Преподобный Исидор Пелусиот

17 февраля. Преподобного Иси́дора, Пелусиотского. Блгв. вел. кн. Георгия (Юрия) Всеволодовича Владимирского. Преподобного Кирилла Новоезерского.

4 февраля по старому стилю / 17 февраля по новому стилю
среда

Прп. Исидора Пелусиотского (ок. 436–440). Блгв. вел. кн. Георгия (Юрия) Всеволодовича Владимирского (1238). Прп. Кирилла Новоезерского (1532).
Прпп. Авраамия и Коприя Печенгских, Вологодских (XV). Мч. Иадора (III). Сщмч. Аврамия, еп. Арвильского (ок. 344–347). Прп. Николая исп., игумена Студийского (868).
Сщмч. Мефодия, еп. Петропавловского (1921); сщмчч. Евстафия Сокольского, Иоанна Артоболевского, Александра Минервина, Сергия Соловьева, Иоанна Алешковского, Александра Соколова, Николая Кандаурова, Алексия Княжеского, Николая Голышева, Алексия Шарова, Александра Покровского, Аркадия Лобцова, Бориса Назарова, Михаила Рыбина, Николая Поспелова, Алексия Лебедева, Андрея Беднова, Димитрия Кедроливанского, Иоанна Тихомирова, Петра Соколова пресвитеров, прмчч. Серафима Вавилова, Феодосия Бобкова, прмцц. Рафаилы Вишняковой, Анны Ефремовой, Марии Виноградовой, Екатерины Декалиной и мчч. Иоанна Шувалова, Василия Иванова, Димитрия Ильинского, Феодора Пальшкова и Димитрия Казамацкого (1938).

1 Пет., 61 зач., IV, 1–11. Мк., 56 зач., XII, 28–37.

Тропарь преподобного Иси́дора, глас 8:
В тебе́, о́тче, изве́стно. (см. Тропари, кондаки и величания общие)

Кондак преподобного Исидора, глас 4:
Денни́цу другу́ю тя Це́рковь обре́тши, пресла́вне,/ твои́х слове́с мо́лниями освеща́ема, взыва́ет ти́:// ра́дуйся, всеблаже́нне богому́дре Иси́доре.

Преподобный Исидор Пелусиот

Преподобный Исидор Пелусиот жил в IV-V веках. Родом из Александрии. Вырос в среде благочестивых христиан. Он состоял в родстве с Феофилом, архиепископом Александрийским, и его преемником святым Кириллом. Еще юношей он покинул мир и удалился в Египет на Пелусиотскую гору, которая стала местом его иноческих подвигов. Духовная мудрость и строгий аскетизм преподобного Исидора в соединении с широкой просвещенностью и природным знанием человеческой души позволили ему в короткое время снискать уважение и любовь иноков. Они избрали его своим настоятелем и возвели в сан пресвитера. Следуя примеру святителя Иоанна Златоуста, которого ему довелось видеть и слышать во время путешествия в Константинополь, преподобный Исидор посвятил себя преимущественно христианской проповеди, той «практической философии», которая, по его собственным словам, является «основанием здания и самим зданием», в то время как логика «есть его украшение», а «созерцание – венец». Он был учителем и безотказным подателем советов для всех, кто обращался к нему за духовной поддержкой – будь то простой человек, вельможа, епископ, патриарх Александрийский или сам император.

После него осталось около 10 000 писем, из которых до нас дошло 2090. Большая часть этих писем содержит глубокие по Богословской мысли и вместе нравственно назидательные толкования Священного Писания. Здесь преподобный Исидор выступает как лучший ученик святителя Иоанна Златоуста.

Любовь и преданность преподобного Исидора к святому Иоанну Златоусту проявились в решительных действиях в защиту святого Иоанна во время гонения на него императрицы Евдоксии и архиепископа Феофила. После смерти святителя, преподобный Исидор убедил преемника Феофила, святого Кирилла Александрийского, вписать имя святого Иоанна Златоуста в церковные диптихи как исповедника.

По инициативе преподобного Исидора был созван III Вселенский Собор в Ефесе (431), на котором было осуждено лжеучение Нестория о Лице Иисуса Христа.

Преподобный Исидор достиг глубокой старости и скончался около 436 года. Церковный историк Евагрий (VI век) о преподобном Исидоре пишет, что «жизнь его казалась всем жизнью ангельской на земле». Другой историк, Никифор Каллист (ХI в.), так восхваляет преподобного Исидора: «Он был живым и одушевленным столпом иноческих уставов и Божественного видения и как бы самым высшим образцом теплейшего подражания и учения духовного».

Преподобный Кирилл Новоезерский

Преподобный Кирилл Новоезерский родился в благочестивой семье. Господь уже во чреве матери отметил его избранничество. Однажды, когда мать Кирилла, носившая сына под сердцем, молилась в храме за Божественной литургией, младенец трижды – при чтении Евангелия, при пении Херувимской и в момент пресуществления Святых Даров – возгласил во чреве ее.

С детства полюбил преподобный уединение и молитву, мечтал об иноческой жизни. Пятнадцатилетний Кирилл тайно ушел из дома, чтобы поступить в Псково-Печерскую обитель. Пути в монастырь он не знал, из дому не взял ничего на дорогу и шел, возлагая все упование на Господа и на Пречистую Его Матерь. Верстах в 20 от города отрок встретил благолепного старца-монаха, который проводил его до обители и на прощание благословил со словами: «Бог да благословит тебя, чадо, и сподобит Ангельского образа, и да будешь сосудом избранным Божественного Духа». Сказав это, старец сделался невидим. Отрок понял, что это был посланец Божий, и возблагодарил Господа.

Настоятель монастыря – преподобный Корнилий (память 20 февраля) прозорливым оком увидел явленную на отроке благодать. Он много наставлял его и облек в иноческий образ с именем Кирилл. Пятнадцатилетний инок удивлял братию своими подвигами: постом и молитвой изнурял плоть, ревностно исполнял послушания, день и ночь готов был учиться Слову Божию; уже тогда помышлял окончить дни свои в пустыне, в уединении.

Однажды к родителям отрока, которые оплакивали его как умершего, пришел старец из монастыря преподобного Корнилия и рассказал им о сыне и его жизни в обители. Радостная весть еще более утвердила мать Кирилла в любви Божией. Уговорив мужа отнести в обитель часть ее имения, она оставила мир, приняла иноческий образ с именем Елена и вскоре тихо скончалась.

Отец преподобного пришел в обитель, и игумен Корнилий повелел Кириллу увидеться с ним. Смутился инок, но, не смея ослушаться настоятеля, пал к ногам родителя, моля о прощении за то, что тайно ушел из дома. Отец с любовью простил Кирилла и навсегда остался в обители. Преподобный Корнилий нарек ему в иночестве имя Варсонофий и отдал на обучение сыну. Через три года он мирно преставился. Сын его с еще большим усердием продолжал работать Господу, отсекая во всем свою волю в совершенном послушании не только игумену, но и братии. Он жаждал обойти всю Русскую землю, чтобы поклониться ее святыням и избрать себе пустыню для жизни в безмолвии. Получив благословение преподобного Корнилия, преподобный Кирилл оставил обитель, в которой окреп духовно, и ушел в поморские страны, скитаясь по лесам и пустыням, питаясь древесной корой и лесными ягодами. В трудном подвиге странничества провел он около двадцати лет, обошел пределы Московские, Новгородские, Псковские, но никогда не заходил в дома и не брал милостыни. Днем странствовал, а ночь проводил в молитве в притворах храмов, не пропуская церковных служб.

Однажды на молитве преподобному Кириллу было явление Небесного света, указавшего место, где он должен основать обитель. Немедленно отправился он в путь и, дойдя до Тихвинского монастыря Богоматери, провел в нем три дня и три ночи в непрестанной молитве к Пречистой Владычице. Во сне явилась ему Матерь Божия. Одобряя его, Она сказала: «Угодник Пресвятой Троицы, раб мой, Кирилл, пойди на восточную страну к Белоозеру, и явит тебе Господь и Сын Мой место упокоения для твоей старости». С умиленными слезами от чудного видения пошел преподобный к Белоозеру. На озере увидел он небольшой остров, от которого восходил огненный столп на небо. Там под высокой многовековой елью блаженный Кирилл устроил шалаш и затем построил две келии: одну для себя, другую для будущей братии; отшельник соорудил две малые церкви в честь Воскресения Христова и Богоматери Одигитрии. Много искушений испытал он тут от врагов невидимых и от досужих людей, иногда забредавших к святому, но все преодолевал он мужественным терпением и постоянной молитвой. Весть о его святой жизни распространялась повсюду, и собралась к нему братия.

Много было случаев благодатного исцеления по молитвам преподобного; Господь сподобил Своего угодника и дара провидения. Предчувствуя свою кончину, преподобный призвал братию. Со слезами умиления в последний раз поучал святой своих духовных чад, пока не замер его голос. Долго безмолвствовал он, но вдруг горько-горько зарыдал. «Отхожу я ко Господу в жизнь вечную; вас же предаю Богу и Слову благодати Его, дающему наследие и освещение всем. Оно да поможет вам. Умоляю вас, не изнемогайте в постах и молитвах, соблюдая себя от наветов вражьих, и не презрит Господь смирения вашего по Своему неизреченному милосердию».

Сказав это, блаженный дал последнее целование братии, причастился Святых Божественных Таин, осенил себя крестным знамением и со словами «Слава Богу за все!» предал Ему чистую свою душу 4 февраля 1532 года.

Святой благоверный князь Георгий


Святой благоверный князь Георгий (Юрий)
был сыном великого князя Всеволода, по прозванию Большое Гнездо. Родился в 1189 году. На Владимирский великокняжеский престол вступил в 1212 году. Отличался воинской доблестью и благочестием. В 1237 году на Русскую землю двинулась орда Батыя. Святой Георгий был принужден оставить смольный град на попечение своих сыновей, а сам отправился на север, чтобы соединиться с другими князьями. 4 марта 1238 года произошла битва на реке Сити, в которой татары разбили немногочисленную и мужественную дружину великого князя. Святой пал в этом бою. Тело его епископ Кирилл похоронил в Ростовском соборе. Через два года после того оно было с большой торжественностью перенесено во Владимирский Успенский собор. В 1645 году состоялось церковное прославление святого.

Преподобноисповедник Николай Студийский, игумен

Преподобный Николай исповедник, игумен Студийский, жил в IХ веке. Он родился на острове Крите в селении Кедонии в христианской семье. В возрасте 10 лет родители отправили его в Константинополь к дяде, блаженному Феофану, который был иноком Студийского монастыря. По распоряжению настоятеля Студийской обители преподобного Феодора мальчик был определен в монастырское училище. По окончании училища он, 16-ти лет, был пострижен в монахи, а через несколько лет удостоен и священного сана.

Во время жестокого гонения, воздвигнутого византийским императором Львом Армянином (813–820) на почитающих святые иконы, преподобный Николай разделил участь преподобного Феодора Студита: их неоднократно заключали в темницы, всячески истязали и глумились над ними. Однако они ревностно продолжали распространять православие среди христиан. С воцарением блаженной царицы Феодоры († 867), управлявшей государством во время малолетства своего сына Михаила, иконопочитание было восстановлено и настало время относительного покоя. Преподобный Николай возвратился в Студийский монастырь и был избран его настоятелем.

Однако затишье продолжалось недолго. Царица Феодора была устранена от управления, а к власти пришел дядя царя, Варда, человек, запятнавший себя открытым сожительством с женой своего сына. Попытки Святейшего Патриарха Игнатия проявить свою духовную власть, и тем обуздать нечестивого Варду, оказались безуспешными. Напротив, он был лишен патриаршего престола и отправлен в ссылку. Не желая быть свидетелем торжествующего беззакония, преподобный Николай оставил Константинополь.

7 лет он провел в скитаниях. Затем как пленник он был водворен в Студийский монастырь, в котором два года провел в заключении, вплоть до смерти царей Михаила (855–867) и Варды.

С восшествием на престол императора Василия I Македонянина (867–886) преподобный Николай был освобожден и по повелению царя снова принял настоятельство. За свою исповедническую и подвижническую жизнь он получил от Бога дар исцелений, который не иссяк и после его преставления в 868 году.

Преподобные Авраамий и Коприй Печенгские основали в 1492 году Спасскую пустынь на реке Печенге, в Грязовецком уезде, в 21-й версте от Вологды. Много надо было перенести нужд и трудов, чтобы на пустом месте, не имея средств, устроить монастырь и привести его к должному порядку. Блаженные труженики не щадили себя, ревностно подвизаясь для Господа до самой кончины.

Священномученик Аврамий, епископ Арвильский, пострадал во время гонения на христиан в Персии при царе Сапоре II. Когда святого принуждали отречься от Христа и поклониться солнцу, он ответил: «Какое безумие оставить Творца и поклоняться твари! Солнце не есть ли творение Бога моего?» После этого его жестоко били и истязали. Во время мучений святой Аврамий молился, повторяя слова Спасителя: «Господи, не вмени им греха, ибо не знают, что делают!» Священномученик был обезглавлен мечом в селении Фелман.

Преподобный Кирилл Новоезерский

17 февраля (4 февраля ст. ст.) празднуется память преподобного Кирилла Новоезерского.

Содержание:

Житие преподобного Кирилла Новоезерского

Преподобный Кирилл родился в XV веке и был сыном благочестивых галических бояр, что близ Костромы. Когда ему было 15 лет, он убежал в Кириллов Комельский монастырь. На пути он встретил старца, который проводил его до врат монастыря, благословил и вдруг исчез. Сам преподобный Корнилий не сразу принял юношу из-за его юного возраста, предупреждая его о тяготах иноческого жития, но, видя неотступность и ревность юноши, вскоре постриг его с именем Кирилл. Родителям же его вскоре стало известно, что он поселился в монастыре Корнилия. Его мать открыла отцу намерение постричься в инокини. Отец его тут же отправился в обитель для раздачи милостыни: братию собрали, но среди монахов отец не узнал родного сына, потому что подвиги иссушили преподобного. На следующее утро отец открыл настоятелю монастыря истинную цель своего приезда. Игумен отправил смущенного Кирилла к его отцу. Сын просил у отца прощения, но отец отверг извинения и объявил сыну о намерении остаться в обители вместе с ним как монах. Преподобный Корнилий постриг его с именем Варсонофий. Через несколько дней они узнали, что мать Кирилла преставилась ко Господу, приняв в иночестве имя Елена. После этого они раздали все свое имение. Спустя три года отдал Богу душу Варсонофий, а сын его после этого только усилил подвиги. Он имел редкий дар слез.

Спустя 10 лет после поступления в обитель, игумен благословляет молодого монаха на уединение для более совершенной монашеской жизни. Тот ушел на север и стал скитальцем, стал питаться грибами, травой, древесной корой и ягодами. Вскоре святой пошел во Псков, в Новгород и в Москву. По дороге он посещал все монастыри и старался не пропускать ни одного богослужения. Он шел днем, а молился по ночам в притворах храмов. В тяжком подвиге странничества он провел около двадцати лет, никогда не входя в чей-то дом и не принимая милостыню.

Однажды он услышал голос с неба, глаголющий: «О блаженный Кирилл, раб Мой, ты уже исполнил все доброе, ты соблюл заповеди, ты прошел путем узким и прискорбным. Иди теперь на Белоезеро, ты обретешь там место, где совершишь твое спасение». Тут же увидев, что в стороне, где находится Болоезеро, засиял свет, он тотчас направился туда. По дороге он остановился на три дня в Тихвине, где сподобился видения Богородицы, Которая также указала ему идти на Белоезеро. Придя туда, он увидел огненный столп на острове, называемом Красным. Жители деревни Шидзем, которые владели островом, разрешили преподобному там поселиться. Это случилось в 1517 году. В этом году он там поселился и устроил келью. Вскоре ему явился ангел и сказал, что это и есть то самое место, которое ему предопределил Бог. Тут же к нему начали приходить ученики, были построены две церкви, а преподобный рукоположен в сан иерея.

Однажды приехал к ним больной благотворитель — князь Иван Пеньков. Стояли лютые северные морозы, народ был не в силах выстоять службу, но преподобный служил в драной ризе и босой. По окончании службы он дал болящему святой воды, и тот исцелился. Много скорбей приходилось переносить монахам.

Однажды пришли грабить обитель. Но некие дивные юноши избили вора, однако их никто, кроме него самого, не видел. Остальные ослепли. После своего покаяния они прозрели.

Однажды местный крестьянин Евдоким, который крал монастырский лес, возвращался на лодке, которая опрокинулась, и несчастный стал тонуть. Преподобный, который все это видел, осенил его крестом, и он тут же схватился за край лодки, которую понесло к берегу. С тех пор Евдоким стал почитать и часто посещать преподобного. Однажды воры украли колокола, но, проблуждав всю ночь вокруг обители, не нашли дороги, а утром их привели к настоятелю, который распорядился их накормить и ласково увещевал: «Никто укравший тем не разбогател, но многие потеряли что имели сами». Воров отпустили с миром.

Однажды его ученик Афанасий видел, как некий дьякон сослужит преподобному. После службы дьякон стал невидим. Преподобный завещал Афанасию никому не говорить об этом до его смерти.

Преподобный Александр Свирский прислал к нему своего ученика Никифора Важеозерского наставляться в иноческой жизни. Преподобный чудесно узнал о прибытии Никифора во время бдения. Он тотчас же отплыл к нему навстречу. Преподобному Никифору же было открыто приближение святого Кирилла небесным светом. Оба преподобных много утешались духовными беседами впоследствии.

Перед своей кончиной преподобный Кирилл предсказал, что Русь ждут трудные времена и величие по их прошествии. Сказал, что видит царя на престоле и двух вооруженных отроков в венцах, которые предстоят ему. Братию преподобный учил пребывать в совершенном послушании и любви. Последними словами его было: «Слава Богу за всё». После этого он, причастившись Святых Тайн, отдал свою чистую душу Господу 4 февраля 1532 года. Но и после успения лик его сиял неизреченным светом. Тело его погребли в основанном им монастыре. После смерти по молитвам преподобного свершались дивные чудеса.

Тропарь, кондак и канон преподобному Кириллу Новоезерскому

Тропарь, глас 8-й

Божиим духом подвизаем, слез твоих тучами, иссохшае напоил еси, и бесплотное в пустыни житие показал еси, и еже из глубины сердца бодренными молитвами и постом, благодеяния плоды уплодоносил еси, и вселенную всю просветил еси, сиянием чудес твоих, отче наш Кириле, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 8-й

Взбранному и крепкому адаманту, прогонителю бесом, новому чудотворцу победительная, восписуем ти, отче наш Кириле, но яко имея дерзновение у престола Христова, верою чтущих тя, град же и люди молитвою своею сохраняй, ты бо е си царю крестоносному и граду твоему похвала и утверждение.

Преподобный Кирилл Новоезерский. Иконы

Прп. Кирилл Новоезерский. Светлицы Марии Ильиничны Романовой. Шитьё. Москва. 1652 год. Покров на раку — вклад Ильи Даниловича Милославского в Кирилло-Новоезерский монастырь. Череповецкое музейное объединение. Вологодская обл. Преподобный Кирилл Новоезерский. Середина — вторая половина XIX в. Музей им. Андрея Рублева, Москва Прп. Кирилл Новоезерский. Икона. Россия. XIX века. ЦМиАР. Москва Прп. Кирилл Новоезерский. Икона. Россия. XVIII в. Кирилло-Белозерский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Преподобный Кирилл, Новоезерский чудотворец

Ругаться миру, чтобы молиться за мир

О Житии преподобного Кирилла Новоезерского

Книжник создавал свое писание через полвека после смерти преподобного и, кажется, не имел в своем распоряжении записей, сделанных непосредственными учениками Кирилла. Как это ни странно, попытки составить соответствующую требованиям жанра биографию могли восприниматься современниками преподобного с недоверием и даже иронией. Так, игумен Соловецкого монастыря Досифей, сделавший некогда предварительные наброски к Житию святых Савватия и Зосимы, встретился с откровенным глумлением братии над его агиографическими опусами: «иныи глумящеся о написанных и въ смѣх сиа полагааху», и лишь по прошествии нескольких десятилетий труд митрополита Спиридона, украшенный цитатами из Писания и других житий, вызвал высокую похвалу архиепископа Новгородского Геннадия. Вот почему Житие Кирилла создается лишь спустя 50 лет после праведной кончины преподобного, а многие фрагменты его повторяют схожие эпизоды агиографической литературы той эпохи.

Так, подобно Александру Свирскому, Кирилл тайком уходит из родительского крова и по пути в монастырь встречает монаха, который доводит его до стен обители пострига, а после загадочно исчезает. Родители Кирилла, как и родители Александра, начинают поиски своего пропавшего сына, которые увенчиваются успехом лишь несколько лет спустя. Кирилл видит свет на месте будущего монастыря, как некогда видел такой же свет тезоименитый ему подвижник Белоозерья, а слова похвалы преподобному дословно повторяют фрагмент Жития Зосимы и Савватия… Все эти аллюзии и заимствования – дань художественно-эстетическим представлениям эпохи, однако вопрос о том, что же скрывает это лоскутное полотно, в чем заключается индивидуальное, неповторимое, характерное для исторического Кирилла и отличающее его от других преподобных, живо встает перед пытливым читателем.

Конечно, важнейшей чертой биографии Кирилла становится его ученичество у преподобного Корнилия Комельского, выдающегося монастырского деятеля XV столетия, шесть учеников которого впоследствии устроили новые монастыри и также были причислены к лику преподобных. Пятнадцатилетний подросток Кирилл, покидая отчий дом, доподлинно знает о том, куда ему идти, – в монастырь Корнилия на реку Обнору. Тем не менее связь Кирилла с преподобным Корнилием не становится ведущим мотивом его Жития, хотя, например, преподобный Адриан Пошехонский до конца своих дней считает себя верным учеником Корнилия, несмотря на то, что пришел в обитель уже после его смерти. У Корнилия было много учеников и последователей, и Кирилл стал не более чем одним из этой вереницы талантливых чернецов. По словам Жития, источником премудрости для новоначального инока Кирилла становятся скорее слезы покаяния «во юдоле плачевне» земного жития, а также чтение Священного Писания и боговдохновенных творений святых отцов, нежели задушевные беседы в келье духовного наставника.

В монастыре пострига Кирилл проводит довольно долгое время, по истечении которого спешит воспользоваться той несомненной свободой, какую дает своим постриженикам Корнилий: преподобный никогда не держит талантливых иноков при себе, но, коль скоро те мужают и набираются опыта в духовной жизни, открывает перед ними двери обители и с надлежащим напутствием отпускает в пустыню – молиться в уединенном созерцании красот русской природы…

Он покинул обитель, чтобы бродить по Руси – одиноким каликой не от мира сего, юродивым

Испытание Кирилла монастырской дисциплиной и послушанием длилось 15 лет. Конечно, срок иной раз можно и сократить, однако нельзя же было выпустить из обители в мир юношу, не достигшего и 30. Тридцатилетний Кирилл покидает обитель, под благодатную сень которой прибег когда-то почти ребенком, однако его влечет не отшельническая келья в дремучем лесу, не одинокая оседлая жизнь в дупле вековой липы, как это следовало бы ожидать. Нет, он возвращается непосредственно в мир – в самом прямом и непосредственном значении этого слова: к людям и обществу. Теперь он желал бы бродить по Руси, странствовать, не имея угла, чтобы приклонить усталую голову; он мечтает стать каликой перехожим, и даже более того – одиноким каликой, блаженным, юродивым, не от мира сего. Житие умалчивает, посвятил ли Кирилл своего наставника Корнилия в свои ближайшие планы, однако это был первый случай из практики преподобного Корнилия, когда монах уходил из его обители не спасать мир молитвой, а ругаться миру, осмеивая его мнимую мудрость.

По всей видимости, Кирилл имел сильнейшую душевную наклонность к юродству, которую до времени, в монастыре пострига, скрывал – в таких случаях говорят: noblesse oblige – положение обязывает… Впрочем, среди русских преподобных были те, которых это обстоятельство (нахождение в стенах обители пострига) не смущало: Исаакий Печерский, Кирилл Белозерский и некоторые другие преподобные практиковали провокативное поведение, будучи монахами, встроенными в повседневную жизнь монастыря с его строгой дисциплиной и четким распорядком дня. Однако для Исаакия это стало видом аскетического самоуничижения, которым искуплялся грех молодости: подвижник некогда принял бесовское наваждение за Божие посещение; Кирилл Белозерский соблазнительным якобы безумным поведением стремился обесценить славу о своих подвигах, которая всегда воспринималась как искусительная и в особенности слыла таковой, когда речь шла о молодом подвижнике. В обоих случаях юродство стало ситуативной реакцией на сложившиеся извне обстоятельства, психологической компенсацией искушения гордыней, которому либо уже поддался подвижник, либо может поддаться в ближайшем будущем.

Рваные ризы стали «приметой» преподобного Кирилла – и после смерти он являлся исцеляемым в «убогом виде»

Но для Кирилла Новоезерского юродство было чем-то принципиально иным, происходящим не извне, а свойственным искони. О том, что подвижничество блаженных, помимо сознательной установки на провокацию и изображение мнимого безумия, имело в своей природе некоторую естественную составляющую, органично присущую личности юродивого, подспудно свидетельствуют многие древнерусские жития юродивых. Эту органичную склонность обнаруживал в себе и Кирилл, и наиболее последовательно она проявлялась в приверженности преподобного разодранным ризам. По наблюдению В.Н. Топорова [1] , любовь к худым ризам завещал русскому монашеству еще Феодосий Печерский, и редкий преподобный этот завет нарушал: готовность облечься в «многошвенное» рубище стала считаться особым монашеским шиком, высшей добродетелью; в презрении к материи сказывалась глубина духа. И хотя мотив стал типичным для всей русской агиографии, в Житии Кирилла он становится ведущим, раскрывающим потаенный нерв святости [2] преподобного – его уклон в христоподражательный кенозис, самоуничижение, о котором написал некогда Г.П. Федотов, в его крайнюю форму – юродство Христа ради. Столь настойчиво мотив разодранных риз не звучал еще никогда: иноки Комельского монастыря, встречая пятнадцатилетнего юношу у Святых врат обители, обращают в первую очередь внимание на те отребья, в которые облачен гость; в разорванных одеждах служит Кирилл водосвятные молебны над бесноватыми, убогими и хромыми; и даже в чудесных видениях после смерти, когда, казалось бы, время показывать смирение уже прошло, Кирилл является исцеляемым в разорванных ризах.

Однако юродство Кирилла принимает особую, нестандартную форму – форму странничества, благочестивого скитания по северным землям, преимущественно по берегу Белого моря. При этом если обыкновенно юродивые селились в каком-то городе (Пскове, Новгороде, Устюге, Москве…) и жизнь их принимала форму благочестивого лицедейства, а значит, требовала внимания публики и была рассчитана на произведение эффекта, то Кирилл, перемещаясь с места на место, был лишен постоянной аудитории, а значит, душевно сросся с избранной ролью блаженного странника, искренне полюбил ее. Несмотря на то, что странничество как таковое никогда не стало формально узаконенной формой достижения святости в русской церковной традиции, многие древнерусские жития представляют нищих странников сокровенными подвижниками, пускай не признанными людьми и даже Церковью, но несомненно приблизившимися к Богу. Так, преподобный Даниил Переславский, выходя на порог своей кельи, видит столпы неизреченного света, которые поднимаются к небесам от могил безвестных путников, умерших от голода и мороза на улицах древнего Переславля; Даниил ужасается сокрытой святости этих убогих путников и ставит одной из важнейших целей своей жизни погребение странных и уход за скудельницей.

Преподобный направился на крайний север – к Белому морю – и много лет бродил по пустынным берегам

Тем не менее традиционная преподобническая агиография не знала мотива странничества; при всем восхищении страннической аскезой сам Даниил отнюдь не спешит взять в руки посох и покинуть стены родного монастыря. И Кирилл Новоезерский становится одним из тех немногих русских преподобных, который на это решается. Примечательно, что Кирилл направляется на крайний север, к Белому или, как говорили тогда, дышащему стужей морю и много лет бродит по пустынным берегам, вдыхает морозный воздух Ледовитого океана, вслушивается в суровый рокот его ледяных волн. Здесь он, по всей видимости, посещает те селения, в которых проходила жизнь Соловецких чудотворцев: Сороку (ныне Беломорск), где Савватий познакомился с Германом; Шуньгу, родину преподобного Зосимы; Выгу, где умер некогда преподобный Савватий.

Жизнь на берегу Белого моря всегда была тяжелее, нежели жизнь в глубине материка: арктические воздушные массы своим морозным дыханием опаляли все живое и покрывали белым саваном все в округе большую часть года. Кирилл же в этих условиях отказывается от постоянного жилища, кочует с места на место и зачастую оказывается без самой убогой защиты от природных стихий. Озябший, продрогший, едва греющий слабым дыханием одебелевшую плоть, прикрытую жалким подобием одеяний, часами вслушивался Кирилл в немолчный говор прибоя и воссылал свои теплые молитвы к Творцу и Его преподобным служителям. Здесь преподобный, свидетельствует Житие, питался травой, корой и мхом и нередко «жил со зверьми». В этом мужественном стоянии в условиях тяжелейшего климата складывалась аскетическая воля преподобного, а дыхание студеного моря заменило ему те вериги и железные шапки, которые возлагали на себя подвижники, жившие южнее.

Изучив каждую заводь и каждую бухту Белого моря, преподобный направляется к московским пределам, однако не задерживается в Москве надолго: здесь слишком тепло и слишком близко к административному центру русского государства. Кирилл уходит на северо-запад от Москвы и долгое время юродствует в новгородской и псковской землях. Он не входит в дома и живет на улицах, посещает храмы и ходит только босиком. А так как здесь более благоприятный, нежели на берегу Белого моря, климат, особенно в летний период, то, когда солнышко пригревает и, казалось бы, природа предоставляет возможность усталому путнику расслабиться и набраться сил, Кирилл выставляет обнаженное тело на съедение мошкам.

В таких подвигах проходит 20 лет. Кирилл уже не тот мальчик-подросток, который постучался некогда в Святые врата Комельской обители, и не муж, «пришедший в меру возраста Христова», который покинул монастырь, чтобы бросить вызов мнимой премудрости этого мира, – ему исполнилось уже 50 лет. Возраст, когда преподобный впервые задумывается о том, как он проведет старость и где найдет упокоение его многотрудное тело: «на долгъ часъ моляшеся со слезами Всемилостивому Спасу и Пречистой Его Матери, да открыетъ ему мѣсто в покой старости его».

Послушный гласу с небес, Кирилл пришел в Белозерский край. Тут, на берегу Новоозера, и была устроена им обитель

Школа молитвы и послушания, пройденная в обители Корнилия, не могла забыться начисто, изгладиться из памяти теми картинами северных пейзажей и городских ландшафтов, которые нескончаемой чередой мелькали перед глазами Кирилла в течение 20 лет. Вот почему однажды преподобный всерьез задумался о том, нужно ли ему отказаться от своих свободолюбивых, пусть и сугубо аскетичных, странствий, пришло ли время отложить рубище юродивого скитальца и вновь возложить на себя иноческую мантию и камилавку. Покинув монашеские институты, не нарушил ли Кирилл обет послушания, данный при постриге? Преподобный колеблется: связь с Введенской обителью и ее насельниками давно потеряна, все эти годы он и не стремился поддерживать те знакомства, которые могли бы оказаться полезными позднее… Недоумения разрешает чудесное знамение: «И абие слышитъ глас с Небеси: “О, блаженне Кириле, возлюбленниче Мой, уже вся благая восприалъ еси, Моим заповѣдем былъ еси хранитель, тѣсный и скорбный путь прошелъ еси. И нынѣ гряди на Бѣло-езеро, тамо убо уготовах ти мѣсто, в немже можеши спастися”».

Итак, время для аскетических странствий прошло, настал черед для оседлого делания, добротного строительства и хозяйственной упорядоченности. Теперь у преподобного появляется точный маршрут: следуя за явленным ему лучом, Кирилл приходит в Тихвин и там (все еще подражая юродивым) три ночи проводит в молитве на паперти Успенского храма. Позднее преподобный направляется в Белозерский край, обходит Андо-озеро и приближается к берегу Нового озера, воды которого омывают лесистый остров, названный Красным, – именно здесь суждено Кириллу устроить новую обитель.

С точки зрения христианской антропологии, жизнь каждого человека складывается в сочетании двух факторов: с одной стороны, его свободной воли, в наличии которой и заключается истинное богоподобие, с другой – Божественного Промысла, который ведет каждого человека «ими же весть судьбами» к спасительному концу. И Житие повествует о том, что Господь испытывал и совершенствовал Своего избранника не только в стенах обители пострига, но и на петлистых дорогах Святой Руси, следуя по которым, Кирилл хотя и сбивал в кровь босые ступни, однако набирался духовной мудрости и в итоге сумел стяжать богатые дары Святого Духа. Вот почему теперь монастырь, устроенный его рачением, станет тем ярким светочем Христовой веры, который соберет внутри себя подвижников, ревнующих о Господе, а молитва самого Кирилла станет источником исцелений для многих окрестных жителей как во время жизни преподобного, так и после его кончины.

Жизнь на Красном острове начинается в первую очередь с преодоления десоциализации, этого родимого пятна юродивых, осознанно рвавших все традиционные связи с обществом и его институтами. Прибыв на Новое озеро, Кирилл налаживает эти связи и, что нельзя объяснить иначе, как божественным вмешательством, почти сразу окрестные жители, а также представители гражданской и церковной администрации начинают сотрудничать с преподобным, принимают активное участие в деле устроения монастыря. Более того, помощь жителей Андопольской веси (ближайшей к монастырю преподобного) словно восполняет Кириллу ту инфантильную беспомощность, привычка к которой сложилась за 20 лет странствий.

Придя на остров, Кирилл устраивает себе лишь убогую хижину под могучей елью, приклоняя ее лапы к земле, после чего спешит завести знакомство с окрестными крестьянами. Местные жители с радостью встречают преподобного, видят в нем Божиего посланника и сначала помогают выстроить келью, срубив растущие вблизи вековой ели деревья, а после выстраивают и другие здания будущего монастыря: кельи для прочих иноков, две церкви – Воскресения Христова и иконы Богоматери Одигитрия, хозяйственные строения. В скором времени выстроенные андопольцами кельи заселяют иноки, привлеченные именем славного подвижника и ученика преподобного Корнилия, начинается история Новоезерской обители преподобного Кирилла Белого (именно так называли современники святого и выстроенный им монастырь).

Житие не много говорит об уставе Новоезерского монастыря, почти не повествует о настоятельской строгости преподобного Кирилла по отношению к нерадивым насельникам, которые всегда есть среди братий. Лишь один или два раза в тексте звучит некоторый намек на вразумление легкомысленных иноков. Так, брат по имени Кириак, занимавшийся в обители рыболовным промыслом, тяжело заболевает в день кончины Кирилла: он лежит в расслаблении и не может восстать с одра болезни. Кирилл является болящему уже после своей смерти и велит тому приложиться к своей гробнице. Кириак приходит к могиле преподобного в благоговейном ужасе и со слезами исповедует ему, как живому, свои прегрешения. О том, какого рода прегрешения возвещает Кириак почившему настоятелю, Житие умалчивает, но есть все основания предполагать, что то были прегрешения против самого преподобного и устава его обители.

В другой раз преподобный является одному из работников монастыря, который, отправившись в лес за грибами и ягодами на потребу братии, теряет направление пути и до изнеможения блуждает в дремучей чащобе, отчаиваясь с каждой минутой найти выход из непролазных дебрей. Преподобный выводит несчастного на берег Нового озера, указывает ему на купола своего монастыря и велит горе-грибнику по возвращении в обитель первым делом поклониться гробнице ее основателя Кирилла, чтобы впредь с ним не случилось чего-нибудь еще более страшного. Тем самым преподобный мягко уличает работника в пренебрежительном отношении к памяти почившего настоятеля.

Кажется, Кирилл стремился учить иноков более делом, нежели словом, и самая роль строгого пестуна была ему глубоко антипатична: человеческая личность имеет некоторые границы, определенный диапазон своей психологической реализации, а блаженная мягкость, свойственная преподобному, исключала сухой ригоризм и суровую учительность.

Слепые, хромые, увечные, бесноватые, страждущие тяжелыми недугами – все исцелялись молитвами подвижника

Житие представляет читателю нескончаемую вереницу исцелений окрестных жителей как при жизни, так и после смерти преподобного. Среди страдальцев, прибегающих к покрову преподобного, и простые крестьяне, и богатые купцы, и вельможные бояре. Преподобный Кирилл облегчает страдания всем, не взирая на чины и лица. По его молитве отверзаются очи слепых, разглаживаются горбы увечных, изгоняются бесы из одержимых; роженицы, отчаявшиеся остаться живыми, благополучно разрешаются от бремени; крестьяне, умирающие от болезни, названной кашлем («зело захлипающи и не могущи воздохнути»), получают исцеление; отступает эпидемия чумы. И все это – лишь малая толика от той нескончаемой вереницы исцелений, которая происходила по молитве преподобного…

Господь дал Кириллу молитву удивительной силы, наделил его духовными дарованиями сверх всякой меры, ведь, презрев мир и его тленные ценности: покой, благоденствие, тщеславное желание превзойти успехи ближнего, Кирилл научился главному – молиться за мир, облегчать страдания больных и увечных, сирых и убогих, горбатых и хромых, любить грешный и страдающий мир настоящей, искренней, теплой монашеской любовью.

ПРЕПОДОБНЫЙ КИРИЛЛ БЕЛЫЙ, НОВОЕЗЕРСКИЙ

Память: 4 (17) февраля (преставление), 7 (20) ноября (обретение мощей, 1649)

Пре­по­доб­ный Ки­рилл еще бу­дучи от­ро­ком стре­мил­ся к ино­че­ской жиз­ни. Оста­вив тай­но ро­ди­тель­ский дом, он от­пра­вил­ся в оби­тель пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия (в Во­ло­год­ском Ко­мель­ском ле­су), о ко­то­рой слышал от своих благочестивых ро­ди­те­лей. Пре­по­доб­ный Кор­ни­лий бла­го­склон­но при­нял Ки­рил­ла и по­стриг его в ино­ки. Меж­ду тем ро­ди­те­ли Ки­рил­ла от од­но­го ко­мель­ско­го ино­ка узна­ли о ме­сто­пре­бы­ва­нии сы­на. Прибыв в оби­тель отец в стро­гом пост­ни­ке не сразу узнал сво­е­го сы­на. Когда же он при­знал в нем Ки­рил­ла, то и сам по­стриг­ся в ино­ки с име­нем Вар­со­но­фия. Мать Ки­рил­ла пе­ред смер­тью так­же вос­при­я­ла ино­че­ский чин.

После смер­ти от­ца Ки­рилл, раз­дав ни­щим остав­ше­е­ся по­сле него име­ние, от­пра­вил­ся на се­вер, в глушь ле­сов, чтобы здесь ве­сти уеди­нен­ную жизнь. Пи­щей ему здесь слу­жила тра­ва и ко­ра де­ре­вьев. Так как те­ло его ста­ло по­сте­пен­но осла­бе­вать в по­дви­гах, то он мо­лил Гос­по­да, чтобы Он ука­зал ему ме­сто по­сто­ян­но­го пре­бы­ва­ния. Го­ря­чая мо­лит­ва по­движ­ни­ка бы­ла услы­ша­на, и, по­ви­ну­ясь небес­но­му ука­за­нию, св. Ки­рилл от­пра­вил­ся к Бе­ло­озе­ру. Здесь с од­ной го­ры он уви­дел Но­вое озе­ро и на нем Крас­ный ост­ров. Явив­ший­ся по­движ­ни­ку во сне Ан­гел дал ему ука­за­ние, что здесь Бог из­би­ра­ет ему ме­сто пре­бы­ва­ния. Про­бу­див­шись от сна, Ки­рилл твер­до ре­шил ос­но­вать на Крас­ном ост­ро­ве Бо­жью оби­тель, для ка­ко­вой це­ли и при­об­рел вско­ре от мест­ных кре­стьян ука­зан­ный ост­ров; за­тем со­ору­дил здесь ке­ллию и две церк­ви. То­гда же он был по­став­лен в сан свя­щен­ни­ка. Ки­рилл рев­ност­но под­ви­зал­ся на но­вом ме­сте в мо­лит­ве и по­сте, пре­тер­пе­вая мно­гие скор­би от бе­сов и лю­дей. Осо­бен­но до­са­жда­ли по­движ­ни­ку мест­ные ры­бо­ло­вы. Бес­по­ко­и­ли его оби­тель так­же и гра­би­те­ли, во мно­же­стве бро­див­шие то­гда по ле­сам и до­ро­гам Ру­си. Но и на них дей­ство­ва­ла нрав­ствен­ная вы­со­та святого по­движ­ни­ка. Жизнь святого Ки­рил­ла в оби­те­ли бы­ла во всем при­ме­ром и об­раз­цом для дру­гих бра­тий. Он хо­дил бо­сой, сам ру­бил дро­ва и ко­пал зем­лю. За свою пра­вед­ную жизнь Ки­рилл был спо­доб­лен от Бо­га осо­бен­ной бла­го­да­ти Святого Ду­ха и да­ра ис­це­ле­ний. Од­на­жды его уче­ник Ди­о­ни­сий ви­дел, что с ним слу­жит ли­тур­гию диа­кон, ко­то­рый за­тем вдруг ис­чез. Пре­по­доб­ный за­пре­тил ему рас­ска­зы­вать об этом чу­дес­ном яв­ле­нии. Око­ло то­го же вре­ме­ни по мо­лит­вам его ис­це­лил­ся от тяж­кой бо­лез­ни один князь, ко­то­рый в бла­го­дар­ность за это ве­лел вы­да­вать для оби­те­ли пре­по­доб­но­го каж­дый год 40 мер ржи, а так­же в до­ста­точ­ном ко­ли­че­стве мас­ла и со­ли. Пред кон­чи­ной сво­ею преподобный Ки­рилл с ве­ли­кой про­зор­ли­во­стью пред­рек те бед­ствия, ко­то­рые пред­сто­я­ло ис­пы­тать Рос­сий­ской зем­ле. «Бу­дут, – го­во­рил он, – на зем­ле бе­ды ве­ли­кие и мя­теж меж­ду людь­ми; но, – при­ба­вил он, – цар­ство на­ше бу­дет уми­ре­но и устро­е­но Бо­гом». Пре­ста­вил­ся святой по­движ­ник 4 фев­ра­ля 1532 го­да.

Вско­ре от­кры­лись зна­ме­ния осо­бен­ной бли­зо­сти его ко Гос­по­ду. Так, ко­гда один инок, по име­ни Ки­ри­ак, за­бо­лел, то преподобный Ки­рилл в сон­ном ви­де­нии явил­ся ему и, осе­нив его крест­ным зна­ме­ни­ем, ис­це­лил от бо­лез­ни. Также святой ис­це­лил дру­го­го ино­ка по име­ни Ма­ка­рия, на­ка­занного Бо­гом за свое­нрав­ный дур­ной ха­рак­тер тем, что он не мог ни есть, ни спать. Ко­гда его при­ве­ли к гро­бу пре­по­доб­но­го, то он упал на зем­лю. То­гда его по­ло­жи­ли на гроб пре­по­доб­но­го, — и боль­ной тот­час же про­бу­дил­ся со­вер­шен­но здо­ро­вым. Мно­го и дру­гих ис­це­ле­ний про­изо­шло по мо­лит­вам к преподобному Ки­рил­лу. Мо­щи святого бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ны­ми при за­клад­ке в его оби­те­ли но­во­го хра­ма, ко­то­рый по обе­ту стро­ил­ся бо­яри­ном Мо­ро­зо­вым, по­лу­чив­шим по мо­лит­вам к по­движ­ни­ку спа­се­ние от мно­гих бед.

В цар­ство­ва­ние Алек­сия Ми­хай­ло­ви­ча, в мае 1648 го­да, в Москве вспых­нул на­род­ный мя­теж про­тив неко­то­рых лиц, быв­ших в при­бли­же­нии ца­ря. На­чаль­ник пуш­кар­ско­го при­ка­за Петр Тра­ха­ни­тов, дьяк Еле­азар Чи­стой и мно­гие дру­гие бы­ли уби­ты и ограб­ле­ны. Мя­теж­ная тол­па при­сту­пи­ла к Крас­но­му крыль­цу и тре­бо­ва­ла вы­да­чи бо­яри­на Бо­ри­са Ива­но­ви­ча Мо­ро­зо­ва, цар­ско­го вос­пи­та­те­ля и род­ствен­ни­ка, и уже раз­би­ла его дом и раз­гра­би­ла иму­ще­ство. Бо­яри­на с тру­дом успе­ли укрыть от рук разъ­ярен­ной тол­пы, и вско­ре он тай­но бе­жал в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь. Игу­мен Но­во­е­зер­ско­го мо­на­сты­ря Ам­фи­ло­хий и бра­тия, узнав о пре­бы­ва­нии его в со­сед­стве с ни­ми, по­сла­ли к нему мо­на­ха Иону с об­ра­зом и жи­ти­ем пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. Бо­ярин с че­стью при­нял об­раз и с бла­го­го­ве­ни­ем про­чи­тал жи­тие свя­то­го. По­сле это­го ду­ша его на­пол­ни­лась ка­кой-то ра­до­стью и вос­тор­гом, му­чив­шие его стра­хи и го­ре со­вер­шен­но ис­чез­ли, и он возы­мел же­ла­ние по­кло­нить­ся гро­бу пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. От­слу­жив мо­ле­бен на гро­бе и со сле­за­ми по­мо­лясь свя­то­му, бо­ярин ска­зал игу­ме­ну и бра­тии: «От­цы свя­тые, по­мо­ли­тесь о мне Гос­по­ду Бо­гу, Пре­чи­стой Его Бо­го­ма­те­ри и пре­по­доб­но­му чу­до­твор­цу Ки­рил­лу. Ес­ли Бог уми­ло­сер­дит­ся на­до мною по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла и воз­вра­щусь в цар­ству­ю­щий град и ве­ли­кий го­су­дарь по­жа­лу­ет ме­ня в свой цар­ский син­клит, в пер­вый мой чин, то я по­строю на этом ме­сте ка­мен­ную цер­ковь в честь и сла­ву Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва и в по­хва­лу свя­то­го Ки­рил­ла». Об­ра­до­ван­ные игу­мен и бра­тия от­ве­ча­ли ему го­ря­чи­ми бла­го­по­же­ла­ни­я­ми. Раз­дав бо­га­тую ми­ло­сты­ню, бо­ярин воз­вра­тил­ся в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь. Спу­стя немно­го вре­ме­ни в Москве утих­ло вол­не­ние, бо­ярин был по­зван к ца­рю и за­нял свое преж­нее по­ло­же­ние. В сле­ду­ю­щем, 1649 го­ду Мо­ро­зов при­сту­пил к ис­пол­не­нию сво­е­го обе­ща­ния. 4 сен­тяб­ря по его при­ка­зу ар­хи­манд­рит Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря Афа­на­сий и ста­рец ке­ларь Сав­ва­тий Юш­ков бы­ли на ос­но­ва­нии ка­мен­но­го хра­ма. В их при­сут­ствии на­ча­ли ко­пать рвы, и ко­гда по­ве­ли один ров близ то­го ме­ста, где бы­ла гроб­ни­ца пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла, под гроб­ни­цей на глу­бине пол-ар­ши­на от по­верх­но­сти зем­ли сре­ди дре­вес­ных кор­ней от­крыл­ся со­вер­шен­но непо­вре­жден­ный гроб. Без пат­ри­ар­ше­го ука­за и мит­ро­по­ли­чье­го при­ка­за­ния ар­хи­манд­рит и ке­ларь не осме­ли­лись взять зем­лю с гро­ба, от­крыть и осви­де­тель­ство­вать его. Гроб был до ука­за об­ло­жен кру­гом дос­ка­ми, а об от­кры­тии до­не­се­но мит­ро­по­ли­ту Ро­стов­ско­му Вар­ла­а­му, пат­ри­ар­ху Иоси­фу и бо­яри­ну Мо­ро­зо­ву. Мо­ро­зов, по­лу­чив из­ве­ще­ние, рас­ска­зал ца­рю все с ним быв­шее и озна­ко­мил его с жи­ти­ем и чу­де­са­ми пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. В ок­тяб­ре пат­ри­арх по со­ве­ту с ца­рем по­слал Во­ло­год­ско­му ар­хи­епи­ско­пу Мар­кел­лу гра­мо­ту с пред­пи­са­ни­ем ехать на Но­вое озе­ро, осмот­реть мо­щи свя­то­го, пе­ре­не­сти их во вре­мен­ное по­ме­ще­ние, устро­ить празд­не­ство и до­не­сти о всем ца­рю и пат­ри­ар­ху.Ар­хи­епи­скоп Мар­келл при­был в Но­во­е­зер­ский мо­на­стырь вме­сте с ар­хи­манд­ри­том Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря Афа­на­си­ем и то­го же мо­на­сты­ря ке­ла­рем Сав­ва­ти­ем и со­бор­ны­ми стар­ца­ми. 7 но­яб­ря при игу­мене но­во­е­зер­скомАм­фи­ло­хии, мо­на­стыр­ской бра­тии и мно­го­чис­лен­ном сте­че­нии на­ро­да он ве­лел очи­стить гроб от зем­ли, от­крыть его и осви­де­тель­ство­вать мо­щи и одеж­ды. По осмот­ре ар­хи­ерей и свя­щен­ный со­бор пе­ре­ло­жи­ли те­ло в но­вый гроб и пе­ре­нес­ли его в де­ре­вян­ную цер­ковь Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва. В церк­ви празд­но­ва­ли Успе­нию Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, пе­ли со­борне ве­чер­ню, за­ут­ре­ню и пе­ред ли­тур­ги­ей мо­ле­бен Все­ми­ло­сти­вей­ше­му Спа­су, Бо­го­ро­ди­це и всем свя­тым и свя­ти­ли во­ду. Мно­гие из быв­ших на тор­же­стве боль­ных по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние. На­род брал от вет­хо­го гро­ба ча­сти­цы де­ре­ва и уно­сил их с со­бою с ве­рою в их це­леб­ную си­лу.

В 1651 го­ду по цар­ско­му по­ве­ле­нию в де­ре­вян­ном хра­ме Вос­кре­се­ния бы­ла по­став­ле­на но­вая ра­ка для мо­щей пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. Око­ло то­го же вре­ме­ни бы­ло уста­нов­ле­но об­ще­цер­ков­ное празд­но­ва­ние ему как свя­то­му Рос­сий­ской Церк­ви. В 1652 го­ду бы­ла окон­че­на по­строй­ка но­вой ка­мен­ной церк­ви и освя­ще­на 22 ав­гу­ста Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ским ар­хи­манд­ри­том Мит­ро­фа­ном и но­во­е­зер­ским игу­ме­ном Ам­фи­ло­хи­ем. В день освя­ще­ния с ве­ли­кой че­стью, со све­ча­ми, ка­ди­ла­ми и пе­ни­ем свя­тые мо­щи бы­ли по­ло­же­ны в но­вой церк­ви Вос­кре­се­ния на пра­вой сто­роне, у юж­ных две­рей, над тем ме­стом, где был ра­нее гроб в зем­ле.

Преподобный Кирилл Новоезерский и Кириллов Новоезерский монастырь. Литография. 1874 г. (КБИАХМЗ)

9 мар­та 1722 го­да Но­во­е­зер­ский мо­на­стырь по­се­тил им­пе­ра­тор Петр Ве­ли­кий. Им­пе­ра­тор про­был око­ло трех ча­сов, мо­лил­ся у гро­ба пре­по­доб­но­го, осмат­ри­вал ста­рую и но­вую гроб­ни­цы, цер­ков­ную утварь и мо­на­стыр­ское иму­ще­ство и чи­тал в кел­лии на­сто­я­те­ля жи­тие свя­то­го. 15 мар­та Петр, при­сут­ствуя в Пре­об­ра­жен­ском, при­ка­зал пе­ре­ло­жить мо­щи пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла из ста­рой гроб­ни­цы в но­вую. Это по­ве­ле­ние бы­ло ис­пол­не­но по рас­по­ря­же­нию Свя­тей­ше­го Си­но­да ар­хи­манд­ри­том Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря Ири­нар­хом.

В феврале 1919 года мощи Кирилла были вскрыты. 11 июня на заседании Белозерского УИКа постановили «Кости вскрытых мощей поручить врачу таковые обезвредить, положить в деревянный гроб и поставить на прежнее место». В 1928 году основанный Кириллом монастырь был закрыт, часть ценностей передали в музей, местонахождение мощей остаётся неизвестным. Монастырь был значительно разрушен, в нём открыли лагерь для заключённых, а с 1994 года в ней находится ИК-5 («Вологодский пятак»), одна из пяти колоний для пожизненных заключённых в России.

Тропарь преподобного Кирилла Новоезерского (Новгородского) чудотворца, глас 8:

Божиим Духом подвизаемь,/ слез твоих тучами изсохшее напоил еси,/ и безплотное в пустыни житие показал еси,/ и еже из глубины сердца бодренными молитвами и постом/ благодеяния труды уплодоносил еси,/ и вселенную всю просветил еси сиянием чудес твоих,/ отче наш Кирилле./ Моли Христа Бога, спастися душам нашим.

Тропарь на обретение мощей преподобного Кирилла Новоезерского, глас 8:

Яко светильник явился еси всесветел/ во отоце Нова езера на Красном острове,/ преподобне отче Кирилле,/ ты бо крест Христов на рамо взем,/ усердно Тому последовал еси,/ чистотою Богови приближився,/ от Негоже и силами чудес обогатися,/ тем и мы любезно прибегаем к раце честных мощей твоих, умильно глаголем:/ о, преподобне отче Кирилле!/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак преподобного Кирилла Новоезерского (Новгородского) чудотворца, глас 8:

Взбранному и крепкому адаманту,/ прогонителю бесов, новому чудотворцу/ победительная, страстей злых свободившеся,/ благодарственная восписуем ти, отче наш Кирилле./ Но яко имея дерзновение у престола Христова,/ верою чтущих тя, град же и люди, молитвою твоею сохраняй,/ ты бо еси стаду твоему похвала и утверждение.

Кондак на обретение мощей преподобного Кирилла Новоезерского, глас 2:

Христов ярем на рамо взем,/ усердно Тому последова,/ чистотою Богови приближився,/ отче преподобне Кирилле,/ молим тя, посещай милостивно чад своих,/ и моли непрестанно о всех нас.

Молитва святому преподобному Кириллу, игумену Новоезерскому, чудотворцу.

О, великий угодниче, преславный чудотворче, Кирилле блаженне! Душею на небеси престолу Божию предстояй и Троичныя славы наслаждаяйся, телом же на земли в Божествественном храме сем почиваяй и от него данною ти свыше благодатию различная источаяй чудеса: призри милостивым оком на предстоящия честней твоей ризе люди и просящия сильныя твоея помощи. Ты убо, яко стяжавый дерзновение, испроси Церкви благостояние, воздуха благорастворение, земли плодоносие. Избави всех, верою несумненною к Богу приходящих и многоцелебныя мощи твоя благоговейно почитающих, от всяких бед душевных и телесных, от всех томлений и прилогов давольских. Яко да твоими молитвами наставляеми, путь на земли маловременнаго жития нашего безбедне совершим: улучим же на небеси некончаемый покой и прославим купно с тобою всех благих Дателя, единаго в Троице славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Икона «Преподобный Кирилл Новоезерский с житием». Около 1648 г. Происходит из Кирилло-Новоезерского монастыря.

Житие преподобного Кирилла Новоезерского

Богослужебные тексты

Иконы

Источники:

Дополнительная литература:

Преподобный Кирилл Белый, Новоезерский (Новгородский)

Закажите в нашей мастерской нужный вам образ:

Жизнеописание

Преподобный Кирилл Новоезерский родился в благочестивой семье. Господь уже во чреве матери отметил его избранничество. Однажды, когда мать Кирилла, носившая сына под сердцем, молилась в храме за Божественной литургией, младенец трижды – при чтении Евангелия, при пении Херувимской и в момент пресуществления Святых Даров – возгласил во чреве ее.

С детства полюбил преподобный уединение и молитву, мечтал об иноческой жизни. Пятнадцатилетний Кирилл тайно ушел из дома, чтобы поступить в Псково-Печерскую обитель. Пути в монастырь он не знал, из дому не взял ничего на дорогу и шел, возлагая всё упование на Господа и на Пречистую Его Матерь. Верстах в 20 от города отрок встретил благолепного старца-монаха, который проводил его до обители и на прощание благословил со словами: “Бог да благословит тебя, чадо, и сподобит Ангельского образа, и да будешь сосудом избранным Божественного Духа”. Сказав это, старец сделался невидим. Отрок понял, что это был посланец Божий, и возблагодарил Господа.

Настоятель монастыря – преподобный Корнилий (память 20 февраля) прозорливым оком увидел явленную на отроке благодать. Он много наставлял его и облек в иноческий образ с именем Кирилл. Пятнадцатилетний инок удивлял братию своими подвигами: постом и молитвой изнурял плоть, ревностно исполнял послушания, день и ночь готов был учиться Слову Божию; уже тогда помышлял окончить дни свои в пустыне, в уединении.

Однажды к родителям отрока, которые оплакивали его как умершего, пришел старец из монастыря преподобного Корнилия и рассказал им о сыне и его жизни в обители. Радостная весть еще более утвердила мать Кирилла в любви Божией. Уговорив мужа отнести в обитель часть ее имения, она оставила мир, приняла иноческий образ с именем Елена и вскоре тихо скончалась. Отец преподобного пришел в обитель, и игумен Корнилий повелел Кириллу увидеться с ним. Смутился инок, но, не смея ослушаться настоятеля, пал к ногам родителя, моля о прощении за то, что тайно ушел из дома. Отец с любовью простил Кирилла и навсегда остался в обители. Преподобный Корнилий нарек ему в иночестве имя Варсонофий и отдал на обучение сыну. Через три года он мирно преставился. Сын его с еще большим усердием продолжал работать Господу, отсекая во всем свою волю в совершенном послушании не только игумену, но и братии. Он жаждал обойти всю Русскую землю, чтобы поклониться ее святыням и избрать себе пустыню для жизни в безмолвии. Получив благословение преподобного Корнилия, преподобный Кирилл оставил обитель, в которой окреп духовно, и ушел в поморские страны, скитаясь по лесам и пустыням, питаясь древесной корой и лесными ягодами. В трудном подвиге странничества провел он около двадцати лет, обошел пределы Московские, Новгородские, Псковские, но никогда не заходил в дома и не брал милостыни. Днем странствовал, а ночь проводил в молитве в притворах храмов, не пропуская церковных служб.

Однажды на молитве преподобному Кириллу было явление Небесного света, указавшего место, где он должен основать обитель. Немедленно отправился он в путь и, дойдя до Тихвинского монастыря Богоматери, провел в нем три дня и три ночи в непрестанной молитве к Пречистой Владычице. Во сне явилась ему Матерь Божия. Одобряя его, Она сказала: “Угодник Пресвятой Троицы, раб мой, Кирилл, пойди на восточную страну к Белоозеру, и явит тебе Господь и Сын Мой место упокоения для твоей старости”.

С умиленными слезами от чудного видения пошел преподобный к Белоозеру. На озере увидел он небольшой остров, от которого восходил огненный столп на небо. Там под высокой многовековой елью блаженный Кирилл устроил шалаш и затем построил две келий: одну для себя, другую для будущей братии; отшельник соорудил две малые церкви в честь Воскресения Христова и Богоматери Одигитрии. Много искушений испытал он тут от врагов невидимых и от досужих людей, иногда забредавших к святому, но всё преодолевал он мужественным терпением и постоянной молитвой. Весть о его святой жизни распространялась повсюду, и собралась к нему братия.

Много было случаев благодатного исцеления по молитвам преподобного; Господь сподобил Своего угодника и дара провидения. Предчувствуя свою кончину, преподобный призвал братию. Со слезами умиления в последний раз поучал святой своих духовных чад, пока не замер его голос. Долго безмолвствовал он, но вдруг горько-горько зарыдал. “Отхожу я ко Господу в жизнь вечную; вас же предаю Богу и Слову благодати Его, дающему наследие и освящение всем. Оно да поможет вам. Умоляю вас, не изнемогайте в постах и молитвах, соблюдая себя от наветов вражьих, и не презрит Господь смирения вашего по Своему неизреченному милосердию”.

Сказав это, блаженный дал последнее целование братии, причастился Святых Божественных Таин, осенил себя крестным знамением и со словами “Слава Богу за всё!” предал Ему чистую свою душу 4 февраля 1532 года.

Преподобный Кирилл Новоезерский

Белозеры считают преподобного Кирилла Новоезерского своим покровителем, а основанный им невдалеке от города Новоеозерский монастырь в прежние века служил им наиболее доступным богомольем. Этот человек выдающаяся личность Белозерска и Русский Святой.

Пожалуй, нет в Белозерске и его окрестностях более почитаемых «местных» святых, чем преподобный Кирилл Новоезерский. В настоящее время, когда налицо повсеместный упадок церковной жизни и из всех храмов Белозерска действует только один Успенский (с «парным» к нему Богоявленским), часовня Кирилла Новоезерского близ Торговых рядов все же не покинута христианами — она открыта, в ней регулярно служатся молебны. Да и прежде одной из главных святынь Белозерска являлась икона прп. Кирилла «с чюдесами», находившаяся в Спасо-Преображенском соборе.

Преподобный Кирилл по происхождению своему не был белозером. Он появился на свет в Галиче Костромском во второй половине XV века. Судя по всему, в нем с детства жило стремление к иночеству, и в 15 лет он тайно ушел из дома и поступил послушником в обитель прп. Корнилия Комельского, где вскоре принял постриг. Корнилиев монастырь находился, по современному счету, примерно в двухстах километрах от Галича, на территории теперешнего Грязовецкого района Вологодской области. Дорога шла по местам глухим и малолюдным. И, быть может, юноша оробел, решимость его поколебалась. Во всяком случае, из Жития преподобного Кирилла Новоезерского известно, что он получил некое укрепление: ему встретился старец, который благословил его продолжать путь и — сделался невидим.

Путь преподобного Кирилла Новоезерского к Белому озеру

Пока Кирилл проходил под руководством преподобного Корнилия азы монашеской жизни, родители сбивались с ног, разыскивая его. Они уже считали сына умершим, когда случайно узнали от одного комельского инока, что Кирилл находится в монастыре. Отец тотчас бросился в Комельскую обитель, но не сразу признал сына в строгом аскете, который встретил его. Затем, ближе познакомившись с жизнью монастыря, отец Кирилла тоже принял постриг — с именем Варсонофий. В иночестве кончила земные дни и мать Кирилла.

Со смертью родителей Кирилл раздал оставшееся после них имение и, благословившись у прп. Корнилия, отправился странствовать по северным обителям.Будучи в Тихвинском монастыре, он, согласно Житию, получил повеление от Божией Матери идти в окрестности Белого озера. Здесь на озере Новом он увидел остров (который иногда называют Красным, а иногда — Огненным), где и поселился.

Основание Преподобным Кириллом Новоезерского монастыря

Основание монастыря на Новом озере относят к 1517 году, но неизвестно, что считать «основанием» — водворение ли прп. Кирилла на Красном острове или приход к нему братии. В 1518 году, как следует из Жития, иноки под руководством Кирилла уже срубили две деревянные церкви (Воскресенскую и Одигитриевскую) и поставили кельи.

Первое время жизнь монахов была сурова и исполнена опасностей. Помимо обычных трудностей, сопутствующих устроению обители, инокам досаждали разбойники, которые считали эти пустынные места чуть не своей вотчиной. Однажды они унесли с монастырской звонницы колокол, но заблудились и случайно «набрели» на прп. Кирилла. Тот сурово отчитал их, сказав, что «вор не бывает богат, а бывает горбат», а потом накормил и отпустил с миром.

Для братии преподобный Кирилл Новоеозерский служил примером во всем. Он трудился больше, а отдыхал меньше всех, ходил в старой одежде, босой (даже зимой) и непрестанно пребывал в молитве. Слава о нем как о чудотворце вскоре облетела все окрестности, а однажды, как рассказывается в Житии, Кирилл исцелил некоего князя, что послужило к немалой пользе обители: исцеленный повелел выдавать монахам ежегодно сорок мер ржи и вдобавок постного масла и соли в потребном количестве. Присутствует в Житии и традиционный «евхаристический сюжет»: ученик преподобного Дионисий увидел, как вместе со святым Кириллом служит литургию неведомый диакон, вдруг затем исчезнувший.

Скончался прп. Кирилл 4/17 февраля 1532 года, перед смертью предсказав «беды великие и мятеж» в Русской земле. «Но, — прибавил он, — царство наше будет умирено и устроено Богом».

Прославление Кирилла Новоеозерского

После кончины прп. Кирилл не оставил своим попечением основанного им монастыря. То один, то другой из братии рассказывал, что ему довелось получить несомненную помощь от покойного игумена. Наиболее яркие случаи были зафиксированы в монастырских документах. Так, однажды прп. Кирилл исцелил инока Макария. Этот монах, как рассказывается, был едва ли не самой паршивой овцой в новоезерском стаде: роптал, скандалил, сеял смуту. И в какой-то момент немирные свойства его характера переросли в настоящее душевное заболевание. Макарий не мог ни есть, ни спать, а когда братия привели его к гробу преподобного, он повалился возле него в корчах. Не без усилий монахи положили Макария на гроб Кирилла, и через несколько мгновений он уже был совершенно здоров.

Со всем тем, почитание Кирилла довольно долго оставалось неофициальным. Только в 1649 году, по миновании всех общерусских бедствий, предсказанных старцем перед смертью, были обретены его мощи; вскоре состоялась и канонизация.

Обретение мощей произошло при рытье котлована под каменный Воскресенский храм, строившийся иждивением боярина Бориса Морозова, который питал особую любовь к прп. Кириллу. Мощи положили в Кирилловском приделе новопостроенной церкви.

Жизнь Новоезерского монастыря

Дореволюционная судьба обители Кирилла Новоезерского была вполне благополучна. Богатые и знатные благотворители не оставляли ее своим попечением. В 1685 году на средства царевны Софьи Алексеевны в монастыре возвели теплую каменную церковь в честь Смоленской иконы Божией Матери с приделом Алексия человека Божия и трапезной. Праздник св. Алексия вообще имел особое значение в монастырской жизни. Ежегодно в этот день под стенами обители открывалась Алексеевская ярмарка, которая своей шумливой разгульностью хотя и не соответствовала монашескому духу, однако ж приносила монастырю хороший доход. Потому, когда в 1892 году вышло распоряжение переместить торг в Белозерск, монастырское начальство было недовольно этим.

Наивысшего расцвета Новоезерская обитель достигла при 36-летнем настоятельстве архимандрита Феофана (Соколова), назначенного сюда в 1793 году. До того в течение нескольких десятилетий монастырь влачил скудное существование на третьеклассном содержании, положенном ему Екатериной II. Материальной скудости сопутствовал и упадок духовной жизни. Но архимандрит Феофан благоустроил Новоезерский монастырь во всех отношениях. С. П. Шевырев писал о настоятеле: «Здесь (в монастыре. — Прим, ред.) память его священна. На его гробнице горят неугасимые лампады и поются почти ежедневные панихиды. Иноки помнят его испытующий взор, и хранят и читают житие его. Он был южного воспитания. В духовном образовании его участвовал Паисий Величковский, распространитель иноческой жизни в странах Молдавских. Общежительный устав был введен Феофаном в этот монастырь во всей его строгости. При нем обитель славилась своим гостеприимством. Много добра творил он в местах окрестных, и бедные находили всегда здесь приют».

Новоезерский монастырь колония особого режима

В феврале 1919 года новая власть распорядилась вскрыть мощи прп. Кирилла, но после того они оставались на своем месте до 1928 года, когда монастырь закрыли. С этих пор о судьбе их нет сведений. Монахи разошлись по окрестным деревням, многие впоследствии были репрессированы, а в стенах обители, как будто нарочно предназначенных своей неприступностью для устройства тюрьмы, разместили колонию для политических заключенных, просуществовавшую до 1953 года. Впоследствии здесь была обычная тюрьма (послужившая декорациями к фильму Василия Шукшина «Калина красная»), а с 1997 года бывший Новоезерский монастырь перепрофилировали в тюрьму для заключенных, отбывающих пожизненное тюремное заключение.

20 ноября. Преподобный Кирилл Новоезерский

Аудио

Сегодня, в воскресный день, совершается память: мчч. Иерона, Исихия, Никандра, Афанасия, Маманта, Варахия, Каллиника, Феагена, Никона, Лонгина, Феодора, Валерия, Ксанфия, Феодула, Каллимаха, Евгения, Феодоха, Острихия, Епифания, Максимиана, Дукития, Клавдиана, Феофила, Гигантия, Дорофея, Феодота, Кастрикия, Аникиты, Фемелия, Евтихия, Илариона, Диодота и Амонита, пострадавших в Мелитине в III веке.

Мчч. IV века: Феодота Анкирского; мч. Меласиппа, мц. Касинии и сына их, мч. Антонина; мчч. Авкта, Тавриона и мц. Фессалоникии. Прп. Лазаря Галисийского, подвижника XI века. Прп. Зосимы ВорбозомскогоXVI века.

Празднуется обретение мощей прп. Кирилла Новоезерского, Новгородского святого XVII века.

Святых ХХ века: сщмчч. Кирилла (Смирнова), митрополита Казанского; Михаила Адамонтова, Александра Ильинского, Павлина Старополева, Александра Курмышского, Николая Троицкого, Михаила Гусева, Александра Крылова, Николая Романовского, Алексия Молчанова, Павла Борисоглебского, Василия Краснова, пресвитеров; Иоанна Мошкова, Вениамина Владимирского, диаконов; мч. Николая Филиппова, мц. Елисаветы Сидоровой; сщмч. Сергия (Зверева), архиепископа Елецкого; мч. Георгия Юренева.

Обретение мощей сщмч. Константина Богородского (Голубева) в 1995 году.

Прославляется икона Божией Матери «Взыграние».

Именинников мы поздравляем с днем ангела!

Братья и сестры, сегодня мы обратимся к памяти преподобного Кирилла Белоезерского. Родился будущий святой от благочестивых родителей в городе Галиче. Уже будучи отроком, он стремился к иноческой жизни. Оставив тайно родительский дом, он отправился в обитель преподобного Корнилия (в Вологодском Комельском лесу), о которой ему часто рассказывали отец и мать. На пути Кириллу встретился некий старец, который, осведомившись о цели его путешествия, благословил его намерение идти к святому Корнилию и затем стал невидим. Преподобный Корнилий весьма благосклонно принял Кирилла и постриг его в иноки. Молодой монах ревностно стал проходить иноческое житие.

Между тем родители Кирилла уже потеряли было всякую надежду найти его и даже стали считать его умершим, но вот от одного комельского инока они узнали о местопребывании своего сына. Тогда отец Кирилла отправился в обитель святого Корнилия, но здесь в строгом постнике он не узнал своего сына, а когда затем признал в нем Кирилла, то и сам постригся в монахи под именем Варсонофий. Мать Кирилла перед смертью также приняла иноческий чин.

По смерти отца Кирилл, раздав нищим оставшееся после него имение, отправился на север, в глушь лесов, чтобы здесь вести вполне уединенную жизнь. Сурово протекала жизнь преподобного в этих пустынях, где пищей ему могли служить только трава да кора деревьев. Отсюда он иногда приходил на поклонение святым местам в новгородские и псковские пределы. Так как тело его стало постепенно ослабевать в подвигах, то он молил Господа, чтобы Он указал ему место постоянного пребывания.

Горячая молитва подвижника была услышана, и, повинуясь небесному указанию, святой Кирилл отправился к Белоозеру. Здесь с одной горы он увидел Новое озеро и на нем Красный остров. Явившийся во сне ангел дал подвижнику указание, что здесь Бог избирает ему место пребывания. Пробудившись от сна, Кирилл твердо решил основать на Красном острове Божью обитель, для какой цели и приобрел вскоре от местных крестьян указанный остров; затем соорудил здесь келью и две церкви. Тогда же он был поставлен в сан священника.

Кирилл ревностно подвизался на новом месте в молитве и посте, претерпевая многие скорби от бесов и злых людей. Особенно же досаждали подвижнику местные рыболовы. Беспокоили его обитель и грабители, во множестве бродившие тогда по лесам и дорогам Руси. Но и на этих отверженных мира сего действовала нравственная высота святого подвижника. Однажды, когда разбойники приплыли к Красному острову, преподобный обратился к ним с грозным обличением. Грабители, устрашенные этим, молили святого простить их. В другой раз воры сняли колокол с церкви и хотели уже переправиться на другой берег, но заблудились. Встретивший их Кирилл обличил их жадность, а затем, накормив, отпустил с миром. Это так подействовало на злодеев, что они более совершенно не нарушали покоя новой обители.

Жизнь святого Кирилла в монастыре была во всем примером и образцом для других братьев. Он отказывал себе во всех благах жизни, ходил босой, иногда даже в самые жестокие морозы, сам рубил дрова и копал землю. За такую праведную жизнь Кирилл был сподоблен от Бога особенной благодати Святого Духа и дара исцелений.

Однажды ученик преподобного, Дионисий, видел, что с Кириллом служит литургию диакон, который затем вдруг исчез. Преподобный запретил ему рассказывать об этом чудесном явлении. Около того же времени по молитвам святого Кирилла исцелился от тяжкой болезни один князь, который в благодарность за это велел выдавать для обители преподобного каждый год сорок мер ржи, а также в достаточном количестве масла и соли. Перед своей кончиной преподобный Кирилл с великой прозорливостью предрек те бедствия, которые предстояло испытать Российской земле.

Преставился святой подвижник в мире 4 февраля 1532 года. Вскоре затем открылись знамения его особенной близости ко Господу. Так, когда один инок по имени Кириак заболел, то преподобный Кирилл в сонном видении явился ему и, осенив его крестным знамением, исцелил от болезни. Затем святой исцелил другого инока по имени Макарий. Мощи праведного Кирилла были обретены 7 ноября 1649 года нетленными при закладке в его обители нового храма, который по обету строился боярином Морозовым, получившим по молитвам к святому подвижнику спасение от многих бед.

В феврале 1919 года мощи святого Кирилла были вскрыты. В 1928 году основанная преподобным обитель была закрыта, часть ценностей была передана в музей, а местонахождение святых мощей остается неизвестным. Монастырь был значительно разрушен, в нем открыли лагерь для заключенных, а с 1994 года в нем находится Исправительная колония № 5 (известная как «Вологодский пятак»), одна из пяти колоний для пожизненных заключенных в России.

Читайте также:  В какие дни нельзя хоронить умерших, правила обряда и приметы
Ссылка на основную публикацию