Преподобный Варсонофий Великий

Преподобный Варсонофий Великий и Иоанн Пророк

Преподобный Варсонофий родился в Египте и от юности возлюбил иноческую жизнь. Потом он пришел в Палестину и там поселился при обители аввы Серида, затворившись для безмолвия в келье. Ему приносили три хлеба в неделю, но часто он и их не съедал, ибо преподобный от сладости благодати забывал о телесной пище. И что еще более удивительно, он мог бы и всю жизнь пробыть без еды, питья и одежды, ибо пищей, и питием, и одеянием его был Святой Дух.

Постепенно Варсонофий очистил свое сердце от всех страстей и обрел мир помыслов. Он умер греху и сподобился быть живой церковью и жилищем Святого Духа. Преподобный поистине был смирен и считал себя хуже всех людей. За это Господь даровал ему духовное рассуждение, пророчество и прозорливость, чтобы видеть далекое — как близкое, и будущее — как настоящее. Знал он также по благодати и сердечные настроения приходивших к нему людей и давал им советы, сообразуясь не со словами их, но с мыслями и тайными чувствами.

Любовь его ко Христу горела подобно сильному пламени, поэтому святой Варсонофий истинно любил людей и молился день и ночь Богу, чтобы Он всех братий монастыря сделал богоносными, и поселился в них. И не тщетна была молитва его, и многие ученики Варсонофия сами стали великими святыми, каковы преподобный Серид, Дорофей, Досифей и сам Иоанн Пророк. Молитвы великого Варсонофия восходили к Богу, как молнии и как солнечные лучи, так что ими веселился Отец, радовался Сын, услаждался Святой Дух, и во всех полезных прошениях они бывали услышаны.

Ради такого переизбытка любви к ближнему дана была Варсонофию Богом сила разрешать грехи, хотя он и не был священником. Души некоторых умирающих преподобный предавал Святой Троице и при восхождении их на небо защищал от демонских нападений. Он пришел в такую меру любви, какая была у апостола Павла и прежде у пророка Моисея, и он так молился Христу о духовных чадах своих: «Владыка! Или вместе со мною введи и чад моих в Царство Твое или изгладь меня из Книги Твоей».

Святой Дух восхищал Варсонофия на небеса и давал ему видеть неизреченные блага и тайны Царствия Божия. И творил через него Бог великие чудеса: исцелял неизлечимые болезни, изгонял бесов, заключал и отверзал небеса, как было при Илии Пророке.

Не только душа и ум Варсонофия были проникнуты и освещены благодатью, но и тело его, и вещи получали Божественную силу и благодать. Даже имя Варсонофия Великого, мысленно призываемое, помогало призывавшим его.

Но такие великие дарования были воспитаны в нем ужасными искушениями и болезнями. Однако никому не открыл он этих искушений, потому что никто из его современников не вынес бы даже рассказа о них.

Пятьдесят лет никто, кроме аввы Серида, не видал преподобного Варсонофия, ибо он заключил себя в маленькой келье, как во гробе. Когда же архиерей Евстохий повелел подкопать его келью, оттуда вышел огонь и едва не попалил всех там бывших.

Преподобный Иоанн Пророк был учеником и духовным сыном великого Варсонофия. Проводил он такую же безмолвную жизнь и сподобился тех же дарований Духа, что и по Боге отец его, особенно же прозорливости и пророчества, почему его и прозвали Пророком. Когда умер авва Серид, Иоанн предсказал, что и сам тотчас преставится, но поставленный после Серида игуменом Елиан упросил Иоанна Пророка подождать две недели, чтобы поучиться у него управлению братией и монастырем. Иоанн согласился, а по прошествии двух недель простился со всеми иноками и мирно преставился ко Христу.

Таково было житие богоносных отцов Варсонофия и Иоанна, таковы сверхъестественные и небесные дарования, полученные ими от Бога. И ныне, восшед на небеса, они наслаждаются высочайшим блаженством, зря лицом к лицу Господа, Которого они от души возлюбили, и озаряются светом неизреченным Трисолнечного Божества.

Храм великомученика Димитрия Солунского

В посёлке Восточный

5 февраля-Преподобный Геннадий Костромской, Любимоградcкий

Краткое житие преподобного Геннадия Костромского, Любимоградского

Святой Геннадий Костромской, в миру Григорий, родился в городе Могилеве от богатых русско-литовских бояр. С юности он отличался благочестием, любил посещать храм Божий и строго соблюдал посты, за что друзья смеялись над ним. Желая посвятить свою жизнь Богу, он тайно оставил родителей, дом и в одежде бедняка отправился в Россию. Посетив Москву и Новгород, он не нашел монастыря по своему духу и тогда отправился на реку Свирь к преподобному Александру. Святой Александр Свирский направил его в вологодские леса к преподобному Корнилию Комельскому, который и постриг его в иноческий чин с именем Геннадий. Некоторое время спустя преподобные Корнилий и Геннадий удалились на Сурское озеро, близ реки Костромы, где основали пустынь с двумя храмами. Эта пустынь впоследствии стала известной как Геннадиев монастырь. Преподобный Геннадий непрерывно трудился, пек просфоры и хлеб, рубил дрова, копал с братией пруды. Ради большего подвига он постоянно носил вериги. Он очень любил писать иконы и ими украшал храмы своей пустыни. За свою благочестивую жизнь святой Геннадий получил от Бога дар прозорливости и исцелений. Так, будучи в Москве, он предсказал дочери боярина Романа Захарьина, Анастасии Романовне, что она станет царицей. Действительно, она потом вышла замуж за царя Ивана Грозного и была его любимой женой. Сам царь Иван Грозный упросил преподобного стать крестным отцом его дочери. Преподобный Геннадий исцелил от смертельной болезни вологодского епископа Киприана.

Скончался преподобный Геннадий в 1565 году, а в 1644 г. были обретены его нетленные мощи. Преподобный Геннадий написал «Наставления духовного старца новоначальному иноку» и «Духовное завещание».

Полное житие преподобного Геннадия Костромского, Любимоградского

Преподобный Геннадий[1], названный во Святом Крещении Григорием, был единственным сыном боярина по имени Иоанна и жены его Елены, живших в Литовской земле[2]. Григорий с детства любил посещать церковь Божию и постоянно пребывал среди церковного клира, посещая все службы. Родители были недовольны таким поведением сына и говорили ему:

– Зачем ты так делаешь? Разве ты – сторож церковный? Ты стыдишь нас перед людьми. Довольно с тебя ходить в церковь вместе с нами, а остальное время быть дома и в общении со сверстниками; особенно же не должно лишать себя покоя ночью.

Но Григорий отвечал:

– Любезные родители, не докучайте мне такими речами: я не хочу заниматься детскими играми. Бог творит, что хочет, а человек, что может; Дух же Святой наставляет всякого человека на путь истинный.

С тех пор Григорий стал помышлять о том, как бы ему уйти в русскую страну и там поселиться в какой-либо святой обители и подвизаться подвигом добрым.

И вот, улучив благоприятное время, он ушел от родителей, снял с себя светлое платье и отдал бедным, а от них взял рубище и оделся в него. Проходя литовскую землю, пустыни, села и города в виде странника и пришельца, он много претерпел бед и напастей от злых людей. Однако, хранимый Богом, он дошел до русской земли, пришел в великий и славный царствующий град Москву и обходил его, притекая к ракам святых чудотворцев, проникая во святые обители и рассуждая, где бы ему постричься и предаться молитве.

В Москве он нашел себе друга по имени Феодора, молодого, но богобоязненного и также искавшего пострижения. Из Москвы они вместе отправились в Великий Новгород и там ходили по святым местам и церквам, и обителям.

Из Новгорода они отправились на реку Свирь в пустыню к подвижнику преподобному Александру[3] и стали усердно просить его:

– Мы желаем, святой отец, Господу Богу молиться: облеки нас Христа ради в монашеское одеяние.

Преподобный Александр обратился сначала к другу Григориеву Феодору и сказал:

– Ты, чадо Феодор, будешь водить зверя белоголового.

Григорию же сказал:

– А ты, чадо Григорий, сам будешь пастырь словесным овцам и наставник множеству иноков. Иди, чадо, на Комельский лес к преподобному Корнилию, и тот научит тебя, как Богу молиться и как тебе пасти словесное стадо иноков, а в нашей пустыне молодым отрокам невозможно жить. Однако отдохните здесь, чада мои, сколько дней пожелаете.

Они пробыли четырнадцать дней в пустыне у преподобного Александра и, взявши от него благословение, пошли в пределы города Вологды на Комельский лес. Пришли они внутрь пустыни к преподобному Корнилию Комельскому[4] и постучались у ворот с молитвою Иисусовою.

Преподобный Корнилий, отворяя двери свои, сказал им:

– Чада, как прошли вы места непроходимые и зачем вошли в сию убогую пустыню? Чего ищете вы?

Они отвечали ему:

– Владыка наш, преподобный отец Корнилий, нами овладело великое желание облечься в иноческое одеяние. Христа ради – причти нас к своему богоизбранному стаду.

Преподобный Корнилий сказал Григорию:

– Ты, чадо Григорий, войди в убогую мою обитель, а ты, чадо Феодор, останешься в мирской жизни, возьмешь жену и родишь детей.

На Григория преподобный Корнилий наложил искус иноческий по преданию святых отцов. В этом искусе Григорий прожил значительное время, после чего преподобный Корнилий, вошедши в церковь, постриг Григория в монашеский чин и сказал ему слово от святого Евангелия: «Всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную. Многие же Будут первые последними, и последние первыми» (Мф.19:29-30). Затем старец говорил по отеческим вопросам и ответам новопостригаемому и нарек имя ему вместо Григория – Геннадий. Наконец сказал:

– Усвой, чадо, разум древних святых отцов: терпение, любовь и смирение, особенно же молитву общую, или соборную, и келейную и потрудись в подвигах нелицемерных.

Друг Геннадия Феодор, по пророчеству преподобных отцов Александра и Корнилия, провел жизнь свою в мире и в глубокой старости скончался в Москве. Преподобный Геннадий по благословению Корнилия усердно подвизался в молитвах и трудах, особенно же в хозяйственных монастырских службах в поварне, пекарне и прочих. Многие из братии негодовали на Геннадия за такие его подвиги и роптали.

Слыша этот ропот, преподобный Корнилий укреплял святого, говоря:

– Чадо Геннадий, не скорби о сем на братию, ибо они так говорят по внушению бесовскому.

Потом ненавистник добра диавол возбудил возмущение среди братии и на самого Корнилия. Видя это, преподобный дал место гневу и, взяв с собою ученика своего Геннадия, оставил свой новосозданный монастырь и ушел в костромские пределы, в дикий лес, на Сурское озеро, за шестьдесят верст от своего первого монастыря. Немного далее версты отсюда жили царские крестьяне, оброчные бортники. Эти крестьяне очень обрадовались приходу Корнилия и Геннадия, построили им келлию, приносили хлеб, мед и прочее необходимое, так как поблизости находилось бортное угодье, пчельник.

Преподобный Корнилий и Геннадий подвизались в молитве и посте, прилагая труды к трудам: рубили лес, пахали землю и выкопали четыре пруда.

Однажды православному великому князю Василию Иоанновичу угодно было предпринять труд путешествия на Бело озеро, помолиться по обещанию своему о благочадии. Когда великий князь достиг пустыни преподобного Корнилия и увидел, что тот удалился оттуда в иное место, весьма огорчился на братию и говорил ей:

– Ради вашего ропота и непослушания не живет отец Корнилий в своей пустыни.

И тотчас же послал слуг своих просить преподобного возвратиться на первое свое начинание. Преподобный Корнилий пришел пред великого князя Василия[5], припал к ногам его и просил прощения за отход свой от пустыни. Благоверный князь поднял его и сказал:

– Любимиче мой, отец Корнилий, моли за нас милостивого Бога, дабы Господь Бог даровал нам плод благочадия в наследие роду нашему и в устроение честным обителям, в державу российскому царству и в утверждение веры христианской.

Затем великий князь говорил преподобному Корнилию:

– Пребывай, отче, здесь, в первом своем начинании и трудах, отходною же пустынею, по нашему повелению, благослови ученика, которого хочешь.

Когда великий князь удалился, преподобный Корнилий благословил новою пустынею ученика своего Геннадия и повелел ему там воздвигнуть церковь во имя боголепного Преображения Господня.

Преподобный Геннадий по благословению отца Корнилия и по повелению великого князя все устроил в пустыни: и церковь Божию воздвиг, и украсил ее иконами и книгами, и всяким благолепием церковным. Когда в пустыни стали умножаться братия, он построил и вторую церковь, теплую, во имя преподобного Сергия, Радонежского чудотворца, и украсил ее, как и первую.

Сам же преподобный, трудясь постоянно, подавал братии образец смирения и терпения; он устроил для братии удобные жилища; днем рубил дрова и по ночам разносил их на своих плечах по братским келлиям, трудился в поварне и пекарне, мыл на братию власяницы, делал свечи, варил кутью, пек просфоры, – особенно же преуспевал в церковных службах, в посте и молитве. Сверх этого, он на себе носил вериги и кресты железные и тяжкие цепи. Такое великое бремя преподобный носил для усмирения плоти.

Вследствие этого на нем почила благодать Пресвятой Троицы; сподобившись ее, преподобный стремился к большим и большим подвигам, подавая образец своим ученикам во всех обычаях и нравах, ибо он учил их не столько словом, сколько делом, показывая то, что изложено выше.

«Кто в состоянии изобразить все подробности жизни его и всех подвигов и терпения или кто может перечислить болезни и труды его и попечение о братии!» Так восклицает составитель жития его, ученик его Алексий, который далее, в похвалу преподобному Геннадию, а более во славу Божию, повествует о чудесах его, совершенных благодатью Божьею при его жизни и по смерти.

Вот некоторые из сих чудес. Однажды случилось преподобному Геннадию прийти в царствующий город Москву с учениками своими Серапионом и Уаром. Он был с честью принят боярыней Иулианией Феодоровной, женой Романа Юрьевича. Иулиания просила Геннадия благословить сыновей ее Даниила, Никиту и дочь Анастасию. Когда святой благословлял Анастасию, то сказал:

ГЕННАДИЙ

(в миру Григорий; † 23.01.1565), прп. (пам. 19 авг., 23 янв.- в Соборе Костромских святых, 23 мая – в Соборе Ростово-Ярославских святых, 3-я Неделя по Пятидесятнице – в Соборе Белорусских святых), Костромской и Любимоградский. О Г. повествуют его житие (1584-1586) и Повесть об обретении мощей (кон. 40-х гг. XVII в.), святой упоминается в Житии прп. Корнилия Комельского (1589).

Г. родился в Литовском великом княжестве. Повесть об обретении мощей называет его родиной г. Могилёв. Отцом преподобного был, согласно житию, «великий пан» Иван, матерью – Елена. В ранней молодости, желая принять монашество, Григорий оставил родительский дом и отправился странствовать по мон-рям; побывал в Москве, с другом и единомышленником Феодором ходил по Новгородской земле, наконец, пришел в Александров Свирский в честь Св. Троицы муж. мон-рь. . Однако прп. Александр Свирский не оставил Григория в обители из-за его молодости и направил в Корнилиев Комельский в честь Введения во храм Пресв. Богородицы муж. мон-рь к прп. Корнилию, к-рый принял юношу. Прожив «во искусе довольно время», Григорий прп. Корнилием был пострижен в монашество с именем Геннадий. Г. «вельми подвизашеся в молитвах и трудах, паче же во внутренних службах: в поварне, пекарне и во прочих службах труждашеся».

По сообщению Жития прп. Корнилия, в 1528 г. он, взяв с собой «мало от братии», в т. ч. Г., ушел из Введенского мон-ря на Сурское (Сурмское, Сурбское) оз. в «костромских пределах» – вблизи от впадения в р. Кострому р. Обноры (совр. дер. Слобода Любимского р-на Ярославской обл., см. Геннадиев в честь Преображения Господня муж. мон-рь). Житие Г. связывает этот уход с «нестроениями» среди братии, в Житии прп. Корнилия переселение объяснено желанием прп. Корнилия «наедине безмолвствовати». На новом месте прп. Корнилий и Г. построили келью и стали жить, «лес сечаше и пашню сотворяя». К ним приходили др. иноки. Житие Г. рассказывает, что вел. кн. Василий III Иоаннович, направлявшийся для молитвы о чадородии в Кириллов Белозерский мон-рь зимой 1528/29 г., останавливался в Корнилиевом Комельском мон-ре и высказал пожелание, чтобы прп. Корнилий вернулся на игуменство в эту обитель. Тогда прп. Корнилий, возвращаясь в Комельский мон-рь, благословил Г. остаться в Сурской пуст. Иначе описывает уход прп. Корнилия из Сурской пуст. его Житие. Оно рассказывает о том, что в 1530 г., вскоре после рождения у вел. князя наследника – буд. царя Иоанна IV, прп. Корнилий пришел в Москву за разрешением построить храм в Сурской пуст. Вел. князь пригласил его благословить вел. княгиню и наследника, разрешение на строительство не дал и «понуди» вернуться во Введенский мон-рь.

Вскоре после ухода прп. Корнилия Г. с братией построили в пустыни деревянный (летний) храм в честь Преображения Господня. По свидетельству жития, средства на строительство пожаловал вел. князь. Возможно, Василий III предоставил мон-рю также налоговые льготы – известна тарханная и несудимая грамота царя Иоанна IV, данная Г. в 1547/48 г. (РГАДА. Ф. 281. № 5014), в к-рой упоминается аналогичная более ранняя, утраченная грамота. Вскоре был построен 2-й (зимний) храм – во имя прп. Сергия Радонежского. Возможно, что при устроении пустыни Г. получал помощь из костромского Ипатиевского во имя Св. Троицы муж. мон-ря.

Будучи настоятелем обители, Г. наравне с др. иноками работал в поварне, колол дрова и разносил их по кельям, копал колодцы и пруды, пек просфоры, писал иконы. Преподобный, подвизаясь, носил на теле железные вериги «и кресты железныя, тяжкие чепи». Согласно житию, Г. всюду ходил пешком. преподобный имел дар прозорливости. В нач. 40-х гг. XVI в., находясь по делам обители в Москве, он посетил дом боярина Р. Ю. Захарьина (родоначальника Романовых) и предсказал его дочери Анастасии, тогда еще девочке, что она будет царицей. Это предсказание сбылось в 1547 г., когда Анастасия Романовна вышла замуж за Иоанна IV. В 1549 г. «старець Генадий Сарарайскые пустыни» стал крестным отцом царевны Анны, дочери Иоанна Грозного (ПСРЛ. Т. 13. 1-я пол. С. 158; 2-я пол. С. 460).

Г. является автором «Наказания и поучения», адресованного помимо братии Преображенского мон-ря также игум. Ипатиевского мон-ря Вассиану (будучи неграмотным, святой продиктовал поучение перед кончиной, позднее оно было включено в его житие). Исследователи отмечают отразившуюся в «Наказании» заботу Г. о монастырских крестьянах: преподобный призывает монастырских слуг «насильством не обидети» крестьян, а «такоже и ложных словес» на них «игумену или старцем не износити».

Г. был погребен в Спасо-Преображенском соборе обители. Вскоре после кончины началось его почитание. В 1584-1586 гг. игум. Преображенского мон-ря Алексий, ученик и преемник Г., написал житие преподобного, содержащее описание 19 прижизненных и посмертных чудес. Предположительно в 80-х гг. XVI в. была составлена служба преподобному. Летом 1644 г. в мон-ре был разобран деревянный Преображенский собор и на его месте начата постройка каменной церкви. 19 авг. в ходе работ произошло обретение мощей Г., о чем была составлена Повесть с описанием 2 чудес. В том же году по благословению патриарха Иосифа состоялось прославление Г. к общецерковному почитанию. В 1647 г., после освящения Преображенского собора, гроб с мощами преподобного внесли в храм и установили в Благовещенском приделе; скорее всего, в XVIII в. мощи на том же месте были погребены под спуд. По-видимому, в сер. 40-х гг. XVII в. в Костромском кремле был возведен каменный храм во имя преподобного (сильно пострадавший во время пожара в 1773, храм впосл. не был восстановлен). К кон. XVII в. основанный прп. Корнилием Комельским и Г. мон-рь назывался Спасо-Геннадиевым.

Житие Г. вошло в Четьи-Минеи Германа (Тулупова) (1627-1632) и Иоанна Милютина (1646-1654), составленная на основе жития проложная память включена в печатный Пролог (начиная с издания 1661). В XVII-XVIII вв. Житие Г. активно переписывалось (большинство сохранившихся списков датируется XVIII в.), к этому периоду относится неск. редакций и переработок текста. Г. вместе с прп. Корнилием Комельским упоминается в «Похвальном слове русским преподобным» соловецкого мон. Сергия (Шелонина) (40-е гг. XVII в.; см.: Панченко О . В . Из археографических разысканий в области соловецкой книжности. I. «Похвальное слово русским преподобным» – сочинение Сергия Шелонина (вопросы атрибуции, датировка, характеристика авторских редакций) // ТОДРЛ. Т. 53. С. 584). Имя Г. включено в Месяцеслов Симона (Азарьина) (РГБ. МДА. № 201. Л. 310-310 об., 50-е гг. XVII в.).

В 1777 г. правобережье р. Костромы, с XV в. входившее в состав Костромского у., вместе со Спасо-Геннадиевым мон-рем отошло Ярославскому наместничеству, в 1796 г. вошло в состав Любимского у. Ярославской губ. В XVIII – нач. ХХ в. Г. являлся одним из наиболее почитаемых святых в вост. уездах Ярославской и зап. уездах Костромской губ. В 1805 г. в Спасо-Геннадиевом мон-ре во имя Г. был освящен один из приделов теплого храма, примыкавшего к Спасо-Преображенскому собору с зап. стороны. В 1-й четв. XIX в. над местом погребения Г. установили серебряную раку, изготовленную на средства жителей г. Любима. На раке лежала древняя икона преподобного в серебряном окладе, к-рый в 1851 г. был позолочен. В 30-х гг. XIX в. игум. мон-ря Палладий попытался осмотреть мощи Г. Когда начали разбирать кладку на месте раки, случились треск и сотрясение собора, игумен и рабочие в страхе бежали. Во 2-й пол. XIX в. над местом погребения Г. установили новую серебряную раку, изготовленную иждивением любимского купца (позднее крупного костромского фабриканта) И. С. Михина. В мон-ре хранились реликвии, по преданию принадлежавшие Г.: ковш для сбора денег и топор (в 1934 они поступили в ЯМЗ – Монастыри и храмы земли Ярославской. Ярославль; Рыбинск, 2000. Т. 2. С. 188-189). В 1861 г. была опубликована служба с акафистом Г. (автор акафиста – Г. Карцев), позднее службу редактировал Ярославский архиеп. Нил Исакович; (1853-1874).

Спасо-Геннадиев мон-рь был закрыт в 1919 г., собор действовал в качестве приходского храма до 1928 г. 28 сент. 1920 г. в соборе состоялось публичное вскрытие мощей Г., после чего они были увезены в Ярославский губ. музей (находились там до сер. 30-х гг. XX в., дальнейшая их судьба неизв.). В советское время Г. особенно почитался в Костромской епархии. В 1948 г. в Иоанно-Златоустовском кафедральном соборе в Костроме левый придел храма был переосвящен во имя Г. Когда в 1981 г. было установлено празднование Собора Костромских святых, то днем для него стал день памяти Г.- 23 янв. Имя Г. вошло в Собор Ростово-Ярославских святых, празднование к-рого было установлено в 1964 г., в 2002 г. было внесено в Собор Белорусских святых. В 1995 г. началось возрождение Спасо-Геннадиева мон-ря. В 1998-1999 гг. вблизи руинированного Спасо-Преображенского собора, на месте, где, по преданию, Г. вырыл колодец, была построена небольшая деревянная ц. во имя Г. 1 сент. 1999 г. Ярославский архиеп. Михей (Хархаров) служил в храме водосвятный молебен, первая литургия состоялась 23 июня 2000 г.

Иконография

Иконописный подлинник XVIII в. на 22 янв. предписывает изображать Г. таким образом: «Надсед, в схиме, брада Василия Кесарийскаго покороче, риза преподобническая» ( Большаков . Подлинник иконописный. С. 67); аналогичный текст под 23 янв.- в рукописи 30-х гг. XIX в. (ИРЛИ (ПД). Перетц. 524. Л. 114 об.). В руководстве В. Д. Фартусова содержатся дополнительные сведения: «Типа литовскаго… не очень стар, со средней величины, продолговатою бородой, с проседью; лицом очень худ от поста; во власянице, короткой мантии и епитрахили»; приводятся неск. вариантов изречений, к-рые можно писать на свитке ( Фартусов . Руководство к писанию икон. С. 164-165).

Сохранившиеся иконы Г. датируются не ранее 2-й пол. XVII в. Наиболее распространенный извод – изображение святого в рост, в монашеском одеянии, с непокрытой головой, благословляющей десницей и развернутым свитком в левой руке, на фоне Спасо-Геннадиева мон-ря, вверху – образ Преображения Господня (в соответствии с посвящением главного храма). К этому типу иконографии относится икона посл. трети XVII в. из собрания С. П. Рябушинского (ГИМ): Г. представлен вполоборота влево, на свитке текст: «Братие, любите друг друга и имейте чи. », образ Преображения – в облачном сегменте; панорама обители дана с зап. стороны: каменный пятиглавый Преображенский собор (1644-1647) окружают деревянные строения, колокольня, стены и башни, как это было до кон. XVII в. Вид мон-ря – слева от фигуры Г., «по птичьему полету», с парящими в небе ангелами с иконой – имеется также на прориси с образа кон. XVII в., находившегося в ЦАМ СПбДА (где святой, в отличие от указаний большинства подлинников, имел темные волосы – Покровский . С. 128-129); подобные варианты – на иконах XVIII в. (ГМЗРК, ГИМ), посл. трети XIX в. (ЦМиАР). В среднике редкого образа Г. с 20 клеймами жития, нач. XVIII в. (частное собрание), предположительно происходящего из Спасо-Геннадиева мон-ря, святой тоже изображен на фоне устроенной им обители, куда включены нек-рые житийные сюжеты.

В 1-й трети XVIII в. создан храмовый образ этого извода для придела во имя Г. ц. Успения Богородицы с. Секша Любимского р-на Ярославской обл. (частное собрание): в левой руке святого развернутый вверх свиток с редкой надписью: «Господи Боже Царю веков истинный безначалный соприсносущный Свете услыши молитву рабов Твоих и призывающих имя Твое пресвятое призри на рабы Твоя». Слева от деревянной ограды изображены пруды, выкопанные при устройстве обители для осушения земли, о чем упомянуто в Житии Г.: «…лес секуще, и землю орюще, еще же ископаста четыре пруды, иже до ныне суть видимы» (Преподобный Геннадий, Костромской и Любимоградский чудотворец. Ярославль, 1873. С. 5). В нач. XX в. 2 пруда еще сохранялись в монастырском саду ( Романов Е . Р . Прп. Геннадий Костромской и Любимоградский, уроженец г. Могилёва. Вильна, 1909. С. 17). Живопись иконы выполнена костромскими мастерами, вероятно, работали 2 иконописца (образ Преображения отличается по манере письма). В XIX в. на икону сделан металлический чеканный оклад с надписью: «1856 г. Трудов Геннадия Александрова сына Дьячкова».

На прориси 1-й пол. XIX в. с припиской «От Архипова из Палеха» (ГРМ) композиция иная: фигура Г. помещена в левой части (обратный оттиск оригинала?), панорама мон-ря с более поздними каменными постройками открывается с юго-вост. стороны, святой изображен в возрасте средовека с небольшой бородой, правой рукой указывает на обитель, левая с четками прижата к груди. Др. икона такой иконографии 1893 г. (ЯИАМЗ) являлась вкладом частного лица, согласно надписи внизу в рамке («Икона написана на иждивение крестьяньи деревни Настасьина Агафьи Васильевой Гарячевой 1893 года»). К писавшимся в Ростове по костромским заказам паломническим реликвиям принадлежит эмалевый образок 2-й пол. XIX в. (ЦМиАР), к-рый, несмотря на маленький размер, тоже включает вид мон-ря (подобные образцы – в собр. ЯИАМЗ). В коленопреклоненном молении в небе над мон-рем Г. изображен на литографии сер.- 2-й пол. XIX в. (частное собрание).

Др. иконографический вариант представлен единоличными иконами святого в рост, в монашеском облачении, как на небольшой иконе нач. XIX в. из собрания Успенских (ГЭ), где фигура развернута вполоборота влево, на правой руке четки, левая поднята в молении (фрагмент небольшого деисуса?). Здесь, как и в более поздних произведениях, у Г. длинная, узкая на конце борода, на голове – островерхий схимнический куколь. На прямоличном изображении 1900 г. кисти иконописца В. П. Гурьянова (ГИМ) преподобный тоже в схиме, десницей благословляет, а в левой держит свиток, одеяния украшены «золотопробельным» письмом, на верхнем поле – поясной образ Спаса Еммануила. Возможно, в мастерской О. С. Чирикова исполнена икона кон. XIX – нач. XX в. (ГЭ) с немного иным типом изображения: руки святого разведены в стороны, свиток развернут, фон – пейзажный, с горками, рекой и условными элементами архитектуры, вверху – образ Спаса Нерукотворного.

Отдельную группу составляют изображения Г. вместе с др. святыми. Так, напр., в молении с прп. Макарием (Калязинским?) он представлен на прориси 2-й пол. XIX в. с иконы XVII в. (ГРМ; на обороте надпись: «Иван Яйцов С. С.») – наиболее ранний образец иконографии Г. с куколем на голове. В числе предстоящих Св. Троице Новозаветной, напротив ангела хранителя, фигура Г. встречается в навершии Феодоровской иконы Божией Матери со сказанием в 12 клеймах, нач. XIX в., костромского мастера (из собрания П. Д. Корина (ГТГ)).

В 1886 г. выполнена икона «Избранные костромские святые» (филиал КГОИАМЗ в г. Нерехта), происходящая из ц. свт. Николая Чудотворца с. Верховье Солигаличского р-на Костромской обл. На иконе представлены в 2 ряда основатели крупнейших мон-рей Костромского края, среди них – Г. в 1-м ряду крайний слева, со свитком в левой руке, у него острая раздвоенная борода средней величины и волосы на прямой пробор, кудрявые на плечах, с проседью. Икона Божией Матери «Знамение» с собором блгв. князей и княгинь всероссийских, изготовленная ок. 1913 г. в московской фирме Оловянишникова (ГЭ) для поднесения имп. семье к 300-летию Дома Романовых, хранилась в Александровском дворце Царского Села. В верхнем и нижнем ряду на ней представлены в рост рус. блгв. князья, тезоименитые святые и «небесные предстатели» членов царской династии, в числе к-рых – Г. со сложенными на груди крестообразно руками, 6-й справа вверху.

В составе Соборов русских святых погрудный образ Г. введен в группу преподобных на прориси с иконы 1814 г. иконописца-старообрядца П. Тимофеева (хранилась в ЦАМ СПбДА), где Г. облачен в мантию и куколь, как и расположенный рядом с ним прп. Иаков Костромской. Святой присутствует на иконе российских чудотворцев XIX в. (ГТГ) – в 5-м ряду 3-й справа, с непокрытой головой, между преподобными Нилом Столобенским и Петром Муромским. Примером подобной иконографии Г. в монументальном искусстве является роспись галереи рус. святых в почаевской Успенской лавре, кон. 60-х – 70-х гг. XIX в. (поновлена в 70-х гг. XX в.), работы иеродиаконов Паисия и Анатолия – преподобный в одной из композиций с подвижниками XVI в., почти в профиль, в схиме. Вместе с др. рус. святыми Г. был написан в 70-х гг. XIX в. на стене лестницы, ведущей на хоры сев. части зап. крыла храма Христа Спасителя, в верхнем ряду, а также, напр., в 1833 г. (поновлена в 1876) на зап. стене ц. Воскресения Христова на Дебре в Костроме (Костромские ЕВ. 1902. Ч. неофиц. Прил. С. 10).

В композиции «Все святые, в земле Русской просиявшие», разработанной мон. Иулианией (Соколовой) в кон. 20-х – нач. 30-х гг. XX в. (ризница ТСЛ), на авторских повторениях кон. 50-х гг. XX в. (ТСЛ, Данилов муж. мон-рь в Москве) и творческих списках кон. XX – нач. XXI в. др. иконописцев Г. помещен в группе костромских святых в начале 1-го ряда, крайним слева, обернувшись к прп. Макарию Унженскому. На рисунке кон. 70-х – нач. 80-х гг. XX в. работы прот. Вячеслава Савиных (Минея (МП). Т. 5. Ч. 2: Янв. С. 301) преподобный обращен в молении к небесному сегменту, на свитке традиц. надпись. Пример совр. местной иконографии Г.- образ «Собор Костромских святых» 90-х гг. XX в. (Костромской Богоявленско-Анастасиин жен. мон-рь).

Преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский

5 февраля (23 января ст. ст.) Церковь чтит память преподобного Геннадия Костромского и Любимоградского.

Содержание:

Житие преподобного Геннадия Костромского и Любимоградского

Преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский (в миру Григорий) родился в начале XVI века в Могилеве (тогда территория Великого княжества Литовского) в богатой семье боярина Ивана и его жены Елены. Проявившаяся в нем сильная религиозность, стремление часто посещать монастыри вызвали недовольство родителей. Тогда Григорий, переодевшись в бедную одежду, покинул родительский дом и направился в Москву. Посетив ее святыни, отправился в Новгородскую землю вместе с неким Феодором, также стремившимся к иноческим подвигам. Друзья хотели поселиться в монастыре Александра Свирского, но тот прямо объявил, что у него «в пустыни младым отроком невозможно жити», и благословил их направиться в вологодские леса в Комельскую пустынь к преподобному Корнилию. Вскоре Феодор вернулся в Москву, после у него была большая семья, дожил он до глубокой старости; Григорий же, напротив, пробыв там «во искусе довольно время», был пострижен в иноки с именем Геннадий. Вскоре он стал образцовым иноком и любимым учеником Корнилия. Братия завидовала Геннадию; среди них возникли «ропта и непослушание» самому Корнилию.

Согласно Житию Геннадия, избегая «бури злоречия, клеветы и шептания», или, согласно Житию Корнилия, желая «наедине безмолвствовати», Корнилий вместе с Геннадием удалились на Сурское озеро в 25 км от Любима (ныне пос. Слобода Любимского района Ярославской области). При помощи живших там государевых бортников иноки соорудили келью и проводили время в трудах, «лес секуще и землю орюще»; для осушения болот они выкопали своими руками четыре пруда. По настоянию великого князя Василия Ивановича Корнилий в 1529 году возвратился в свой Комельский монастырь, а новоустроенным Любимским лесным скитом он благословил руководить Геннадия. Эта пустынь получила впоследствии известность как Спасо-Геннадиев монастырь.

Для немногочисленного, состоявшего из шестерых человек, братства была построена церковь во имя Преображения Господня. С помощью великого князя Геннадий украсил церковь «всякою лепотою церковною». С увеличением числа иноков Геннадий построил церковь во имя преподобного Сергия Радонежского. Игумен был для братии «образ смирения и терпения»: рубил и разносил по кельям дрова, трудился в поварне и пекарне, мыл власяницы; занимался иконописанием. Он носил на себе железные вериги и кресты. В рукописном Житии Пахомия Нерехтского дан портрет Святого Геннадия: «лета средние, власами рус, брадою черен, брада ако у Космы и Дамиана бессеребренников, ризы преподобническия схимничьи, руцы молебны».

Прославился Геннадий прозорливостью и исцелениями. Он ходил иногда с Суры в Москву. Рассказывали, что в одну из таких своих побывок он навестил дом боярыни Иулиании Феодоровны, жены Романа Юрьевича Захарьева, и, благословляя ее детей, предсказал ей, что ее дочь Анастасия будет царицей — та действительно стала женой царя Ивана IV. Захарьины же в благодарность помогли Геннадию возвести в своей обители второй храм — во имя преподобного Сергия Радонежского. Исцелил от тяжкой болезни боярина Бориса Палецкого, потом тот пожертвовал монастырю ценный колокол; и вологодского епископа Киприана. Геннадий был духовником Ивана IV и крестил его дочь Анну. Геннадий является автором «Наказания и поучения», адресованного помимо братии Преображенского монастыря также игумену Ипатиевского монастыря Вассиану. Исследователи отмечают отразившуюся в «Наказании» заботу Геннадия о монастырских крестьянах: он призывает монастырских слуг «насильством не обидети» крестьян, а «такоже и ложных словес» на них «игумену или старцем не износити». Геннадий преставился 5 февраля 1565 года и был погребен в Спасо-Преображенском соборе обители.

Почитание преподобного Геннадия Костромского и Любимоградского

В 1584-1586 годах игумен Преображенского монастыря Алексий, ученик и преемник Геннадия, написал Житие преподобного, содержащее описание 19 прижизненных и посмертных чудес. Предположительно в 1580-х годах была составлена служба преподобному. Летом 1644 года в монастыре был разобран деревянный Преображенский собор и на его месте начата постройка каменной церкви. 19 августа в ходе работ произошло обретение мощей Геннадия, о чем была составлена Повесть с описанием 2 чудес. В том же году по благословению патриарха Иосифа состоялось прославление Геннадия к общецерковному почитанию. В 1647 году, после освящения Преображенского собора, раку с мощами преподобного внесли в храм и установили в Благовещенском приделе; скорее всего, в XVIII веке мощи на том же месте были погребены под спуд. По-видимому, в середине 1640-х годов в Костромском кремле был возведен каменный храм во имя преподобного.

Житие преподобного Геннадия вошло в Четьи-Минеи Германа (Тулупова) и Иоанна Милютина. В XVII-XVIII веках Житие Геннадия активно переписывалось. Геннадий вместе с преподобным Корнилием Комельским упоминается в «Похвальном слове русским преподобным» соловецкого монастыря Сергия (Шелонина) (40-е гг. XVII века). Имя Геннадия включено в Месяцеслов Симона (Азарьина) [1].

Тропарь и кондак преподобному Геннадию Костромскому и Любимоградскому

Тропарь, глас 8.

О! тебе отче Геннадие, известен бысть спасения образ. Восприим бо крест последовал еси Христу. Творяше же и учаше, еже презрети плоть, преходит бо, прилежати же о душе вещи безсмертней. Тем же и со ангелы радуется преподобне дух твой.

Кондак, глас 2.

Чистотою душевною божествено вооружився, и непрестанная молитвы, яко копие вручив крепко, пробол еси бесовская ополчения Геннадие, отче наш, моли непрестанно о всех нас.

Преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский. Иконы

Сохранившиеся иконы преподобного Геннадия датируются второй половиной XVII века. Наиболее распространенный извод — изображение преподобного в рост, в иноческом одеянии, с непокрытой головой, благословляющей десницей и развернутым свитком в левой руке, на фоне Спасо-Геннадиева монастыря, вверху — образ Преображения Господня.

Преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский с монастырем. XVII век, из собрания С. П. Рябушинского. Москва, ГИМ Преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский. Рисунок, XVII век. СПб, ГРМ Преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский. Москва, 1900 год. Москва, ГИМ Преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский. Кострома, первая половина XIX века. Москва, Центральный музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева Преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский, с житием. Кострома, 1680-е годы. Частное собрание

Отдельную группу составляют изображения Геннадия вместе с другими святыми. Так, например, в молении с преподобным Макарием (Калязинским?) он представлен на прориси второй половины XIX века с иконы XVII века. В составе Соборов русских святых погрудный образ Геннадия введен в группу преподобных на прориси с иконы 1814 года иконописца-старообрядца П. Тимофеева, где Геннадий облачен в мантию и куколь, как и расположенный рядом с ним преподобный Иаков Костромской. Преподобный Геннадий присутствует на иконе российских чудотворцев XIX века.

Преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский. XIX век, Мстера (?)

Спасо-Преображенский Геннадиев монастырь

В 1777 году правобережье реки Костромы, с XV века входившее в состав Костромского уезда, вместе со Спасо-Геннадиевым монастырем отошло Ярославскому наместничеству, в 1796 году вошло в состав Любимского уезда Ярославской губернии. В XVIII — начале ХХ веков преподобный Геннадий являлся одним из наиболее почитаемых святых в Ярославской и Костромской губерниях. В 1805 году в Спасо-Геннадиевом монастыре во имя Геннадия был освящен один из приделов теплого храма, примыкавшего к Спасо-Преображенскому собору с западной стороны. В первой четверти XIX века над местом погребения Геннадия была установлена серебряная рака, изготовленная на средства жителей города Любима. На раке лежала древняя икона преподобного в серебряном окладе, который в 1851 году был позолочен. В 1930-х годах игумен монастыря Палладий попытался осмотреть мощи Геннадия. Когда начали разбирать кладку на месте раки, случились треск и сотрясение собора, игумен и рабочие в страхе бежали. Во второй половине XIX века над местом погребения Геннадия установили новую серебряную раку, изготовленную иждивением любимского купца И. С. Михина. В монастыре хранились реликвии, по преданию принадлежавшие Геннадию: ковш для сбора денег и топор.

Спасо-Преображенский Геннадиев монастырь. Фото начала ХХ века

Спасо-Геннадиев монастырь был закрыт в 1919 году, собор действовал в качестве приходского храма до 1928 года. 28 сентября 1920 года в соборе состоялось публичное вскрытие мощей Геннадия, после чего они были увезены в Ярославский музей (находились там до середины 1930-х годов).

В 1995 году началось возрождение Спасо-Геннадиева монастыря. В 1998-1999 годах вблизи руинированного Спасо-Преображенского собора, на месте, где, по преданию, Геннадий выкопал колодец, была построена небольшая деревянная церковь во имя Геннадия.

Спасо-Геннадиев монастырь

Источники:

[1] РГБ. МДА. № 201. Л. 310-310 об., 50-е гг. XVII в.

filaretuos

Реалии нашей жизни

Друзья и враги

Святой преподобный Геннадий Костромской и город Любим

5 февраля День памяти Святого преподобного
Геннадия Костромского

Григорий (так звали святого Геннадия в миру) родился в начале XVI века в Могилёве (тогда территория Великого княжества Литовского) в богатой семье боярина Ивана и его жены Елены. Был задумчив и склонен к уединению. Проявившаяся в нём сильная религиозность, стремление часто посещать монастыри вызвали недовольство родителей.

Тогда Григорий, переодевшись в бедную одежду, покинул родительский дом и направился в Москву. Посетив её святыни, отправился в Новгородскую землю вместе с неким Фёдором, также стремившимся к иноческим подвигам. Друзья хотели поселиться в монастыре Александра Свирского, но тот прямо объявил, что у него «в пустыни младым отроком невозможно жить» и благословил их направиться в вологодские леса в Комельскую пустынь к преподобному Корнилию. Вскоре Феодор вернулся в Москву, после у него была большая семья, дожил он до глубокой старости; Григорий же напротив, пробыв там «во искусе довольно время», был пострижен с именем Геннадия. Вскоре он сделался образцовым иноком и любимым учеником Корнилия. Братия завидовала Геннадию; среди них возникли «ропта и непослушание» самому Корнилию.

Согласно житию Геннадия, избегая «бури злоречия, клеветы и шептания», или, согласно житию Корнилия, желая «наедине безмолвствовати», Корнилий вместе с Геннадием удалились на Сурское озеро в 25 км от Любима, бывшего в старину Костромским пригородом (ныне это город Ярославской области). При помощи живших там государевых бортников иноки устроили келью и проводили время в трудах. Для осушения болот они выкопали своими руками четыре пруда. По настоянию великого князя Василия Ивановича Корнилий в 1529 году возвратился в свой Комельский монастырь, а «отходною пустынею», то есть новоустроенным Любимским лесным скитом, он «благословил» Геннадия. Эта пустынь получила впоследствии известность как Спасо-Геннадиев монастырь , настоятелем её Геннадий был до конца своих дней.

Для немногочисленного, состоявшего из 6 человек, братства была построена церковь во имя Преображения Господня.

Прославился Геннадий прозорливостью и исцелениями. Преподобный ходил иногда с Суры в Москву. Рассказывали, что в одну из таких своих побывок он навестил дом боярыни Юлиании Фёдоровны, жены Романа Юрьевича Захарьева, и, благословляя её детей, предсказал ей, что её дочь Анастасия будет царицей — та действительно стала женой царя Ивана Грозного; Захарьины же в благодарность помогли Геннадию возвести в своей обители второй храм — во имя преподобного Сергия Радонеж­ского. Исцелил от тяжкой болезни боярина Бориса Палец­кого , потом тот пожертвовал монастырю ценный колокол; и вологодского епископа Киприана. Геннадий был духовником Ивана Грозного и крестил его дочь Анну .

Геннадий, по свидетельству его ученика, не умел писать , но оставил два литературных труда аскетическо-назидательного характера, «Наставление новоначальному иноку» и предсмертное «Поучение ко братии и ко всем людем». По мнению Геннадия, монах должен знать только церковь, трапезу да свою келью, «монастырские дела исправлять неропотливо, нелениво и безмятежно», беречь монастырское имущество, не быть «враждотворцем и неподобнословцем». Геннадий увещевал своих преемников и «крестьян насилием не обидети». Церковь для инока должна быть «земным небом». «Собора церковного не отлучайтеся, — увещевал Геннадий своих учеников, — первая бо мерзость монахом еже в церкви не приходити… Аще ли монах шесть недель святыни не причастится, несть монах». Неграмотный Геннадий советовал монахам приобретать книги.

23 января 1565 года преподобный мирно преставился и был погребён в созданном им монастыре.

Мощи обретены 19 августа 1644 года при закладке каменного Преображенского собора на месте построенной Геннадием деревянной церкви: когда открыли гроб Геннадия, не только тело его, но и одежды оказались «целы и нерушимы и никакоже тлению предавшиеся» . Мощи, поставленные на время в монастырской церкви Алексия Человека Божия, 23 ноября 1646 года были торжественно перенесены в новоосвящённую Преображенскую церковь и поставлены на вскрытии у правого клироса Блоговещенского придела. Тогда же по благословению патриарха Иосифа было установлено церковное празднование преподобному Геннадию. В 1861 году была напечатана служба с акафистом преподобному Геннадию, сочинённая Г. Карцевым и «пересочинённая» архиепископом Ярославским Нилом.

Мощи хранились вначале открыто, а затем «по неизвестным причинам и неизвестно когда были сокрыты под спуд». В начале 1920-х годов монастырь был закрыт, а мощи 28 сентября 1920 года вскрыты и вместе с принадлежавшими, как считается, Геннадию ковшом для сбора денег и топором вывезены в Ярославский губернский музей , где находились до середины 1930-х годов, дальнейшая судьба мощей неизвестна . С 1995 года возрождается Спасо-Геннадиев монастырь .

Монастырь находится в Любимском районе. Как монастырь основан в 1529 году преподобным Геннадием на месте кельи где он жил вместе со своим учителем преподобным Корнилием Комельским. Композиционный центр монастыря составлял монументальный пятиглавый Спасо-Преображенский собор 1647 года постройки. После предпринятой в 1961 году попытки его взорвать собор находился до XXI века в руинированном состоянии; в настоящее время в значительной степени восстановлен.
В самом монастыре восстановлен колодец преп. Геннадия глубиной 12 метров. Над колодцем построен деревянный храм во имя св. преп. Геннадия. Под храмом находится камень, почитаемый целебным.

Сам монастырь находится у города Любим.

Люби́м — город в России, административный центр Любимского района Ярославской области и городского поселение Любим . Расположен при впадении Учи в Обнору (приток Костромы). Население по данным переписи 2010 года составляет 5553 человека .

Известна грамота 1538 года царя Ивана Васильевича на построение города для защиты местных жителей от набегов казанских татар . По одной версии, название происходит от русского личного имени Любим , по другой от того, что царь любил проводить здесь соколиную охоту.

В первой половине XIX века в Любиме было всего 6 каменных домов. В конце XIX века любимцам принадлежал ряд трактиров и кабаков в Петербурге: « любимцы, французы и татары держали в своих руках все трактирное дело нашей столицы », — писал тогда один журналист.

Площадь территории современного городского поселения Любим составляет 11 кв.км. Уличная сеть имеет радиально-кольцевую структуру. В городе 43 улицы, 2 общеобразовательные школы.

Ранее в городе было 5 действующих церквей, сейчас только 2 .

Яко пустыннолюбивая горлица, от суетнаго и многомятежнаго мира в пустыню удалився, чистотою и говением, молитвами и труждением прославил еси Бога в душе и телеси своем. И тако благочестно пожив, явился еси, преподобне, пустыни Любимоградския украшение, иноком честнаго жития образ и теплый молитвенник за всех, притекающих к раце твоей с верою.

Храм Святителя Николая Мир Ликийских Чудотворца, село Николо-Трестино

Преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский

Геннадий (в миру Григорий; почил в 23.01.1565), прп. (пам. 19 авг., 23 янв.— в Соборе Костромских святых, 23 мая — в Соборе Ростово-Ярославских святых, 3-я Неделя по Пятидесятнице — в Соборе Белорусских святых), Костромской и Любимоградский. О прп. Геннадие повествуют его житие (1584–1586) и Повесть об обретении мощей (кон. 40-х гг. XVII в.), святой упоминается в Житии прп. Корнилия Комельского (1589).

Прп. Геннадий родился в Литовском великом княжестве. Повесть об обретении мощей называет его родиной г. Могилёв. Отцом преподобного был, согласно житию, «великий пан» Иван, матерью — Елена. В ранней молодости, желая принять монашество, Григорий оставил родительский дом и отправился странствовать по монастырям России; побывал в Москве, с другом и единомышленником Феодором ходил по Новгородской земле, наконец, пришел в Александров Свирский в честь Св. Троицы муж. монастырь. Однако прп. Александр Свирский не оставил Григория в обители из-за его молодости и направил в Корнилиев Комельский в честь Введения во храм Пресв. Богородицы муж. монастырь к прп. Корнилию Комельскому. Прп. Корнилий принял юношу. Прожив «во искусе довольно время», юноша прп. Корнилием был пострижен в монашество с именем Геннадий. Прп. Геннадий «вельми подвизашеся в молитвах и трудах, паче же во внутренних службах: в поварне, пекарне и во прочих службах труждашеся».

По сообщению Жития прп. Корнилия, в 1528 г. прп. Корнилий, взяв с собой «мало от братии», в т. ч. прп. Геннадий, ушел из Введенского монастыря на Сурское (Сурмское, Сурбское) оз. в «костромских пределах» — вблизи от впадения в р. Кострому р. Обноры (совр. дер. Слобода Любимского р-на Ярославской обл., см. Геннадиев в честь Преображения Господня муж. монастырь). Житие прп. Геннадий связывает этот уход с «нестроениями» среди братии, в Житии прп. Корнилия переселение объяснено желанием прп. Корнилия «наедине безмолвствовати». На новом месте прп. Корнилий и прп. Геннадий построили келью и стали жить, «лес сечаше и пашню сотворяя». К ним приходили др. иноки. Житие прп. Геннадия рассказывает, что вел. кн. Василий III Иоаннович, направлявшийся для молитвы о чадородии в Кириллов Белозерский монастырь зимой 1528/29 г., останавливался в Корнилиевом Комельском монастыре и высказал пожелание, чтобы прп. Корнилий вернулся на игуменство в эту обитель. Тогда прп. Геннадий получил благословение от учителя на пребывание в Сурской пустыне. Однако, по сведениям Жития прп. Корнилия, уход прп. Корнилия из пустыни совершился в 1530 г. В этом году, вскоре после рождения у вел. князя наследника — буд. царя Иоанна IV, прп. Корнилий пришел в Москву за разрешением «создати церковь в пустыни». Вел. князь пригласил его благословить вел. княгиню и наследника, разрешение на строительство храма не дал и «понуди» вернуться во Введенский монастырь.

Вскоре после ухода прп. Корнилия прп. Геннадий с братией построили в пустыни деревянный (летний) храм в честь Преображения Господня. По свидетельству жития, средства на строительство пожаловал великий князь. Возможно, вел. кн. Василий III предоставил монастырю налоговые льготы — известна тарханная и несудимая грамота царя Иоанна IV, данная прп. Геннадию в 1547/48 г. (РГАДА. Ф. 281. № 5014), в к-рой упоминается аналогичная, более ранняя, утраченная грамота. Вскоре был построен 2-й (зимний) храм — во имя прп. Сергия Радонежского. Возможно, что при устроении пустыни прп. Геннадий получал помощь из костромского Ипатиевского во имя Св. Троицы монастыря.

Будучи настоятелем обители, прп. Геннадий наравне с др. иноками работал в поварне, колол дрова и разносил их по кельям, копал колодцы и пруды, пек просфоры, писал иконы. Преподобный, подвизаясь, носил на теле железные вериги «и кресты железныя, тяжкие чепи». Согласно житию, прп. Геннадий всюду ходил пешком. Преподобный имел дар прозорливости. В нач. 40-х гг. XVI в., находясь по делам обители в Москве, он посетил дом боярина Р. Ю. Захарьина (родоначальника Романовых) и предсказал его дочери Анастасии, тогда еще девочке, что она будет царицей. Это предсказание сбылось в 1547 г., когда Анастасия Романовна стала супругой Иоанна IV, в 1549 г. «старець Генадий Сарарайскые пустыни» стал крестным отцом царевны Анны, дочери Иоанна Грозного (ПСРЛ. Т. 13. 1-я пол. С. 158; 2-я пол. С. 460).

Прп. Геннадий является автором «Наказания и поучения», адресованного помимо братии Преображенского монастыря также игум. Ипатиевского монастыря Вассиану (будучи неграмотным, святой продиктовал поучение перед кончиной, позднее оно было включено в его житие). Исследователи отмечают заботу прп. Геннадия о монастырских крестьянах: преподобный призывает монастырских слуг «насильством не обидети» крестьян, а «такоже и ложных словес» на них «игумену или старцем не износити».

Прп. Геннадий был погребен в Спасо-Преображенском соборе обители. Вскоре после кончины началось его почитание.
Назад к списку

  • Главная
  • Новости
  • Летопись
  • Святые нашего храма
  • Духовенство
  • Воскресная школа
  • Приписной храм
  • Фотографии
  • Фотогалерея
  • Расписание Богослужений
  • Контактная информация
  • Таинства
  • Наше творчество
  • Статьи
  • Медиатека
  • Газета “Православное слово”

Новости

Братья и сестры! Просим вас оказать посильную помощь в строительстве Сретенского храма в поселке Караваево.
В настоящее время предстоит срочная работа:

Канон святому преподобному Геннадию, Костромскому и Любимоградскому чудотворцу

Припе́в: Преподо́бне о́тче на́ш Генна́дие, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 05 февраля (23 января ст. ст.)

Глас 8.

Ирмо́с: Во́ду проше́д, я́ко су́шу, и еги́петскаго зла́ избежа́в, изра́ильтянин вопия́ше: Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Вся́кое пло́ти умертви́в мудрова́ние, с ли́ки безпло́тных водворя́ешися в небе́сных черто́зех, преподо́бне Генна́дие.

Озаре́нный све́том невече́рним и Влады́це все́х предстоя́, моли́, о́тче, изба́витися на́м от тмы́ грехо́вныя.

Ми́ром доброде́телей облагоуха́нныя святы́я мо́щи твои́, преподо́бне, блаже́нным безсме́ртием благоуха́я, источа́ют ве́рным исцеле́ние.

Богоро́дичен: Лю́тыя пло́ти моея́ стра́сти утоли́, Пресвята́я Де́во, и заблу́ждшаго мя́ к ти́хому приста́нищу напра́ви.

Ирмо́с: Небе́снаго кру́га Верхотво́рче, Го́споди, и Це́ркве Зижди́телю, Ты́ мене́ утверди́ в любви́ Твое́й, жела́ний кра́ю, ве́рных утвержде́ние, еди́не Человеколю́бче.

По́хоть пло́ти, по́хоть оче́с и го́рдость жите́йскую отри́нув, яви́лся еси́, Генна́дие, сосу́д че́стен, Влады́це благопотре́бен.

Вери́гами желе́зными, посто́м и бде́нием отягчи́л еси́, о́тче, бре́нную, вку́пе же и многомяте́жную пло́ть, да ду́шу свободи́ши от лю́тости страсте́й.

Я́звы Го́спода на те́ле свое́м носи́в и стопа́м Его́ после́довав, воше́л еси́ и в ра́дость Его́, я́ко благи́й и ве́рный ра́б.

Богоро́дичен: Пресла́вная Ма́ти Де́во Богоро́дице, во утро́бе име́в Преве́чнаго Бо́га, вознеси́ к Нему́ моли́твы на́ша, я́ко Блага́я Хода́таица.

Седа́лен, гла́с 8:

Уподо́бился еси́ купцу́, и́щущему би́сера многоце́ннаго, оста́вль бо кро́в о́тчий и вменя́я вся́ тщету́ бы́ти, да Христа́ приобря́щеши, Тому́ после́довал еси́, Его́ ра́ди стра́сти и озлобле́ния претерпе́л еси́, с Ни́мже и прославля́ешися дне́сь, о́тче богому́дре.

Ирмо́с: Услы́шах, Го́споди, смотре́ния Твоего́ та́инство, разуме́х дела́ Твоя́ и просла́вих Твое́ Божество́.

Очи́стив себе́ от вся́кия скве́рны пло́ти и ду́ха, хра́м Бо́жий бы́л еси́ на земли́, по успе́нии же твое́м во хра́ме невече́рния сла́вы предстои́ши Го́споду.

На вся́к де́нь и ча́с моля́ся, тружда́яся и при́сно рабо́тая Го́споду, пребы́л еси́ непоколеби́м, я́ко утвержде́нный на ка́мени за́поведей Госпо́дних.

Сла́вим Отца́, Сы́на и Свята́го Ду́ха — Бо́га, да́рующаго благода́ть святы́м Свои́м и те́х моли́твами избавля́ющаго на́с от лю́тых обстоя́ний.

Богоро́дичен: Влады́чице, приими́ моли́твы на Тя́ наде́ющихся: Твои́ бо есмы́ рабы́, да не постыди́мся.

Ирмо́с: Просвети́ на́с повеле́нии Твои́ми, Го́споди, и мы́шцею Твое́ю высо́кою Тво́й ми́р пода́ждь на́м, Человеколю́бче.

От ю́га в се́верныя страны́ прите́кл еси́, преподо́бне, горя́ любо́вию Боже́ственною, ея́же пла́менем наве́ты вра́жия, я́ко бы́лие травно́е, сожго́шася.

Гра́де Могиле́ве, ра́дуйся! Ты́ бо произрасти́л еси́ благода́тный кла́с, и́мже процвете́ пусты́ня Любимогра́дская и сла́вою его́ возвели́чися.

Ве́рнии, прииди́те, ублажи́м преподо́бнаго отца́ на́шего Генна́дия, прозорли́вец бо и чудотво́рец в житии́ бы́в, по сме́рти источа́ет исцеле́ния от святы́х моще́й свои́х.

Богоро́дичен: Богода́нный души́ моея́ свети́льник угаси́х и све́та стезе́й Госпо́дних не уве́дех, оба́че, Ма́ти Све́та! из мра́ка грехо́внаго вопию́: озари́ мя́, омраче́ннаго, и заблу́ждшаго напра́ви ко приста́нищу спасе́ния.

Ирмо́с: Моли́тву пролию́ ко Го́споду и Тому́ возвещу́ печа́ли моя́, я́ко зо́л душа́ моя́ испо́лнися и живо́т мо́й а́ду прибли́жися, и молю́ся, я́ко Ио́на: от тли́, Бо́же, возведи́ мя́.

Е́зеро Су́рское! Во́ды твои́ да воспле́щут дне́сь, я́ко в имени́тый де́нь пра́здника, со струя́ми бо твои́ми слия́стася умиле́нныя сле́зы, и́миже пла́кася преподо́бный Генна́дий, призыва́я благослове́ние держа́ве Росси́йстей и сыново́м ея́.

Кладенцы́, иско́паннии преподо́бным, и́не вся́ ру́к его́ тружде́ния, да науча́т на́с, ка́ко подоба́ет умерщвля́ти пло́ть, рабо́тая при́сно Го́сподеви.

Я́звы Го́спода Иису́са и Кре́ст Его́, я́ко вене́ц зла́т, с ра́достию прии́м, услы́шал еси́, преподо́бне, вожделе́нный гла́с: до́брый ра́бе, благи́й и ве́рный, вни́ди в ра́дость Го́спода твоего́!

Богоро́дичен: Богода́нный души́ моея́ свети́льник угаси́х, и тма́ обы́де мя́, окая́ннаго, оба́че к Тебе́ зову́, Ма́ти Све́та: озари́ ду́шу мою́ омраче́нную и спаси́ мя́.

Конда́к, гла́с 3:

Моли́твою и посто́м, тружде́нием и терпе́нием умертви́вый вся́кое пло́ти мудрова́ние, чистоты́ сосу́д благоле́пен, Боже́ственных даро́в и чуде́с прича́стник, и́ноком же до́блий наста́вник бы́л еси́, сподвиза́яся блаже́нному Корни́лию, о́тче богому́дре. Сего́ ра́ди вопие́м: моли́ся ко Го́споду, да моли́твами твои́ми да́рует ми́р и спасе́ние душа́м на́шим.

Свети́льник нога́ма твои́ма положи́вый зако́н Госпо́день и све́т стезя́м твои́м, се́рдце же утверди́вый на ка́мени ве́ры, в не́йже стоя́ и хваля́ся упова́нием сла́вы Бо́жия, избе́гл еси́ жите́йския тли́, преподо́бне, и, ко све́ту Ца́рствия Бо́жия упра́влен сы́й, призира́еши на ны́, моля́ся ко Го́споду, да обря́щемся сына́ми Све́та и Ца́рствие Его́ насле́дити сподо́бимся.

Ирмо́с: От Иуде́и доше́дше, о́троцы, в Вавило́не иногда́, ве́рою Тро́ическою пла́мень пе́щный попра́ша, пою́ще: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

О́тче Генна́дие, с дру́гом твои́м Фео́дором прише́л еси́ к преподо́бному Алекса́ндру, и́же до́блестно на Сви́ре реце́ подвиза́ся, и того́ житию́ поревнова́л еси́.

Семена́ слове́с прему́дрости Бо́жия прия́в в се́рдце свое́ от преподо́бнаго Корни́лия, возрасти́л еси́ я́, о́тче Генна́дие, в дре́во благосенноли́ственное, я́ко приити́ к тебе́ со́нму и́ноков и вита́ти, благогове́нствуя, под се́нию благода́ти, я́же в тебе́.

Ликовству́я дне́сь, принесе́м, ве́рнии, хвалу́ и благодаре́ние Бо́гови, нетле́нием просла́вившему уго́дника Своего́ и дарова́вшему ему́ благода́ть исцеле́ний.

Богоро́дичен: Вы́шняго освяще́нное Боже́ственное селе́ние, ра́дуйся, Тобо́ю бо даде́ся ра́дость, Богоро́дице, зову́щим: Благослове́на Ты́ в жена́х еси́, Всенепоро́чная Влады́чице.

Ирмо́с: Царя́ Небе́снаго, Его́же пою́т во́и а́нгельстии, хвали́те и превозноси́те во вся́ ве́ки.

Царя́ Небе́снаго ве́рный ра́бе! Тому́ порабо́тал еси́, подвиза́яся по́двигом до́брым, Того́ ра́ди вся́ претерпе́л еси́, да насле́диши обетова́ния жи́зни ве́чныя.

Моли́ся и о на́с, преподо́бне, да благоче́стно пожи́вше и Бо́гови благоугоди́вше, прича́стницы бу́дем жи́зни ве́чныя.

Не челове́ческую, а Бо́жию возлюби́л еси́ сла́ву, о́тче Генна́дие, сего́ ра́ди Бо́г тя́ просла́ви, да́руя тобо́ю по́мощь и спасе́ние притека́ющим к тебе́ с ве́рою.

Богоро́дичен: Досто́йно е́сть блажи́ти Тя́, Богоро́дице: Благослове́нна Ты́ в жена́х и благослове́н Пло́д чре́ва Твоего́.

Ирмо́с: Вои́стинну Богоро́дицу, Тя́ испове́дуем, спасе́ннии Тобо́ю, Де́во Чи́стая, с безпло́тными ли́ки Тя́ велича́юще.

Воспомина́юще подви́жничество твое́, преподо́бне Генна́дие, честно́е успе́ние твое́ и зна́мения, я́же соде́я Госпо́дь руко́ю твое́ю, со умиле́нием глаго́лем: вои́стинну ди́вен Бо́г во святы́х Свои́х.

Да весели́тся пусты́ня Любимогра́дская, во́ды Су́рския да воспле́щут: та́мо бо просия́ ди́вный уго́дник Бо́жий.

Сла́вна и всехва́льна па́мять твоя́, о́тче Генна́дие, сла́вою бо, я́же от Отца́, Сы́на и Свята́го Ду́ха, просла́влен еси́.

Богоро́дичен: Ма́ти Бо́жия! ника́коже по достоя́нию мо́жем восхвали́ти Тя́. Оба́че Блага́я су́щи, приими́ моли́тву рабо́в Твои́х и принеси́ Сы́ну Твоему́ и Бо́гу на́шему, да спасе́т ду́ши на́ша.

Я́ко заря́ у́тренняя и я́ко луна́ полна́ во дне́х свои́х, бы́л еси́, преподо́бне, в житии́ се́м, горя́ ре́вностию, я́же по Бо́зе, богате́я святы́ми де́лы и словесы́ благи́ми. Те́мже мо́лимся: не забу́ди чту́щих святу́ю па́мять твою́ и моли́ся ко Го́споду спасти́ и просвети́ти ду́ши на́ша.

Свя­той Ген­на­дий Ко­стром­ской, в ми­ру Гри­го­рий, ро­дил­ся в го­ро­де Мо­гиле­ве от бо­га­тых рус­ско-ли­тов­ских бо­яр. С юно­сти он от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем, лю­бил по­се­щать храм Бо­жий и стро­го со­блю­дал по­сты, за что дру­зья сме­я­лись над ним. Же­лая по­свя­тить свою жизнь Бо­гу, он тай­но оста­вил ро­ди­те­лей, дом и в одеж­де бед­ня­ка от­пра­вил­ся в Рос­сию. По­се­тив Моск­ву и Нов­го­род, он не на­шел мо­на­сты­ря по сво­е­му ду­ху и то­гда от­пра­вил­ся на ре­ку Свирь к пре­по­доб­но­му Алек­сан­дру. Свя­той Алек­сандр Свир­ский на­пра­вил его в во­ло­год­ские ле­са к пре­по­доб­но­му Кор­ни­лию Ко­мель­ско­му, ко­то­рый и по­стриг его в ино­че­ский чин с име­нем Ген­на­дий. Неко­то­рое вре­мя спу­стя пре­по­доб­ные Кор­ни­лий и Ген­на­дий уда­ли­лись на Сур­ское озе­ро, близ ре­ки Ко­стро­мы, где ос­но­ва­ли пу­стынь с дву­мя хра­ма­ми. Эта пу­стынь впо­след­ствии ста­ла из­вест­ной как Ген­на­ди­ев мо­на­стырь. Пре­по­доб­ный Ген­на­дий непре­рыв­но тру­дил­ся, пек просфо­ры и хлеб, ру­бил дро­ва, ко­пал с бра­ти­ей пру­ды. Ра­ди боль­ше­го по­дви­га он по­сто­ян­но но­сил вери­ги. Он очень лю­бил пи­сать ико­ны и ими укра­шал хра­мы сво­ей пу­сты­ни. За свою бла­го­че­сти­вую жизнь свя­той Ген­на­дий по­лу­чил от Бо­га дар про­зор­ли­во­сти и ис­це­ле­ний. Так, бу­дучи в Москве, он пред­ска­зал до­че­ри бо­яри­на Ро­ма­на За­ха­рьи­на, Ана­ста­сии Ро­ма­новне, что она станет ца­ри­цей. Дей­стви­тель­но, она по­том вы­шла за­муж за ца­ря Ива­на Гроз­но­го и бы­ла его лю­би­мой же­ной. Сам царь Иван Гроз­ный упро­сил пре­по­доб­но­го стать крест­ным от­цом его до­че­ри. Пре­по­доб­ный Ген­на­дий ис­це­лил от смер­тель­ной бо­лез­ни во­ло­год­ско­го епи­ско­па Ки­при­а­на.

Скон­чал­ся пре­по­доб­ный Ген­на­дий в 1565 го­ду, а в 1644 г. бы­ли об­ре­те­ны его нетлен­ные мо­щи. Пре­по­доб­ный Ген­на­дий на­пи­сал «На­став­ле­ния ду­хов­но­го стар­ца но­во­на­чаль­но­му ино­ку» и «Ду­хов­ное за­ве­ща­ние».

Ссылка на основную публикацию