сердце выбирало – Что, Кому, Когда. А.В. Козак

    Возвращение в Эдем. Мужчина и Женщина http://www.stihi.ru/2011/04/30/3992
    Гимн Женщине. Песня.http://www.proza.ru/2011/05/01/638

    Притяжение. магнетизм. любовь. единство. гармония.http://www.proza.ru/2011/04/22/1590

    Единое в Единстве. Путь к смирению.http://www.proza.ru/2011/04/26/1364
    Автоматическое письмо.http://www.stihi.ru/2015/12/19/1308

    Единство как Альтернатива – войне. Бес-пределу..http://www.proza.ru/2015/02/07/1671

    Интересная информация о крылатом выражении:

    Всем нам знакомо выражение «хватил кондратий» (или «кондрашка»). Означает оно внезапную смерть. По мнению историка Сергея Михайловича Соловьева, автора труда «История России с древнейших времён», этот самый Кондратий был реальным историческим персонажем. Его звали Кондратий Булавин (ок. 1660 — 1708) и был он казачьим атаманом.

    С именем Булавина связано знаменитое Булавинское восстание, которое началось с запрета российского правительства казакам самостоятельно добывать соль и ультиматума — выдать с Дона беглых крепостных крестьян. Оба эти требования категорически противоречили «казацкой старине» — соль была основным доходом самостоятельного войска Донского, а беглые — основным пополнением казачьему войску.

    Во время восстания Пётр I отправил князя Юрия Долгорукова в карательную экспедицию за Булавиным. Сам поход князя был очень жесток: изнасилования женщин, убийства, мародерство. Многим местным жителям разорённых земель не очень понравились развлечения Долгорукого по пути за атаманом, и в момент отдыха в городке Шульгин, местные вместе с отрядом Булавина вырезали всю ораву князя, а самому князю отрезали голову.
    А царю отправили послание: мол, «Кондрашка Булавин Долгорукова хватил». Местный казачий лексикон предполагал слово «схватил», но в Москве об этом слове никогда не слышали. Долгое время гадали, что же оно значит. Спустя время стало известно, что Долгорукова убили, и с тех пор известия о неожиданной смерти получили свою фразу: «Хватил Кондратий».

    Впрочем, не все историки согласны с версией С.М. Соловьева, утверждая, что инсульт (или апоплексический удар) называли кондрашкой задолго до Булавина. И делалось это для того, чтобы эту самую кондрашку не накликать — подобно тому, как смерть называли «костлявой».

    Из: Википедия, The Question, Толковый словарь Ушакова

    Читайте также:  Парфений Киевский
    Ссылка на основную публикацию