Преподобный Иоанн Лествичник: житие, Икона, книги

Лествичник

Преподобный Иоанн Лествичник. Икона XVI в. «О, если бы я только мог / Хотя отчасти, / Я написал бы восемь строк / О свойствах страсти. / О беззаконьях, о грехах, / Бегах, погонях, / Нечаянностях впопыхах, / Локтях, ладонях», – так писал Пастернак, отдавая себе отчет, что точное, меткое слово о страстях дается тяжело и таких слов не может быть много. Точное слово о страстях выскальзывает из рук, как мокрая и живая рыба, и сами страсти сплетаются между собой, сращиваясь друг с другом, образуя отвратительное единство. Разумеется, слово «страсти» в данном случае используется как синоним выражения «болезнь души», а не как романтическое томление или благородный пожар в крови.

То, в чем бессильным себя признавал Пастернак, давно сделано игуменом Иоанном, по прозвищу Лествичник. Этот раб Божий написал не восемь строк, но целую книгу о страстях и борьбе с ними. Книга эта родилась как следствие опыта борьбы и победы, поскольку в привычном состоянии человек находится на каторжных работах у греха и – о, горе! – беды своей не замечает. Только когда человек освободится или начнет освобождаться, ему дается взгляд со стороны на себя самого, а значит, возможность описывать процесс внутреннего исцеления.

Эта книга действительно «о беззаконьях, о грехах, бегах, погонях», и начинается она с главы о бегстве из мира. Это – первая из 30 ступеней, ведущих к Царю Христу, и поэтому «Лествицу» подобает читать монахам в первую очередь. Людям, остающимся в миру и не способным на полноценное и безвозвратное бегство, книга эта тоже нужна, но не в качестве настольной. Она нужна как пример небесного мышления, обитающего в хрупкой телесной оболочке. Пожалуй, в Великий пост, когда супружеские ложа остывают и освящаются воздержанием, когда пища на столе монахов и мирян существенно не отличается, человек, не носящий черные ризы, может прочесть нечто из монашеских книг. Заниматься же подобным чтением постоянно и во всякое время для мирянина может быть опасно. Опасность заключается в том, что образ жизни должен соответствовать избранному чтению. А если книги и жизнь различны, душа раздваивается, страдая сама и нанося страдание тем, кто рядом.

Итак, никуда не уходя из мира телом, мы должны быть в некую меру свободны от мирского духа. Симеон Новый Богослов говорит нам, что «мир есть ни серебро, ни злато, ни лошади, ни мулы, ни яства, ни вино, ни хлеб. Не есть он ни дома, ни поля, ни виноградники, ни загородные жилища. А что же? Грех, пристрастие к вещам и страсти». Если это – «мир, который во зле лежит», то от него можно бежать, оставаясь на месте.

И слова мудрых лучше, чем что иное, обличают грех, живущий в человеке. Слова мудрых многое ставят на свои места и дают точную цену тем блестящим фальшивкам, которые мы сами склонны назвать добродетелями.

Лествичник, к примеру, пишет, что усердное подвижничество в миру чаще всего питается тщеславием, как бы некими грязными и тайными стоками. О духе человека нельзя ничего узнать, покуда человек живет на глазах многих. Мирским аналогом подобных слов можно считать песню, советующую: «Парня в горы с собой бери». Любая ситуация, несущая опасность или непривычную тяжесть, требующая жертвенности и братской спайки и не обещающая в награду цветов и медалей, показывает, кто есть кто. «Там поймешь, кто такой», – говорится в песне. А вот слова преподобного: «Видел я многие и различные растения добродетелей, насаждаемые мирскими людьми и, как бы от подземного стока нечистоты, напаяемые тщеславием, окапываемые самохвальством и утучняемые навозом похвал. Но они скоро засохли, когда были пересажены на землю пустую, недоступную для мирских людей и не имеющую смрадной влаги тщеславия».

Это – колючие слова, такие, какими и подобает быть словам подлинной мудрости. «Слова мудрых – как иглы и как вбитые гвозди, и составители их – от единого пастыря» (Еккл. 12: 11). Ужас последнего и справедливого Суда ведь может быть не столько в том, что мы грешили, и грешили много, а в том, что даже лучшие наши порывы и старания были глубоко отравлены грехом и недостойны блаженной вечности. Вот где подлинная беда, и я не знаю, откуда может прийти исцеление, если не от осоленных мудростью слов духовного опыта. Сказал некто из имевших в себе любовь, что книги святых достойны того же почитания, что и мощи святых, а может, и большего.

Трудно найти человека, не мучающегося, хотя бы по временам, от блудной похоти. «Господствующим в мире» назвал «растление похотью» апостол Петр, и нам не надо много читать, чтобы подтвердить справедливость этих слов. Но как бороться? Есть пост и молитва, но то ли мы не знаем силы того и другого, то ли грех так силен, что свободными мы себя не чувствуем. Можно бежать от мира, затыкая уши и закрывая глаза. Но соблазн пойдет за тобой повсюду, потому что пробрался в память и ядовитой сладостью поселился в сердце. И вот Лествичник дает неожиданный совет: «Усердно пей поругание, как воду жизни, от всякого человека, желающего напоить тебя сим врачевством, очищающим от блудной похоти, ибо тогда глубокая чистота воссияет в душе твоей и свет Божий не оскудеет в сердце твоем».

Вот оно как. Вы мучились в тайне сердца от прелюбодейной занозы и день, и два, и более. А потом вас нежданно вызвал к себе начальник и смешал вас с грязью, обвиняя во всех действительных и выдуманных недочетах. Теперь блуд надолго отойдет от души, уступая место горькой обиде, и таким образом Бог отведет вас от пропасти, на краю которой вы уже стояли. А обиды пройдут, обиды не так опасны.

Для спасения необходим так называемый «разум спасения», без которого все труды рискуют оказаться сеянием на асфальте и пахотой на болоте. Молящийся дурак из пословицы земными поклонами действительно разбивает лоб и кроме этой ненужной травмы никаких плодов больше не достигает. Откристаллизовавшийся опыт Церкви поэтому должен быть нами востребован, и на внимательное знакомство с ним нужно найти и время, и усидчивость. Это чтобы не бежать в ложном направлении и не бить воздух (см.: 1 Кор. 9: 26).

«Лествица» не Типикон, и ценность ее иная. Там не описаны молитвенные правила, не определены количества поклонов или мера вкушения пищи. Там раскрыты куда более важные вещи, действие которых поверхностному взгляду не открывается. По сути, чтение подобных книг есть исцеление от слепоты. И мы сами, сколько лет жизни бы нам ни отмерил Господь, никогда бы не разобрались в своей внутренней жизни с той степенью глубины и ясности, с которой это сделал игумен горы Синайской Иоанн.

Такие книги, как «Лествица», читаются всю жизнь и усваиваются потихоньку, по мере практических усилий. Дышит в них та мудрость, которая, «во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна» (Иак. 3: 17).

ИОСИФ ПЕСНОПИСЕЦ

Прп. Иосиф Песнописец

Иосиф Песнописец (греч. ᾿Ιωσὴφ ὁ ὑμνογράφος; + 883/886), преподобный

Родился в Сицилии в благочестивой христианской семье. Родители его, Плотин и Агафия, спасаясь от варварского нашествия, переселились в Пелопоннес. В возрасте 15 лет святой Иосиф ушел в Фессалоники и поступил в монастырь. Он отличался благочестием, трудолюбием, кротостью и пользовался любовью всей братии обители. Впоследствии преподобный был посвящен в сан пресвитера. Преподобный Григорий Декаполит посетил монастырь и заметил молодого инока. Он взял его с собой в Константинополь и поселился с ним вместе при церкви святых мучеников Сергия и Вакха.

Это было в царствование императора Феофила (829-842) [2] – время жестоких иконоборческих гонений. Преподобные Григорий и Иосиф безбоязненно отстаивали почитание святых икон. Они проповедовали на площадях города, посещали дома православных, утверждая их против еретиков.

Положение Константинопольской Церкви было крайне тяжелое: не только император, но и патриарх были иконоборцами. В то время римские епископы были в единстве со Вселенской Церковью, и папа Лев III, неподвластный византийскому императору, мог бы оказать большую помощь православным. Православные иноки избрали посланником к папе преподобного Иосифа как наиболее стойкого и красноречивого. Преподобный Григорий благословил его ехать в Рим и известить о положении Константинопольской Церкви и опасности, грозящей Православию. Во время путешествия преподобный Иосиф был схвачен разбойниками-арабами, подкупленными иконоборцами, и отправлен на остров Крит. Там они передали его иконоборцам. Преподобный Иосиф был заключен в темницу. Мужественно перенося все лишения, он поддерживал и других узников. По молитвам преподобного один православный епископ, начавший было колебаться, настолько укрепился духом, что мужественно принял мученическую кончину.

В Рождественскую ночь он удостоился видения святителя Николая Мирликийского, который известил его о смерти гонителя-иконоборца и о прекращении гонений на святые иконы. Святитель дал преподобному свиток и сказал: “Прими этот свиток и съешь его”. В свитке было написано: “Ускори, Щедрый, и потщися яко Милостив на помощь нашу, яко можеши, хотяй”. Преподобный прочитал свиток, съел его и сказал: Коль сладка гортани моему словеса сия (Пс. 118, 103). Святитель Николай велел ему пропеть эти слова. После этого оковы сами спали с преподобного, двери темницы отворились, и он свободно вышел из нее и был восхищен на воздух и поставлен близ Константинополя на большой дороге, ведущей в город. В Константинополе преподобный Иосиф уже не застал в живых преподобного Григория Декаполита, а встретился лишь с его учеником блаженным Иоанном, тоже вскоре скончавшимся. Преподобный Иосиф построил церковь во имя святителя Николая и перенес туда мощи преподобных Григория и Иоанна. При церкви был основан монастырь.

Преподобный Иосиф получил также от одного добродетельного мужа часть мощей апостола Варфоломея. Он построил церковь во имя святого апостола и хотел торжественно почтить его память, но сокрушался, что не было хвалебных песнопений, прославлявших память святого апостола, сам же он не дерзал их составить. Сорок дней со слезами молился преподобный Иосиф, готовясь к празднику памяти апостола. В навечерие праздника в алтаре ему явился апостол Варфоломей, возложил ему на грудь святое Евангелие и благословил писать церковные песнопения со словами: “Да благословит тебя десница Всесильного Бога, и да прольются на язык твой воды Небесной Премудрости, сердце твое да будет храмом Духа Святаго и песнопения твои да усладят вселенную”. После этого чудесного явления преподобный Иосиф написал канон апостолу Варфоломею и с тех пор стал слагать церковные песнопения в честь Божией Матери, святых угодников и в их сонме – в честь святителя Николая, освободившего его из темницы.

В 842 году при святой царице Феодоре, восстановившей православное почитание святых икон, преподобный Иосиф был поставлен сосудохранителем в Софийском соборе в Константинополе. Но за смелое обличение брата царицы Варды в незаконном сожительстве он был отправлен в изгнание и возвращен лишь после смерти Варды, в 867 году.

Патриарх Фотий (857-867, 877-886) называл его “отцом отцов”, “ангелом Божиим”, он восстановил его в прежней должности и назначил духовником всего константинопольского клира.

Прп. Иосиф Песнописец. Роспись церкви арх. Михаила Иоанно-Предтеченского скита Оптиной пустыни. Мастер А. А. Патраков. 2010 г.

Достигнув глубокой старости, преподобный Иосиф заболел. Перед самой Пасхой, в Великую Пятницу, Господь известил его в сновидении о приближении кончины. Преподобный сделал опись церковного имущества Софийского собора, которое по должности было на его попечении, и отослал ее патриарху Фотию. Несколько дней он горячо молился, готовясь к смерти. В своих молитвах преподобный просил Церкви мира, а своей душе – милосердия Божия. Причастившись Святых Христовых Таин, преподобный Иосиф благословил всех, бывших при нем, и с радостью преставился к Богу.

Долгое время годом смерти Иосифа Песнописца считали 883 год, когда Пасха праздновалась 31 марта. Эту дату предложил болландист Д. Папеброх на основании указания Жития о том, что прп. Иосиф слег в постель после визита к патриарху в Страстную пятницу, а скончался через 7 дней, 3 апреля [3]. Однако если принять за дату смерти преподобного 3 апреля 883 года, то получается, что святой скончался не на 7-й, а на 6-й день (включая Страстную пятницу и последний день жизни). К. ван дер Ворст считал более вероятной датой смерти 886 год, когда Пасха приходилась на 27 марта. По его трактовке житийного текста, болезнь преподобного началась после Пасхи, в Светлый понедельник. Тогда 3 апреля можно было бы точно считать 7-м днем болезни. В любом случае, по мнению исследователя, прп. Иосиф умер ранее смещения свт. Фотия (которому он передал дела) с патриаршей кафедры (декабрь 886). Однако и эта дата вызывает сомнения в связи с тем, что сочинением прп. Иосифа Песнопевца считается канон прп. Феодоре Солунской, скончавшейся в 892 году.

Одаренный поэтическим талантом и проникнутый религиозным одушевлением, преподобный Иосиф всю свою деятельность посвятил составлению богослужебных песнопений, и в частности того рода их, который называется каноном. В “Ada sanctorum” (под 4 апр.) говорится, что им составлено всего до 300 канонов — больше, чем кем-либо другим из песнописцев церковных. Не все эти его творения известны в печати и даже в рукописях. Лучшие из них — каноны покаянные.

О духе и силе песнопений преподобного его жизнеописатель, диакон Константинопольской Церкви Иоанн, так писал около 890 года:

Кроме многочисленных гимнографических сочинений прп. Иосифу принадлежат Похвальное слово ап. Варфоломею [4] и, по всей видимости, Житие прп. Иоанна, игум. монастырей мучеников Сергия и Вакха и мч. Диомида, сохранившееся только в груз. переводе [5].

Почитание

О мощах прп. Иосифа Песнопевца средневековые паломники не упоминают. По сведениям прп. Никодима Святогорца, мощи преподобного находились в основанном им монастыре [6]. В настоящее время часть мощей прп. Иосифа хранится в церкви св. Константина в районе Колонос в Афинах [7].

В Минологии Василия II, Синаксаре Константинопольской церкви, Петровом Синаксаре память и краткое житие Иосифа Песнопевца помещены в день его смерти – 3 апреля. Однако уже во многих агиографических памятниках X-XI вв. память преподобного отмечена 4 апреля [8]. Эта дата празднования утвердилась в современном календаре Русской Православной Церкви.

Литература

  • Рыбаков Владимир, протоиерей. “Святой Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность” // Богословские труды. 1985. Сб. 26. с. 280-306; Сб. 27. 1986. с. 81-106:
    • http://www.btrudy.ru/resources/BT26/280_Rybakov.pdf
    • http://www.btrudy.ru/resources/BT27/81_Rybakov.pdf

Использованные материалы

  • “Преподобный Иосиф Песнописец” // Православный церковный календарь Сайт Издательства Московской Патриархии РПЦ:
    • http://www.jmp.ru/svyat/apr04.htm (недейств.)
    • http://calendar.rop.ru/svyat1/apr04-iosif-pesnopisec.html
  • Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.
  • Saint Herman Calendar 2008, 29.
  • О. В. Л., “Иосиф Песнописец” // Православная энциклопедия, т. 26, с. 58-68:
    • http://www.pravenc.ru/text/673697.html (материал использован частично)

[1] В греческом календаре – 3 апреля. См. Saint Herman Calendar 2008, 29.

[2] Согласно более позднему пространному житию, составленному Иоанном Диаконом, прибытие Иосифа Песнописца в Константинополь отнесено ко времени правления Льва Армянина (813-820), а не Феофила (829-842), что является анахронизмом. Как показано в труде Владимира Рыбакова “Святой Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность”, большинство синаксарей, особенно древних, базируется на житии, написанном иеромонахом Феофаном, учеником святого, сменившим учителя на посту игумена константинопольского монастыря ап. Варфоломея. В Феофановом житии однозначно говорится о том, что иконоборческие гонения, которые коснулись Иосифа Песнописца, относятся к царствованию императора Феофила. Причем более ранние синаксари включают до буквального почти заимствования из указанного жития, в более же поздних иногда присоединяются запутывающие дополнения из пространного жития, которое было написано Иоанном Диаконом на основе предыдущего жития с привлечением дополнительных источников. Как отмечается, пока не было опубликовано малое житие, пространное житие, написанное Иоанном Диаконом, долгое время служило “главным основанием, на котором всецело . основывались и остальные источники, как синаксари и прологи; от него же всецело зависели и указанные исторические соображения и сопоставления”. Анахронизмы пространного жития отражены в Православном церковном календаре на сайте издательства Московской Патриархии.

[3] ActaSS. Apr. T. 1. P. 268-269

[5] Кекелидзе К. Неизвестный памятник визант. литературы в груз. переводе // ПДГАЛ. 1967. Т. 2. С. 393 сл.

[6] Νικόδημος. Συναξαριστής. Τ. 4. Σ. 183

[7] Meinardus O. F. A. A Study of the Relics of Saints of the Greek Orthodox Church // Oriens Chr. 1970. Bd. 54. S. 204

[8] Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 2. С. 97

Преподобный Ио ́ сиф Песнописец, пресвитер

День памяти

Житие

Пре­по­доб­ный Иосиф Пес­но­пи­сец ро­дил­ся в Си­ци­лии в бла­го­че­сти­вой хри­сти­ан­ской се­мье. Ро­ди­те­ли его, Пло­тин и Ага­фия, спа­са­ясь от вар­вар­ско­го на­ше­ствия, пе­ре­се­ли­лись в Пе­ло­пон­нес. В воз­расте 15 лет свя­той Иосиф ушел в Фес­са­ло­ни­ки и по­сту­пил в мо­на­стырь. Он от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем, тру­до­лю­би­ем, кро­то­стью и поль­зо­вал­ся лю­бо­вью всей бра­тии оби­те­ли. Впо­след­ствии пре­по­доб­ный был по­свя­щен в сан пре­сви­те­ра.

Пре­по­доб­ный Гри­го­рий Де­ка­по­лит (па­мять 20 но­яб­ря) по­се­тил мо­на­стырь и за­ме­тил мо­ло­до­го ино­ка. Он взял его с со­бой в Кон­стан­ти­но­поль и по­се­лил­ся с ним вме­сте при церк­ви свя­тых му­че­ни­ков Сер­гия и Вак­ха. Это бы­ло в цар­ство­ва­ние им­пе­ра­то­ра Льва Ар­мя­ни­на (813–820) – вре­мя же­сто­ких ико­но­бор­че­ских го­не­ний. Пре­по­доб­ные Гри­го­рий и Иосиф без­бо­яз­нен­но от­ста­и­ва­ли по­чи­та­ние свя­тых икон. Они про­по­ве­до­ва­ли на пло­ща­дях го­ро­да, по­се­ща­ли до­ма пра­во­слав­ных, утвер­ждая их про­тив ере­ти­ков. По­ло­же­ние Кон­стан­ти­но­поль­ской Церк­ви бы­ло крайне тя­же­лое: не толь­ко им­пе­ра­тор, но и пат­ри­арх бы­ли ико­но­бор­ца­ми.

В то вре­мя рим­ские епи­ско­пы бы­ли в един­стве со Все­лен­ской Цер­ко­вью, и па­па Лев 3: непод­власт­ный ви­зан­тий­ско­му им­пе­ра­то­ру, мог бы ока­зать боль­шую по­мощь пра­во­слав­ным. Пра­во­слав­ные ино­ки из­бра­ли по­слан­ни­ком к па­пе пре­по­доб­но­го Иоси­фа как наи­бо­лее стой­ко­го и крас­но­ре­чи­во­го. Пре­по­доб­ный Гри­го­рий бла­го­сло­вил его ехать в Рим и из­ве­стить о по­ло­же­нии Кон­стан­ти­но­поль­ской Церк­ви и опас­но­сти, гро­зя­щей Пра­во­сла­вию.

Во вре­мя пу­те­ше­ствия пре­по­доб­ный Иосиф был схва­чен раз­бой­ни­ка­ми-ара­ба­ми, под­куп­лен­ны­ми ико­но­бор­ца­ми, и от­прав­лен на ост­ров Крит. Там они пе­ре­да­ли его ико­но­бор­цам. Пре­по­доб­ный Иосиф был за­клю­чен в тем­ни­цу. Му­же­ствен­но пе­ре­но­ся все ли­ше­ния, он под­дер­жи­вал и дру­гих уз­ни­ков. По мо­лит­вам пре­по­доб­но­го один пра­во­слав­ный епи­скоп, на­чав­ший бы­ло ко­ле­бать­ся, на­столь­ко укре­пил­ся ду­хом, что му­же­ствен­но при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну.

Шесть лет про­вел пре­по­доб­ный Иосиф в тем­ни­це. В Рож­де­ствен­скую ночь 820 го­да он удо­сто­ил­ся ви­де­ния свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го, ко­то­рый из­ве­стил его о смер­ти го­ни­те­ля-ико­но­бор­ца Льва Ар­мя­ни­на и о пре­кра­ще­нии го­не­ний на свя­тые ико­ны. Свя­ти­тель дал пре­по­доб­но­му сви­ток и ска­зал: “При­ми этот сви­ток и съешь его”. В свит­ке бы­ло на­пи­са­но: “Уско­ри, Щед­рый, и пот­щи­ся яко Ми­ло­стив на по­мощь на­шу, яко мо­же­ши, хо­тяй”. Пре­по­доб­ный про­чи­тал сви­ток, съел его и ска­зал: “Коль слад­ка гор­та­ни мо­е­му сло­ве­са сия” (Пс.118:103). Свя­ти­тель Ни­ко­лай ве­лел ему про­петь эти сло­ва. По­сле это­го око­вы са­ми спа­ли с пре­по­доб­но­го, две­ри тем­ни­цы от­во­ри­лись, и он сво­бод­но вы­шел из нее и был вос­хи­щен на воз­дух и по­став­лен близ Кон­стан­ти­но­по­ля на боль­шой до­ро­ге, ве­ду­щей в го­род. В Кон­стан­ти­но­по­ле пре­по­доб­ный Иосиф уже не за­стал в жи­вых пре­по­доб­но­го Гри­го­рия Де­ка­по­ли­та, а встре­тил­ся лишь с его уче­ни­ком бла­жен­ным Иоан­ном (па­мять 18 ап­ре­ля), то­же вско­ре скон­чав­шим­ся. Пре­по­доб­ный Иосиф по­стро­ил цер­ковь во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая и пе­ре­нес ту­да мо­щи пре­по­доб­ных Гри­го­рия и Иоан­на. При церк­ви был ос­но­ван мо­на­стырь.

Пре­по­доб­ный Иосиф по­лу­чил так­же от од­но­го доб­ро­де­тель­но­го му­жа часть мо­щей апо­сто­ла Вар­фо­ло­мея. Он по­стро­ил цер­ковь во имя свя­то­го апо­сто­ла и хо­тел тор­же­ствен­но по­чтить его па­мять, но со­кру­шал­ся, что не бы­ло хва­леб­ных пес­но­пе­ний, про­слав­ляв­ших па­мять свя­то­го апо­сто­ла, сам же он не дер­зал их со­ста­вить. Со­рок дней со сле­за­ми мо­лил­ся пре­по­доб­ный Иосиф, го­то­вясь к празд­ни­ку па­мя­ти апо­сто­ла. В на­ве­че­рие празд­ни­ка в ал­та­ре ему явил­ся апо­стол Вар­фо­ло­мей, воз­ло­жил ему на грудь свя­тое Еван­ге­лие и бла­го­сло­вил пи­сать цер­ков­ные пес­но­пе­ния со сло­ва­ми: “Да бла­го­сло­вит те­бя дес­ни­ца Все­силь­но­го Бо­га, и да изо­льют­ся на язык твой во­ды Небес­ной Пре­муд­ро­сти, серд­це твое да бу­дет хра­мом Ду­ха Свя­та­го и пес­но­пе­ния твои да усла­дят все­лен­ную”. По­сле это­го чу­дес­но­го яв­ле­ния пре­по­доб­ный Иосиф на­пи­сал ка­нон апо­сто­лу Вар­фо­ло­мею и с тех пор стал сла­гать цер­ков­ные пес­но­пе­ния в честь Бо­жи­ей Ма­те­ри, свя­тых угод­ни­ков и в их сон­ме – в честь свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, осво­бо­див­ше­го его из тем­ни­цы.

Во вре­мя воз­об­нов­ле­ния ико­но­бор­че­ской ере­си при им­пе­ра­то­ре Фе­о­фи­ле (829–842) пре­по­доб­ный Иосиф вто­рич­но по­стра­дал от ере­ти­ков. 11 лет он был в из­гна­нии в Хер­соне. В 842 го­ду при свя­той ца­ри­це Фе­о­до­ре (па­мять 11 фев­ра­ля), вос­ста­но­вив­шей пра­во­слав­ное по­чи­та­ние свя­тых икон, пре­по­доб­ный Иосиф был по­став­лен со­су­до­хра­ни­те­лем в Со­фий­ском со­бо­ре в Кон­стан­ти­но­по­ле. Но за сме­лое об­ли­че­ние бра­та ца­ри­цы Вар­ды в неза­кон­ном со­жи­тель­стве он сно­ва был от­прав­лен в из­гна­ние и воз­вра­щен лишь по­сле смер­ти Вар­ды, в 867 го­ду.

Пат­ри­арх Фо­тий (857–867, 877–886) вос­ста­но­вил его в преж­ней долж­но­сти и на­зна­чил ду­хов­ни­ком все­го кон­стан­ти­но­поль­ско­го кли­ра.

До­стиг­нув глу­бо­кой ста­ро­сти, пре­по­доб­ный Иосиф за­бо­лел. Пе­ред са­мой Пас­хой, в Ве­ли­кую пят­ни­цу, Гос­подь из­ве­стил его в сно­ви­де­нии о при­бли­же­нии кон­чи­ны. Пре­по­доб­ный сде­лал опись цер­ков­но­го иму­ще­ства Со­фий­ско­го со­бо­ра, ко­то­рое по долж­но­сти бы­ло на его по­пе­че­нии, и ото­слал ее пат­ри­ар­ху Фо­тию. Несколь­ко дней он го­ря­чо мо­лил­ся, го­то­вясь к смер­ти. В сво­их мо­лит­вах пре­по­доб­ный про­сил Церк­ви ми­ра, а сво­ей ду­ше – ми­ло­сер­дия Бо­жия. При­ча­стив­шись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин, пре­по­доб­ный Иосиф бла­го­сло­вил всех, быв­ших при нем, и с ра­до­стью пре­ста­вил­ся к Бо­гу († 883). Ли­ки Ан­ге­лов и свя­тых, ко­то­рых пре­по­доб­ный Иосиф про­сла­вил сво­и­ми пес­но­пе­ни­я­ми, с тор­же­ством про­во­ди­ли ду­шу его в Гор­ний мир.

О ду­хе и си­ле пес­но­пе­ний пре­по­доб­но­го его жиз­не­опи­са­тель, диа­кон Кон­стан­ти­но­поль­ской Церк­ви Иоанн, так пи­сал око­ло 890 го­да: “Ко­гда он стал пи­сать сти­хи, то и слух по­ра­жал чуд­ной при­ят­но­стью зву­ка, и по­ра­жал серд­це си­лой мыс­лей. Чуд­ное от­дох­но­ве­ние на­хо­дят здесь те, ко­то­рые стре­мят­ся к жиз­ни со­вер­шен­ной. Пи­са­те­ли, оста­вив дру­гие сти­хо­тво­ре­ния, из од­ной этой со­кро­вищ­ни­цы – из пи­са­ний свя­то­го Иоси­фа – ста­ли чер­пать со­кро­ви­ща для сво­их пес­ней, или луч­ше ска­зать, еже­днев­но их чер­па­ют. На­ко­нец, все на­ро­ды пе­ре­во­дят их на свой язык, чтобы про­све­щать пес­ня­ми тьму но­чи и, про­го­няя сон, про­дол­жать бде­ния до вос­хо­да сол­неч­ных лу­чей. Ес­ли кто про­чтет жизнь свя­то­го, празд­ну­е­мо­го в ка­кой-ли­бо день Цер­ко­вью, тот сам уви­дит до­сто­ин­ство пес­ней свя­то­го Иоси­фа и узна­ет жизнь про­слав­ля­е­мо­го. Под­лин­но, то­гда как жизнь и де­ла по­чти каж­до­го свя­то­го укра­ше­ны хва­ла­ми, не до­сто­ин ли бес­смерт­ной сла­вы тот, кто так до­стой­но и пре­крас­но умел про­сла­вить их! Пусть сла­вят иные свя­тые кро­тость его, дру­гие – муд­рость, тре­тьи – де­ла его, и все вме­сте да сла­вят бла­го­дать Свя­та­го Ду­ха, ко­то­рая так щед­ро и без­мер­но обо­га­ти­ла его сво­и­ми да­ра­ми”.

Преподобный Иосиф Песнописец

Преподобный Иосиф Песнописец родился в Сицилии в благочестивой христианской семье. Родители его, Плотин и Агафия, спасаясь от варварского нашествия, переселились в Пелопоннес. В возрасте 15 лет святой Иосиф ушел в Фессалоники и поступил в монастырь. Он отличался благочестием, трудолюбием, кротостью и пользовался любовью всей братии обители. Впоследствии преподобный был посвящен в сан пресвитера.

Преподобный Григорий Декаполит (память 20 ноября) посетил монастырь и заметил молодого инока. Он взял его с собой в Константинополь и поселился с ним вместе при церкви святых мучеников Сергия и Вакха. Это было в царствование императора Льва Армянина (813 – 820) – время жестоких иконоборческих гонений. Преподобные Григорий и Иосиф безбоязненно отстаивали почитание святых икон. Они проповедовали на площадях города, посещали дома православных, утверждая их против еретиков. Положение Константинопольской Церкви было крайне тяжелое: не только император, но и Патриарх были иконоборцами.

В то время римские епископы были в единстве со Вселенской Церковью, и Папа Лев III, неподвластный византийскому императору, мог бы оказать большую помощь православным. Православные иноки избрали посланником к Папе преподобного Иосифа как наиболее стойкого и красноречивого. Преподобный Григорий благословил его ехать в Рим и известить о положении Константинопольской Церкви и опасности, грозящей Православию.

Во время путешествия преподобный Иосиф был схвачен разбойниками-арабами, подкупленными иконоборцами, и отправлен на остров Крит. Там они передали его иконоборцам. Преподобный Иосиф был заключен в темницу. Мужественно перенося все лишения, он поддерживал и других узников. По молитвам преподобного один православный епископ, начавший было колебаться, настолько укрепился духом, что мужественно принял мученическую кончину.

Шесть лет провел преподобный Иосиф в темнице. В Рождественскую ночь 820 года он удостоился видения святителя Николая Мирликийского, который известил его о смерти гонителя-иконоборца Льва Армянина и о прекращении гонений на святые иконы. Святитель дал преподобному свиток и сказал: “Прими этот свиток и съешь его”. В свитке было написано: “Ускори, Щедрый, и потщися яко Милостив на помощь нашу, яко можеши, хотяй”. Преподобный прочитал свиток, съел его и сказал: Коль сладка гортани моему словеса сия (Пс. 118, 103). Святитель Николай велел ему пропеть эти слова. После этого оковы сами спали с преподобного, двери темницы отворились, и он свободно вышел из нее и был восхищен на воздух и поставлен близ Константинополя на большой дороге, ведущей в город. В Константинополе преподобный Иосиф уже не застал в живых преподобного Григория Декаполита, а встретился лишь с его учеником блаженным Иоанном (память 18 апреля), тоже вскоре скончавшимся. Преподобный Иосиф построил церковь во имя святителя Николая и перенес туда мощи преподобных Григория и Иоанна. При церкви был основан монастырь.

Преподобный Иосиф получил также от одного добродетельного мужа часть мощей апостола Варфоломея. Он построил церковь во имя святого апостола и хотел торжественно почтить его память, но сокрушался, что не было хвалебных песнопений, прославлявших память святого апостола, сам же он не дерзал их составить. Сорок дней со слезами молился преподобный Иосиф, готовясь к празднику памяти апостола. В навечерие праздника в алтаре ему явился апостол Варфоломей, возложил ему на грудь святое Евангелие и благословил писать церковные песнопения со словами: “Да благословит тебя десница Всесильного Бога, и да изольются на язык твой воды Небесной Премудрости, сердце твое да будет храмом Духа Святаго и песнопения твои да усладят вселенную”. После этого чудесного явления преподобный Иосиф написал канон апостолу Варфоломею и с тех пор стал слагать церковные песнопения в честь Божией Матери, святых угодников и в их сонме – в честь святителя Николая, освободившего его из темницы.

Во время возобновления иконоборческой ереси при императоре Феофиле (829 – 842) преподобный Иосиф вторично пострадал от еретиков. 11 лет он был в изгнании в Херсоне. В 842 году при святой царице Феодоре (память 11 февраля), восстановившей православное почитание святых икон, преподобный Иосиф был поставлен сосудохранителем в Софийском соборе в Константинополе. Но за смелое обличение брата царицы Варды в незаконном сожительстве он снова был отправлен в изгнание и возвращен лишь после смерти Варды, в 867 году.

Патриарх Фотий (857 – 867, 877 – 886) восстановил его в прежней должности и назначил духовником всего константинопольского клира.

Достигнув глубокой старости, преподобный Иосиф заболел. Перед самой Пасхой, в Великую Пятницу, Господь известил его в сновидении о приближении кончины. Преподобный сделал опись церковного имущества Софийского собора, которое по должности было на его попечении, и отослал ее патриарху Фотию. Несколько дней он горячо молился, готовясь к смерти. В своих молитвах преподобный просил Церкви мира, а своей душе – -милосердия Божия. Причастившись Святых Христовых Таин, преподобный Иосиф благословил всех, бывших при нем, и с радостью преставился к Богу (+ 883). Лики Ангелов и святых, которых преподобный Иосиф прославил своими песнопениями, с торжеством проводили душу его в Горний мир.

О духе и силе песнопений преподобного его жизнеописатель, диакон Константинопольской Церкви Иоанн, так писал около 890 года: “Когда он стал писать стихи, те” и слух поражал чудной приятностью звука, и поражал сердце силой мыслей. Чудное отдохновение находят здесь те, которые стремятся к жизни совершенной. Писатели, оставив другие стихотворения, из одной этой сокровищницы – из писаний святого Иосифа – стали черпать сокровища для своих песней, или лучше сказать, ежедневно их черпают. Наконец, все народы переводят их на свой язык, чтобы просвещать песнями тьму ночи и, прогоняя сон, продолжать бдения до восхода солнечных лучей. Если кто прочтет жизнь святого, празднуемого в какой-либо день Церковью, тот сам увидит достоинство песней святого Иосифа и узнает жизнь прославляемого. Подлинно, тогда как жизнь и дела почти каждого святого украшены хвалами, не достоин ли бессмертной славы тот, кто так достойно и прекрасно умел прославить их! Пусть славят иные святые кротость его, другие – мудрость, третьи – дела его, и все вместе да славят благодать Святаго Духа, которая так щедро и безмерно обогатила его своими дарами”.

Память преподобного отца нашего Иосифа, песнописца и творца канонов

Продолжаем публикацию перевода Великих Миней Четьих митрополита Макария. 17 апреля (4 апреля ст. ст.) Церковь чтит память преподобного отца нашего Иосифа, песнописца и творца канонов.

Того же месяца в 4-й день память преподобного отца нашего Иосифа, творца канонов.

Он родился и воспитывался в Сицилийской епархии. Его родителями были Плотин и Агафия. Когда его отечество подверглось завоеванию, ему с матерью и братьями удалось спастись. Они отплыли на Пелопонесский полуостров, а оттуда он прибыл в Фессалоники. В 15 лет он принял пострижение в монастыре и пребывал в подвиге, глубоко изучая Божественные Писания, так что вскоре удостоился и поставления во пресвитеры, и пришел в Константиноград вместе с Григорием Декаполитом. В это время появилась ересь иконоборцев, нечестивого Льва Армянина, и правоверные упросили святого Григория послать Иосифа в Рим, чтобы рассказать находившимся там о том, что происходит. Корабль, на котором плыл Иосиф, был захвачен язычниками. Они взяли команду и пассажиров корабля в плен и заставили плыть на Крит. В одну из ночей Иосифу явился некто священного и прекрасного вида. Он сказал, что пришел из Мир Ликийских. В руках у него были книги, и он велел Иосифу взять их. Тот взял и начал петь по этим книгам: «Скорее, щедрый, постарайся помочь нам!» И утром его выпустили из темницы, и он пошел в Цареград. Находясь неподалеку от Фессалоник, он нашел святого апостола Андрея… И снова увидел наводящего ужас человека… тот взял с престола Евангелие и возложил ему на грудь. С этого момента он принял дар разумности… Затем он вернулся в Константиноград и потрудился ради правой веры, написав песни Богу и его святым, а потом был заточён в Херсонесе (Севастополе) Армянином, а после его смерти освобожден оттуда царицей Феодорой — той, что утвердила православие — и был назначен хранителем сосудом Великой Церкви (Святой Софии). Он составил каноны многим святым и скончался. Его священные мощи были положены в монастыре, где и сейчас лежат, а святая его душа взошла на небо. Но от мощей не происходило никаких чудес, и многие весьма сожалели об этом. В собственности одного человека был очень хороший раб. Но он бежал, и человек пошел к святому Феодору Открывающему и просил, чтобы тот открыл ему о рабе. Он оставался в его храме в течение трех дней, и так ничего не узнав, сильно расстроился, и хотел уже уходить. А в это время шла утреня, в церкви читали душеполезное поучение, и вдруг оказалось, что в книге написаны новые слова: «Зачем ты расстраиваешься? В эту ночь упокоился творец Иосиф, и мы торжествовали о нем. Его душа среди святых, ее отвели к Богу. А теперь я опять вернулся сторожить: иди в такое-то место (оно называется так-то) и найдешь своего раба, которого ты ищешь». И услышав это о святом Иосифе, все прославили Бога.

Пролог

В четвертый день этого же месяца. Преподобного отца нашего пострадавшего за веру Иосифа, автора песен.

Стих. Живому Богу ты божественный певец, отец,

А я, певец новейший, о тебе пою, когда ты умер.

Он происходил из Сицилийской епархии, его родителями были Плотин и Агафия. Оба они были доброго нрава и благочестивы, постоянно занимались изучением божественных книг. Когда мусульмане завоевали его отечество, он с матерью и сестрой отправился к Пелопосу, а оттуда в Фессалоники, где принял иноческое житие, вооружившись на духовную войну. Спал он на земле, укрывался кожей, а одевался просто ужасно. Ел он немного хлеба, закваской была вода. Всю ночь стоял на молитве. Постоянно творил земные поклоны. Все время пел песни. Рукоделием для него была каллиграфия и чтение Божественных писаний. Вот этим всем он и очистился, стал смиренным, кротким, тихим, совсем простым и так далее. Разбогатев таким богатством, он был поставлен в пресвитеры.

Вскоре он пришел в Константиноград вместе с Григорием Декаполитом, человеком, обладавшим даром красноречия. Они вместе приняли затвор в церкви мученика Антипы, радуясь суровому образу жизни в посте. А поскольку расцвела ересь отрицания икон, блаженный поплыл в Рим. На корабле были некоторые православные люди, и они отнеслись к нему с большим уважением, но на корабль напали варвары, связали его, привели в суд и подвергли тюремному заключению. Ведь он всех обучал пути, ведущему ко спасению, и многих вырвал из рук у дьявола. Там в темнице перед ним вдруг появился исполненный священной красоты человек, и говорит ему: «Из Мир (Ликийских) сюда пришел я, вот возьми эту главу. Он же взял и стал одновременно читать и петь: «Скорее, щедрый, и постарайся, ведь ты милостив, помочь нам, как ты умеешь, если хочешь. А дело было на утрене: тогда тот, кто отстаивал ересь… и снова церкви обрели благую красоту священных икон, а священный Иосиф был освобожден из темницы и пошел в Константиноград.

Взяв часть мощей священного и великого апостола Варфоломея у одного человека, хранил их у себя, и в честь его построил церковь вместе со славным Григорием, с великой прилежностью всё обустроив, и украсил песнями торжества этого святого, со слезами, вздыхая, просил получить то, чего желал, что и получил. Он увидел некоего человека, внушающего ужас, с виду похожего на апостола. Тот взял евангелие со святого престола и положил ему на грудь, и удостоил его благословения. Это было изначально божественным даром — так без труда, легко он раздавал священные песнопения просящим, что некоторые думали, что он не сам сочинял их, а где-то заранее выучил. Это думали и о тех словах, что он произносил вслух, и о том, что раздавал просящим в письменном виде. Но в этом не было никакой загадочности, а одна лишь Божественная благодать, как выше сказано, вручила ему это, чтобы передать людям.

И повсюду все воспевают его, он всеми любим, желанен всем — не только простым людям, но и начальникам, и даже сами цари любят его. Но он был осужден на изгнание Вардой, которого он обличал. Затем, однако, его призывают обратно и поручают ему быть хранителем Великой Церкви — это было при Божественном патриархе Игнатии, а при его преемнике, Фотии, его титул был подтвержден, а о его святости стало широко известно. Он продолжал подвизаться за православную веру, за что был отправлен в изгнание в Херсонес (Севастополь). Но оттуда снова вызван и вызволен царицей Феодорой, утвердившей православие. Он сразу же произнес многочисленные прославления святых, и умер. И положили его священное тело в обители, где и лежит оно по сей день.

А один человек имел в собственности раба, и тот бежал от него. Тогда его господин пошел ко святому Феодору Являющему, и стал молиться ему, чтобы показал, где искать раба. Он провел в церкви три ночи и три дня, так ничего не узнал, обиделся и хотел уже уходить. А в это время шла утреня, и в церкви читалось полезное для души поучение. Тот человек ненадолго уснул и увидел во сне мученика. То сказал ему: «Человек, что ты так сильно расстраиваешься? Сегодня ночью умер Иосиф Творец, и мы всю ночь торжествовали, выражая почтение его душе как у нас положено. И теперь я пришел, чтобы открыть тебе. Иди в такое-то место (он произнес название того места). Там-то и найдёшь своего раба».

Перевел Кирил Меламуд, пунктуация авторская

Понравился материал?

Лучшая благодарность за нашу работу — это подписаться на наши каналы в социальных сетях и поделиться ими со своими друзьями!

Рыбаков – Св. Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность

Протоиерей Владимир Рыбаков – Св. Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность

Протоиерей Владимир Рыбаков – Св. Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность – Содержание

  • Источники: жития и синаксари. Житие Малое Феофана. Сокращенные его редакции: по Афонской рукописи № 769 Пантелеимоновского монастыря, по рукописи №240 Ленинградской Публичной бибилиотеки. Житие Большое Иоанна диакона. Сравнение обоих житий в отношении исторического материала и хронологии. Синаксари. Канон в честь прп. Иосифа Песнописца как исторический материал
  • Место и время рождения прп. Иосифа. Родители. Семейная атмосфера. Детские наклонности Иосифа. Варварское нашествие и переселение в Пелопоннес и Солунь. Принятие монашества и монашеские подвиги. Иосиф-пресвитер. Встреча с Григорием Декаполитом. Пребывание в Константинополе и общественная деятельность Преподобного в иконоборчестве Фсофила. Посольство в Рим. Плен и тюрьма в Крите. Освобождение и возвращение в Константинополь. Жизнь на месте подвигов Григория Декаполита. Жизнь у храма св. Иоанна Златоустого. Свой монастырь и получение песнотворческого дара. Изгнание при Варде. Возвращение при Патр. Игнатии. Иосиф-скевофилакс. Патр. Фотий. Его отношение к Преподобному. Иосиф-духовник. Кончина Иосифа
  • А. Вопрос о подлинности; основания для признания подлинных произведений гимнографа
    • а) исторические свидетельства (указания житий, синаксарей, церковных служб и под.)
    • б) надписание произведений в рукописях
    • в) своеобразный писательский автограф – именной акростих в определенном месте
    • г) лексическое и стилистическое однообразие. Один или два Иосифа?
  • Б. Описание песнотворческих трудов прп. Иосифа в служебных Минеях
    • Список праздников и святых, коим преподобный Иосиф написал каноны в Минеях — по месяцам
    • Алфавитный список святых, которым св. Иосиф писал каноны
    • Отдельные памяти
    • Памяти апп. и мчч. и прпп. групп
  • В. Труды его в Октоихе, Постной Триоди и Пендикостарии
  • Г. Возможные поводы и цели, время и место написания творений прп. Иосифа
  • а) Со стороны содержания
  • б) Со стороны формы
  • в) Со стороны языка
  • VI.Отношение св. Иосифа к предшествующим и современным ему песнописцам и его место среди церковных песнотворцев
  • Приложение I. Малое житие в русском переводе
  • Приложение II. Вторая редакция Малого жития по Греческой рукописи № 769 Афонского Пантелеимоновского монастыря
  • Приложение III. Синаксарное житие по Греческой рукописи № 240 Ленинградской Публичной библиотеки
  • Приложение IV. Копии некоторых месячных памятей по древним Греческим минеям’
  • Приложение V. Перечень канонов св. Иосифа в честь разных святых, чествуемых в Константинополе и окрестностях
  • Приложение VI. Алфавитный перечень храмов и местностей Константинополя и его окрестностей, относящихся к канонам преподобного Иосифа Песнописца
  • Приложение VII. К вопросу о второй песни песненного канона
  • Том I
  • Том II
  • Приложения

Протоиерей Владимир Рыбаков – Св. Иосиф Песнописец и его песнотворческая деятельность – Введение

Личность св. Иосифа Песнописца и его песнотворческая деятельность стала привлекать к себе внимание ученых Греков и Итальянцев с XVII в. Немного о нем говорит Лев Алляций в некоторых своих трудах (например, De libris ecclesiasticis, изд. 1645 г. и др.), указывая песнотворческие труды св. Песнописца в церковных богослужебных книгах Православных Греков, хотя он приводит довольно путаные данные. Такого же характера суждения и другого ученого, Фабриция. Более правильные данные о св. Иосифе сообщает ученый Octavius Caietanis в своей книге, посвященной святым острова Сицилия (Vitae SS. Siculorum, 1657 г.): он сообщает о св. Иосифе биографические данные и перечисляет его каноны. Первый материал дает ему взятое из рукописи житие св. Иосифа, написанное ритором диаконом Иоанном; а второй, очевидно, дают рукописные богослужебные книги. Каиетан насчитывает, что во всех Греческих богослужебных книгах более 300 канонов св. Иосифа Сицилийца. Но, кажется, более внимательно деятельностью св. Иосифа занимался Итальянский ученый Ипполит Мараччи. или Маракциус (Маraccius). Он, очевидно, собирал труды этого песнописца по разным печатным и рукописным богослужебным книгам.

Образный строй творений преподобного Иосифа Песнописца

Переходя к разбору произведений преподобного Иосифа, остановимся как на оценке внешней формы канонов Преподобного, на тех дарах слова, которые делают его каноны произведением поэтического искусства, так и на том смысле, на том внутреннем содержании, которые он развивает в своих творениях как церковный песнописец, как учитель духовной жизни и покаяния.

Воспевая подвиги святых, преподобный Песнописец вдумывался в условия и обстоятельства их жизни, находя для каждого только ему соответствующий образ слова. Следовательно, попытка изучить внешнюю форму творений преподобного Иосифа является существенной частью разбора его творений.

Каноны преподобного Иосифа отличают продуманность образов, положенных им в основу каждого своего произведения, исключительное изящество выражения, часто особая форма изложения той идеи, которую он хочет подчеркнуть в каноне. Работая над формой, святой Песнописец часто обращался к тем стилистическим приемам, которые были разработаны еще древнегреческой риторикой. Мы кратко остановимся на тех из них, которые, по нашему мнению, чаще всего встречаются в канонах святого гимнографа и красоту которых читающий эти каноны может оценить даже без обращения к греческому оригиналу.

Примеры того, как преподобный Иосиф украсил свои церковные песни греческим красноречием, почти неисчислимы.

Для каждого из святых преподобный Иосиф находит особое именование, отличное от других, почему воистину, по слову преосвященного Филарета, каждый канон преподобного песнопевца может доставлять душе обильную пищу каждый день. Для этого он широко пользуется приемом ОЛИЦЕТВОРЕНИЯ, иногда привлекая для создания образа значение имени прославляемого святого.

Так, святого мученика Неофита (21 января), умершего в возрасте 16 лет, преподобный Песнописец, соотносясь со значением его имени «новонасажденный», воспевает в 1-й песни канона: Христов тя, всеблаженне, новый сад, в вертограде процветший мученичестем и священный плоды благочестия израстивша познаете поем, Неофите[627]. Здесь все изображено применительно к имени и образу юного мученика: он – и Христов сад (как насажденный, процветший в вертограде мучеников), он, святой Неофит, также и принес, израстил плоды благочестия. Воспевая апостола Филимона (22 ноября), преподобный Иосиф именует его небом: Небо явился ecи всем, вещая славу спасительную[628]. А святых апостолов Ераста, Олимпа и прочих (10 ноября) – зеркалами Бога: Зерцала Божия световидная вместительна Того подаяний, явистеся, блаженнии[629]. Двадцать тысяч святых мучеников, умирающих в пламени (28 декабря), именуются Преподобным цветами: Явистеся яко шипцы[kk], страдальцы краснейшии, посреде ходяще огня[630]. Преподобный Евмений (18 сентября) уподобляется святым Песнописцем пчеле: Претекл ecи тщательно, яко пчела, цветники словесныя. сладкий мед собирая и в сердечныя соты влагая[631]. Святитель Григорий Акрагантийский (23 ноября) именуется преподобным Иосифом доброй землей: Земля яко добра, процвел ecи сторичествующий отче, клас и серпом твоих учений пожал ecи еретическое злочестивое мнение[632]. Иоанна же Милостивого, патриарха Александрийского (12 ноября), святой песнопевец образно именует богатством нищих, и утварью, и одеянием нагих[633]. В каждом образе неповторим творец канонов, каждому святому усвояет он его присный, присущий только ему дар, каждого одаряет глубоко усвоенным именем и подобием.

Особою нежностью полон Преподобный, когда воспевает детей-страдальцев и их матерей-мучениц, используя образы птицы и птенцов: Презрела ecи многоплетенныя муки, – пишет он в каноне святым мученику Кирику и Иулитте (15 июля), – и горлица прекрасная явилася ecи, со птенцем возлетевши[634]. А святую мученицу Вассу, пострадавшую с чадами своими (21 августа), преподобный Иосиф ублажает многими именованиями: Яко воистинну цела голубица, – пишет он в 9-й песни своего канона, – и горлица, яже Бога возлюблыии, ластовица[ll] с божественными возлетевши птенцы, на неб всех вселися[635].

Иногда преподобному Иосифу удается выразить нечто от духовных состояний так кратко и вместе с тем так сильно, что это может возбудить ответную мысль и молитву молящегося. Вод духовных исполнився, – пишет он в каноне апостолу Филиппу (11 октября), – яко река божественнаго Едема изшел ecи, наводняя волною тихою земныя концы[636]. Тихая волна – какой прекрасный и вместе с тем емкий образ! А вот тот же образ тишины, правда, без приема олицетворения. Имея Христа. послушающа твоих молитв божественных, Егоже тиха, блаженне, соделай любовию хвалящим тя, – говорит преподобный Иосиф в каноне преподобному Евмению Гортинскому[637]. И там, и здесь – живые, действенные образы, призывающие к живому последованию за словом преподобного песнопевца.

Или, прославляя страдания преподобномученика Никона (23 марта), преподобный Иосиф пишет: Недреманно нося сияние сердца твоего, напоено слез потоки, преподобие, и страдания кровьми, в нерукотвореннем. чертозе ныне живеши[638]. И далее: Возжжем деяния, якоже светлыя свещи, – восклицает Преподобный, понуждая нас к действию в каноне Октоиха 3-го гласа, – яко да Божественный чертог улучим вкупе[639]. Наши дела должны быть светлыми настолько, чтобы мы могли их возжечь, засветить, как свечи! Какое психологически верное выражение, какое утверждающее нас назидание святого сердца преподобного Иосифа Песнописца!

Часто в своих писаниях Преподобный обнаруживает потребность усугубить высказанную мысль, чтобы наиболее полно запечатлеть ее. Тогда он прибегает к умножению, повторению словесного образа, чаще всего повторяя слово не в той форме, в какой употребил его впервые, а с некоторыми различиями[mm].

Светлеется присно честная Церковь, подвиги светлыми Господних страдалец, – пишет он в каноне всем святым в субботу утра[640]. А в каноне 2-го гласа на вторник в мученичне восклицает: Любве яже к плоти ум отлучивше, верою муки усвоисте любезно, страстотерпцы, усвояемы Христу[641]. В том же каноне ниже находим другой образ: К небесному благославнии посылахуся шествию препинающе шествия единоборца[642]. В этом мученичне фигура повторения оттеняет смысловое противопоставление: шествие мучеников против шествия единоборца. И такой прием мы не раз встретим у преподобного Иосифа. Повешен был ecи на древе, – восклицает Преподобный в каноне 2-го гласа, – повешей землю на водах, Всесильне[643]. Опять единство словесного образа при разном содержании: распятие Христово с одной стороны и создание мира – с другой. Ниже, в том же каноне Преподобный находит другое слово, чтобы утвердить свою веру и любовь к Распятому: Тернием венчався, иже венчаваяй цветы всю землю, страстей моих терние. сечеши, Слове[644].

То же воздыхание Преподобного – к Матери Божией, и тот же поиск образа: Возжзи светильник сердца моего, златый Светильниче, Всенепорочная, – говорит он в Богородичне канона преподобному Иоанникию (4 ноября)[645]. И с тою же любовию и верою – в каноне Пресвятой Богородице 7-го гласа: Воду безсмертия рождши, Дево, исцеления воды нам подаждь[646]. С горячим чувством обращается Преподобный к святым мученикам Маркиану и Мартирию (25 октября), удваивая словесный образ: Якоже два агнца закалаетеся, Агнца Божия, единосущна Отцу, проповедающе[647]. Здесь уже нет противопоставления, антитезы, но – уподобление мучеников Христу.

Очень редко, но встречаются у преподобного Иосифа и три отдельных понятия, каждое из которых повторяется дважды в одном тропаре. Мы видим это, когда святой Песнописец воспевает одну из великих тайн нашей веры, как это имеет место в каноне предпразднства Рождества Христова (24 декабря). О Чадо Сладчайшее, – восклицает Преподобный от лица Богоматери в 9-й песни этого канона, – како питаю Тя, питающаго? како держу Тя, держащаго вся манием? како же пеленами повию повивающаго всю землю мглою?[648]. Повторяющиеся слова здесь раскрывают как славу Христову, так и величие Его смирения. Получается фраза такой необычной силы, что приближает к молящемуся, устрояет в душе его праздник непостижимого Рождения Слова от Девы.

Иногда преподобному Иосифу оказывается недостаточно двукратного повторения выбранного слова, и тогда он продолжает повторять его, чтобы выразить свое крайнее умиление и поклонение святым. Так, в каноне двум тьмам мучеников (28 декабря) он еще ярче выделяет антитезу, используя прием СОЗВУЧИЯ повторяемых слов: Множество многочисленное честных мучеников, множество очистите многих прегрешений моих. и дадите слово воспети ваше торжество[649]. Священнословии божественными, – восклицает он в каноне священномученику Фоке (22 сентября), – священнаго приидите пастыря ecи, всесвященную память священнейше торжествуим[650]. В этом произведении те же приемы употреблены вне связи с противопоставлением. Здесь – уже предел любви и поклонения святым Божиим; восторг сердца преподобного Иосифа, усугубленный, передается и молящимся, и они вслед за творцом канона умножают свою молитву к святым страдальцам и вникают в суть их жизни и подвига. И нечто от этой жизни и подвига касается души, живущей уже далеко от того времени и места, где и когда это было; нечто подлинное и осязаемое вливается в душу современного христианина.

Впрочем, и там, где не было кровного подвига мучеников, святой Иосиф считает необходимым довести до сердца молящегося жизнь подвижника бескровного, как это он делает в каноне святому Иоанну Милостивому. Милости датель, – вещает он в 1-й песни канона, – одарив милостивное, преподобие, твое помышление, помилова многим божественным твоим ходатайством[651]. И ниже, в песни 3-й: Многое милосердие милосердаго Господа, отче, подражая за милосердие обнищавшаго плотию, нищим удоволил ecи[652]. Милость в одной песни и милосердие в другой, многократно повторенные, создают верный и твердый облик милостивого святителя Александрийского, к которому так легко, просто, отрадно обратиться с мольбой и просьбой!

В отдельных случаях преподобному Песнописцу бывает потребно соединить вместе два определения, каждое из которых повторяется для придания всей фразе особой крепости. Сострадателен и кроток быв, отче, – пишет он, прославляя преподобного Илариона (28 марта), – и цел, и тих. сострадания Божественнаго мя. сподоби, яко да воспою тя ныне в тишине сердца моего[653]. Фраза, скрепленная двумя параллельными повторениями слов тишина и сострадание (и их производных), становится очень четкой и ложится на душу. Невольно вспоминается отзыв инославных исследователей об отдельных частях православного богослужения как создающих красоту и гармонию византийской службы[654].

В некоторых канонах преподобный Иосиф не повторяет выбранное слово, но, чтобы создать яркий образ, выстраивает цепочку смежных понятий. Явистеся углие, – пишет Преподобный в каноне мученикам Прову, Тараху и прочим (12 октября), – Огнем Невещественным таинственне вжигаеми, и пожгосте вещественную лесть, великомученицы[655]. Какой яркий, запоминающийся образ! Мученики, как угли, разжигаются Божественным огнем, и пламя их свидетельства сжигает вражии наветы. То же мы видим и в каноне преподобному Виссариону (6 июня), где преподобный песнопевец говорит: Капли исцелений приял ecи от пучины благодатей, отсюду преложил ecи воду морскую, молитвою твоею мудре[656]. Святой Иосиф помещает рядом слова пучина, употребленное в переносном значении, и морская вода в буквальном смысле и тем обнажает метафору, заключенную в выражении пучина благодати, как бы противопоставляет прямое значение переносному. Преплывше тихо окормлением Духа, благославнии страдальцы мук пучину, – пишет Преподобный в каноне святому мученику Трофиму и иже с ним (19 сентября), – и к безволненному спасения пристанищу священно достигоша[657]. Используя здесь древний (еще из Псалтири) образ духовного пути как странствия, святой песнотворец открывает нам тайну спасения: даже необъятное море мучений можно тихо преплыть, если Кормчим на нашем жизненном судне будет Дух Святый, Утешитель.

Наконец, преподобный Иосиф, будучи опытным гимнографом, вдумывающимся в различные судьбы святых, которых он воспевал, находил возможность противопоставлять понятия, использовать прием АНТИТЕЗЫ. Терпением. мук некрепкую смирил ecи, мучениче, крепость гордаго, – воспевает Преподобный в каноне преподобномученику Лукиану (15 октября)[658]. В мученичне канона 7-го гласа на понедельник святой Иосиф восклицает: Иже святыя Твоя, Христе, горнилом просветивши многовидных ран, тех молением от помрачения страстей избави мя[659]. Примеры этого противопоставления явлений поистине неисчерпаемы в творчестве преподобного Иосифа. Так, он свидетельствует в каноне преподобному Иоанникию Великому (4 ноября): Шествовал ecи, преподобие, тесный и прискорбный путь, божественными восхожденьми сердца и видении расширяемь[660].

О сказанном преподобный Песнописец свидетельствовал, несомненно, от опыта, так как, будучи заключаем неоднократно в темницу и проходя путь своего узкого иноческого жития, он опытно знал видения, которые расширяли его сердце в божественном восхождении, в приближении к Богу. Столпи Христовы Церкве непоколебимии, – восклицает он в каноне святым мученикам Онисифору и Порфирию (9 ноября), – колебаньми мук непревратни крепостию Духа явистеся[661]. А в каноне святым мученикам Ермилу и Стратонику (13 января) Преподобный, обращаясь к святому Ермилу, найдет в своем сердце и скажет такие слова: Течаше медоточное от уст твоих слово, горесть уныния Стратоника твоего сострадальца укрощающее[662].

То же противопоставление для укрепления смысла всего тропаря в краткой, чрезвычайно образной форме мы отмечаем в каноне святым мученицам Минодоре, Митродоре и Нимфодоре (10 сентября). Изострившеся любовию Творца, – пишет Преподобный, – притуписте жала змииная в женстем телеси мужеския восприемше подвиги[663]. Вероятно, мысль, что можно истончиться, изостриться любовию Творца, преподобный Песнописец нашел также в своем сердце от опыта иноческой жизни. К слову об истончении любовию Божественною присоединяется утверждение, что такое истончение притупляет жало грехов.

Отъятия удес, яко приложения благих, мучениче, зрел ecи, – пишет Преподобный в каноне великомученику Иакову Персиянину (27 ноября), – не нынешния видя болезни, но будущее смотряя мучеников красное венчание[664]. Этот прием, употребляемый Преподобным, держит все построение фразы в строгом согласии, что помогает уразумевать и внутренний смысл тропаря.

В молитве к своему покровителю, святителю Николаю Мирликийскому, Преподобный находит очень легкое и простое противопоставление: На небесех живый радостно, – пишет он в каноне Октоиха 6-го гласа, – . на земли. тебе поющих, всякую скорбь сердца. разжени. Дважды противопоставленные понятия – неба и земли, радости и скорби – очень облегчают и делают радостным прошение Преподобного, которое и начинается с утверждения радости[665].

В Богородичне 5-й песни канона на поклонение веригам апостола Петра (16 января) преподобный Иосиф в молитвенном обращении к Пречистой соединяет прием АНТИТЕЗЫ с приемом СИНОНИМИИ: Отягощеннаго, Пречистая, бременем многих грехов, облегчи мя ныне носити иго. Христово легчайшее[666]. Здесь противопоставлены глагол и отглагольное слово: отягощеннагооблегчи, а синонимичность – бремя и иго – подчеркивает, что смысл ига Христова противоположен бремени грехов.

Так вдумчиво работал Преподобный, обогащая смысл фразы, придавая ей смысловую емкость, углубляя содержание. Все это делалось легко, без затруднения, как о том свидетельствовали его ученики. Иными словами, преподобный Иосиф писал свои каноны с вдохновением, но только после того, как долго молился и изучал материал, над которым работал. О его долгой молитве и посте перед тем, как он начал писать прославление святому апостолу Варфоломею, своему покровителю, также рассказывается почти во всех биографиях Преподобного. И действительно, целый ряд тропарей его канонов – дуновение вдохновения Духа Божия. Странно во своя пришел eси, люте устраншагося от рая на небо призывая[667], – воспевает Преподобный Христа Младенца в каноне предпразднства Рождества Христова. Какой сильный и вместе трогательный образ, спасающий от лютого уныния человека, устраншагося от рая! Уединившася по ипостаси во чреве Твоем и бывша человека, Пречистая, Слова паче слова родила ecи, – восклицает преподобный Иосиф в Богородичне 4-й песни канона святому мученику Лонгину сотнику (16 октября)[668]. Только большая любовь к Богу и молитва могли внушить автору это выражение вочеловечения Христова: уединение во чреве Девы.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Читайте также:  Кот с большой буквы
Ссылка на основную публикацию