Преподобный Стефан, Махрищский чудотворец: житие, день памяти, чем помогает

Житие преподобного Стефана Махрищского

Преподобный Стефан был современником и ближайшим собеседником преподобного Сергия Радонежского. Родился и воспитывался он в Киеве, принял иночество в Печерской обители, где проводил жизнь в строгом воздержании, непрестанной молитве и полном послушании у старцев. Несколько лет святой Стефан прожил в Киево-Печерском монастыре, все более совершенствуясь в иноческих подвигах. Но мирное течение монашеской жизни в Киеве было нарушено подчинением южной части России князьям литовским, а затем — польскому королю. Католики усилили свое влияние и стали притеснять православных: отбирали у них храмы и устраивали в них костелы, не допускали православных до значительных должностей, бранили и даже избивали священников и монахов. Гонение на Православие особенно усилилось в середине XIV века. В то время многие иноки в Киеве и его окрестностях покинули свои монастыри и уединились в безвестных дебрях и пустынях для подвигов поста и молитвы. Преподобный Стефан также ушел из Киево-Печерской Лавры и отправился на север, в православную Москву.

Святой Стефан прибыл в столицу Русского государства в княжение великого князя Иоанна II, сына Калиты и отца святого благоверного князя Димитрия Донского, который предложил подвижнику избрать для жительства любой монастырь в Москве. Но святой Стефан решил поселиться в пустыне и отправился на северо-восток, где избрал себе место в лесном урочище Махрище, в 35-ти верстах от обители преподобного Сергия, водрузив деревянный крест, подвижник срубил себе келлию, выкорчевал вокруг лес для возделывания земли и стал жить там, подвизаясь в посте, молитве и трудах. Когда о святом отшельнике стало известно в окрестностях, к нему начали приходить ревнители благочестия. Сначала преподобный Стефан, стремясь к безмолвию, не разрешал им поселиться около него, но затем уступил их просьбам. Не позднее 1358 года по благословению святителя Алексия, митрополита Московского, преподобный Стефан основал монастырь. Братия построили храм во имя Живоначальной Троицы, трапезную и келии, которые обнесли оградой. Святитель Алексий рукоположил преподобного Стефана во иеромонаха и поставил игуменом новой обители.

Устроенная преподобным Стефаном обитель чрезвычайно распространилась, руководимая им по уставу общежития. Неленостно кроткими и тихими наставлениями поучал братию преподобный о путях спасения, о благочинии церковном и обязанностях инока, напоминая им слова Господни: На кого воззрю, если не на кроткого и молчаливого и трепещущего Моих словес (Ис. 66, 2). Еще более чем словом, поучал игумен примером, ничем не отличаясь от братии в одежде и пище, облеченный в рубище, как бы один из последних, первенствуя только на молитве, ибо всех предупреждал в храме Божием и никому не уступал в трудах. Не только иноки, но и миряне стекались к нему из окрестностей для духовного совета, посещал для назидательной беседы и преподобный Сергий Радонежский, Лавра которого уже возникала по соседству, в сорока верстах от Махрищи. Но однажды пришел к преподобному Стефану великий сподвижник Сергий, утаив от него вину своего прихода — огорчение от братии, вынудившее его удалиться на время от своей обители. Узнав о пришествии преподобного Сергия, преподобный Стефан велел ударить в било церковное и встретил его со своей братией, ибо единодушны были оба труженика; единую волю творили они Господа своего и дружно возделывали духовную бразду, посевая в ней семя словесное. Встретившись, поклонились они взаимно до земли, прося друг у друга молитв и благословения, вместе вошли они в церковь для краткой молитвы. Несколько дней пробыл преподобный Сергий в Махрищской обители, обходя с ним пустыню и веселясь духовно о ее процветании. Наконец, открыл преподобный Сергий ему желание своего сердца: «Желал бы я, отче, с помощью Божией обрести себе место уединенное, где бы безмолвствовать. Прошу твою любовь даровать мне одного из учеников твоих, знающих пустынные места». Преподобный Стефан с любовью исполнил просьбу аввы Сергия и, отпустив с ним добродетельного ученика своего Симона, проводил его до источника, за три версты от обители. Позднее на месте расставания святых старцев, над источником, была поставлена часовня, Симон, обошедши с преподобным Сергием многие места пустынные, указал ему высокое прекрасное место на реке Киржач. Оно полюбилось отшельнику Радонежскому, и там основал преподобный новую обитель во имя Благовещения Богоматери, где временно водворился, доколе братия первоначальной Лавры его не почувствовали горького лишения и разлуки с таким пастырем и не умолили его возвратиться, уже чрез посредство святителя Московского Алексия.

Вскоре и самого Стефана постигло такое же искушение от братии и он последовал смиренному примеру собеседника своего преподобного Сергия. Некто Григорий, живший недалеко от Троицкой обители, передал монастырю свою землю и другое имущество, принял монашество и стал усердным учеником игумена. Преподобный вскоре послал его к святителю Алексию, который рукоположил Григория во пресвитера и возвратил в обитель. Между тем присоединение к обители преподобного Стефана некоторых земель вызвало раздражение живших неподалеку четырех братьев Юрковских, опасавшихся, что их имение может отойти к монастырю. С целью заставить преподобного уйти из этих мест они грозили убить его. Никакие вразумления святого не помогали. Тогда преподобный Стефан, оставив вместо себя священноинока Илию, тайно оставил монастырь вместе с любимым учеником своим Григорием. В 60-ти верстах от Вологды, в древнем Авнежском княжестве, он основал Троицкую Авнежскую пустынь. Первым постриженником обители стал местный землевладелец Константин Дмитриевич, который, желая подражать подвигам преподобного Стефана, одну часть своего имения раздал бедным, а другую пожертвовал новому монастырю и принял монашеский постриг с именем Кассиан. Со временем слава об Авнежских иноках дошла до Москвы. Благоверный великий князь Димитрий Иоаннович Донской, узнав о месте пребывания преподобного Стефана, вызвал его к себе, а в монастырь сделал богатый вклад богослужебными книгами и другими пожертвованиями. Преподобный Стефан, поручив паству свою преподобному Григорию, а келарную службу — преподобному Кассиану, пошел в царствующий град.

По дороге в Москву преподобный Стефан посетил Махрищскую обитель, где с радостью был встречен братией, умолявшей его не оставлять их более и возвратиться к ним из столицы.

Милостиво принял его там святитель Алексий, глубоко уважавший его добродетель, и любитель благолепия церковного великий князь, который снабдил Махрищскую обитель многими землями и льготами и велел преподобному Стефану опять в ней водвориться.

Будучи в Москве, преподобный обрел там будущего светильника Российской Церкви. Юноша-сирота Косма, сродник великокняжеского боярина и окольничего Тимофея Васильевича Вельяминова, славившегося богатством, мечтал быть иноком. Но его влиятельный родственник не соглашался отпустить его в монастырь. Узнав о святом Стефане, Косма пошел к нему и со слезами стал просить о помощи. Преподобный Стефан, провидя в юноше великого подвижника, постриг его в рясофор и нарек ему имя Кирилл. Затем преподобный отвел Косму в Симонов монастырь, где преподобный Феодор постриг его в мантию. Это был преподобный Кирилл Белоезерский.

Вернувшись в Махрищскую обитель, преподобный Стефан ввел в ней общежительный устав и в течение многих лет мирно и мудро управлял братией. По временам он приходил для беседы к великому чудотворцу Сергию.

Достигнув глубокой старости, преподобный Стефан передал игуменство старцу Илии и принял великую схиму. В скором времени, чувствуя приближение своей кончины, он созвал духовное стадо и в последний раз поучил братию подвигам духовным, страху Божию и непрестанной памяти смертной, любви нелицемерной, воздержанию и конечному отречению от мира. И причастившись Святых Христовых Таин, предал преподобный Стефан чистую свою душу Богу июля в 14-й день 1406 года. Благоухание святой его жизни повеяло от святых его мощей, свидетельствуя о благоприятном предстательстве его пред лицем Божиим. Со слезами братия погребли его в созданной им обители Живоначальной Троицы.

Много лет после преставления блаженного Стефана жил в его обители некто благоговейный старец инок Герман, уже столетний, днем и ночью предстоявший в молитвах Богу. Однажды ночью вышел он из своей келлии и увидел над гробом преподобного огонь. Ужаснулся старец и поспешил возвестить о том игумену Ионе, который увидел из окна своего тот же огонь, как бы луч света, сиявший от гробницы. Пришел в то время из Лавры преподобного Сергия игумен Арсений и, услышав о чудном явлении, духовно уразумел знамение благодати Божией. Он велел поставить над могилой гробницу, осенить ее покровом и пред нею возжечь неугасимую лампаду. С того времени возобновилось почитание святого, уже почти забытого, и было установлено ежегодное ему празднование.

В 1550 году при постройке нового каменного храма во имя Живоначальной Троицы мощи преподобного Стефана были обретены нетленными, но оставлены в новом храме под спудом. От кожаного параманда, найденного на персях мощей и вложенного в серебряный крест, последовали исцеления для прикасавшихся к нему с верою.

По молитвам преподобного происходили и другие чудеса. Однажды в праздник Пятидесятницы в обитель собралось до двух тысяч богомольцев. В тот год (по некоторым источникам, 1557 г.) был голод и в обители было мало хлеба. Игумен Варлаам, желая исполнить завет преподобного, учившего питать всех приходящих в монастырь, не знал, как быть. С верою он обратился в молитве к святому Стефану, прося у него помощи. Затем игумен повелел монаху Симеону, служившему за трапезой, весь имевшийся хлеб разделить и разложить на столы. Симеон мысленно осудил игумена, полагая, что такой поступок не только не накормит множество народа, но и лишит братию завтрашнего пропитания, однако он исполнил повеление, и по молитве святого Стефана произошло чудо: не только все паломники насытились, но еще осталось столько хлеба, что братия питались им три месяца.

Игумен Варлаам стал первым собирателем сведений о жизни преподобного Стефана. Он разыскал записки о святом у своего прадеда Серапиона, лично знавшего преподобного Стефана, и записал известные ему чудеса, происходившие у святых мощей. На основе этих записей игумен Данилова монастыря Иоасаф (впоследствии епископ Вологодский) по благословению митрополита Московского Макария составил житие и службу преподобному Стефану. Служба святому была составлена также Симеоном Полоцким.

Православные иконы и молитвы

Информационный сайт про иконы, молитвы, православные традиции.

Преподобные Феофан и Феодор Начертанные

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм Господи, Спаси и Сохрани † – https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях. Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Феодор и Феофан Начертанные, сыновья священника Ионы, канонизированного позже в лик святых. Мать с отцом с детства воспитывали в покорности, духовной мудрости и молитвах. Они не играли шумные игры, а молились и совершали добрые дела.

Преподобные Феофан и Феодор Начертанные

Житие двух братьев прошло в обеспеченной и благочестивой семье. Родители отдали детей на обучение в монашеской жизни обители Саввы Освященного. Со временем Феодор и Феофан постриглись в монахи.

Император Лев Армянин славился угнетением монахов. Патриарх Иерусалима направил братьев в Константинополь к царю, чтобы прекратить беззаконие, произвол и заставить прислушаться к Святому учению.

Но император не стал слушать и приказал их заключить в тюрьму и морить голодом. Но наказаний больше не последовало, царь Лев Армянин умер, был убит придворными. Император Михаил, который занял престол, был равнодушным ко всему духовному, отпустил заключенных за православное вероисповедание. Но скоро и он скончался, занял престол его сын Феофил, который возобновил гонения на христиан. Братьев схватили и били плетями, два года держали в тюрьме, избивали, морили голодом.

Феофан исповедник и Федор священномученик получили второе имя «Начертанные» после страшной пытки, им на лицах начертили раскаленными на огне иголками позорные стихи. Важно отметить, что стили были довольно длинные.

Затем снова отправили в темницу, где Феодор умер от мук. Младший Феофан был освобожден царицей Феодорой и стал митрополитом Никейским. Написал за свою жизнь много замечательных канонов, которые читаются на богослужении в православных храмах.

Молитвы святым исповедникам

Святые братья Феодор и Феофан – это образец возвышения духа над телом. Они подвергались пыткам и мучениям в течение двадцати лет тремя императорами. Побывали в ссылке на Афусии два раза. Первый раз их сослал Лев Армянин, второй Феофил, который впоследствии примирился с православной верой и целовал перед смертью икону, которую принесла жена, перед смертью.

О чем молятся святым:

  • помогают избежать искушений;
  • избавиться от сомнений;
  • укрепиться в вере;
  • найти утешение в душевных и физических муках.

На иконах часто изображают братьев вдвоем со свитками в руках. На одном плащ зеленый, на другом – бордовый. День празднования 9 января. Мощи Феодора перенесли в Халкидон.

В день памяти, 9 января, принято читать в храмах молитвы, тропарь и канон Феодору Начертанному и брату его Феофану.

Тропарь, глас 8:
Православия наставниче,/ благочестия учителю и чистоты,/ вселенныя светильниче, архиереов богодухновенное удобрение,/ Феофане премудре,/ ученьми твоими вся просветил еси, цевнице духовная,// моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 2:
Возгремев Христово Божественное воплощение,/ безплотныя враги до конца обличил еси,/ чудне Феофане./ Сего ради вси верно и благочестно вопием ти:// моли непрестанно о всех нас.

Величание:
Величаем тя, святителю отче Феофане, и чтим святую память твою, ты бо молиши за нас Христа Бога нашего.

Храни Вас Господь!

Вам будет интересно посмотреть еще и видео рассказ о святых мучениках Начертанных:

9 января. Апостола первомученика и архидиакона Стефана. Преподобнаго Феодора Начертаного.

27 декабря по старому стилю / 9 января по новому стилю
понедельник
Седмица 30-я по Пятидесятнице (ев. чтения 32-й седмицы).

Ап. первомч. и архидиа́кона Стефана (34). Прп. Феодора Начертанного, исп. (ок. 840).
Свт. Феодора, архиеп. Константинопольского (ок. 686).
Сщмч. Тихона, архиеп. Воронежского (1919); мц. Антонины Брянских (1937).

Евр., 319 зач., VIII, 7–13. Мк., 48 зач., X, 46–52. Первомч.: Деян., 17 зач., VI, 8–15; VII, 1–5, 47–60. Мф., 87 зач., XXI, 33–42.

Тропарь первомученика и архидиакона Стефана, глас 4:
По́двигом до́брым подвиза́лся еси́,/ первому́чениче Христо́в, и апо́столе, и архидиа́коне Стефа́не,/ и мучи́телей обличи́л еси́ нече́стие,/ ка́мением бо побие́н от рук беззако́нных,/ вене́ц от Я́же свы́ше Десни́цы прия́л еси́/ и к Бо́гу взыва́л еси́, вопия́:// Го́споди, не поста́ви им греха́ сего́.

Кондак первомученика и архидиакона Стефана, глас 3:
Влады́ка вчера́ нам пло́тию прихожда́ше,/ и раб днесь от пло́ти исхожда́ше,/ вчера́ Ца́рствуяй пло́тию роди́ся,/ днесь раб ка́мением побива́ется,/ того́ ра́ди и скончава́ется,// первому́ченик и боже́ственный Стефа́н.

Тропарь преподобнаго Феодора, глас 8:
Правосла́вия наста́вниче, благоче́стия учи́телю и чистоты́,/ вселе́нныя свети́льниче, мона́шествующих богодухнове́нное удобре́ние,/ Фео́доре прему́дре, уче́ньми твои́ми вся просвети́л еси́, цевни́це духо́вная,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

***
Еще в самом начале человеческой истории, когда произошло грехопадение первых людей, когда стало невозможным для них быть в раю, то есть в общении с Богом, Бог, говоря о наказаниях первым людям, а через них и всему человеческому роду, сказал о том, что «семя Жены сотрет главу змия» (см.: Быт. 3, 15), то есть, от Женщины родится Человек, Который уничтожит диавольскую силу. И мы знаем, что это произошло не силой человеческой, но силой Божией, через которую Бог соединился с плотью человеческой, с человеческой природой и через Деву Марию вошел в этот мир и стер главу змия. Но произошло это примерно так же, как и в случае со вселенским потопом. И тогда почти тотальной смертью Бог умертвил грех, но не умертвил права человека выбирать между добром и злом, потому что если человек лишается этого права, он перестает быть человеком. Вот так же и Христос – Он сокрушил главу змия, и нет тотальной власти диавола над миром, но Господь не уничтожил богообразной природы человека, сохранив его внутреннюю свободу, свободу выбирать между добром и злом.

Святой апостол первомученик и архидиакон Стефан

Святой апостол первомученик и архидиакон Стефан был старшим среди семи диаконов, поставленных самими апостолами, поэтому его называют архидиаконом. Он был христианским первомучеником и пострадал за Христа в возрасте около 30 лет. По выражению Астерия, это был «начаток мучеников, учитель страданий за Христа, основание доброго исповедания, ибо прежде Стефана никто не изливал крови своей за Евангелие». Будучи исполнен Духа Святого, святой Стефан с дерзновением убедительно проповедовал христианское учение и побеждал иудейских законоучителей в спорах. За это иудеи оклеветали Стефана, будто бы он произносит хулы на Бога и на Моисея. С таким обвинением святой Стефан предстал перед синедрионом и первосвященником. Он произнес пламенную речь, в которой изложил историю еврейского народа и смело обличил иудеев в гонениях на пророков и в казни ожидавшегося ими Мессии, Иисуса Христа. Во время речи святой Стефан вдруг увидел небо отверстым и Иисуса Христа во славе, стоящего одесную Бога. Он громко провозгласил об этом. Тогда иудеи, затыкая уши, набросились на него, повлекли его за город и побивали камнями, а святой мученик молился за своих убийц. Вдали, на возвышении, стояла Матерь Божия со святым апостолом Иоанном Богословом и усердно молилась за мученика. Перед смертью Стефан произнес: «Господи Иисусе, приими дух мой, Господи, не вмени им это во грех», – и затем радостно предал Христу свою чистую душу. Тело святого первомученика Стефана, оставленное на съедение зверям, тайно взял известный еврейской учитель Гамалиил с сыном своим Авивом и предал погребению в своем имении. Впоследствии они оба уверовали во Христа и приняли святое Крещение.

Прп. Феодор Начертанный. Фреска XVI века в монастыре Дионисиат, Афон

Преподобный Феодор исповедник и брат его исповедник Феофан Начертанные родились в Иерусалиме в семье преподобного пресвитера Ионы. Старшим был Феодор. Он с раннего детства избегал детских забав и любил посещать церковные службы. Вместе с младшим братом Феофаном он был отдан на обучение пресвитеру в Лавре святого Саввы. Оба брата приняли иночество; святой Феодор был возведен в сан пресвитера.

Когда император-иконоборец Лев V Армянин (813 – 820), изгнав благочестивого царя Михаила I Рангава (811 – 813), стал покровительствовать иконоборческой ереси, патриарх Иерусалимский послал обоих братьев в Константинополь для защиты Православия. Прибыв в византийскую столицу, святые исповедники смело выступали в защиту иконопочитания. В словесном состязании Лев V был посрамлен. Он приказал нещадно бить обоих братьев, а потом сослал их в заточение и строго запретил помогать им в чем-либо.

При следующих императорах, Михаиле II (820 – 829) и особенно при яром иконоборце Феофиле (829 – 842), обоих братьев вернули из ссылки и опять уговаривали присоединиться к иконоборческой ереси, но они всё так же твердо и мужественно претерпели все мучения и снова были изгнаны. Но немного спустя их вызвали опять. На этот раз их подвергли жестокому избиению, и, наконец, над ними было совершено невиданное истязание. Раскаленными иглами на их лица нанесли якобы позорящие их надписи – 12 стихотворных строк, в которых о святых исповедниках говорилось как о “сосудах суеверного заблуждения”. Отсюда утвердившееся за святыми братьями наименование Начертанных. Перед пыткой святого Феодора городской епарх просил один лишь раз причаститься вместе с иконоборцами, – за это им обещали свободу. Но святой мученик ответил: “Это всё равно, как бы вы сказали: “Мы только отрубим тебе голову, а потом иди, куда хочешь”. После пытки святых братьев заточили в местечке Апамее, где святой Феодор скончался около 840 года.
Мощи преподобномученика Феодора были перенесены в Халкидон, где от них совершались исцеления.


Святитель Феодор I Константинопольский, архиепископ

Святитель Феодор, архиепископ Константинопольский, уроженец Константинополя, вел благочестивую жизнь, был возведен в сан пресвитера и служил в соборе Святой Софии, где был также сосудохранителем. В 676 году он был избран Патриархом Константинопольским, но через два года по клевете был низложен. Однако истина восторжествовала, и святой Феодор в 683 году был вновь возведен на Патриарший престол и до самой своей кончины управлял Константинопольской Церковью. Скончался ок. 686 года

Священномученик Тихон (Никаноров), Воронежский, архиепископ

Ар­хи­епи­скоп Ти­хон (в ми­ру Ва­си­лий Ни­ка­но­ров) ро­дил­ся 30 ян­ва­ря 1855 го­да в се­мье Вар­со­но­фия Ни­ка­но­ро­ва в се­ле Ки­рю­га Нов­го­род­ской гу­бер­нии. Уже в дет­стве про­яви­лась его склон­ность к со­зер­ца­тель­ной, уеди­нен­ной, мо­лит­вен­ной жиз­ни. Пер­во­на­чаль­ное ре­ли­ги­оз­ное и свет­ское об­ра­зо­ва­ние он по­лу­чил до­ма, за­тем по­сту­пил в Нов­го­род­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, а по­сле ее окон­ча­ния в 1877 го­ду — в Санкт-Пе­тер­бург­скую Ду­хов­ную Ака­де­мию. 1 ав­гу­ста 1881 го­да Ва­си­лий Вар­со­но­фье­вич был на­зна­чен по­мощ­ни­ком смот­ри­те­ля Бе­ло­зер­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща. На этом по­при­ще про­яви­лись его несо­мнен­ные ду­хов­ные да­ро­ва­ния, ор­га­ни­за­тор­ский та­лант и глу­бо­ко ре­ли­ги­оз­ное от­но­ше­ние к де­лу и лю­дям. По­это­му в 1884 го­ду его утвер­ди­ли ин­спек­то­ром Нов­го­род­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии.

15 июня 1884 го­да Ва­си­лий, ре­шив окон­ча­тель­но по­свя­тить свою жизнь Бо­гу, при­нял мо­на­ше­ство. По­стри­жен он был в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ском мо­на­сты­ре с на­ре­че­ни­ем име­ни Ти­хон. 10 июля 1884 го­да его ру­ко­по­ло­жи­ли во иеро­мо­на­ха. Его мо­на­ше­ские по­дви­ги, а так­же са­мо­от­вер­жен­ные тру­ды на сте­зе ду­хов­но­го про­све­ще­ния Гос­подь не оста­вил со­кры­ты­ми. 6 де­каб­ря 1888 го­да ему бы­ло по­жа­ло­ва­но игу­мен­ство, а с 25 де­каб­ря 1890 го­да игу­мен Ти­хон (Ни­ка­но­ров) ста­но­вит­ся рек­то­ром Нов­го­род­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии с воз­ве­де­ни­ем в сан ар­хи­манд­ри­та и по­ру­че­ни­ем на­сто­я­тель­ства.

2 фев­ра­ля 1892 го­да ар­хи­манд­рит Ти­хон Вы­со­чай­шим ука­зом хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Мо­жай­ско­го, ви­ка­рия Мос­ков­ской епар­хии. 20 ав­гу­ста 1899 го­да вла­ды­ка Ти­хон был на­зна­чен епи­ско­пом По­лоц­ким и Ви­теб­ским, 4 июня 1902 го­да — Пен­зен­ским и Са­ран­ским. В Пен­зе в го­ды его прав­ле­ния от­кры­ты бы­ли Об­ще­ство вспо­мо­ще­ство­ва­ния уча­щим и уча­щим­ся в цер­ков­ных шко­лах епар­хии (1902), Цер­ков­но-пев­че­ское об­ще­ство (1902), пен­зен­ский Ко­ми­тет пра­во­слав­но­го мис­си­о­нер­ско­го об­ще­ства (1904).

Но вот в Рос­сии на­сту­пи­ли го­ды ис­пы­та­ний, по­пущен­ные за охла­жде­ние в ве­ре и оску­де­ние Пра­во­сла­вия. Бо­го­бор­че­ство про­ник­ло и в ду­хов­ную сре­ду. В 1906 го­ду вла­ды­ка Ти­хон был необос­но­ван­но об­ви­нен ис­пол­ня­ю­щим обя­зан­но­сти пен­зен­ско­го гу­бер­на­то­ра в «укры­ва­тель­стве ре­во­лю­ци­о­не­ров» за то, что за­сту­пил­ся за свою паст­ву и не сме­стил свя­щен­но­слу­жи­те­лей, ко­то­рых оши­боч­но, как вы­яс­ни­лось впо­след­ствии, при­зна­ва­ли небла­го­на­деж­ны­ми. Ко­гда во вре­мя бес­по­ряд­ков в Пен­зен­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии был убит рек­тор, вла­сти за­кры­ли се­ми­на­рию. 25 июля 1907 го­да епи­скоп Ти­хон уво­лил­ся на по­кой. Но не мо­жет че­ло­век сам сой­ти с то­го бла­го­сло­вен­но­го кре­ста, с ко­то­ро­го Гос­подь дол­жен воз­не­сти его ду­шу, по неиз­ре­чен­ной ми­ло­сти, пря­мо в Небе­са. Уже 31 июля 1907 го­да вла­ды­ка Ти­хон (Ни­ка­но­ров) стал управ­ля­ю­щим Мос­ков­ско­го Вос­кре­сен­ско­го Но­во-Иеру­са­лим­ско­го мо­на­сты­ря. По­стро­ен­ный как ду­хов­ный па­мят­ник свя­тым ме­стам, свя­зан­ным с зем­ной жиз­нью Спа­си­те­ля, Его вос­хож­де­ни­ем на Гол­го­фу и все­слав­ным Вос­кре­се­ни­ем, этот мо­на­стырь на­стра­и­вал ду­ши на­сель­ни­ков на по­сто­ян­ную па­мять и о спа­си­тель­ных Стра­стях Гос­под­них, и о жи­во­нос­но­сти Кре­ста, без ко­то­ро­го невоз­мож­но вой­ти в Цар­ствие Небес­ное. Та­ки­ми бла­го­дат­ны­ми по­мыс­ла­ми на­пи­ты­ва­лась и чут­кая ду­ша бу­ду­ще­го свя­щен­но­му­че­ни­ка.

23 июня 1912 го­да вла­ды­ка Ти­хон был на­зна­чен епи­ско­пом Ка­луж­ским и Бо­ров­ским. Ка­луж­скую епар­хию он воз­глав­лял ме­нее го­да. 13 мая 1913 го­да по­сле­до­вал его пе­ре­вод в Во­ро­неж с воз­ве­де­ни­ем в сан ар­хи­епи­ско­па.
Ар­хи­епи­скоп Ти­хон (Ни­ка­но­ров) при­был в Во­ро­неж 4 июня 1913 го­да. О его пре­бы­ва­нии на во­ро­неж­ской ка­фед­ре со­хра­ни­лись вос­по­ми­на­ния ке­лей­ни­ка, про­то­и­е­рея Иоан­на Жи­тя­е­ва. По его сви­де­тель­ству, вла­ды­ка Ти­хон «был ти­хим, крот­ким, сми­рен­ным ар­хи­пас­ты­рем, от­ли­чал­ся необык­но­вен­ной доб­ро­той и был боль­шим мо­лит­вен­ни­ком. Его ча­сто мож­но бы­ло ви­деть в со­бо­ре на утрен­нем пра­ви­ле, ко­то­рое на­чи­на­лось в че­ты­ре ча­са утра. Вла­ды­ка лю­бил устав­ную служ­бу, ча­сто чи­тал и пел на кли­ро­се. При нем в Ла­за­ре­ву суб­бо­ту 1918 го­да в Во­ро­не­же был освя­щен храм свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го кня­зя Вла­ди­ми­ра, по­стро­ен­ный в честь 900-ле­тия Кре­ще­ния Ру­си, и в том же го­ду был от­крыт Свя­то-Се­ра­фи­мов­ский храм. За семь лет сво­е­го ар­хи­пас­тыр­ства ар­хи­епи­скоп Ти­хон яв­лял­ся от­цом сво­ей паст­вы: к нему мог­ли прий­ти лю­ди со сво­и­ми нуж­да­ми и ду­шев­ной скор­бью от­кры­то и без­бо­яз­нен­но. Про­сто­та, лас­ко­вость и ду­шев­ность в об­ра­ще­нии бы­ли от­ли­чи­тель­ны­ми чер­та­ми его ду­хов­но­го об­ли­ка. Ни­кто ни­ко­гда не ви­дел Вла­ды­ку раз­дра­жен­ным или раз­гне­ван­ным, мно­гим бы­ло яс­но, что су­гу­бая бла­го­дать Бо­жия по­чи­ва­ет на Во­ро­неж­ском ар­хи­пас­ты­ре».

Прео­свя­щен­но­му Ти­хо­ну вы­па­ло в по­след­ний раз в ис­то­рии Рос­сии встре­чать при­быв­ше­го в Во­ро­неж 6 де­каб­ря 1914 го­да им­пе­ра­то­ра. Бу­ду­щие цар­ствен­ные му­че­ни­ки — Го­су­дарь им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II, его су­пру­га им­пе­ра­три­ца Алек­сандра Фе­о­до­ров­на, ве­ли­кие княж­ны Оль­га и Та­ти­а­на — по­се­ти­ли Мит­ро­фа­нов мо­на­стырь, где с бла­го­го­ве­ни­ем мо­ли­лись Во­ро­неж­ско­му свя­ти­те­лю, объ­е­ха­ли гос­пи­та­ли для ра­не­ных во­и­нов, уте­шая сол­дат по­дар­ка­ми и ми­лу­ю­щим сло­вом. Вла­ды­ка Ти­хон был удо­сто­ен вни­ма­ния и пре­по­доб­но­му­че­ни­цы ве­ли­кой кня­ги­ни Ели­са­ве­ты Фе­о­до­ров­ны.
Ар­хи­епи­скоп Ти­хон (Ни­ка­но­ров) на­чал под­го­тов­ку к про­слав­ле­нию свя­ти­те­ля Ан­то­ния (Смир­ниц­ко­го). Он бла­го­сло­вил ар­хи­манд­ри­та Мит­ро­фа­но­ва мо­на­сты­ря Алек­сандра (Кре­ме­нец­ко­го) со­би­рать све­де­ния о мно­го­чис­лен­ных чу­де­сах, ко­то­рые про­ис­хо­ди­ли у гроб­ни­цы это­го ду­хо­нос­но­го Во­ро­неж­ско­го иерар­ха. В 1914 го­ду в при­сут­ствии ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на был вскрыт склеп, и Вла­ды­ка сви­де­тель­ство­вал о чу­дес­ном нетле­нии мо­щей свя­ти­те­ля Ан­то­ния. В 1915 го­ду свя­ти­тель Ти­хон го­во­рил ве­ли­кой кня­гине Ели­са­ве­те Фе­о­до­ровне, что свя­ти­тель Ан­то­ний уже на­ка­нуне сво­е­го про­слав­ле­ния. Пе­ред ре­во­лю­ци­ей ар­хи­епи­скоп Ти­хон по­слал в Си­нод хо­да­тай­ство об этом про­слав­ле­нии, но по­сле­ду­ю­щие тра­ги­че­ские со­бы­тия в ис­то­рии на­шей стра­ны не поз­во­ли­ли со­вер­шить­ся ка­но­ни­за­ции в то вре­мя.

Свя­щен­но­му­че­ни­ку Ти­хо­ну (Ни­ка­но­ро­ву) при­шлось од­но­му из пер­вых столк­нуть­ся с го­не­ни­я­ми но­вой вла­сти на Цер­ковь. Так, 8 июня 1917 го­да пра­вед­ный ар­хи­пас­тырь за непод­чи­не­ние вла­сти был аре­сто­ван и в со­про­вож­де­нии сол­дат от­прав­лен в Пет­ро­град. Ар­хи­епи­скоп Ти­хон по­жа­ло­вал­ся в Си­нод, что вла­сти вме­ши­ва­ют­ся «в де­ла епар­хи­аль­но­го управ­ле­ния и в гру­бой фор­ме пред­пи­сы­ва­ли» ему уволь­нять с при­хо­да од­них свя­щен­ни­ков и на­зна­чать дру­гих, без вся­ких на то ос­но­ва­ний. Си­нод 14 июня за­явил, что в дей­стви­ях ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на нет ни­че­го про­ти­во­за­кон­но­го, «пред­ше­ству­ю­щая де­я­тель­ность прео­свя­щен­но­го сви­де­тель­ству­ет о его без­уко­риз­нен­ной за­ко­но­мер­но­сти в де­лах епар­хи­аль­но­го управ­ле­ния». Ар­хи­епи­скоп Ти­хон, за­ступ­ник за паст­ву, вер­нул­ся в Во­ро­неж и вновь всту­пил в управ­ле­ние епар­хи­ей. Несмот­ря на но­вые про­те­сты вла­стей, пре­дан­ный цер­ков­ным ка­но­нам ис­по­вед­ник оста­вал­ся на сво­ем по­сту.

В 1917-1918 го­дах ар­хи­епи­скоп Ти­хон (Ни­ка­но­ров) участ­во­вал в ра­бо­те По­мест­но­го Со­бо­ра Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви и из­бра­нии свя­то­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на. 12 ап­ре­ля 1918 го­да он был на­граж­ден пра­вом но­ше­ния кре­ста на кло­бу­ке.

3 фев­ра­ля 1919 го­да бо­го­бор­цы за­ста­ви­ли ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на при­сут­ство­вать при ко­щун­ствен­ном вскры­тии мо­щей свя­ти­те­ля Мит­ро­фа­на. Хри­стов ис­по­вед­ник дал до­стой­ные от­ве­ты на все во­про­сы свя­то­тат­цев.

В ок­тяб­ре 1919 го­да, ко­гда Во­ро­неж был за­нят бе­лой ар­ми­ей, ар­хи­епи­скоп Ти­хон слу­жил мно­го­чис­лен­ные па­ни­хи­ды по жерт­вам боль­ше­вист­ско­го тер­ро­ра. Воз­мож­но­стью по­ки­нуть Во­ро­неж вме­сте с ар­ми­ей Шкур­ко и уй­ти на юг, а за­тем за гра­ни­цу бу­ду­щий свя­щен­но­му­че­ник не вос­поль­зо­вал­ся. Он остал­ся в Мит­ро­фа­но­вом мо­на­сты­ре, чтобы раз­де­лить участь сво­ей паст­вы, уже сто­я­щей у под­но­жия гол­гоф­ско­го кре­ста.
…Со­глас­но устой­чи­во­му пре­да­нию, на тре­тий день Рож­де­ства Хри­сто­ва, 9 ян­ва­ря 1920 го­да (27 де­каб­ря 1919 го­да по ста­ро­му сти­лю), во вре­мя со­вер­ше­ния бо­го­слу­же­ния ар­хи­епи­скоп Ти­хон (Ни­ка­но­ров) был по­ве­шен на Цар­ских вра­тах Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра. (Дру­гие ис­точ­ни­ки да­той его кон­чи­ны ука­зы­ва­ют 27 фев­ра­ля 1920 го­да.) По све­де­ни­ям епи­ско­па Сер­гия (Пет­ро­ва), от­пе­ва­ние и по­гре­бе­ние вы­со­ко­чти­мо­го иерар­ха бы­ло со­вер­ше­но епи­ско­пом Остро­гож­ским Вла­ди­ми­ром (Шим­ко­ви­чем) в со­слу­же­нии с епи­ско­пом Но­во­хопер­ским Мо­де­стом (Ни­ки­ти­ным) 2 мар­та 1920 го­да. Вер­ный во­ин Хри­стов по­гре­бен был в скле­пе Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра.

В ав­гу­сте 1956 го­да, по­сле вар­вар­ско­го раз­ру­ше­ния ком­му­ни­ста­ми со­бо­ра и Бла­го­ве­щен­ско­го мо­на­сты­ря, свя­тые мо­щи ар­хи­епи­ско­па Ти­хо­на бы­ли пе­ре­за­хо­ро­не­ны на го­род­ском Ко­мин­тер­нов­ском клад­би­ще, а в 1993 го­ду пе­ре­не­се­ны во вновь со­здан­ный некро­поль Алек­се­ев­ско­го Ака­то­ва мо­на­сты­ря.

Жития святых. Преподобный Феодор Сикеот.

Великомученик Феодор Тирон

Феодор Тирон (Тирон — т.е. воин-новобранец) — христианский святой, великомученик, чью память Церковь вспоминает в субботу на первой неделе Великого поста (в 2020 году — 16 марта).
Он жил во времена императора Максимилиана, отличавшегося необузданным нравом. В ту пору солдаты были обязаны приносить жертвы римским божествам. Император желал, чтобы и его самого народ почитал как бога. Воинов это касалось в первую очередь. Когда Феодора стали принуждать к принесению жертвы идолам, он решительно отказался. За то, что исповедал себя христианином, Феодор был заключён в тюрьму и обречён на голодную смерть. Обнаружив через некоторое время Феодора живым, ему вновь предложили совершить жертвоприношение. После отказа он был подвергнут жестоким пыткам, но так и не отступился от веры.

В итоге он был приговорен к сожжению на костре. Его останки, по преданию не повреждённые огнём, попросила христианка Евсевия и погребла в своём доме в городе Евхаитах. Позднее его мощи были перенесены в Константинополь, а глава — сначала в Бриндизи, а затем — в Гаэту.

С его именем связано одно интересное событие церковной истории.

В IV веке в Константинополе у власти стоял император Юлиан Отступник, гонитель христиан. Как-то, в первую седмицу Великого поста, он приказал тайно окропить идоложертвенной кровью все продукты на рынках города. Апостолы призывали христиан «воздерживаться от идоложертвенного и крови», поэтому поступок правителя был жестокой издевкой над христианской верой.

И тут местному архиепископу, Евдоксию, явился во сне великомученик Феодор. Святой предупредил Евдоксия и велел не покупать идоложертвенную пищу, а сварить коливо из домашних запасов крупы. Коливо — вареная с медом пшеница (кстати, аналог колива у славян — кутья, традиционное поминальное блюдо).

В память об этом чудесном событии на первой неделе Великого поста, в навечерие субботы (пятницу) после Литургии Преждеосвященных Даров, в храмах звучит канон великомученику Феодору. Его составил преподобный Иоанн Дамаскин. В этот день благословляют и раздают прихожанам коливо.

Житие

Святой благоверный великий князь Константин Святославич происходил из рода великого князя Владимира, крестившего святым крещением землю Русскую. В 1192 году вместе с сыновьями своими князьями Михаилом и Феодором из славного города Киева он пришел в рязанскую землю к городу Мурому. В этом городе жили в то время язычники, не просвещенные еще познанием истинного Бога. Задолго еще до святого князя Константина родственник его, сын великого князя Владимира благоверный князь Глеб, которому назначен был во владение город Муром, употребил много усилий, чтобы овладеть им и склонить его жителей к принятию святого крещения, но не смог этого сделать и два года жил вдали от него на расстоянии двух поприщ, а потом Святополк обманом вызвал его к отцу, и на пути он был убит. И сей святой благоверный князь Константин с сыновьями и бывшим при нем войском вступил в битву с муромцами под самым городом, и произошло весьма большое сражение, в котором был убит благоверной князь Михаил. После сего он снова вступил в битву с жителями города и после одержанной над ними победы взял Муром во владение себе и стал в нем княжить.

Прежде всего он построил в городе, в старой горней части его, первую церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, и похоронил здесь убитого сына своего, благоверного князя Михаила, а потом обратил горожан-язычников в христианскую веру и крестил их святым крещением. Возблагодарив Бога за успех в этом деле, святой князь построил впоследствии много других церквей и учредил в своем городе епископскую кафедру. Проведши затем жизнь свою в истинной вере и непорочности во всем, являясь всегда защитником бедных и сирот, он вскоре отошел ко Господу. Его кончина причинила великую скорбь народу. Все оплакивали его, как отца, и похоронили у построенной им церкви Благовещения, вблизи сыновей его, благоверных князей Михаила и Феодора.

Впоследствии времени родственник святого князя Константина, благоверный князь Георгий Ярославич, возобновил первоначальную церковь Благовещения Пресвятой Богородицы, и с того времени прославил Господь святых князей, Константина и сыновей его, так как у гробов их стали совершаться чудеса.

Спустя много лет после сего, в 1553 году благоверный царь и великий князь всея России Иоанн Васильевич, идя в поход против нечестивых татар к городу Казани, зашел в город Муром и пробыл здесь две недели. Совершив молебствие у гробов святых чудотворцев, он дал обещание построить монастырь, если возвратится из похода с победою. С Божиею помощью он взял славный город Казань и, возвратившись в свой царственный город Москву, повелел у гробов святых чудотворцев построить каменную церковь. И когда стали копать рвы для этой церкви, то нашли мощи святых князей целыми и нисколько неповрежденными. По окончании постройки церкви в нише церковной стены было устроено особое место, где и положены были святые мощи их. Благоверный царь и великий князь Иоанн Васильевич, всея России самодержец, повелел тогда рязанскому епископу Гурию освятить новопостроенный храм и прислал к освящению его различную церковную утварь. Храм был освящен, устроен при нем монастырь, и с торжеством было отпраздновано это событие. В то время у гробов святых князей совершилось много чудес, которые совершаются и до ныне во славу Христа Бога.

Молитвы Феодору Тирону

Тропарь великомученика Феодора Тирона,

глас 2

Велия веры исправления,/ во источнице пламене, яко на воде упокоения,/ святый мученик Феодор радовашеся:/ огнем бо всесожжегся,/ яко хлеб сладкий Троице принесеся.// Того молитвами, Христе Боже, спаси души наша.

Кондак великомученика Феодора Тирона,

глас 8

Веру Христову, яко щит, внутрь приим в сердце твоем,/ противныя силы попрал еси, многострадальче,/ и венцем Небесным венчался еси вечно, Феодоре,// яко непобедимый.

Молитвы святым исповедникам

Святые братья Феодор и Феофан – это образец возвышения духа над телом. Они подвергались пыткам и мучениям в течение двадцати лет тремя императорами. Побывали в ссылке на Афусии два раза. Первый раз их сослал Лев Армянин, второй Феофил, который впоследствии примирился с православной верой и целовал перед смертью икону, которую принесла жена, перед смертью.

О чем молятся святым:

  • помогают избежать искушений;
  • избавиться от сомнений;
  • укрепиться в вере;
  • найти утешение в душевных и физических муках.

На иконах часто изображают братьев вдвоем со свитками в руках. На одном плащ зеленый, на другом – бордовый. День празднования 9 января. Мощи Феодора перенесли в Халкидон.

Лучшая статья для Вас, переходите: Святой равноапостольный Кирилл

В день памяти, 9 января, принято читать в храмах молитвы, тропарь и канон Феодору Начертанному и брату его Феофану.

Тропарь, глас 8: Православия наставниче,/ благочестия учителю и чистоты,/ вселенныя светильниче, архиереов богодухновенное удобрение,/ Феофане премудре,/ ученьми твоими вся просветил еси, цевнице духовная,// моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 2: Возгремев Христово Божественное воплощение,/ безплотныя враги до конца обличил еси,/ чудне Феофане./ Сего ради вси верно и благочестно вопием ти:// моли непрестанно о всех нас.

Величание: Величаем тя, святителю отче Феофане, и чтим святую память твою, ты бо молиши за нас Христа Бога нашего.

Храни Вас Господь!

Вам будет интересно посмотреть еще и видео рассказ о святых мучениках Начертанных:

Молитва святому великомученику Феодору Тирону

О, Преславне, великомучениче Феодоре Тироне. Услыши моление нас верных, величающих тя и в смирении своем взывающих к тебе от всея души. От юности показавый пламенную веру во Христа Господа и ради нея жизнь свою положивый, подаждь и нам молящимся тебе душевныя силы, во еже блюсти во вся дни чистоту правыя веры. Запечатлевый мученичеством исповедание веры в пещи огненней, буди нам образом в ревности проповедывания Истины Христовой. Оградивый верных от греха язычества и отступничества, соблюди и нас чистыми от еретических козней и всякого диавольскаго навождения. О, Преблаженне, великомучениче Феодоре, своим предстательством у Престола Всевышняго умоли Господа Бога, да подаст нам благодатныя силы, во еже направити пути жизни нашея по Слову Божию во спасение душ наших. Яко да твоими молитвами получивше благодать и милость, прославим всех благих Источника и Дароподателя Бога, Единаго, в Троице Святей Славимаго, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Священномученик ФЕОДОР МАЛЯРОВСКИЙ, пресвитер

Фёдор Фёдорович Маляровский родился в 1885 году на станции Ново-Орской Оренбургской губернии в семье священнослужителя. Окончил городское училище. С 1901 по 1905 годы был учителем. Женился. Когда Фёдору было 20 лет, его супруга, Анфиса Михайловна, родила первого сына. Резолюцией Преосвященного Иоакима, епископа Оренбургского и Уральского, от 24 сентября 1905 года Фёдор Фёдорович был назначен псаломщиком в посёлок Лаврентьевский Кустанайского уезда. С августа 1913 года он служил в посёлке Михайловском того же уезда. 6 ноября 1911 года епископ Оренбургский и Тургайский Феодосий рукоположил Феодора во диакона к церкви пос. Михайловского Кустанайского уезда. С февряля 1913 года отец Феодор совершал служение в Казанской Богородичной церкви посёлка Александросвикй того же уезда.

Осенью 1915 года отец Феодор был уволен за штат в свзи с поступлением на Московские пастырско-миссионерские курсы, на которых учился до 1916 года. Был рукоположен во священника. Своё служение в иерейском сане отец Феодор продолжил в Сибири, в Омской епархии, в штат которой был принят в марте 1916 годы.

Семья Маляровских поселилась в селе Андреевском Омского уезда Акмолинской (Омской) области, где отец Феодор служил в церкви и вёл крестьянское хозяйство. Семья имела собственный дом, корову и лошадь. Проживая в Сибири, Маляровские стали очевидцами революционных потрясений. Осенью 1918 года в Омске было сформировано Российское правительство Колчака. Впоследствии во всех анкетах священника Фёдора Маляровского будет написано: «Проживал на подконтрольной белым территории».

После установления Советской власти принимались меры к созданию в сельской местности коллективных хозяйств. Однако население сопротивлялось коллективизации, и к июню 1929 года только 4,5 процента крестьянских дворов Сибири вошло в колхозы [2, с. 5]. В этой связи правительством прилагались усилия к принуждению крестьян вступать в колхозы. Владельцев крепких хозяйств, которых стали называть «кулаками», облагали непосильным налогом, а впоследствии – и вовсе «раскулачивали».

Отца Фёдора арестовали как «кулака». 26 октября 1929 года последовал приговор: по статье 61 за невыполнение плана заключить в исправительно-трудовом доме. Просидел в заключении отец Фёдор 3 месяца. Всё имущество семьи Маляровских конфисковали. К тому времени у отца Фёдора и Анфисы Михайловны было 7 детей. Семья осталась без средств к существованию. Когда в начале 1930 года батюшка освободился из тюрьмы, вместе с супругой и младшими детьми он отправился на юг.

В 1932 году священномученик Феодор с семьёй прибыл в село Гродеково Аулие-Атинского района Южно-Казахстанской области. К этому времени всё сельское духовенство в окрестностях Аулие-Аты было репрессировано. Обосновавшись на новом месте, отец Феодор стал совершать богослужения и требы для местных крестьян. Батюшка вёл большую миссионерскую работу, собрал общину верующих и открыл молитвенный дом. На службы в Гродеково стали съезжаться христиане из Аулие-Аты, окрестных сёл и даже из Киргизии.

Безбожные власти были недовольны активностью священника. Его стали притеснять, обложили непосильным налогом. Некоторое время батюшка был вынужден скрываться. Впоследствии Председатель Сельсовета писал в НКВД, что Маляровский привлекает «своим служением большое количество людей с окрестных сёл, каковые съезжаются во время религиозных праздников, устраивал шествие по селу с религиозной пропагандой» [3, л. 9]. Свидетель обвинения говорил на допросе: «Маляровский в период полевых работ в колхозе организовывал шествие по селу, совершая религиозные обряды, вследствие чего много раз таким путём срывал работу в колхозе. Колхозники, увидя шествие с иконами, бросали работу и следовали за ним. Кроме этого вёл агитацию, чтоб в воскресные дни не работать, что это грех. Маляровский совершал нелегальные крещения на дому у себя, а также по квартирам» [3, л. 20].

По приглашению верующих батюшка много ездил по населённым пунктам. Весной 1936 или 1937 года он был арестован в селе Александровке Кировского района Киргизской ССР, где исполнял требы и крестил по домам. Батюшку продержали в тюрьме несколько дней, а после отпустили.

12 июля 1937 года в Гродеково прибыли сотрудники Мирзояновского РО НКВД. Один сержант закрыл и опечатал молитвенный дом, а другой – арестовал священномученика и произвёл в его доме обыск. Были изъяты: антиминс, богослужебные сосуды, кресты, книги, церковная документация и прочее, всего 31 наименование. Отца Фёдора обвинили в нелегальной религиозной деятельности и в том, что он «вёл контрреволюционную троцкистскую-фашистскую пропаганду».

Вину в антисоветской деятельности священномученик не признал. 31 августа 1937 года Тройка НКВД по Южно-Казахстанской области приговорила священника Фёдора Маляровского к расстрелу. 4 сентября приговор был приведен в исполнение. Отца Фёдора расстреляли и погребли в неизвестной братской могиле.

30 мая 1989 года постановлением Прокурора Джамбульской области Фёдор Фёдорович Маляровский был реабилитирован.

На Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года священномученик Феодор был канонизирован в лике святых новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Священномученика Феодора почитают верующие в Казахстане и на Оренбуржье. На одной из колонн Успенского собора города Тараза написана его ростовая икона.

Автор-составитель иеромонах Иаков (Воронцов)

1. Деяние Юбилейного Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви о соборном прославлении новомучеников и исповедников Российских XX века. Москва, 12-16 августа 2000 г.

2. Коллективизация сибирской деревни. Январь-май 1930 г.: Сборник документов. Новосибирск: Ин-т истории СО РАН, 2009. – 488 с.

3. СГА ИАЦ ДП Жамбылской обл. Ф. 11. Д. 2031.

4. ОЕВ (Оренбургские епархиальные ведомости). 1905. № 20. – с. 513.

Преподобный Феодор исповедник и брат его Феофан исповедник Начертанные

Память святых братьев Феодора и Феофана Начертанных совершается в Православной Церкви 9 января и 24 октября по новому стилю.
Родиной святых братьев был город Иерусалим, где они появились на свет от благочестивых родителей в восьмом веке. Старший брат Феодор с детских лет выделялся среди других детей своим кротким нравом, незлобивым характером, стремлением к уединению, любовью к молитве и богослужениям.
Святые братья Феодор и Феофан еще в юные годы были отданы своими богобоязненными родителями на воспитание в святую обитель, которой оказалась Лавра, освященная в честь святого Саввы. В обители обучением братьев занимался священник. Основной целью обучения было не только дать основные навыки чтения и письма, но в первую очередь научить читать и писать тексты Священного Писания Ветхого и Нового Завета, богослужебные последования, святоотеческую литературу. Пресвитер учил братьев содержанию церковных служб, рассказывал им о великой благодати служению Господу в иноческом чине. Братья в скором времени возросли и укрепились в христианской вере, и в их сердцах появилось твердое намерение посвятить свою жизнь Богу. Они вместе приняли иноческий постриг, а через некоторое время святой Феодор был рукоположен в священный сан.
В начале IX века власть перешла в руки иконоборца Льва V Армянина. Своего предшественника, православного царя Михаила I Рангава, захвативший власть император изгнал за пределы Константинополя. Под покровительством Льва V Армянина в империи стала процветать ересь иконоборчества. Чтобы утвердить почитание святых икон Иерусалимский патриарх благословил святым братьям Феодору и Феофану отправиться в Константинополь. В столице Византийской империи произошло словесное состязание между святыми братьями и императором-иконоборцем. Все доводы настроенного против почитания святых иконописных образов властителя были посрамлены благочестивыми речами святых Феодора и Феофана. В ярости Лев V Армянин отдал повеление, чтобы братьев подвергли жестокому избиению, а затем оставили в тюремном заключении и не разрешали никому оказывать им помощь.
После императора Льва V Армянина в 820 году империей стал править Михаил II, а после него с 829 года бразды правления находились в руках у также яростно настроенного против святых икон императора Феофила. По его приказу святых братьев вызвали из ссылки в империю и стали всячески упрашивать, чтобы они отказались от своих убеждений и отвергли почитание святых икон. Верные своему Спасителю Господу Иисусу Христу исповедники с великой решимостью и самоотвержением обличали лживую ересь и призывали иконоборцев к покаянию. За такое смелое исповедание истинной веры им приходилось претерпевать различные мучения и истязания.
Самый жестокий иконоборец Феофил отдал приказ покарать смелых братьев следующим образом: металлические иглы, раскаленные в огне докрасна прикасались к лицам святых исповедников и изображали на них заранее подготовленные надписи. Эти надписи состояли из двенадцати строк, рифмующихся между собой и содержащих унизительные именования, которые властитель давал святым братьям. Например, он их называл сосудами суеверного заблуждения. Именно, благодаря претерпеванию такого рода мучения, святых братьев стали именовать Начертанными. Перед этой пыткой епископ-иконоборец уговаривал святого Феодора, чтобы он поучаствовал в таинстве Святой Евхаристии вместе с еретиками и говорил, что за этот поступок Феодор с Феофаном смогут оказаться на воле. Святой Феодор сравнил предложение епископа с тем, как если бы его обезглавили, а затем позволили направиться в любую сторону, так как Причастие с еретиками является предательством истинного вероучения. После совершения жестокого мучения, святые Феодор и Феофан были заключены в местечке Апамея. Именно там произошла блаженная кончина старшего брата Феодора в 840 г..
Его младший брат Феофан сподобился увидеть победы над ересью иконоборчества и был рукоположен в архиерейский сан. В его управлении находилась Никейская епархия. Перу святого Феофана принадлежит большое количество апологетических творений, защищающих Православное учение и опровергающих ереси. Особое внимание святой исповедник уделял обличению ереси иконоборчества. Святые мощи преподобномученика Феодора были доставлены в Халкидон. Через некоторое время к ним стали стекаться большие группы верующих людей для того, чтобы помолиться об исцелении. В скором времени по молитвам святого исповедника Феодора болящие освобождались от своих недугов.

Тропарь, глас 8:
Православия наставниче,/ благочестия учителю и чистоты,/ вселенныя светильниче, архиереов богодухновенное удобрение,/ Феофане премудре,/ ученьми твоими вся просветил еси, цевнице духовная,// моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 2:
Возгремев Христово Божественное воплощение,/ безплотныя враги до конца обличил еси,/ чудне Феофане./ Сего ради вси верно и благочестно вопием ти:// моли непрестанно о всех нас.

Величание:
Величаем тя, святителю отче Феофане, и чтим святую память твою, ты бо молиши за нас Христа Бога нашего.

9 января-память прп. Феодора Начертанного, исп

Преподобный Феодор исповедник и брат его исповедник Феофан Начертанные родились в Иерусалиме в семье преподобного пресвитера Ионы. Старшим был Феодор. Он с раннего детства избегал детских забав и любил посещать церковные службы. Вместе с младшим братом Феофаном он был отдан на обучение пресвитеру в Лавре святого Саввы. Оба брата приняли иночество; святой Феодор был возведен в сан пресвитера.
В то время снова вспыхнула иконоборческая ересь, искорененная из церкви после Льва Исаврянина, Константина Копронима и его сына Льва, и преданная проклятью VII Вселенским собором, созванным благочестивой царицей Ириной и ее сыном Константином. Вновь восстановил эту ересь злочестивый царь Лев Армянин ((813–820), о первоначальной жизни которого здесь уместно будет сказать несколько слов. В царствование Никифора он был сперва начальником армянской гвардии, а потом знатным сановником и предводителем восточной армии. Затем он хитростью взошел на престол, свергнув доброго и благочестивого царя Михаила, по прозвищу Рангава (811–813), которого он заставил постричься в иночество; при этом он оскопил его сыновей Игнатия и Феофилакта и отослал Михаила с женой и детьми в заточение.
Когда святейший патриарх Никифор венчал Льва Армянина в соборной церкви на царство и возлагал на голову его венец, то почувствовал в руках своих боль, как от терния, как будто венец в руках святителя стал терновым, причинявшим болезненные уколы, и понял тогда святейший патриарх, что это ясное знамение тех великих скорбей и бедствий, которые нанесет впоследствии Христовой церкви этот царь.
Вначале лукавый царь скрывал таившуюся в нем ересь и казался как бы благочестивым, пока не укрепился на престоле. Но после великой войны с болгарами, в которой он явился славным победителем, он, наконец, извергнул таящийся в нем яд злобы, открыто показав себя иконоборцем. Подобно сильной буре, нечестивый царь начал возмущать покой Церкви Христовой.
Святейшего патриарха Никифора, не потворствовавшего его нечестивому намерению, он сослал в заточение в Проконисс; точно так же изгнал он и заключил в отдаленных странах Феофана, настоятеля обители, известной под названием Великого Села, а также Феодора Студита и многих других великих и Боговдохновенных отцов, сильно сопротивлявшихся ему. На патриарший же престол он возвел в самый день Воскресения Христова еретика Феодота Милиссийского, по прозвищу Касситера. И был он, как «мерзость запустения, стоящая на месте святом» (Мф.;24:15; Дан.;9:27).

Тогда Бог, в праведном гневе Своем на нечестие царя не замедлил наказать его Своим судом и попустил внезапное нашествие иноплеменников. То были обитавшие в восточных пустынях аравитяне, собрав всю свою силу, они вторглись в греческие области, опустошая земли, нападая на палестинские монастыри и, между другими, на обитель святого Саввы, где иночествовал блаженный Феодор со своим братом Феофаном.
Святейший патриарх святого града Иерусалима понял, что это казнь за грехи и следствие гнева Божия за бесчестие и отвержение святых икон.
Тогда. побуждаемый ревностью по православию, Иерусалимский патриарх послал преподобного Феодора в Константинополь к царю, чтобы обличить беззаконие и призвать заблуждающихся на истинный путь.
Взяв с собою своего брата Феофана, Феодор отправился в путь и скоро достиг царской столицы. Здесь он прежде всего безстрашно обличил в ереси наемника, не бывшего пастырем, т.е. Феодота Милиссийского, лжепатриарха Константинопольского.
Преподобный открыто укорял его в том, что он развращает тех, кем и управляет, губит словесных овец стада Христова, питаемых вредной пищей еретического учения, и разоряет церковь правоверия, созидая капище зловерия.
Представ перед Львом Армянином, преподобные сказали ему:
– Пощади свою душу и верни Церкви ее украшение — святые иконы. Не воздвигай брань на Бога, Судию праведного и крепкого!
Но царь не послушался и приказал долго и сильно бить исповедника Христова Феодора и его брата Феофана, и затем сослал их в заточение к морскому устью, запретив кому бы то ни было подавать им пищу, питье и одежду, чтобы, как говорил нечестивый царь, «злые погибли злою смертью». повелел после многих побоев заточить их в темницу и уморить голодом.

Но когда святые страдали за Христовы иконы, томимые хладом, гладом и жаждою, «Бог отмщений Господь» не замедлил воздать беззаконному Своим праведным судом.
В скором времени имеющий общие со зверями имя и жестокость погиб общей с ними смертью, ибо его закололи, как зверя. Гибель эта была предзнаменована в особом откровении, которое получила мать царя незадолго до смерти своего нечестивого сына.
Уже много лет она была вдовой и проводила воздержную жизнь. Однажды во сне она имела следующее видение: ей казалось, что она шла во Влахернскую церковь Пречистой Девы Богородицы, и, входя в дверь, встретила некую пресветлую Деву, окруженную множеством мужей в белых ризах, между тем как церковь была залита потоками крови. Дева велела одному из мужей, облеченных в белые ризы, почерпнуть и наполнить кровью глиняный сосуд и отдать его матери нечестивого царя, чтобы та выпила. Видя это, мать царя с ужасом сказала:
– Я уже много лет не ем мяса по причине моего вдовства и не беру в уста чего-либо кровавого. Как же я буду пить эту кровь?
Тогда пресветлая Дева с гневом спросила ее:
– Зачем же сын твой не перестает исполняться крови и этим прогневлят Меня и Моего Божественного Сына?
Здесь сон прервался, и мать царя тотчас же проснулась в страхе и трепете. С этих пор она стала непрестанно и со слезами увещевать своего царственного сына, чтобы он перестал низвергать святые иконы и проливать из-за них христианскую кровь. Но второй Иуда, послушный раб ереси и лукавый обманщик, остался неисправимым.
Убит он был на том самом месте, где впервые дерзнул бросить на землю, оплевать и растоптать ногами образ Спасителя. Процарствовал Лев Армянин 7 лет и 5 месяцев, но своею жестокостью сравнялся с великими древними гонителями церкви. По совершении убийства, тело его было выброшено на площадь города и весь день пролежало неубранным. И не было никого, кто бы пожалел о его смерти, но весь город радовался.
Рассказывают еще, что в тот самый час, когда был убит этот окаянный хулитель икон, был слышен с неба радостный глас, возвещавший многим смерть злочестивого царя. Некоторые моряки, слышавшие этот глас, записали час и потом узнали, что в это время действительно погиб кровопийца, подобный, согласно своему имени, зверям.
С детьми же его случилось в удвоенной степени то, что он сам причинил детям своего предместника, царя Михаила Рангава: как было уже сказано выше, он оскопил двух сыновей Михаила, точно также были оскоплены и его четыре сына: Василий, названный Константином и предназначенный к царствованию, Савватий, Григорий и Феодосий,
Последний не вынес болезни, следующей за оскоплением, умер и был погребен вместе с отцом, а Василий, названный Константином, онемел от той же болезни. Все они были заточены вместе с их матерью.

Вскоре после воцарения Михаила, все Христовы исповедники были освобождены из заточения, и невозбранно вернулись к себе домой. Хотя новый царь Михаил не был православным и был приверженцем той же иконоборческой ереси, однако он не преследовал православных, предоставляя каждому свободу веровать по-своему. Он был человек несведущий в слове Божием и не занимался книжным чтением, но был весь погружен в мирскую суету и житейские попечения.
Блаженный Феодор со своим братом Феофаном вернулись, однако, не в свое отечество – Палестину, но в Царьград, – удел, доставшийся им для проповеди, и начали открыто
исповедывать благочестие, многих отвращая от иконоборческой ереси и наставляя в истинной вере.
Жил в то время в Царьграде некий муж, по имени Иоанн, который держался той же ереси, что и царь, и пользовался у него большим влиянием. Нося иноческую одежду и лицемерно показывая себя образцом добродетелей, он обманул не только царя, но и многих членов верховного правительства, так что те его слушали и во всем следовали его лукавым советам. Он взошел на патриарший престол, наследуя еретику Феодоту, будучи и сам таким же еретиком.
Не желая видеть на свободе Феодора и Феофана, этих двух светильников православия, просвещающих весь царственный город, он заключил их в темницу, потом призвав их к себе для собеседования, долго спорил с ними, но, не будучи в состоянии победить их, изгнал их из города, выхлопотав на это особый царский приказ (так как он был учителем и первым советником царя). Этим приказом святые Феодор и Феофан были сосланы в заточение в страну, известную под названием Сосфений. Но для преподобных исповедников чужая страна стала ради Христа как бы отечеством, ибо они всюду готовы были пострадать за Христовы иконы.
Вскоре после этого царь Михаил скончался, оставив по себе на престоле сына Феофила, усерднее других приверженного к иконоборческой ереси и снова воздвигшего гонение на церковь. Снова начали выбрасывать и предавать поруганию святые иконы, снова начали готовить для православных истязания, темницы и судилища, снова возобновились всякого рода неправедные мучительства. Многие, устрашившись мук, повиновались, хотя впоследствии и покаялись.

В это время постигли новые страдания и Феодора. Царю стало известно, что он непоколебим в своем исповедании и непреодолим в своем слове, и как сам чтит иконы, так учит поступать и других. Тотчас же нечестивый царь приказал взять преподобного Феодора на суд, и вот, по царскому повелению, привели блаженного, вместе с братом его Феофаном и другими православными, к городскому епарху на истязание.
Когда, после долгого словесного спора, ласкательств и угроз правителя, Феодор не склонился на его убеждения, то блаженного обнажили и в течение долгого времени сильно били толстыми плетьми. Когда же мучители перестали его бить, он стал посреди судилища нагой и окровавленный, украшенный перед ангелами и людьми, полученными за Христа, ранами.
Епарху показалось неприличным это зрелище, но святой сказал:
– Я борец и вышел бороться к врагам за иконы Господа моего, борцы же выходят на борьбу обыкновенно нагими. Если я увижу изнемогающим кого-нибудь из верных, терпящих теперь от вас раны, то тотчас же, вместо него, подставлю под удары свое тело. И этим пополню недостаток его терпения. Вот для чего стою я нагим!
О сильный муж! О свободная речь! О усердие к Богу! После того Феодор с братом снова были посланы в заточение в Афусию. Кто расскажет злострадания, вынесенные ими на пути и в указанном месте: оковы, бури, голод, солнечный зной, ночной мороз, клеветы, ежедневное умирание и восстания? Кто подробно сочтет новые раны, удары, заушения? Достаточно сказать, что ради Христа они с радостью терпели все эти мучения, вместе с долгим изгнанием.

Прошло два года, и их снова, по царскому приказу, привели в Константинополь и представили на испытание самому царю: ибо очень хотелось ему склонить их в свое зловерие. Что они претерпели в это время, явствует из написанного ими впоследствии послания к Иоанну, епископу Кизическому. В этом послании они сами повествуют о себе следующее:
«Когда нас привели в царский дворец и мы входили в дверь, то царь показался нам очень страшным и дышащим яростью. Множество придворных отовсюду окружили нас, и мы издали поклонились царю.
Он же свирепым голосом и в резких выражениях велел нам подойти ближе к себе и спросил:
– В какой стране вы родились?
Когда мы ответили: «в Моавитской стране», – он снова спросил:
– Зачем же вы пришли сюда?
Мы молчали, и смотрели вниз, так как не пришли еще в себя от страданий, причиненных ударами. Тогда царь яростно обратился к близстоявшему правителю и, пылая великим гневом и непристойно бранясь, сказал:
– Возьми их отсюда и, заклеймив их лица, отдай двум сарацинам, чтобы те отвели их в свою землю.
Невдалеке стоял какой-то стихотворец, державший в руках хартию с написанными относительно нас готовыми стихами.
Царь велел ему прочесть их и прибавил:
– Если стихи плохи, то не смущайся этим.
А тот ответил:
– Достаточно и таких стихов для их поругания.
Кто-то из присутствовавших еще заметил:
– Они, владыка, даже недостойны лучших.
Затем были прочтены следующие стихи:

Так как все любят посещать град,
Где пречистые ноги Бога-Слова стояли
Для восстановления вселенной, –
Явились во всечестном месте
И эти лукавые и нечистые сосуды.
Совершив там много постыдного,
По неверию и злочестию,
Они прогнаны оттуда, как отступники;
Но и прибежав в царствующий град,
И тут не оставили своего неистового буйства.
Посему заклейменные, как злодеи, на лицах.
Осуждаются и снова изгоняются.

Выслушав чтение стихов, царь повелел отвести нас под стражу (так говорили о себе святые). Когда мы вышли, кто-то догнал нас и, повелев вернуться, поспешно доставил нас обратно к царю.
Увидев нас, царь сказал:
– Мне кажется, что, уходя, вы говорили про себя, мы надругались над царем. Но сначала я сам надругаюсь над вами и тогда отпущу вас.
Сказав это, он велел нас раздеть. После того, как нас обоих раздели, первого начали бить меня (говорит Феодор), причем сам царь помогал истязателям и непрестанно кричал:
– Бей сильней!
И били меня по плечам и по груди без всякой пощады и милости. Пока меня били, я громко восклицал:
– Мы ни в чем не согрешили против тебя, царь!
А также:
– Господи помилуй! Пресвятая Богородица, приди к нам на помощь!
Затем стали бить моего брата, который взывал подобным же образом:
– Пресвятая Богородица, бежавшая с Сыном Своим в Египет, призри на мои мучения! Господи, Господи, избавляющий слабого от рук сильнейших, не отыми помощи Твоей от нас!
В волю надругавшись над нами, царь снова велел отвести нас под стражу».
Все это написали о себе к епископу Кизическому сами доблестные страдальцы.
Спустя четыре дня, их снова привели к епарху, который ласково сказал им:
– Только раз причаститесь св. Тайн вместе с нами, и я отпущу вас идти, куда захотите.
Но блаженный Феодор ответил ему:
– Твое предложение, епарх, похоже на то, как если бы кто-нибудь сказал мне: об одном молю тебя, позволь только отсечь тебе голову, а затем можешь идти, куда хочешь. Знай, что отвратить нас от правоверия так же трудно, как переставить небо и землю так, чтобы земля стала наверху, а небо внизу.
Тогда епарх приказал заклеймить им лица начертанием на них вышеуказанных стихов.
Недавно полученные страдальцами раны еще не зажили и причиняли им страшную боль.
Несмотря на это, их растянули на досках лицами кверху и начали колоть им лица нарочно приготовленными орудиями, выбивая на них вышеприведенные стихи. Весь день мучили их этим начертанием, и, только когда зашло солнце и наступили сумерки, мучители прекратили истязания.
Уходя от епарха, начертанные страдальцы сказали:
– Знайте все находящееся здесь, что стоящий на страже рая херувим отступит при нашем приходе, увидев на наших лицах эти начертания, и опустит свое пламенное оружие, открывая нам свободный доступ в рай. Ибо еще от века не было этого нового мучения, причиненного нам ныне. И во всяком случае эти начертания будут и на лике Христовом, и на вас падет вина в сем, ибо Он говорит: «Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф.25:40).

После этого нового и бесчеловечного мучения, понесенного за святые иконы, когда кровь еще не перестала струиться, святых заключили в темницу, а затем по повелению вышеупомянутого Иоанна, бывшего в то время патриархом, – снова сослали в заточение в Апамею Вифинскую. При этом был отдан приказ, чтобы, когда они там умрут, не сподоблять их тела погребения, но выбросить далеко за город, как трупы животных.
По пути на место заточения святых исповедников, случилось им пройти мимо того острова, где жил в то время, также в заточении за святые иконы, святой Мефодий. Он сидел там запертый в гробовой пещере с двумя разбойниками и получал пищу от какого-то рыбака. Случайно встретившись по дороге с этим рыбаком, святые разузнали от него все о святом Мефодии. Не имея возможности увидеться с ним, по жестокости сопровождавших их воинов, они написали и послали к нему, при помощи того же рыбака, следующее небольшое стихотворение:
Живому мертвецу и мертвому животворцу,
Живущему на земле и попирающему землю,
Пишут начертанные, узники узнику.
Святой Мефодий утешился духом, прочтя эти стихи, а узнав еще о преподобных страстотерпцах из рассказа рыбака, он воздал благодарение Богу, укрепившему их на такой подвиг, и написал им стихами же следующее:
Вписанных в книги небесные,
Двух, запечатленных по лицу,
Тех, кто погребен раньше смерти,
Приветствует соузник живопогребенный.

Ведомые воинами преподобные достигли Апамеи, неся на челах достоверные знамения своей благочестной веры во Христа, там они были заключены в темницу. Будучи уже преклонного возраста, преподобный Феодор изнемог здесь от многочисленных ран и перенесенных трудов.
В день памяти святого первомученика Стефана он почил о Господе и отошел в вечное успокоение, оставив самое многострадальное тело в оковах за Христа подъятых.
Преподобный Феофан, его брат по плоти и по духу, оплакав свое разлучение с братом и пропев надгробные песнопения над ним, положил его в деревянный гроб.
Рассказывают, что один великий по своим добродетелям старец случайно был в Апамее во время преставления преподобного Феодора и услыхал ангельское пение, с высоты возвещавшее о торжественном восшествии души мученика, вместе с ангелами, на небо.
По смерти царя Феофила, церкви был дарован мир. Благочестивая царица Феодора со своим сыном Михаилом возвратила из заточения всех святых отцов и воздала им честь и хвалу. Тогда освободили от темничного заключения и святого Феофана. Он вместе с прочими пришел в Царьград, неся на своем челе знамения своей победы над зловерием, и был почитаем среди святых отцов, как херувим среди ангелов.

В первую неделю святой четыредесятницы были с великим торжеством внесены в церковь святые иконы. На это торжество блаженный Феофан написал и воспел прекрасный канон.
Затем он был поставлен в митрополиты города Никеи и рукоположен святым патриархом Мефодием, тем самым, который был раньше заключен в гробовой пещере. Таким-то образом воссиял свет Православия, и благодатью Христовою совершенно была прогнана тьма иконоборческой ереси, в течение 120 лет смущавшая и помрачавшая Божию Церковь.
Феофан оставил после себя много сочинений в защиту православия, в особенности известен, как писатель канонов, число коих достигает до 148. Лучшие каноны его – канон на Неделю Православия, все Каноны апостолам и об усопших. Кроме того, преподобный Феофан исповедник, епископ Никейский, писал и стихиры на некоторые дни (память его 24 октября).
Вскоре после того были перенесены из Апамеи в Халкидон (против Константинополя, на малоазийском берегу Босфора) мощи исповедника Христова, преподобного Феодора, причем от них подавалось много исцелений во славу Христа Бога, со Отцом и Духом славимого вовеки. Аминь.

Тропарь, глас 8:
Православия наставниче, благочестия учителю и чистоты, вселенныя светильниче, монашествующих богодухновенное удобрение, Феодоре премудре, ученьми твоими вся просветил еси, цевнице духовная, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 2:
Возгремев Христово Божественное воплощение, безплотныя враги до конца обличил еси, чудне Феодоре. Сего ради вси верно и благочестно вопием ти: моли непрестанно о всех нас.

Величание:
Ублажаем тя, преподобне отче Феодоре, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче ангелов.

Канон святому преподобномученику Феодору Начертанному, Константинопольскому


Феофан и Феодор Начертанные. Фреска в 1547 года, монастырь Дионисиат, Афон
Фео́дор и Феофа́н Начерта́нные

(греч. Θεόδωρος καὶ Θεοφανής τῷ Γραπτώ; вторая половина VIII века — первая половина IX века) — византийские монахи, родные братья, исповедники, философы, пострадавшие от иконоборцев. В православной Церкви причислены к лику преподобных.

Согласно житию, Феодор и Феофан родились от благочестивых родителей, место их рождения — Палестина или Аравия. Родители братьев были сирийцами. Феодор был старшим братом. Они получили хорошее образование. Будучи молодыми людьми, братья поступили жить в Лавру Саввы Освященного, где приняли монашеский постриг. Здесь в монастыре они учились у одного священника. В 813 году императором в Византии стал Лев V Армянин, который в 815 году лишил константинопольского патриарха Никифора патриаршества, созвал поместный церковный собор, на котором были отменены постановления VII вселенского (II Никейского) собора 787 года. Таким образом Лев запретил иконопочитание и восстановил иконоборчество. Во время этих событий Патриарх Иерусалимский Фома I послал Феодора и Феофана в Константинополь для того, чтобы братья убедили императора отказаться от иконоборчества. Беседы братьев-философов с императором привели к тому, что император объявил обоих братьев еретиками и подверг их жестоким наказаниям. Братьев отправили в заключение, в котором они терпели различные мучения, оскорбления, раны и оковы, голод и жажду. В течение более двадцати лет, с 817 по 842 год, братья были мучимы и гонимы императорами иконоборцами. Их страдания продолжались во время правления трёх императоров: Льва Армянина, Михаила Балбы, Феофила. Одним из наказаний, которому подвергли братьев по приказу императора Феофила было следующее: на их лицах при помощи раскалённых игл были начертаны, а вернее выколоты, ямбические позорные стихи, после чего лица исповедников были изуродованы, выжжены до самых веждей (ресниц). По этой причине братья и получили второе имя — «Начертанные». После истязания братья находились в заключении в Апамее, где Феодор около 840 года умер. Его память 27 декабря.

В заточении Феофан имел переписку c будущим патриархом Константинопольским исповедником Мефодием. Феофан дожил до восстановления иконопочитания и участвовал в Константинопольском соборе 843 года. Патриарх Мефодий решил поставить Феофана в митрополиты Никейские, но нашлись недовольные, указывая на то, что Феофан сириец и не имеет поручителей; на что патриарх, указывая на изуродованное лицо Феофана, сказал: «после такой надписи не нужно и желать лучшего свидетельства в его православном исповедании.»

Феофан составил торжественный канон о почитании святых икон, написал 4 книги против иудеев, окружное послание исповедников о св. иконах, стихи о гонении на святые иконы; преимущественно он известен как составитель канонов, число которых простирается до 145. Умер Феофан около 847 года. Его память 11 октября.

Великомученик Феодор Тирон

Феодор Тирон (Тирон — т.е. воин-новобранец) — христианский святой, великомученик, чью память Церковь вспоминает в субботу на первой неделе Великого поста (в 2020 году — 16 марта).
Он жил во времена императора Максимилиана, отличавшегося необузданным нравом. В ту пору солдаты были обязаны приносить жертвы римским божествам. Император желал, чтобы и его самого народ почитал как бога. Воинов это касалось в первую очередь. Когда Феодора стали принуждать к принесению жертвы идолам, он решительно отказался. За то, что исповедал себя христианином, Феодор был заключён в тюрьму и обречён на голодную смерть. Обнаружив через некоторое время Феодора живым, ему вновь предложили совершить жертвоприношение. После отказа он был подвергнут жестоким пыткам, но так и не отступился от веры.

В итоге он был приговорен к сожжению на костре. Его останки, по преданию не повреждённые огнём, попросила христианка Евсевия и погребла в своём доме в городе Евхаитах. Позднее его мощи были перенесены в Константинополь, а глава — сначала в Бриндизи, а затем — в Гаэту.

С его именем связано одно интересное событие церковной истории.

В IV веке в Константинополе у власти стоял император Юлиан Отступник, гонитель христиан. Как-то, в первую седмицу Великого поста, он приказал тайно окропить идоложертвенной кровью все продукты на рынках города. Апостолы призывали христиан «воздерживаться от идоложертвенного и крови», поэтому поступок правителя был жестокой издевкой над христианской верой.

И тут местному архиепископу, Евдоксию, явился во сне великомученик Феодор. Святой предупредил Евдоксия и велел не покупать идоложертвенную пищу, а сварить коливо из домашних запасов крупы. Коливо — вареная с медом пшеница (кстати, аналог колива у славян — кутья, традиционное поминальное блюдо).

В память об этом чудесном событии на первой неделе Великого поста, в навечерие субботы (пятницу) после Литургии Преждеосвященных Даров, в храмах звучит канон великомученику Феодору. Его составил преподобный Иоанн Дамаскин. В этот день благословляют и раздают прихожанам коливо.

Священномученик Феодор Поройков

В храме Живоначальной Троицы находится икона священномученика Феодора Поройкова. Он был последним священником в селе Вощажниково в годы Советской власти. За свою веру, нежелание принять обновленчество и протест против закрытия церкви он был арестован, сослан в ГУЛАГ, где и скончался.

Поройков Федор Николаевич родился в 1875 г. в селе Мимошня, Углического уезда, Ярославской губернии в семье священнослужителя. Отец — Николай Стефанович Поройков 1834 г. Мать — Евдокия Стефановна Свечинская 1835 г. Многодетная семья из девяти детей, он был был восьмым ребенком.

Когда пришло время получать образование, Фёдор Николаевич поступил в Ярославскую Духовную семинарию, но, по не ясным для нас обстоятельствам, он ее не окончил, а проучился только два курса.

В 1893 г. Ярославским Епархиальным Училищным Советом Федор Николаевич был назначен на должность учителя церковно-приходской школы села Гуменец Ростовского уезда. Затем, через год, перемещен на должность учителя пения и псаломщика в село Мало-Богородское Мышкинского уезда.

В начале XX в. женился. В семействе у него жена Фаина Ивановна (Торопова), родилась 29 апреля 1876 г. и четверо детей (Николай 1903 г.р., Иоанн 1905 г.р., Вера 1907 г.р., Лидия 1910 г.р.).

Фаина Ивановна Торопова

В 1901 г. Федор Николаевич был рукоположен во диакона к церкви этого села, где состоял членом Благочинного Совета, а в 1913 г. стал священником той же церкви.

А уже в 1914 г. он возвращается в Ростовский уезд, где служит заведующим и Законоучителем Погореловской и Оносовской церковно-приходских школ. Несмотря на то, что священники на селе причислялись к сельской интеллигенции, их жизнь ни чем не отличалась от жизни крестьянина. Из документов известно, что до революции 1917 г. у него имелись две лошади, две коровы и мелкий скот, а также сарай, житница, сельскохозяйственный инвентарь. На момент ареста в графе «хозяйственное положение», где требуется подробно перечислить недвижимое и движимое имущество, постройки, количество земли и скота мы видим запись: «Ничего не имею», что свидетельствует о раскулачивании во время создания колхозов.

Священномученик Феодор Поройков с семьей

На сегодняшний день известно, что протоиерей Феодор начал служить в церкви села Вощажниково в 1934 г., и был в должности благочинного пятого округа. Но обнаруженные в Ростовском архиве документы Борисоглебского райисполкома доказывают нам, что о. Феодор был знаком с Вощажниковым ранее, с 1925 г.

Первый документ — обращение Вощажниковской церковной общины в Вощажниковский с/с с прошением зарегистрировать избранного ими священника Поройкова Феодора Николаевича и допустить его до Богослужения. Прошение датируется 1925 г.

Второй документ — письмо самого о. Феодора, в котором он просит разрешения провести обряд погребения сабуровского священника о. Николая Стратилатова: «В селе Сабурове умер священник отец Николай Стратилатов, мой товарищ, он служил 30 лет в селе. За несколько часов до смерти он просил меня совершить обряд погребения в церкви села Сабурова. Во исполнение его предсмертной просьбы имею смелость просить Вас совершить обряд». Значит, на момент смерти о. Николая Стратилатова (1925 г.), о. Феодор уже служил в Вощажниково.

20-30-е годы XX в. были тяжелыми для верующих и для всей Церкви. Советская власть, не уничтожив веру, делает попытку подорвать ее изнутри. Начинается раскол церкви, который разделяет ее на «тихоновцев» и «обновленцев». Тихоновцы — приверженцы патриарха Тихона, который сурово осудил безбожную власть, а обновленцы — сторонники Живой Церкви, которая была на службе у Советской власти. Центром обновленческого движения в Борисоглебском районе стала церковь в Троице на Бору. Из 52 церквей, действующих тогда в районе, обновленческими стали 19. На тех священнослужителей, которые отказались признавать власть Высшего Церковного Управления (главный орган Живой Церкви) обрушилась вся мощь репрессивной машины. В списке репрессированных в Борисоглебском районе кроме священников находятся также монахи, псаломщики, старосты и члены церковных советов, верующие миряне. Их арестовывали и приговаривали к различным видам наказания: высшей мере наказания, лишению свободы, ссылке.

Отец Феодор не скрывал своих религиозных убеждений и не принял обновленчество. Об этом свидетельствует письмо священника с. Павлова Петра Алексеевича Массальского священнику Троицеборского храма (оба — ярые обновленцы): «Кончаю служение в виду того, что ныне Областная Митрополия дала задание сделать село Павлово центром реакционной Тихоновщины в Борисоглебском районе. Против обновления встречается сильная оппозиция и бойкот. Поройков за свою фашистскую деятельность попал на скамью подсудимых и увел за собой двух членов церковного Совета с. Вощажниково».

В период коллективизации и раскулачивания о. Феодор был арестован, осужден по ст. 58 п. 10 УК РСФСР, получил приговор — 3 года ИТЛ и 1 год ссылки и до 1934 г. находился в заключении, а в 1934 г. он вновь начал служить в церкви села Вощажникова. Вероятно, истинно верующие крестьяне села просили правящего архиерея в это тяжелое смутное время вернуть им о. Феодора, крепкого, мудрого священника, способного поддержать и укрепить их веру. Из анкеты арестованного Поройкова (допрос 12 октября 1936 г.) известно, что о. Феодора назначил в Вощажниковскую общину Ярославский арихиепископ Павел.

Отец Феодор с матушкой Фаиной

В 1934 году в селе, в котором было три храма (Храм Живоначальной Троицы, храм Рождества Пресвятой Богородицы и храм Преображения Господня), остался действующий один. Отец Феодор делал все возможное, чтобы сохранить последний храм, предотвратить его закрытие.

В сентябре 1936 года советская общественность села Вощажниково в лице учителей местной школы по заданию властей выступила с «инициативой»: закрыть последнюю действующую церковь, а ее здание использовать под складское помещение для организуемой МТС.

Отец Феодор от имени приходского совета написал заявление-протест против закрытия церкви, которое подписали верующие и отправили в Москву. Своими действиями священник навлек на себя репрессии НКВД.

10 октября 1936 г. протоиерей Феодор Поройков был арестован. Все воздвигнутые на него обвинения о. Феодор отверг, не назвал даже адреса своих родных.

Прихожане села Вощажникова 15 октября 1936 года написали заявление в Борисоглебский РИК, в котором просили освободить священника Феодора Поройкова и и.о. псаломщика Елизавету Капитонову. Их прошение не было удовлетворено. Через какое-то время последний действующий храм был закрыт.

16 января 1937 г. он был осужден Спецколлегией Ярославского областного суда за «антисоветскую агитацию», направленную против колхозного строительства и приговорен к пяти годам ИТЛ. Местом заключения для священника стал Кулойлаг, где протоиерей Феодор и скончался 4 января 1938 г.

Кулойлаг — исправительно-трудовой лагерь, находившийся в Архангельской области с 1937 по 1942 г. Это один из 16 лагерей ГАЛАГа. Он был одним из самых суровых лагерей. Заключенные занимались заготовкой леса. В разное время на лесоповале отрабатывали сроки от десяти до тридцати тысяч заключенных. Среди них был и отец Феодор Поройков.

В 2002 г. научная экспедиция под руководством игумена Александра, настоятеля Покровского храма Архангельской области, отправились в заброшенный концлагерь, с вышками и ржавой «колючкой» в Пинежское отделение Кулойского исправительно-трудового лагеря. Экспедицией обнаружен заброшенный ров с останками заключенных трудового лагеря.

Протоиерей Феодор Поройков был реабилитирован 26.01.1996 г.

Канонизирован Архииерейским Собором Русской Православной Церкви 13-16 августа 2000 г.

Икона священномученика Феодора Поройкова

Дни памяти:

Собор новомучеников и исповедников Российских — первое воскресение, начиная от 25.01 СтСт/07.02 НовСт

День мученической кончины (1938 г.) — 22.12 СтСт/04.01 НовСт

Молитвы Феодору Тирону

Тропарь великомученика Феодора Тирона,

глас 2

Велия веры исправления,/ во источнице пламене, яко на воде упокоения,/ святый мученик Феодор радовашеся:/ огнем бо всесожжегся,/ яко хлеб сладкий Троице принесеся.// Того молитвами, Христе Боже, спаси души наша.

Кондак великомученика Феодора Тирона,

глас 8

Веру Христову, яко щит, внутрь приим в сердце твоем,/ противныя силы попрал еси, многострадальче,/ и венцем Небесным венчался еси вечно, Феодоре,// яко непобедимый.

Литература

  • Жития святых (Димитрий Ростовский)/Декабрь/27 Житие и страдание святого преподобномученика и исповедника Феодора и брата его преподобного Феофана начертанных Жития святых (Димитрий Ростовский)/Октябрь/11 Житие преподобного Феофана исповедника и творца канонов
  • Преподобный Феодор исповедник и брат его Феофан Начертанные
  • Феофан Начертанный
  • Феофан, святые православной церкви // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Молитва святому великомученику Феодору Тирону

О, Преславне, великомучениче Феодоре Тироне. Услыши моление нас верных, величающих тя и в смирении своем взывающих к тебе от всея души. От юности показавый пламенную веру во Христа Господа и ради нея жизнь свою положивый, подаждь и нам молящимся тебе душевныя силы, во еже блюсти во вся дни чистоту правыя веры. Запечатлевый мученичеством исповедание веры в пещи огненней, буди нам образом в ревности проповедывания Истины Христовой. Оградивый верных от греха язычества и отступничества, соблюди и нас чистыми от еретических козней и всякого диавольскаго навождения. О, Преблаженне, великомучениче Феодоре, своим предстательством у Престола Всевышняго умоли Господа Бога, да подаст нам благодатныя силы, во еже направити пути жизни нашея по Слову Божию во спасение душ наших. Яко да твоими молитвами получивше благодать и милость, прославим всех благих Источника и Дароподателя Бога, Единаго, в Троице Святей Славимаго, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Читайте также:  Преподобный Серафим Вырицкий: житие, мощи, Молитва
Ссылка на основную публикацию