Преподобный Серафим Вырицкий: житие, мощи, Молитва

Преподобный Серафим Вырицкий. «Всему свое время»

Серафим Вырицкий

3 апреля — память преподобного Серафима Вырицкого.

…В ту ночь келейница батюшки Серафима видела странный сон: бежит он в белом халате по заснеженному полю, а от него буквально рассыпаются немецкие полки. Обнаружив утром на кухне разложенные у печки белый мокрый халат и валенки, она застыла в недоумении, а батюшка Серафим, взглянув на нее веселыми глазками, к вящему ее изумлению спросил: «Ну как, видела?». Появление мокрых вещей на кухне объяснилось довольно просто — старец молился всю ночь на дворе, прямо под открытым небом, а для маскировки, накинул на плечи белый больничный халат. Всего через несколько дней в Вырицу пришло известие о прорыве на Ленинградском фронте — блокада снята, началось наступление…

«Замолчи, глупый разум, слушай Бога!»

Расквартированные в Вырице немецкие офицеры батюшку Серафима побаивались. Самые смелые — отчаялись даже прийти к нему «на совет», надеясь получить благоприятный ответ о будущем Гитлеровской армии. Надежда эта, как им казалось, была «оправдана» тем, что старец был из числа пострадавших от Советов. Однако смелость его ответов была способна обескуражить даже видавших виды офицеров: было ясно, что он говорит не от себя, это была та самая смелость древних библейских пророков, чье благое слово невозможно было заполучить ни щедротами, ни угрозами, ни лестью. Немощный с виду, он ничуть не боялся вопрошавших, тушевались они — перед Тем, Кто был за ним, Тем, у кого «нет лицеприятия», Кто «не терпит лжи» и «поругаем не бывает». С опущенными головами выходили они от священника, предсказывавшего им поражение в России и то, что Ленинград им не взять никогда.

Сколько бы ни старался отец Серафим Вырицкий избегать мирской известности, духовные дарования, которыми он был щедро наделен от Бога, еще задолго до его кончины стали известны большому числу людей. В век материализма и науки, в век самых отчаянных и жестоких социальных экспериментов, он был явлением другого мира, «запрещенного», объявленного мифическим, причисленного к «пережиткам проклятого прошлого».

Советская наука не признавала ни дара откровения о будущем, ни факта исцеления неизлечимых больных, страдавших «странными недугами», не вмещающимися ни в какие представления об известных болезнях и «необъяснимым образом» обострявшихся в моменты приближения подверженных им людей к православным святыням, — недугов, которые на языке духовном издавна назывались одержимостью. Слова «молитва», «старчество», «благодать» в Советском Союзе официально были отнесены к «анахронизмам» царского времени. Власть делала все возможное для того, чтобы пресечь в обществе любые разговоры о таких людях, как Серафим Вырицкий или Амфилохий Почаевский, — способных оказывать помощь в тех случаях, когда медицина была абсолютно бессильна. Их «запрещали», однако к ним тайно устремлялись дети «первых лиц в государстве». Они словно подтверждали силу известного высказывания Блеза Паскаля: «Замолчи, глупый разум, слушай Бога!»

Случалось и так: когда тюрьмы и ссылки, которым власть подвергала старцев, оказывались слишком ничтожным средством, она прибегала к убийству. Но и то, и другое для этих известных священников становилось лишь ступенями святости, поводом для свидетельства о Силе Святого Духа, о воскресении души, прошедшей через горнило страданий за веру, за Христа.

Молиться за немощных, страдающих, заблудших, живых и усопших, невзирая ни на что, вопреки всему, отмаливать Россию — таков долг истинного монаха. Не искал и не мог искать для себя иного жребия тот, кто еще в юности проникся желанием всю свою жизнь без остатка посвятить служению Богу.

Серафим Вырицкий. По ступеням

Однако первое, чему Господь научает настоящего подвижника, — послушание, исполнение Его Святой воли. Не сразу получил Василий Николаевич Муравьев, будущий старец Серафим Вырицкий, благословение на монашество.

Родом из крестьян, он был, казалось, самими обстоятельствами жизни более многих сверстников подготовлен к прохождению монашеского пути, требующего особенно на первых степенях и физических сил, и выносливости, и многих практических навыков. Десять лет было Василию, когда умер его отец, и он остался «за старшего» с больной матерью. Беда научит молиться. Так вышло и у него: не к миру, а из мира, в храм, поближе к Богу стремился он с юности. Но когда встал перед ним вопрос о выборе пути, одним из схимников Александро-Невской Лавры дано было ему благословение: «пройти путь мирской, тернистый, со многими скорбями. Совершить же его перед Богом и совестью», создав благочестивую семью, и лишь спустя годы посвятить оставшиеся лета жизни, по соглашению с супругой, монашескому подвигу.

Избранницей Василия Николаевича стала Ольга Ивановна Найденова — простая, благочестивая, скромная, и тоже подумывавшая прежде о жизни монашеской. Однако и она как Волю Божию приняла ответ на свою молитву от старицы Иверского женского монастыря, схимонахини Пелагеи: жить в миру, выйти замуж и уже спустя годы принять постриг .

Пути Господни — тайна для нас сокрытая. Одних Он призывает еще в молодости, других же для будущего высокого «послушания» готовит среди людей, и научая, и испытывая терпением. Василию Николаевичу годы, проведенные в миру, были даны для приобретения житейской, всесторонней опытности, необходимой пастырю в тех обстоятельствах, которые ожидали Россию.

Трудолюбивый и богобоязненный, Василий Николаевич исполнил Божие повеление, а за усердие получил и успех в начатом деле — торговле, став из бедняков крупнейшим в России поставщиком пушнины. Германия, Австрия, Дания, Франция, Великобритания и даже Нью-Йорк были в списке его «партнеров».

Имея незаурядные способности, Василий Николаевич, тем не менее, не стремился к богатству и мирским почестям. Торговая деятельность была для него не способом умножить капитал, а необходимым средством для оказания помощи Церкви и ближним. Ему только тридцать, а он раздает большую часть своего состояния, делает значительные вклады в монастыри, жертвует милионные суммы на благоустройство и восстановление храмов, на сиротские приюты и больницы для бедняков! Его любовь к России и народу была поистине безгранична.

По сохранившемуся преданию, за время своих заграничных поездок, Василий Муравьев успел побывать и на Афоне, и тогда-то, в 33 года, состоялось событие, определившее его дальнейшую судьбу. По возвращении, он пришел за духовным советом к о. Иоанну Кронштадтскому, а тот назвал его по имени и сказал, что Царица Небесная благословила его на служение России.

Принятое уже в зрелые годы монашество стало для него долгожданной наградой. И сколько подарков приготовил для него Господь! Его духовником еще в миру был известный старец Троице-Сергиевой Лавры — Преп. Варнава Гефсиманский, а постриг над ним совершает будущий исповедник и митрополит — Николай (Ярушевич). Знал о. Серафим Вырицкий и множество священников, которым предстоял путь исповедничества в годы гонений на Церковь.

Еще в предреволюционные годы открылся у него дар прозорливости и благодатных исцелений, а через десять лет после октябрьского переворота, в 1927 г ., старец принимает схиму с именем Серафим — в честь Преп. Серафима Саровского — и приходит в Александро-Невскую Лавру, где братия избирает его духовником. Перед миром это сулило неизбежные скорби — наступление на Православную Церковь бурлило уже «во всю ширь».

Именно старец Серафим Вырицкий в те годы помогал лаврской братии не потерять присутствие духа, «был для всех всем», соединяя духовное окормление монахов с заботами о хлебе насущном для ближних, помогая и тем, кто нуждались в помощи и приходили в обитель, как на свет свечи из ледяного мрака, царившего вокруг.

Духовно Серафим Вырицкий окреп настолько, что не только отверг предложение покинуть Россию и сохранить свою жизнь для Церкви, но и убедил своего собеседника — будущего Патриарха Алексия (Симанского) отказаться от мысли об эмиграции, открыв уготованное ему поприще будущего служения. А между тем, Лавру ожидало то же, что и сотни других обителей. Одна из ночей стала для братии ночью «гефсиманской молитвы» — все насельники монастыря были арестованы. А дальше были ссылки, этапы, лагеря… Многие приняли мученическую кончину.

Твердо веруя, что «сила не в силе, а сила в любви», по слову одного из своих друзей — митрополита Серафима (Чичагова), старец Серафим Вырицкий разделил участь гонимого с сотнями тысяч православных священников, претерпев аресты, нелепые допросы, ужасы заключения. И на всяком месте, Серафим Вырицкий продолжал свой подвиг — духовника, старца, отогревая людей, поддерживая, ободряя одним своим видом.

Серафим Вырицкий. На кресте

В 1933 году, после возвращения из заключения, о. Серафим поселился в Вырице. Господь сохранил его во время испытаний, как светильник для тысяч священников и мирян, приезжавших к нему в место его последнего земного пристанища и неизменно получавших у него помощь и укрепление.

Власти «не оставляли его надолго без внимания», хотя нежданных «визитеров» он по болезни часто вынужден был принимать лежа. Но случалось и так, что эти «обыски-устрашения» заканчивались самым неожиданным образом. Подозвав однажды к себе одного из чекистов, старец, не переставая молиться, ласково назвал его по имени, и дрогнуло что-то внутри у того от неземной, голубиной доброты и кротости… Завязался разговор, стушевались, смягчились и остальные участники обыска.

Всю жизнь избегавший прижизненных «воздаяний», людям, приходившим к нему со слезами благодарности, старец замечал: «Что я? Преподобного Серафима благодарите — это по его молитвам нисходит к немощам нашим Небесный Врач…», «Это Всеблагая Царица Небесная из беды вас вызволила — по вере вашей да будет вам…»

Во времена испытаний от Бога поставляется избранник, имеющий дерзновение молиться за народ. В 1812 г . в далеком Сарове вымаливал победу русской армии преп. Серафим Саровский, а в 1940-х гг. одним из таких дерзновенных молитвенников был Преп. Серафим Вырицкий, оставивший нам образец христианского незлобия, всепрощения и крепости в вере…

Вы прочитали о преподобном Серафиме Вырицком.

Читайте также:

  • Преподобный Серафим – всемирный светильник
  • Преподобный Серафим: житель Святой земли

Житие святого Стефана и в чем помогает икона первомученика, тексты молитв

О святом Стефане известно из Деяний апостолов, в которых описана сцена суда в Синедрионе и казнь христианского мученика в окрестностях Иерусалима. Апостол погиб, утверждая вероучение Христа. Его кровь была первой, пролитой после смерти и Вознесения Спасителя. Последовавшие вскоре гонения на христиан продолжили безжалостное уничтожение последователей Мессии.

Дни памяти

Русская православная церковь чтит Стефана, как мученика, святого праведника и архидиакона. Точные даты рождения и смерти святого неизвестны. День поминовения был выбран в IV веке 26 декабря, на следующий день после Рождества Христова. В Восточной Церкви 26 декабря стали поминать Богородицу, святого Стефана – 27 декабря (с переходом на новый стиль – 9 января).

Кроме этой даты, в православных храмах служат минеи 15 августа (в память перенесения мощей), 28 сентября (обретения мощей).

Служение и мученичество

Стефан был в числе 70 последователей Христа, приравненных к апостолам после казни и Вознесения Спасителя за их горячую веру, праведный образ жизни и большой вклад в распространение христианского учения. Несмотря на молодой возраст, он выделялся знанием Священного Писания, искренней верой. Апостолы определили его старшим над 6 диаконами в церкви.

В обязанности диаконов входило следить за порядком в церкви во время богослужений. Назначение служителей было вызвано конфликтами между евреями-переселенцами, говорившими на греческом языке, и иерусалимскими евреями, родной язык которых был арамейский.

Стефан, по примеру апостолов, проповедовал в Иерусалиме учение Христа. Его речи вызвали возмущение консервативной общины евреев, придерживавшихся воззрений из Ветхого Завета и не признававших в полной мере христианское вероисповедание.

Служители синагоги обратились в Великий Синедрион, высший государственный орган евреев во время римского господства, находившийся в Иерусалиме. В состав аристократического сената входили потомки Аарона Коэны, Левия, евреи с родословной. Собирался Синедрион в одном из залов Храма, возведенном на Храмовой горе.

По обвинению в ереси и богохульстве архидиакон Стефан предстал перед Синедрионом. Но, вместо оправданий в свой адрес, он выступил с обличительной речью, в которой назвал отцов верховных судей убийцами Иисуса Христа. В заключение святой заявил, что видит сейчас Сына Человеческого на Небесах по правую руку от Бога.

Эти слова вызвали гнев присутствовавших на суде евреев. Они прервали его речь и, не дожидаясь вердикта Синедриона, устремились к Стефану, схватили, вывели за город и побили камнями до смерти.

Параллели со Страстями Христовыми

Святой Стефан погиб в 34-35 году от Р. Х. Он стал первомучеником, отдавшим жизнь за вероучение Спасителя. Христианские богословы нашли совпадения в речах и поведении Стефана во время суда и казни со Страстями Христовыми (сравнения Евангелия от Луки с Деяниями Апостолов). В обоих случаях судилище прекратилось после слов о Сыне Человеческом: Иисуса Христа обвинили, что он назвал себя Богом; Стефана – что увидел Сына Человеческого.

Во время казни и избиения Иисус и Стефан просили Господа простить палачей, как не ведающих о греховности своего поступка. Последние слова Спасителя: «Отче! В руки твои предаю дух мой». Стефан говорил, когда его побивали камнями: «Господи Иисусе»! Прими дух мой».

Интерпретации

Существует мнение, распространенное среди исследователей зарождения христианства, что причиной смерти Стефана была не клевета, а внутренний раскол между апостолами. Семьдесят апостолов, на которых снизошел Святой Дух после Вознесения Спасителя, могли предлагать свою трактовку вероучения, не поддерживаемую двенадцатью апостолами.

Мощи и почитание

О том, как были обнаружены мощи святого Стефана, известно от священника Лукиана. Он описал, что ему трижды явился во сне раввин Рабан Гамлиэль, указавший, где захоронены останки святого Стефана. Чудодейственная сила мощей проявилась сразу после вскрытия могилы в 415 году: от них исходило благоухание, излечившее 73 больных.

Большую часть священных останков перенесли в храм на горе Сион. Небольшая часть мощей попала в христианские храмы на севере Африки, где широко распространилось почитание праха святого Стефана, и засвидетельствованы многочисленные исцеления.

Иерусалимский епископ передал часть мощей в Константинополь. Еще одна часть была перенесена в храм на Масличной горе, построенный на месте гибели святого. Священным останкам в средние века поклонялись в Италии (храмы в Риме, Анконе), Франции (часовня в Меце), Испании (церковь в Оссете).

Молитвы

Тропарь, глас 3

Апо́столом совсе́льник/ и страстоте́рпцем первострада́лец,/ Христо́в служи́тель, прехва́льне Стефа́не,/ пе́рвее бо соверши́в муче́ния тече́ние,/ безчи́сленныя ро́ды челове́к ра́вно Подвигополо́жнику Христу́ приведе́./ Те́мже я́ко апо́стола и страда́льца верхо́внаго/ чту́ще тя, мо́лим:/ моли́ Христа́ Бо́га// дарова́ти нам ве́лию ми́лость.

Кондак, глас 6

Пе́рвый се́ялся еси́ на земли́ Небе́сным де́лателем,/ всехва́льне Стефа́не,/ пе́рвый на земли́ за Христа́ кровь излия́л еси́, блаже́нне,/ пе́рвый от Него́ побе́ды венце́м увя́злся еси́ на Небесе́х,/ страда́льцев нача́ло,// вене́чниче, му́чеников первострада́льне.

Молитва 1-я

О, святы́й первому́чениче, апо́столе архидиа́коне Стефа́не! Прекло́ньше коле́на души́ и се́рдца на́шего, тя мо́лим: воздежи́ ру́це твои́ ко Го́споду и сподви́жи всему́ ро́ду челове́ческому Предста́тельницу и Хода́таицу к Сы́ну Своему́, Пресвяту́ю Ма́терь Де́ву, и о нас (имена), при́сно прогневля́ющих грехо́м и ле́ностию, моли́ Блага́го Спа́са на́шего, да пода́ст нам благода́ть во благовре́менную по́мощь к покая́нию, и твои́м предста́тельством и заступле́нием Пресвяты́я Ма́тере Своея́, в день он стра́шный и пра́ведный, да не поста́вит пред на́ми грехи́ на́ша, но по щедро́там Свои́м, тобо́ю умоле́н быв, да рече́т душе́ на́шей: спасе́ние ва́ше есмь Аз во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва 2-я

Пе́рвый во диа́конех, пе́рвый и в му́ченицех показа́лся еси́, святы́й Стефа́не, апо́столе, испо́лнь бо ве́ры и си́лы во уче́нии и в зна́мениих вели́к яви́лся еси́, и никто́же возмо́же противуста́ти прему́дрости и ду́ху, ими́же глаго́лал еси́, лице́ же Твое́ на со́нмищи ви́дено бысть, я́ко лице А́нгела. Те́мже, испо́лнен Свята́го Ду́ха быв, видел еси́ отве́рстое не́бо и сла́ву Бо́жию и Сы́на челове́ча, Го́спода на́шего́ Иису́са Христа́, одесну́ю стоя́ща Бо́га Отца́. Та́же и от жестоковы́йных и уби́йц иуде́ев ка́мением пред лице́м Преблагослове́нныя и моля́щияся о Тебе́ Де́вы, Ма́тере Его́, побива́емь, прекло́нь коле́на, возопи́л еси́ гла́сом ве́лиим: Го́споди, не поста́ви им греха сего́! И та́ко дух твой Го́споду Иису́су ра́достно преда́л еси́. Сего́ ра́ди моли́твенника и предста́теля тя стяжа́хом, коле́на души́ и се́рдца на́шего прекло́ньше, тя мо́лим: воздежи́ ру́це твои́ ко Го́споду, и сподви́жи всему́ ро́ду челове́ческому Предста́тельницу и Хода́таицу к Сы́ну Своему́, Пресвяту́ю Ма́терь Де́ву, и о нас, при́сно прогневля́ющих грехо́м и ле́ностию, моли́ Блага́го Спа́са на́шего́, да пода́ст нам благода́ть во благовре́менную по́мощь к покая́нию и Твои́м предста́тельством и заступле́нием Пресвяты́я Ма́тере Своея́ в день он, стра́шный и пра́ведный, да не поста́вит пред на́ми грехи́ на́ша, но по щедро́там Свои́м, тобо́ю умоле́н быв, да рече́т ду́ши на́шей: спасе́ние ва́ше есмь Аз во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Некоторые храмы, посвященные св. Стефану

Храмовые сооружения в честь первомученика имеются в Западной и Восточной Европе, Иерусалиме, Стамбуле:

  • базилика в Иерусалиме;
  • соборы в Риме, Меце;
  • церкви в Эдессе, Стамбуле, Несебыре, Мцхета.
Читайте также:  Сила любви (время чтения 9 минут)

Описание иконы

На иконах святой изображается в нескольких ипостасях:

  • молодым человеком с камнем на голове и пальмовой ветвью в руке (символизирует, от чего он погиб и победу над смертью);
  • в одеянии диакона, благословляющим верующих;
  • со Священным Писанием и Крестом Господнем в руках.

Первомученик принял смерть в возрасте до 30 лет, что объясняет, почему на всех иконах он изображен молодым.

Стефан Махрищский – история святого имени

Краткое житие преподобного Стефана Махрищского

Друг и собеседник преподобного Сергия Радонежского. Родом из Киева. Принял монашество в Киево-Печерском монастыре. Вследствие усиления гонений на православных со стороны католиков, ища безмолвия, святой удалился в местечко Махрище (в 35 верстах от Троице-Сергиевой Лавры) и здесь не позднее 1358 г. по благословению святителя , митрополита Московского, основал обитель в честь Св. Троицы.

Ненависть соседних владельцев земли заставила преподобного Стефана удалиться на реку Авнежу, где в 60 верстах от Вологды святой основал другую обитель Св. Троицы.

Вернувшись в Махрищскую обитель, св. Стефан учредил в ней общежитие и подвизался до своей кончины, последовавшей в 1406 г.

В 1550 г. были обретены нетленные мощи преподобного, прославившиеся многими чудесами. Одно из них произошло, вероятно, в 1557 г., когда по молитве к преподобному произошло чудесное умножение хлеба на 2000 богомольцев, и остатков собрали столько, что братия питалась еще три месяца.

Полное житие преподобного Стефана Махрищского

Преподобный Стефан был современником и ближайшим собеседником преподобного Сергия Радонежского. Родился и воспитался он в Киеве, принял иночество в Печерской обители, где проводил жизнь в строгом воздержании, непрестанной молитве и полном послушании у старцев. Несколько лет святой Стефан прожил в Киево-Печерском монастыре, все более совершенствуясь в иноческих подвигах. Но мирное течение монашеской жизни в Киеве было нарушено подчинением южной части России князьям литовским, а затем – польскому королю. Католики усилили свое влияние и стали притеснять православных: отбирали у них храмы и устраивали в них костелы, не допускали православных до значительных должностей, бранили и даже избивали священников и монахов. Гонение на православие особенно усилилось в середине XIV века. В то время многие иноки в Киеве и его окрестностях покинули свои монастыри и уединились в безвестных дебрях и пустынях для подвигов поста и молитвы. Преподобный Стефан также ушел из Киево-Печерской Лавры и отправился на север, в православную Москву.

Святой Стефан прибыл в столицу Русского государства в княжение великого князя Иоанна II (1353–1359), сына Калиты и отца св. блгв. кн. Димитрия Донского (память 19 мая/1 июня), который предложил подвижнику избрать для жительства любой монастырь в Москве. Но святой Стефан решил поселиться в пустыне и отправился на северо-восток, где избрал себе место в лесном урочище Махрище, в 35-ти верстах от обители преподобного Сергия. Водрузив деревянный крест, подвижник срубил себе келлию, выкорчевал вокруг лес для возделывания земли и стал жить там, подвизаясь в посте, молитве и трудах. Когда о святом отшельнике стало известно в окрестностях, к нему начали приходить ревнители благочестия. Сначала преподобный Стефан, стремясь к безмолвию, не разрешал им поселиться около него, но затем уступил их просьбам. Не позднее 1358 года по благословению святителя , митрополита Московского († 1378; память 12/25 февраля), преподобный Стефан основал монастырь. Братия построили храм во имя Живоначальной Троицы, трапезную и келлии, которые обнесли оградой. Святитель Алексий рукоположил преподобного Стефана во иеромонаха и поставил игуменом новой обители.

Устроенная преподобным Стефаном обитель чрезвычайно распространилась, руководимая им по уставу общежития. Неленостно кроткими и тихими наставлениями поучал братию преподобный о путях спасения, о благочинии церковном и обязанностях инока, напоминая им слова Господни: «На кого воззрю, если не на кроткого и молчаливого и трепещущего Моих словес» (Ис.66,2). Еще более, чем словом, поучал игумен примером, ничем не отличаясь от братии в одежде и пище, облеченный в рубище, как бы один из последних, первенствуя только на молитве, ибо всех предупреждал в храме Божием и никому не уступал в трудах. Не только иноки, но и миряне стекались к нему из окрестностей для духовного совета, посещал для назидательной беседы и преподобный Сергий Радонежский, Лавра которого уже возникала по соседству, в сорока верстах от Махрищи. Но однажды пришел к преподобному Стефану великий сподвижник Сергий, утаив от него вину своего прихода – огорчение от братии, вынудившее его удалиться на время от своей обители. Узнав о пришествии преподобного Сергия, преподобный Стефан велел ударить в било церковное и встретил его со своей братией, ибо единодушны были оба труженика; единую волю творили они Господа своего и дружно возделывали духовную бразду, посевая в ней семя словесное. Встретившись, поклонились они взаимно до земли, прося друг у друга молитв и благословения, вместе вошли они в церковь для краткой молитвы. Несколько дней пробыл преподобный Сергий в Махрищской обители, обходя с ним пустыню и веселясь духовно о ее процветании. Наконец, открыл преподобный Сергий ему желание своего сердца: «Желал бы я, отче, с помощью Божией обрести себе место уединенное, где бы безмолвствовать. Прошу твою любовь даровать мне одного из учеников твоих, знающих пустынные места». Преподобный Стефан с любовью исполнил просьбу аввы Сергия и, отпустив с ним добродетельного ученика своего Симона, проводил его до источника, за три версты от обители. Позднее на месте расставания святых старцев, над источником, была поставлена часовня. Симон, обошедши с преподобным Сергием многие места пустынные, указал ему высокое прекрасное место на реке Киржачи. Оно полюбилось отшельнику Радонежскому, и там основал преподобный новую обитель во имя Благовещения Богоматери, где временно водворился, доколе братия первоначальной Лавры его не почувствовали горького лишения и разлуки с таким пастырем и не умолили его возвратиться, уже чрез посредство святителя Московского Алексия.

Вскоре и самого Стефана постигло такое же искушение от братии, и он последовал смиренному примеру собеседника своего, преподобного Сергия. Некто Григорий, живший недалеко от Троицкой обители, передал монастырю свою землю и другое имущество, принял монашество и стал усердным учеником игумена. Преподобный вскоре послал его к святителю Алексию, который рукоположил Григория во пресвитера и возвратил в обитель. Между тем присоединение к обители преподобного Стефана некоторых земель вызвало раздражение живших неподалеку четырех братьев Юрковских, опасавшихся, что их имение может отойти к монастырю. С целью заставить преподобного уйти из этих мест они грозили убить его. Никакие вразумления святого не помогали. Тогда преподобный Стефан, оставив вместо себя священноинока Илию, тайно оставил монастырь вместе с любимым учеником своим Григорием. В 60-ти верстах от Вологды, в древнем Авнежском княжестве, он основал Троицкую Авнежскую пустынь. Первым пострижеником обители стал местный землевладелец Константин Дмитриевич, который, желая подражать подвигам преподобного Стефана, одну часть своего имения раздал бедным, а другую пожертвовал новому монастырю и принял монашеский постриг с именем Кассиан (впоследствии пострадал вместе с преподобным Григорием в 1392 году; память их 15/28 июня). Со временем слава об Авнежских иноках дошла до Москвы. Благоверный великий князь Димитрий Иоаннович Донской, узнав о месте пребывания преподобного Стефана, вызвал его к себе, а в монастырь сделал богатый вклад богослужебными книгами и другими пожертвованиями. Преподобный Стефан, поручив паству свою преподобному Григорию, а келарную службу – преподобному Кассиану, пошел в царствующий град.

По дороге в Москву преподобный Стефан посетил Махрищскую обитель, где с радостью был встречен братией, умолявшей его не оставлять их более и возвратиться к ним из столицы.

Милостиво принял его там святитель Алексий, глубоко уважавший его добродетель, и любитель благолепия церковного великий князь, который снабдил Махрищскую обитель многими землями и льготами и велел преподобному Стефану опять в ней водвориться.

Будучи в Москве, преподобный обрел там будущего светильника Российской Церкви. Юноша-сирота Косма, сродник великокняжеского боярина и окольничего Тимофея Васильевича Вельяминова, славившегося богатством, мечтал быть иноком. Но его влиятельный родственник не соглашался отпустить его в монастырь. Узнав о святом Стефане, Косма пошел к нему и со слезами стал просить о помощи. Преподобный Стефан, провидя в юноше великого подвижника, постриг его в рясофор и преднарек ему имя Кирилл. Затем преподобный отвел Косму в Симонов монастырь, где преподобный Феодор (впоследствии архиепископ Ростовский, † 1394; память 28 ноября/11 декабря) постриг его в мантию. Это был преподобный Кирилл Белоезерский († 1427; память 9/22 июня).

Вернувшись в Махрищскую обитель, преподобный Стефан ввел в ней общежительный устав и в течение многих лет мирно и мудро управлял братией. По временам он приходил для беседы к великому чудотворцу Сергию.

Достигнув глубокой старости, преподобный Стефан передал игуменство старцу Илии и принял великую схиму. В скором времени, чувствуя приближение своей кончины, он созвал духовное стадо и в последний раз поучил братию подвигам духовным, страху Божию и непрестанной памяти смертной, любви нелицемерной, воздержанию и конечному отречению от мира. И причастившись Святых Христовых Таин, предал преподобный Стефан чистую свою душу Богу июля в 14-й день 1406 года. Благоухание святой его жизни повеяло от святых его мощей, свидетельствуя о благоприятном предстательстве его пред лицем Божиим. Со слезами братия погребли его в созданной им обители Живоначальной Троицы.

Много лет после преставления блаженного Стефана жил в его обители некто благоговейный старец инок Герман, уже столетний, днем и ночью предстоявший в молитвах Богу. Однажды ночью вышел он из своей келлии и увидел над гробом преподобного огонь. Ужаснулся старец и поспешил возвестить о том игумену Ионе, который увидел из окна своего тот же огонь, как бы луч света, сиявший от гробницы. Пришел в то время из Лавры преподобного Сергия игумен Арсений и, услышав о чудном явлении, духовно уразумел знамение благодати Божией. Он велел поставить над могилой гробницу, осенить ее покровом и пред нею возжечь неугасимую лампаду. С того времени возобновилось почитание святого, уже почти забытого, и было установлено ежегодное ему празднование.

В 1550 году при постройке нового каменного храма во имя Живоначальной Троицы мощи преподобного Стефана были обретены нетленными, но оставлены в новом храме под спудом. От кожаного параманда, найденного на персях мощей и вложенного в серебряный крест, последовали исцеления для прикасавшихся к нему с верою.

По молитвам преподобного происходили и другие чудеса. Однажды в праздник Пятидесятницы в обитель собралось до двух тысяч богомольцев. В тот год (по некоторым источникам, 1557 г.) был голод и в обители было мало хлеба. Игумен Варлаам (1557–1570), желая исполнить завет преподобного, учившего питать всех приходящих в монастырь, не знал, как быть. С верою он обратился в молитве к святому Стефану, прося у него помощи. Затем игумен повелел монаху Симеону, служившему за трапезой, весь имевшийся хлеб разделить и разложить на столы. Симеон мысленно осудил игумена, полагая, что такой поступок не только не накормит множество народа, но и лишит братию завтрашнего пропитания, однако он исполнил повеление, и по молитве святого Стефана произошло чудо: не только все паломники насытились, но еще осталось столько хлеба, что братия питались им три месяца.

Игумен Варлаам стал первым собирателем сведений о жизни преподобного Стефана. Он разыскал записки о святом у своего прадеда Серапиона, лично знавшего преподобного Стефана, и записал известные ему чудеса, происходившие у святых мощей. На основе этих записей игумен Данилова монастыря Иоасаф (впоследствии епископ Вологодский) по благословению митрополита Московского Макария († 1563; память 30 декабря/12 января) составил житие и службу преподобному Стефану. Служба святому была составлена также Симеоном Полоцким.

Преподобный Стефа ́ н Махрищский

Дни памяти

6 июля – Собор Владимирских святых

19 июля – Собор Радонежских святых

5 сентября (переходящая) – Собор Московских святых

Житие

Крат­кое жи­тие пре­по­доб­но­го Сте­фа­на Махри­щско­го

Друг и со­бе­сед­ник пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. Ро­дом из Ки­е­ва. При­нял мо­на­ше­ство в Ки­е­во-Пе­чер­ском мо­на­сты­ре. Вслед­ствие уси­ле­ния го­не­ний на пра­во­слав­ных со сто­ро­ны ка­то­ли­ков, ища без­мол­вия, свя­той уда­лил­ся в ме­стеч­ко Махри­ще (в 35 вер­стах от Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры) и здесь не позд­нее 1358 г. по бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Алек­сия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го, ос­но­вал оби­тель в честь Св. Тро­и­цы.

Нена­висть со­сед­них вла­дель­цев зем­ли за­ста­ви­ла пре­по­доб­но­го Сте­фа­на уда­лить­ся на ре­ку Ав­не­жу, где в 60 вер­стах от Во­лог­ды свя­той ос­но­вал дру­гую оби­тель Св. Тро­и­цы.

Вер­нув­шись в Махри­щскую оби­тель, св. Сте­фан учре­дил в ней об­ще­жи­тие и под­ви­зал­ся до сво­ей кон­чи­ны, по­сле­до­вав­шей в 1406 г.

В 1550 г. бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ные мо­щи пре­по­доб­но­го, про­сла­вив­ши­е­ся мно­ги­ми чу­де­са­ми. Од­но из них про­изо­шло, ве­ро­ят­но, в 1557 г., ко­гда по мо­лит­ве к пре­по­доб­но­му про­изо­шло чу­дес­ное умно­же­ние хле­ба на 2000 бо­го­моль­цев, и остат­ков со­бра­ли столь­ко, что бра­тия пи­та­лась еще три ме­ся­ца.

Пол­ное жи­тие пре­по­доб­но­го Сте­фа­на Махри­щско­го

Пре­по­доб­ный Сте­фан был совре­мен­ни­ком и бли­жай­шим со­бе­сед­ни­ком пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. Ро­дил­ся и вос­пи­тал­ся он в Ки­е­ве, при­нял ино­че­ство в Пе­чер­ской оби­те­ли, где про­во­дил жизнь в стро­гом воз­дер­жа­нии, непре­стан­ной мо­лит­ве и пол­ном по­слу­ша­нии у стар­цев. Несколь­ко лет свя­той Сте­фан про­жил в Ки­е­во-Пе­чер­ском мо­на­сты­ре, все бо­лее со­вер­шен­ству­ясь в ино­чес­ких по­дви­гах. Но мир­ное те­че­ние мо­на­ше­ской жиз­ни в Ки­е­ве бы­ло на­ру­ше­но под­чи­не­ни­ем юж­ной ча­сти Рос­сии кня­зьям ли­тов­ским, а за­тем – поль­ско­му ко­ро­лю. Ка­то­ли­ки уси­ли­ли свое вли­я­ние и ста­ли при­тес­нять пра­во­слав­ных: от­би­ра­ли у них хра­мы и устра­и­ва­ли в них ко­сте­лы, не до­пус­ка­ли пра­во­слав­ных до зна­чи­тель­ных долж­но­стей, бра­ни­ли и да­же из­би­ва­ли свя­щен­ни­ков и мо­на­хов. Го­не­ние на пра­во­сла­вие осо­бен­но уси­ли­лось в се­ре­дине XIV ве­ка. В то вре­мя мно­гие ино­ки в Ки­е­ве и его окрест­но­стях по­ки­ну­ли свои мо­на­сты­ри и уеди­ни­лись в без­вест­ных де­брях и пу­сты­нях для по­дви­гов по­ста и мо­лит­вы. Пре­по­доб­ный Сте­фан так­же ушел из Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры и от­пра­вил­ся на се­вер, в пра­во­слав­ную Моск­ву.

Свя­той Сте­фан при­был в сто­ли­цу Рус­ско­го го­су­дар­ства в кня­же­ние ве­ли­ко­го кня­зя Иоан­на II (1353–1359), сы­на Ка­ли­ты и от­ца св. бл­гв. кн. Ди­мит­рия Дон­ско­го (па­мять 19 мая/1 июня), ко­то­рый пред­ло­жил по­движ­ни­ку из­брать для жи­тель­ства лю­бой мо­на­стырь в Москве. Но свя­той Сте­фан ре­шил по­се­лить­ся в пу­стыне и от­пра­вил­ся на се­ве­ро-во­сток, где из­брал се­бе ме­сто в лес­ном уро­чи­ще Махри­ще, в 35-ти вер­стах от оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия. Во­дру­зив де­ре­вян­ный крест, по­движ­ник сру­бил се­бе кел­лию, вы­кор­че­вал во­круг лес для воз­де­лы­ва­ния зем­ли и стал жить там, под­ви­за­ясь в по­сте, мо­лит­ве и тру­дах. Ко­гда о свя­том от­шель­ни­ке ста­ло из­вест­но в окрест­но­стях, к нему на­ча­ли при­хо­дить рев­ни­те­ли бла­го­че­стия. Сна­ча­ла пре­по­доб­ный Сте­фан, стре­мясь к без­мол­вию, не раз­ре­шал им по­се­лить­ся око­ло него, но за­тем усту­пил их прось­бам. Не позд­нее 1358 го­да по бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Алек­сия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го († 1378; па­мять 12/25 фев­ра­ля), пре­по­доб­ный Сте­фан ос­но­вал мо­на­стырь. Бра­тия по­стро­и­ли храм во имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, тра­пез­ную и кел­лии, ко­то­рые об­нес­ли огра­дой. Свя­ти­тель Алек­сий ру­ко­по­ло­жил пре­по­доб­но­го Сте­фа­на во иеро­мо­на­ха и по­ста­вил игу­ме­ном но­вой оби­те­ли.

Читайте также:  Молитва Символ Веры при крещении ребенка, текст

Устро­ен­ная пре­по­доб­ным Сте­фа­ном оби­тель чрез­вы­чай­но рас­про­стра­ни­лась, ру­ко­во­ди­мая им по уста­ву об­ще­жи­тия. Неле­ност­но крот­ки­ми и ти­хи­ми на­став­ле­ни­я­ми по­учал бра­тию пре­по­доб­ный о пу­тях спа­се­ния, о бла­го­чи­нии цер­ков­ном и обя­зан­но­стях ино­ка, на­по­ми­ная им сло­ва Гос­под­ни: «На ко­го воз­зрю, ес­ли не на крот­ко­го и мол­ча­ли­во­го и тре­пе­щу­ще­го Мо­их сло­вес» (Ис.66,2). Еще бо­лее, чем сло­вом, по­учал игу­мен при­ме­ром, ни­чем не от­ли­ча­ясь от бра­тии в одеж­де и пи­ще, об­ле­чен­ный в ру­би­ще, как бы один из по­след­них, пер­вен­ствуя толь­ко на мо­лит­ве, ибо всех пре­ду­пре­ждал в хра­ме Бо­жи­ем и ни­ко­му не усту­пал в тру­дах. Не толь­ко ино­ки, но и ми­ряне сте­ка­лись к нему из окрест­но­стей для ду­хов­но­го со­ве­та, по­се­щал для на­зи­да­тель­ной бе­се­ды и пре­по­доб­ный Сер­гий Ра­до­неж­ский, Лав­ра ко­то­ро­го уже воз­ни­ка­ла по со­сед­ству, в со­ро­ка вер­стах от Махри­щи. Но од­на­жды при­шел к пре­по­доб­но­му Сте­фа­ну ве­ли­кий спо­движ­ник Сер­гий, ута­ив от него ви­ну сво­е­го при­хо­да – огор­че­ние от бра­тии, вы­ну­див­шее его уда­лить­ся на вре­мя от сво­ей оби­те­ли. Узнав о при­ше­ствии пре­по­доб­но­го Сер­гия, пре­по­доб­ный Сте­фан ве­лел уда­рить в би­ло цер­ков­ное и встре­тил его со сво­ей бра­ти­ей, ибо еди­но­душ­ны бы­ли оба тру­же­ни­ка; еди­ную во­лю тво­ри­ли они Гос­по­да сво­е­го и друж­но воз­де­лы­ва­ли ду­хов­ную браз­ду, по­се­вая в ней се­мя сло­вес­ное. Встре­тив­шись, по­кло­ни­лись они вза­им­но до зем­ли, про­ся друг у дру­га мо­литв и бла­го­сло­ве­ния, вме­сте во­шли они в цер­ковь для крат­кой мо­лит­вы. Несколь­ко дней про­был пре­по­доб­ный Сер­гий в Махри­щской оби­те­ли, об­хо­дя с ним пу­сты­ню и ве­се­лясь ду­хов­но о ее про­цве­та­нии. На­ко­нец, от­крыл пре­по­доб­ный Сер­гий ему же­ла­ние сво­е­го серд­ца: «Же­лал бы я, от­че, с по­мо­щью Бо­жи­ей об­ре­сти се­бе ме­сто уеди­нен­ное, где бы без­молв­ство­вать. Про­шу твою лю­бовь да­ро­вать мне од­но­го из уче­ни­ков тво­их, зна­ю­щих пу­стын­ные ме­ста». Пре­по­доб­ный Сте­фан с лю­бо­вью ис­пол­нил прось­бу ав­вы Сер­гия и, от­пу­стив с ним доб­ро­де­тель­но­го уче­ни­ка сво­е­го Си­мо­на, про­во­дил его до ис­точ­ни­ка, за три вер­сты от оби­те­ли. Позд­нее на ме­сте рас­ста­ва­ния свя­тых стар­цев, над ис­точ­ни­ком, бы­ла по­став­ле­на ча­сов­ня. Си­мон, обо­шед­ши с пре­по­доб­ным Сер­ги­ем мно­гие ме­ста пу­стын­ные, ука­зал ему вы­со­кое пре­крас­ное ме­сто на ре­ке Кир­жа­чи. Оно по­лю­би­лось от­шель­ни­ку Ра­до­неж­ско­му, и там ос­но­вал пре­по­доб­ный но­вую оби­тель во имя Бла­го­ве­ще­ния Бо­го­ма­те­ри, где вре­мен­но во­дво­рил­ся, до­ко­ле бра­тия пер­во­на­чаль­ной Лав­ры его не по­чув­ство­ва­ли горь­ко­го ли­ше­ния и раз­лу­ки с та­ким пас­ты­рем и не умо­ли­ли его воз­вра­тить­ся, уже чрез по­сред­ство свя­ти­те­ля Мос­ков­ско­го Алек­сия.

Вско­ре и са­мо­го Сте­фа­на по­стиг­ло та­кое же ис­ку­ше­ние от бра­тии, и он пос­ле­до­вал сми­рен­но­му при­ме­ру со­бе­сед­ни­ка сво­е­го, пре­по­доб­но­го Сер­гия. Некто Гри­го­рий, жив­ший неда­ле­ко от Тро­иц­кой оби­те­ли, пе­ре­дал мо­на­сты­рю свою зем­лю и дру­гое иму­ще­ство, при­нял мо­на­ше­ство и стал усерд­ным уче­ни­ком игу­ме­на. Пре­по­доб­ный вско­ре по­слал его к свя­ти­те­лю Алек­сию, ко­то­рый ру­ко­по­ло­жил Гри­го­рия во пре­сви­те­ра и воз­вра­тил в оби­тель. Меж­ду тем при­со­еди­не­ние к оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сте­фа­на неко­то­рых зе­мель вы­зва­ло раз­дра­же­ние жив­ших непо­да­ле­ку че­ты­рех бра­тьев Юр­ков­ских, опа­сав­ших­ся, что их име­ние мо­жет отой­ти к мо­на­сты­рю. С це­лью за­ста­вить пре­по­доб­но­го уй­ти из этих мест они гро­зи­ли убить его. Ни­ка­кие вра­зум­ле­ния свя­то­го не по­мо­га­ли. То­гда пре­по­доб­ный Сте­фан, оста­вив вме­сто се­бя свя­щен­но­и­но­ка Илию, тай­но оста­вил мо­на­стырь вме­сте с лю­би­мым уче­ни­ком сво­им Гри­го­ри­ем. В 60-ти вер­стах от Во­лог­ды, в древ­нем Ав­неж­ском кня­же­стве, он ос­но­вал Тро­иц­кую Ав­неж­скую пу­стынь. Пер­вым по­стри­же­ни­ком оби­те­ли стал мест­ный земле­вла­де­лец Кон­стан­тин Дмит­ри­е­вич, ко­то­рый, же­лая под­ра­жать по­дви­гам пре­по­доб­но­го Сте­фа­на, од­ну часть сво­е­го име­ния раз­дал бед­ным, а дру­гую по­жерт­во­вал но­во­му мо­нас­ты­рю и при­нял мо­на­ше­ский по­стриг с име­нем Кас­си­ан (впо­след­ствии по­стра­дал вме­сте с пре­по­доб­ным Гри­го­ри­ем в 1392 го­ду; па­мять их 15/28 июня). Со вре­ме­нем сла­ва об Ав­неж­ских ино­ках до­шла до Моск­вы. Бла­го­вер­ный ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич Дон­ской, узнав о ме­сте пре­бы­ва­ния пре­по­доб­но­го Сте­фа­на, вы­звал его к се­бе, а в мо­на­стырь сде­лал бо­га­тый вклад бо­го­слу­жеб­ны­ми кни­га­ми и дру­ги­ми по­жерт­во­ва­ни­я­ми. Пре­по­доб­ный Сте­фан, по­ру­чив паст­ву свою пре­по­доб­но­му Гри­го­рию, а ке­лар­ную служ­бу – пре­по­доб­но­му Кас­си­а­ну, по­шел в цар­ству­ю­щий град.

По до­ро­ге в Моск­ву пре­по­доб­ный Сте­фан по­се­тил Махри­щскую оби­тель, где с ра­до­стью был встре­чен бра­ти­ей, умо­ляв­шей его не остав­лять их бо­лее и возв­ра­тить­ся к ним из сто­ли­цы.

Ми­ло­сти­во при­нял его там свя­ти­тель Алек­сий, глу­бо­ко ува­жав­ший его доб­ро­де­тель, и лю­би­тель бла­го­ле­пия цер­ков­но­го ве­ли­кий князь, ко­то­рый снаб­дил Мах­ри­щскую оби­тель мно­ги­ми зем­ля­ми и льго­та­ми и ве­лел пре­по­доб­но­му Сте­фа­ну опять в ней во­дво­рить­ся.

Бу­дучи в Москве, пре­по­доб­ный об­рел там бу­ду­ще­го све­тиль­ни­ка Рос­сий­ской Цер­кви. Юно­ша-си­ро­та Кос­ма, срод­ник ве­ли­ко­кня­же­ско­го бо­яри­на и околь­ни­че­го Ти­мо­фея Ва­си­лье­ви­ча Ве­лья­ми­но­ва, сла­вив­ше­го­ся бо­гат­ством, меч­тал быть ино­ком. Но его вли­я­тель­ный род­ствен­ник не со­гла­шал­ся от­пу­стить его в мо­нас­тырь. Узнав о свя­том Сте­фане, Кос­ма по­шел к нему и со сле­за­ми стал про­сить о по­мо­щи. Пре­по­доб­ный Сте­фан, про­ви­дя в юно­ше ве­ли­ко­го по­движ­ни­ка, по­стриг его в ря­со­фор и пред­на­рек ему имя Ки­рилл. За­тем пре­по­доб­ный от­вел Кос­му в Си­мо­нов мо­на­стырь, где пре­по­доб­ный Фе­о­дор (впо­след­ствии ар­хи­епис­коп Ро­стов­ский, † 1394; па­мять 28 но­яб­ря/11 де­каб­ря) по­стриг его в ман­тию. Это был пре­по­доб­ный Ки­рилл Бе­ло­е­зер­ский († 1427; па­мять 9/22 июня).

Вер­нув­шись в Махри­щскую оби­тель, пре­по­доб­ный Сте­фан ввел в ней об­ще­жи­тель­ный устав и в те­че­ние мно­гих лет мир­но и муд­ро управ­лял бра­ти­ей. По вре­ме­нам он при­хо­дил для бе­се­ды к ве­ли­ко­му чу­до­твор­цу Сер­гию.

До­стиг­нув глу­бо­кой ста­ро­сти, пре­по­доб­ный Сте­фан пе­ре­дал игу­мен­ство стар­цу Илии и при­нял ве­ли­кую схи­му. В ско­ром вре­ме­ни, чув­ствуя при­бли­же­ние сво­ей кон­чи­ны, он со­звал ду­хов­ное ста­до и в по­след­ний раз по­учил бра­тию по­дви­гам ду­хов­ным, стра­ху Бо­жию и непре­стан­ной па­мя­ти смерт­ной, люб­ви нели­це­мер­ной, воз­дер­жа­нию и ко­неч­но­му от­ре­че­нию от ми­ра. И при­ча­стив­шись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин, пре­дал пре­по­доб­ный Сте­фан чи­стую свою ду­шу Бо­гу июля в 14-й день 1406 го­да. Бла­го­уха­ние свя­той его жиз­ни по­ве­я­ло от свя­тых его мо­щей, сви­де­тель­ствуя о бла­го­при­ят­ном пред­ста­тель­стве его пред ли­цем Бо­жи­им. Со сле­за­ми бра­тия по­греб­ли его в со­здан­ной им оби­те­ли Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы.

Мно­го лет по­сле пре­став­ле­ния бла­жен­но­го Сте­фа­на жил в его оби­те­ли некто бла­го­го­вей­ный ста­рец инок Гер­ман, уже сто­лет­ний, днем и но­чью пред­сто­яв­ший в мо­лит­вах Бо­гу. Од­на­жды но­чью вы­шел он из сво­ей кел­лии и уви­дел над гро­бом пре­по­доб­но­го огонь. Ужас­нул­ся ста­рец и по­спе­шил воз­ве­стить о том игу­ме­ну Ионе, ко­то­рый уви­дел из ок­на сво­е­го тот же огонь, как бы луч све­та, си­яв­ший от гроб­ни­цы. При­шел в то вре­мя из Лав­ры пре­по­доб­но­го Сер­гия игу­мен Ар­се­ний и, услы­шав о чуд­ном яв­ле­нии, ду­хов­но ура­зу­мел зна­ме­ние бла­го­да­ти Бо­жи­ей. Он ве­лел по­ста­вить над мо­ги­лой гроб­ни­цу, осе­нить ее по­кро­вом и пред нею воз­жечь неуга­си­мую лам­па­ду. С то­го вре­ме­ни воз­об­но­ви­лось по­чи­та­ние свя­то­го, уже по­чти за­бы­то­го, и бы­ло уста­нов­ле­но еже­год­ное ему празд­но­ва­ние.

В 1550 го­ду при по­строй­ке но­во­го ка­мен­но­го хра­ма во имя Жи­во­на­чаль­ной Трои­цы мо­щи пре­по­доб­но­го Сте­фа­на бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ны­ми, но остав­ле­ны в но­вом хра­ме под спу­дом. От ко­жа­но­го па­ра­ман­да, най­ден­но­го на пер­сях мо­щей и вло­жен­но­го в се­реб­ря­ный крест, по­сле­до­ва­ли ис­це­ле­ния для при­ка­сав­ших­ся к нему с ве­рою.

По мо­лит­вам пре­по­доб­но­го про­ис­хо­ди­ли и дру­гие чу­де­са. Од­на­жды в празд­ник Пя­ти­де­сят­ни­цы в оби­тель со­бра­лось до двух ты­сяч бо­го­моль­цев. В тот год (по неко­то­рым ис­точ­ни­кам, 1557 г.) был го­лод и в оби­те­ли бы­ло ма­ло хле­ба. Игу­мен Вар­ла­ам (1557–1570), же­лая ис­пол­нить за­вет пре­по­доб­но­го, учив­ше­го пи­тать всех при­хо­дя­щих в мо­на­стырь, не знал, как быть. С ве­рою он об­ра­тил­ся в мо­лит­ве к свя­то­му Сте­фа­ну, про­ся у него по­мо­щи. За­тем игу­мен по­ве­лел мо­на­ху Си­мео­ну, слу­жив­ше­му за тра­пе­зой, весь имев­ший­ся хлеб раз­де­лить и раз­ло­жить на сто­лы. Си­ме­он мыс­лен­но осу­дил игу­ме­на, по­ла­гая, что та­кой по­сту­пок не толь­ко не на­кор­мит мно­же­ство на­ро­да, но и ли­шит бра­тию завт­раш­не­го про­пи­та­ния, од­на­ко он ис­пол­нил по­ве­ле­ние, и по мо­лит­ве свя­то­го Сте­фа­на про­изо­шло чу­до: не толь­ко все па­лом­ни­ки на­сы­ти­лись, но еще оста­лось столь­ко хле­ба, что бра­тия пи­та­лись им три ме­ся­ца.

Игу­мен Вар­ла­ам стал пер­вым со­би­ра­те­лем све­де­ний о жиз­ни пре­по­доб­но­го Сте­фа­на. Он разыс­кал за­пис­ки о свя­том у сво­е­го пра­де­да Се­ра­пи­о­на, лич­но знав­ше­го пре­по­доб­но­го Сте­фа­на, и за­пи­сал из­вест­ные ему чу­де­са, про­ис­хо­див­шие у свя­тых мо­щей. На ос­но­ве этих за­пи­сей игу­мен Да­ни­ло­ва мо­на­сты­ря Иоасаф (впо­след­ствии епи­скоп Во­ло­год­ский) по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Мос­ковс­ко­го Ма­ка­рия († 1563; па­мять 30 де­каб­ря/12 ян­ва­ря) со­ста­вил жи­тие и служ­бу пре­по­доб­но­му Сте­фа­ну. Служ­ба свя­то­му бы­ла со­став­ле­на так­же Си­мео­ном По­лоц­ким.

Преподобный Стефан, Махрищский чудотворец

Преподобный Стефан (†27 июля 1406г.), игумен Махрищский, всея России чудотворец – духовный друг и собеседник преподобного Сергия Радонежского. Уроженец Киева, в раннем возрасте преподобный Стефан уходит в Киево-Печерскую обитель, где принимает монашеский постриг и долгое время подвизается, служа примером благочестия и подвижнической жизни для всей братии.

В середине XIV столетия из-за притеснений униатов преподобный покидает Киево-Печерский монастырь, приходит в Москву. Получив первосвятительское благословение митрополита Московского Феогноста, Стефан удаляется на северо-восток Руси, где в непроходимых владимирских лесах, на берегу реки Махры основывает общежительный Троицкий монастырь.

Обитель эту посетил некогда игумен земли Русской прп. Сергий Радонежский. Терпя скорби от братии своего монастыря, прп. Сергий пришел за духовным утешением к игумену Махрищскому Стефану и провел в его обители несколько дней, утешаясь беседой с преподобным. Отсюда с учеником прп. Стефана иноком Симоном прп. Сергий ушел на реку Киржач, где основал Благовещенскую обитель.

Спустя время, крестьяне деревни Юрцово воздвигли гонение на преподобного Стефана, боясь, что он овладеет их землями. Не внимая кротким увещеваниям преподобного, они грозились убить его, если он не уйдет из Махрищской пустыни. Тайно ночью с учеником своим Григорием он вышел из монастыря, отправившись на север, где в 60-ти верстах от древнего города Вологды, в удельном княжестве Авнежском, близ реки Сухоны, (около 1370 г.) основал Троицкую Авнежскую пустынь. Около десяти лет проводит преподобный в этой обители, после чего по увещанию князя Димитрия Донского возвращается в Махрищский монастырь. По пути в свою обитель прп. Стефан посещает Москву, где (около 1380г.) совершает постриг в рясофор прп. Кирилла Белозерского. Почил прп. Стефан 27 июля 1406 г. в основанном им на р. Махре Троицком монастыре.

Среди посмертных чудес преподобного: умножение хлебов в обители, исцеления от паралича, эпилепсии, немоты и беснования.

Святитель Варлаам, ставший игуменом монастыря в 1557 году, с особым усердием собрал все сведения о жизни святого первоначальника обители и преподнес свой труд митрополиту Московскому Макарию. По благословению святителя иеромонах Данилова монастыря Иоасаф составил службу и житие преподобному Стефану. В 1558 году был освящен храм во имя прп. Стефана Махрищского, где почивали его мощи.

В 1997 году над местом упокоения преподобного Стефана был восстановлен храм в его честь, разрушенный в 1942 году, а над почивающими под спудом мощами поставлена рака.

Память святого преподобного Стефана Махрищского и всея России чудотворца совершается 14/27 июля.

Неразрывной на протяжении веков остается и связь двух обителей: Стефано-Махрищского монастыря и Троице-Сергиевой лавры. Почтить память игумена Махрищского в день его блаженной кончины ежегодно приезжает братия Лавры во главе с наместником – архиепископом Сергиево-Посадским Феогностом, который ежегодно возглавляет праздничное богослужение в день памяти прп. Стефана.

Ежедневно у мощей святого угодника Божия совершается краткий молебен.

Тропарь, глас 8

Православия ревнителю,/ благочестия наставниче и чистоты,/ ищущим спасения путеводительный светильниче,/ монашествующих Богодухновенное удобрение,/ преподобнаго Сергия духовный собеседниче,/ Стефане премудре,/ ученьми и добродеяньми твоими души просветил еси/ и пустыни населил еси,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 8

Чистотою душевною божественно вооружився,/ блаженную жизнь совершил еси,/ в пустыню, яко во град, вселився,/ благодать приял еси от Бога/ исцеляти недуги приходящим к честней твоей раце/ и всех возвышати к Божественней высоте,/ темже, имея дерзновение ко Святей Троице,/ поминай нас, чтущих память твою, да зовем ти:/ радуйся, преподобне Стефане, постником удобрение.

27 июля – День преподобного Стефана Махрищского.

При изучении жития одного из самых сильных святых нашего Отечества, а именно преподобного Сергия, игумена Радонежского, становится очевидным достаточно важный факт: безмерно велико было количество людей, так или иначе взаимодействовавших с подвижником при его земной жизни. Это не только родственники, друзья, ученики, коллеги, но и представители различных сословий, случайные субъекты, а также многочисленные собеседники. В число последних входил среди прочих и преподобный Стефан Махрищский. Вам ни о чем не говорит это имя? Тогда настоящий материал просветит вас, познакомив с житием указанного святого, память которого чествуется Православной Церковью ежегодно 27 июля.

Жизнь преподобного Стефана Махрищского в Киево-Печерской Лавре.

Преподобный Стефан Махрищский был родом из Киева. Он появился на свет в начале XIV века в благочестивой семье. Родители будущего святого жили в соответствии с христианскими обычаями и догмами, потому были людьми богобоязненными. По данной причине как только сын вступил в пору отрочества, они пожелали обучить его Закону Божьему. Так Стефан Махрищский познакомился с премудростью книг духовного содержания. В итоге он преуспел и в чтении, и в письме.

Будущий подвижник рано возлюбил Бога всем своим сердцем и принял монашеский постриг с тем именем, которое уже нам известно (о мирском, увы, сведений не сохранилось).

Среди современников подвижника, также служивших Богу в стенах Киево-Печерской Лавры, были такие святые, как затворники Лаврентий и Руф, диакон Макарий, святитель Арсений Тверской, преподобный Силуан схимник, воин Тит, святитель Дионисий Суздальский и др. Почти все они на сегодняшний момент почивают в Дальних пещерах древнего монастыря.

Своя обитель.

Жизнь Стефана в Киево-Печерской Лавре продлилась до середины XIV-го столетия. Затем святой покинул родные стены и отправился в Москву. Историки полагают, что такой поступок Стефана Махрищского был вынужденным, вызванным начавшимся к тому времени притеснением православных христиан на юге Руси униатами. Пришедший в Москву подвижник получил благословение митрополита Феогноста, после чего стал пустынножителем. Он мог бы жить в любом из московских монастырей, тем более, что сделать сие подвижника уговаривал неоднократно великий князь Московский Иоанн Иоаннович Кроткий, но выбрал подвиг уединения, поселившись в дремучем лесу. Это место находилось в 35 верстах от обители преподобного Сергия Радонежского, располагаясь на берегу речушки Махры в Кинельской области. Стефан поставил здесь крест, срубил для себя келью, устроил огородик. Скоро прознали про местожительство святого люди из окрестных деревень и потекли к преподобному нескончаемым потоком. Одни приходили за мудрым советом, другие за благословением. Некоторые захотели обустроиться рядом со Стефаном, дабы разделить с ним тяготы жизни отшельника, и получили на то разрешение старца.

Спустя короткое время святитель Московский Алексий благословил подвижника на освещение храма во имя Святой Живоначальной Троицы и возведения при данной церкви монастыря. Соответственно, Стефан Махрищский получил повышение, став иеромонахом и игуменом новой обители. Со своей стороны уже упомянутый выше князь Московский Иоанн дал подвижнику разрешение на пользование землей и пожертвовал немалые суммы на строительство монастыря.

Так как обитель, управляемая героем данной статьи, находилась недалеко от монастыря, которым заведовал Сергий Радонежский, естественно, что между святыми установился близкий контакт. Имея общие убеждения, они крепко подружились. Часто преподобные посещали друг друга, подолгу беседовали, находя взаимное утешение в таких разговорах. Однажды, расстроенный притеснениями собственной братией, игумен Троице-Сергиевой Лавры отправился к Стефану в Махрищскую пустынь. Встретить его вышли все монахи обители во главе с наставником. Оба святые попросили друг у друга одновременно благословение, после вошли в церковь и по совершении молебна провели много времени в душеспасительных разговорах. Преподобный Сергий несколько дней жил в Махрищской обители. Затем он с одним из иноков последней отправился на поиски подходящего места для возведения монастыря. И нашел-таки: обитель спустя какое-то время выросла на берегу реки Киржач. Ее преподобный Сергий назвал в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. В новой обители игумен Радонежский прожил три года.

Читайте также:  Икона "Утоли моя печали"

Преподобный Стефан тоже сталкивался с подобного рода проблемами. Он стал жертвой гонения со стороны крестьян деревни Юрцово – те боялись, что подвижник отнимет у них земли. Эти люди выгоняли святого из Махрищской пустыни, угрожая убийством. Все смиренные увещевания подвижника были бесполезны. И тогда он сделал, как ему велели: поручил монастырь иноку Илии, а сам ушел из родной обители ночью, взяв с собой ученика своего Григория. Долго шли они, пока, наконец, не остановились в удельном княжестве Авнежском. Там, на реке Сухоне Стефаном Махрищским была основана Троицкая Авнежская пустынь. В этом добром деле святому помогли пожертвования богатого местного землевладельца Константина Димитриевича, который в дальнейшем стал монахом обители Кассианом.

Слава о новоявленном монастыре разнеслась во все концы земли русской. Прослышал об устроении обители и сам князь Димитрий Донской. Он пригласил Стефана в Москву и пожаловал подвижнику земельные угодья. Также есть сведения о многочисленных беседах, происходивших между князем и старцем. Кстати, именно Димитрий Донской способствовал возвращению Стефана в его родную Махрищскую пустынь, где святой исполнял долг игумена до конца своих дней.

Кончина святого преподобного Стефана Махрищского.

Будучи уже убеленным сединами глубоким старцем, Стефан Махрищский осознал, что вскоре душа его покинет бренный мир. Перед смертью преподобный успел дать наставление братии и при свидетелях поручил управление монастырем священноиноку Илие. Святой скончался 14 июля (н.с. 27 июля) 1406 г. Тело его предали земле у стены срубленной им церкви. Во время погребения от мощей преподобного исходил дивный аромат, из чего братия поняла: их духовный отец – святой. Это осознание укрепило в монахах веру в Бога и стремление продолжать дело старца, выполняя в точности наставления подвижника. К сожалению, последнее строго осуществляли лишь первые преемники святого: игумены Илия и Николай.

Мощи преподобного были обретены при строительстве на месте уничтоженного как-то пожаром храма аналогичной церкви в честь Святой Живоначальной Троицы. Над ними соорудили каменную церковь в честь святого, само тело положили в раку. С тех пор люди получают множество исцелений от мощей Стефана Махрищского.

Икона преподобного Стефана Махрищского защищает от врагов, тех, кто открыто выражает вам свою неприязнь и от тех, о ком вы не знаете. Это значит, что святой образ отведет от вашего дома грабителей и недоброжелателей. А всех членов Вашей семьи икона защитит от влияния пагубных страстей.

Святой преподобный Стефан Махрищский покровительствует нареченным именами Стефан и Степан.

Перед иконой святого Стефана Махрищского просят об исцелении.

Молитва, обращенная к преподобному, облегчает страдания больных эпилепсией, параличами. Икона помогает при различных нарушениях речи, а также защищает от врагов, тех, кто открыто выражает вам свою неприязнь и от тех, о ком вы не знаете.

Православия ревнителю,/ благочестия наставниче и чистоты,/ ищущим спасения путеводительный светильниче,/ монашествующих богодухновенное удобрение,/ преподобнаго Сергия духовный собеседниче, Стефане премудре,/ ученьми и добродеяньми твоими души просветил еси/ и пустыни населил еси,// моли Христа Бога спастися душам нашим.

Преподобный Стефан Махрищский

Память преподобному Стефану Махрищскому Церковь чтит 27 июля (14 июля ст. ст.). Считается, что молитвы святому и его мощи помогают отвести врагов и грабителей от жилища; защитить близких и родственников от вредных пристрастий; облегчить муки больных падучей болезнью и параличом.

Содержание:

Житие преподобного Стефана Махрищского

Родом из Киева, Стефан принял иночество буквально на заре жизни в Печерской обители, где несколько лет провел в подвигах послушания и молитвы. [1] Пострижениками Киево-Печерского монастыря, подвизавшимися в то же время, были святители Дионисий Суздальский и Арсений Тверской. Многим приходилось в эти времена покинуть Печерскую обитель.

В середине XIV столетия преподобный Стефан оставляет родную Киево-Печерскую обитель и направляется в Московскую землю. По одной из версий, тогда были гонения на православных католиками. Политические события, такие как подчинение южной части России литовским князьям, а затем — польскому королю, стали причиной очередной проверки на прочность веры русских поборников благочестия. Через эти изменения усиливалось влияние католичества, стали притеснять православных: отбирали у них храмы и устраивали в них помещения (костелы) для справления собственных обрядов, не допускали православных до значительных должностей, бранили и даже избивали священников и монахов. [5] По другой же трактовке, преподобный спасался от власти Киевского митрополита, поставленного Болгарским патриархом. [3] Впрочем, возможно, одно не исключает другого.

Пришедши в Москву, вероятно еще при митрополите Феогносте, Стефан упросил со смиренным дерзновением князя Московского Иоанна II уйти в отдаление в поисках безмолвия. Еще совсем молодой Стефан решил поселиться в пустыне, продемонстрировав Господу свою решимость в отрешении, и отправился на северо-во­сток, где избрал себе место в лесном уро­чище Махрище, в 35-ти верстах от обители преподобного Сергия. Преподобный Стефан был современником и ближайшим собеседником преподобного Сергия Радонежского. [5]

Преподобный Стефан воздвигает крест на месте основания монастыря. Клеймо иконы «Преподобный Стефан Махрищский с житием». XVII в.

Приступив к задуманному, подвижник водрузил крест на новом месте своего пребывания. Питаться отшельник избрал аскетично, от земли, занимаясь её возделыванием для нужд насущных, что благоприятствует образу канонического христианина, а для крова себе изготовил убогую келью, столь же скромную, как путь, который избрал. И сложил он c себя мирские тяготы и суеты, предавшись Богу в трудах своих и уповая на Исуса Христа, как единственного спасителя своей души. [4]

Приход к преподобному Стефану первых насельников. Клеймо иконы «Преподобный Стефан Махрищский с житием». XVII в.

Когда к св. Стефану собралось достаточное количе­ство иноков, он построил храм «в славу Живоначальной и неразделимой Троицы», братские келии и общую тра­пезу. [7] Естественно, такой искренний подвиг привлекал людей, и дабы созданы были условия пребывать им близ своего вдохновителя — в бывшем княжестве Переяславля-Залесского, в волости Кинельской, при маленькой речке Махре, — святитель Московский Алексий благословил грамотой освящение церкви во имя Святой Живоначальной Троицы и учреждение при ней иноческой обители, самого же Стефана рукоположил в иеромонаха (не позднее 1358 г.) и поставил игуменом собранной братии.

Интерьер храма Живоначальной Троицы. Фото нач. ХХ в.

По житию, вероятно в 1354-1358 гг., св. Стефан посвящен митрополитом Феогностом, но так как Феогност умер прежде великого князя Иоанна, то посвящение его в игумены было при митрополите Алек­сии. [7] От великого князя Иоанна преподобный Стефан получил дарственную грамоту на пользование землей и значительные пожертвования на строительство монастыря. [4]

Вид Стефано-Махрищского монастыря в с. Махре Владимирской области. Фото нач. ХХ века

Формирование вотчин Махрищского мо­настыря происходило в результате перераспределения земли среди различных землевладельцев-феодалов, будь то купля, дарение или какая-либо другая форма отчуж­дения. Одно из первых упоминаний о земельных вкла­дах в монастырь находится в житии Стефана Махрищ­ского: событие это можно продатировать концом 60-х годов XIV в. Некто Григорий передал в монастырь свое имение, усадьбу с засеянными полями, находящимися в версте с небольшим от монастыря: «Дает тот Григорий селитву свою с настоянными нивами преподобному Стефану и молит его же сотворите инока». [7]

Однако по промыслу Божьему возникли обстоятельства, открывшие большие горизонты для монаха: жители села Юрцева близ его обители, Алексей, Федор, Иван, Петр, опасаясь, что князь Дмитрий Ива­нович, покровитель Стефана, передаст в монастырь их землю, воспротивились этому, боясь, что земля, которой они владели, может быть отдана монастырю, вопреки увещаниям, угрожали Стефану смертью. «Бог вас простит, чада, — смиренно ответил святой, пытаясь успокоить «тревоги корысти», но не смог, — не вы это злобствуете, но лукавый диавол». С этими словами кроткий игумен покинул обитель, поручив управление ею священноиноку Илии. Тайно ночью с учеником своим Григорием он вышел из монастыря, отправившись на Север. [6]

В 1370 г. в шестидесяти верстах севернее древнего города Вологды, в удельном княжестве Авнежском, на реке Авнеже, близ реки Сухоны, основали они с учеником Григорием пустынную обитель во имя Святой Троицы — Троицкую Авнежскую пустынь. [1] Видать, угодно то было Господу, и по промыслу Его весьма вскоре разнеслась слава о новоустроенной обители и достигла великого князя Димитрия Иоанновича, призвавшего преподобного Стефана явиться в Москву и пожаловавшего обоим его монастырям земельные и лесные угодья и озера. [6]

По великому уважению к святому старцу, великий князь предложил Стефану снова вступить в управление Махрищской обителью. Преподобный Стефан так же, как и преподобный Сергий, некогда исходящий от первоначальной местности подвига, вернулся в свою обитель к искренней радости братии.

Преподобный Стефан Махрищский, приучаясь к духовному житию, в строгом послушании под руководством умудренных опытом старцев подвизался воздержанию от страстей, непрестанному посту, неусыпной молитве, становился примером строгой иноческой жизни для всей братии в Печерском монастыре. [1]

Будучи строг к себе и снисходителен к другим, подавая тем пример, был по виду своему непритязателен к своим одеждам и комфорту, отдавая предпочтение внутреннему над внешним, как подобает христианину, ради усердия во славу Господню. Так явственно выделялся он в труде для обители, чем снискал расположение братии: видя в нем ревнителя истинного христианства, прислушивались они речам его кротким и смиренным. [1] Напоминал он им слова Господни: «На кого воззрю, если не на кроткого и молчаливого и трепещущего Моих словес»
(Ис. 66, 2).

Предчувствуя приближение кон­чины, преподобный собрал братию, преподал им пос­леднее наставление, как проводить богоугодную жизнь, облекся в великую схиму и предал дух Господу 14 июля (ст. ст.) 1406 года. При погребении тела возле церкви мощи излучали дивный аромат, что указывало на святость останков. [8]

Мощи преподобного Стефана Махрищского в Стефано-Махрищском монастыре

Почитание преподобного Стефана Махрищского

После земной жизни преподобного Стефана в монастыре случился пожар, который, согласно житию, связывают с не вполне благополучным духовным последованием его обитателей, и произошло это в конце XV века. Тот пожар охватил и уничтожил все постройки монастыря. Дело в том, что в первые годы после смерти Стефана в обители день преставления Первоначальника отмечался ежегодно. Почитание его памяти было установлено, как чаяние святого. [2] Затем же оно было забыто на некоторый период, а восстановлено только после совершившихся при его гробе чудес и утверждено игуменом Троице-Сергиева монастыря Арсением Сахарусовым (1525-1527), о чем в житии сказано: «В то же время приде живоначальная Троице-Сергиева монастыря игумен Арсений на Махрище … и повеле поставити гробницу (палатку) над фобом преподобного Стефана, и гроб покрыли покровом и свешу велику поставити, сам совершив божественную служ­бу соборные и братию вельми, учередив, и устави паки о том преподобному Стефану». Празднование памяти Стефана как святого было установлено несколько позже.

При построении нового каменного храма во имя Святой Троицы в 1557 году святые мощи преподобного Стефана Махрищского были обретены нетленными (вероятнее всего, в 1557 году). Первым собирателем сведений о жизни преподобного Стефа­на стал игумен Варлаам (1557-1570 гг.). Разыскав записки о святом у своего прадеда Серапиона, лично знавшего преподобного Стефана, Варлаам записал описанные тем чудеса, происходившие у святых мощей. На основе этих записей игумен Данилова монастыря Иоасаф (впоследствии епископ Вологодский) по благословению митрополита Московс­кого Макария составил житие и службу препо­добному Стефану между 1580 и 1583 годами. Написа­ние жития Стефана Махрищского относится к так называемому «Макарьевскому» вре­мени. Именно в этот период была проделана огром­ная работа по канонизации проживавших на территории Руси святых.

Время канонизации Стефана Махрищского совпа­ло с временем правления царя Ивана Васильевича IV Грозного, загородная резиденция которого находилась в 12 верстах от Махрищского монастыря, в Александро­вой Слободе. Память преподобного венчалась щедрым покровительством. Иван IV делал пожертвования на восстановление обители. Согласно записям Вкладной книги, царь лич­но был в монастыре на богомолье 5 раз, делая при этом богатые вклады, в том числе и 200 рублей на строитель­ство каменной церкви в 1557 г.

Окончательно утверждающей бумагой стала несудимая грамота на все владения Махрищского монас­тыря, данная Иваном Васильевичем в 1571 г. при игумене Гурии, которую затем подтвердили цари Федор Иоаннович в 1584 г. при игумене Антонии и Борис Федорович в 1599 г. при игумене Порфирии. Обитель была обеспечена царскими милостями. [7]

Преподобный Стефан Махрищский. Иконы

Самым ранним из известных нам житийных образов святого Стефана является икона XVII в. из Троице-Стефановского Махрищского монастыря. Сегодня она находится в государственном историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике «Александровская слобода».

Преподобный Стефан Махрищский. Фрагмент иконы XVII в. Преподобный Стефан Махринский. Современная икона Преподобный Стефан Махринский. Современная икона Преподобный Стефан Махрищский. Икона «Собор Радонежских святых» (фрагмент). Русь. XVII в. Музей «Ризница Троице-Сергиевой Лавры» Прп. Стефан Махрищский с житием. Мельникова А.В. (Иконописная школа). Икона. Сергиев Посад. 2000 г. Троице-Стефановский Махрищский монастырь Махрищские прпп. (слева направо /1 ряд/: прпп. Варлаам Махрищский, Сергий Радонежский, Стефан Махрищский, Роман Киржачский; /2 ряд/ Кассиан и Григорий Авнежские). Мастерская Лавданского А.А. Икона. Москва. Около 2000 г.

Авнежский мужской монастырь

Авнежский мужской монастырь в честь Святой Троицы находился в Тотемском уезде Вологодской губернии, при впадении р. Авнежи в р. Сухону. Источниками сведений об основании Авнежского монастыря являются «Сказание об обретении мощей Григория и Кассиана Авнежских» и Житие прп. Стефана Махрищского, составленное игуменом Данилова монастыря Иоасафом. Основан не ранее 1370 г. прп. Стефаном Махрищским и его учеником свщмч. Григорием Авнежским. В июне 1392 г., во время набегов казанских татар и вятчан, монастырь был сожжен, а настоятель Григорий и келарь Кассиан убиты (по другой версии иноки были убиты разбойниками, хотевшими завладеть монастырским имуществом). В 1524 г. крестьянином Феодором были обретены мощи преподобных Григория и Кассиана, над их гробами выстроена часовня. В 1560 г. по повелению царя Иоанна IV Васильевича Грозного и по благословению свт. Макария, митр. Московского, обитель возобновилась трудами игумена Стефанова Махрищского монастыря Варлаама (с 1570 епископ Суздальский и Тарусский). На месте разрушенной часовни был вновь построен Троицкий храм с приделом влкмч. Георгия Победоносца, а также Благовещенский храм, трапезная, кельи. Тогда же Авнежский монастырь был приписан к Махрищскому монастырю. В Смутное время Авнежский и Махрищский монастыри сильно пострадали, а в 1615 г. по указу Михаила Федоровича обе обители были приписаны к Троице-Сергиеву монастырю. Упразднен Авнежский монастырь был в 1764 г., а Троицкий храм, в котором под спудом находились мощи угодников, обращен в приходской. [9]

Ссылка на основную публикацию