Преподобный Феодор Трихина («власяничный»)

Каталог икон на сайте PravIcon.com

Православные иконы Богородицы, Христа, ангелов и святых

  • Начальная страница
  • Иконы Богородицы
  • Иконы Христа
  • Иконы Ангелов
  • Иконы Святых

Меню сайта

Пользователь

&nbspФеодор Трихина, Власяничный, прп.

Ключевые слова:
Преподобный, Фракия, Константинополь, IV-IX, Особо

Дни празднования:

  • 3 мая (20 апреля по старому стилю)

Рейтинг иконы в этом году: 0 (в прошлом: 0).
Если это Ваша любимая икона, проголосуйте за нее!

Раздел основан участником [tol] 2009-12-14.

Изображения иконы Феодор Трихина, Власяничный, прп.

Добавить новое изображение этой иконы в каталог: с компьютера | с другого сайта.

Страницы: [1]. Всего изображений: 8. Сортировка: в обычном порядке.

Описание: [Афон. 1547.] Прп. Феодор. Тзортзи (Зорзис) Фука. Фреска. Афон (Дионисиат). 1547 г.

Файл 10729.jpg: |
Размер: 435×1200, 0.52 MPix, 197 Kb.
Дата: 2009-12-14, анонимно.

Рейтинг изображения: 1 (113) , 0 (5) .

Описание: [Грачаница. Ок. 1318.] Минологий (прп. Феодор). Фреска церкви Благовещения. Грачаница. Косово. Сербия. Около 1318 г.

Файл 10730.jpg: |
Размер: 174×517, 0.09 MPix, 23 Kb.
Дата: 2009-12-14, анонимно.

Рейтинг изображения: 1 (82) , 0 (1) .

Описание: [Афон. XV.] Прп. Феодор. Миниатюра. Афон (Иверский м-рь). Конец XV в. C 1913 года в Российской Публичной (ныне Национальной) библиотеке в Санкт-Петербурге.

Файл 10731.jpg: |
Размер: 407×1200, 0.49 MPix, 117 Kb.
Дата: 2009-12-14, анонимно.

Рейтинг изображения: 1 (72) , 0 (0) .

Описание: [Русь. XVII.] Минея – Апрель (фрагмент). Икона. Русь. Начало XVII в. Церковно-Археологический Кабинет Московской Духовной Академии.

Файл 10732.jpg: |
Размер: 336×1184, 0.4 MPix, 61 Kb.
Дата: 2009-12-14, анонимно.

Рейтинг изображения: 1 (85) , 0 (2) .

Описание: [Урал. XIX.] Ангел и прп. Феодор Трихина. Икона. Урал. XIX в.

Файл 10733.jpg: |
Размер: 1035×1200, 1.24 MPix, 186 Kb.
Дата: 2009-12-14, анонимно.

Рейтинг изображения: 1 (124) , 0 (2) .

Описание: «Святой Преподобный Феодор Трихина» дерево, масло, серебро, позолота, чеканка, ковка, гравировка; 21х14

Файл 14552.jpg: |
Размер: 448×650, 0.29 MPix, 82 Kb.
Дата: 2011-11-10, анонимно.

Рейтинг изображения: 1 (102) , 0 (2) .

Описание: прп. Феодор Трихина.jpg

Файл 29120.jpg: |
Размер: 401×640, 0.26 MPix, 45 Kb.
Дата: 2017-05-04, участник [urik].

Рейтинг изображения: 1 (57) , 0 (1) .

Описание: Св. Пр. Феодор Трихина. Россия, 1880-е гг. Темпера, золочение, дерево. 18 х 14 см. Частное собрание.

Файл 34861.jpg: |
Размер: 947×1200, 1.14 MPix, 582 Kb.
Дата: 2020-06-23, анонимно.

Рейтинг изображения: 2 (3) , 0 (0) .

ФЕОФАН СИГРИАНСКИЙ

Прп. Феофан Сигрианский. Фреска XVI века в монастыре Дионисиат, Афон

Феофан Сигрианский (ок. 760 – 818), преподобный, исповедник.

Родился около 760 года в Константинополе от благочестивых и знатных родителей Исаака и Феодоты. Отец его был знатным византийским чиновником, стратигом фемы Эгейского моря. Исаак был в родстве с византийским императором Львом III Исавром и, несмотря на своё иконопочитание, находился в таком доверии у императора-иконоборца Константина V, что тот лично заботился о том, чтобы рано осиротевший Феофан получил хорошее образование.

Как и его отец, Феофан избрал карьеру чиновника и довольно быстро преуспел: при Льве IV Хазаре он, несмотря на свою молодость, был назначен стратором, а вскоре, вслед за этим, получил титул спафария. При том же императоре Феофан вступил в брак с Мегало, дочерью византийского патриция Льва. Однако, по согласию с невестой Феофан сохранил целомудрие, ибо в душе его зрело желание принять иноческий образ. Посетив однажды с супругой монастыри в Сигрианской области (Малая Азия), Феофан встретил прозорливого старца Григория Стратигия, который предсказал супруге Феофана, что ее муж будет удостоен мученического венца. Через некоторое время супруга Феофана была пострижена в монахини в одном из монастырей Вифинии, а Феофан принял иноческий постриг от старца Григория.

По благословению старца Феофан устроил монастырь на острове Калоним в Мраморном море и затворился в келлии, занимаясь переписыванием книг богословского содержания. В этом занятии Феофан достиг высокого мастерства. Затем, в 781 году, преподобный Феофан основал в Сигрианской области еще один монастырь – Великое Поле – и стал его игуменом. Преподобный сам принимал участие во всех монастырских работах и для всех был примером трудолюбия и подвига. Он был удостоен от Господа дара чудотворения: исцелял болезни, изгонял бесов.

В 787 году в Никее собрался VII Вселенский Собор, который осудил ересь иконоборчества. Житие указывает, что прп. Феофан принимал участие в Соборе, но имени его не встречается среди игуменов и архимандритов, подписавших деяния собора. В противоположность студитам, он занимал примиренческую позицию патриарха святителя Тарасия в разногласиях, вызванных в Церкви расторжением брака Константина VI.

В возрасте 50 лет преподобный тяжело заболел и до самой кончины жестоко страдал. Находясь на смертном одре, преподобный непрестанно трудился: он писал «Хронографию» – историю Христианской Церкви с 285 по 813 год. Этот труд до сих пор является ценным источником по истории Церкви.

По воцарении императора Льва V Армянина, когда святой был уже глубоким старцем, в 815 году возобновилось иконоборчество. Император вызвал святого Феофана в Константинополь и принуждал принять ересь, но святой твердо воспротивился этому и был заключен в темницу. Его обитель «Великое Село» была сожжена. Пробыв в темнице 23 дня, преподобный исповедник скончался в 818 году [1]. После смерти нечестивого императора Льва Армянина обитель «Великое Село» была восстановлена, и туда перенесены были святые мощи исповедника.

Творения

Единственное сочинение прп. Феофана – «Хронография» было составлено им как продолжение оставшейся незаконченной всемирной хроники его друга Георгия Синкела, по настоятельной просьбе последнего. Хотя Феофан и подчёркивает случайность своего обращения к истории (он уступил лишь просьбам умирающего Георгия), им создан один из значительнейших памятников византийской историографии. Рассказ начинается там, где остановился Георгий, – с 284 года, и доходит до 813 года. Последующие византийские историки во многом зависели от неё. Сочинение претендует на всемирный охват. Феофан говорит о событиях, происходивших у персов, арабов, других варварских народов.

Тропарь. Глас 5

Воздержанием житие украсил/ и, уды умертвив,/ победил еси вражия козни, отче Феофане,/ преставился еси к Богу в вечную жизнь,/ яко достоин причастник,/ моляся непрестанно/ помиловати души наша.

Использованные материалы

  • Жития с портала Православие.ру:
    • http://days.pravoslavie.ru/Life/life621.htm
    • http://www.pravoslavie.ru/put/apologetika/feofanispovednik-islam.htm

[1] По другим источникам после годичного заключения, преподобного сослали на о. Самофракию, где он вскоре и умер.

Феофан Исповедник

Феофан Исповедник (Феофан Сигрианский, греч. Θεοφανής , лат. Theophanes Confessor ; ок. 760—818) — византийский монах, летописец, почитается православной церковью как преподобный, исповедник. Память 12 марта. Биография его известна из «Жития святого Феофана Исповедника» пера патриарха Мефодия (843—847), а также из его собственного произведения «Хронография».

Содержание

Ранние годы

Преподобный Феофан Исповедник родился около 760 года в Константинополе от благочестивых и знатных родителей Исаака и Феодоты. Исаак был в родстве с византийским императором Львом III Исавром и, несмотря на своё иконопочитание, находился в таком доверии у императора—иконоборца Константина V, что тот назначил Исаака стратигом фемы Эгейского моря, а впоследствии лично заботился о том, чтобы рано осиротевший Феофан получил хорошее образование.

Как и его отец, Феофан избрал карьеру чиновника и довольно быстро преуспел: при Льве IV Хазаре он, несмотря на свою молодость, был назначен стратором, а вскоре, вслед за этим, получил титул спафария. При том же императоре Феофан вступил в брак с Мегало, дочерью византийского патриция Льва. Однако по согласию с невестой Феофан сохранил целомудрие, желая принять монашество.

Постриг

Посетив однажды с супругой монастыри в Сигрианской области (Малая Азия), Феофан встретил старца Григория Стратигия, который предсказал супруге Феофана, что её муж будет удостоен мученического венца. Через некоторое время супруга Феофана была пострижена в монахини в одном из монастырей Вифинии, а Феофан принял иноческий постриг от старца Григория.

По благословению старца Феофан устроил монастырь на острове Калоним в Мраморном море и затворился в келии, занимаясь переписыванием книг богословского содержания. В этом занятии Феофан достиг высокого мастерства. Затем преподобный Феофан основал ещё один монастырь в Сигрианской области, в месте, называемом «Великое Село» (или — «Великое Поле») на побережье Мраморного моря, между Кизиком и устьем Риндака, и стал его игуменом. Преподобный сам принимал участие во всех монастырских работах и для всех был примером трудолюбия и подвига. Ему приписывается дар чудотворения: исцеление болезней и изгнание бесов.

VII Вселенский Собор

В 787 году в Никее собрался Второй Никейский собор, который осудил ересь иконоборчества. Житие указывает, что Феофан принимал участие в Соборе, но имени его не встречается среди игуменов и архимандритов, подписавших деяния собора. В противоположность студитам, он занимал примиренческую позицию патриарха святителя Тарасия в разногласиях, вызванных в Церкви расторжением брака Константина VI.

Смерть

В возрасте 50 лет преподобный тяжело заболел и до самой кончины жестоко страдал. По воцарении императора Льва V Армянина, когда святой был уже глубоким старцем, в 815 году возобновилось иконоборчество. Император вызвал Феофана в Константинополь и принуждал принять ересь, но святой твердо воспротивился этому и был заключен в темницу. Его обитель «Великое Село» была сожжена. Пробыв в темнице 23 дня, преподобный исповедник скончался в 818 году.

По другим источникам после годичного заключения преподобного сослали на о. Самофракию, где он вскоре и умер. После смерти Льва Армянина обитель «Великое Село» была восстановлена, и туда перенесены были святые мощи исповедника.

Хронография

Единственное сочинение Феофана — «Хронография» («Жизнеописания византийских царей») было составлено им как продолжение оставшейся незаконченной всемирной хроники его друга Георгия Синкела, по настоятельной просьбе последнего. Хотя Феофан и подчёркивает случайность своего обращения к истории (он уступил лишь просьбам умирающего Георгия), им создан один из значительнейших памятников византийской историографии. Особенно ценна «Хронография» при изучении истории Византии в VII—VIII веках, о которых до наших дней дошло мало иных свидетельств. Рассказ начинается там, где остановился Георгий, — с 284 года, и доходит до 813 года. Сочинение претендует на всемирный охват: Феофан говорит о событиях, происходивших у персов, арабов и других варварских народов. Последующие византийские историки во многом зависели от неё: «Хронографию» цитирует Симеон Логофет, выдержки из неё приводил в трактате «Об управлении империей» Константин VII Багрянородный, опирались на неё и другие летописцы вплоть до Фёдора Скрутариота (XIII век).

Авторство «Хронографии» небесспорно. На создание огромной по объёму летописи у Феофана было лишь несколько лет: со времени смерти Синкела в 813 до ареста в 815/816 и собственной смерти в 818. Ничего не говорится о летописании в «Житии» преподобного. Однако именно Феофану Исповеднику приписывают данный труд Анастасий Библиотекарь (810—878), переведший «Хронографию» на латынь, и император Константин Багрянородный (913—959).

Сигрианский исповедник

«Это был дивный муж и в подвижничестве, и в страдальчестве от иконоборцев. И ученый был, и царского рода…» — так писал святитель Феофан Затворник, Вышенский, о своем небесном покровителе преподобном Феофане Сигрианском. Память святого исповедника и летописца Православная Церковь чтит 25 марта.

От императорского сановника к монашеству

О преподобном Феофане известно из его жизнеописания, которое составил патриарх Мефодий I, а также из его собственного произведения «Хронография». Будущий святой родился в Константинополе в 758 году в знатной семье. Его отец Исаак был в родстве с византийским императором Львом III Исавром и, несмотря на иконопочитание, находился в таком доверии у императора-иконоборца Константина V, что тот назначил Исаака стратигом фемы Эгейского моря, а впоследствии лично заботился о том, чтобы рано осиротевший Феофан получил хорошее образование. Мальчик лишился отца в трехлетнем возрасте и был воспитан в благочестии под руководством добрых наставников и под надзором своей матери.

Повзрослев, он стал сановником императора Льва Хазара. Положение обязывало его вступить в брак, и вскоре он женился на дочери византийского патриция Льва — Ирине. Господь послал Феофану супругу с добрым нравом. По взаимному согласию молодожены решили хранить целомудрие и жить как брат с сестрой, занимаясь благотворительностью, а в будущем совсем оставить мир и поселиться в пустыне.

Однажды они посещали монастыри в Сигрианской области (Малая Азия), где встретили прозорливого старца Григория Стратигия, который предсказал супруге молодого императорского сановника, что ее муж будет удостоен мученического венца.

Через некоторое время супруги, как и задумали ранее, оставили мир, раздав все свое немалое имущество нуждающимся. Жена Феофана была пострижена в монахини в одном из монастырей Вифинии, а Феофан принял иноческий постриг от старца Григория в монастыре Полихнион у Сигрианских гор.

По благословению старца Феофан устроил монастырь на острове Калоним в Мраморном море и затворился в келье, занимаясь переписыванием книг. В этом занятии Феофан достиг больших успехов, так как был человеком очень образованным. На деньги, вырученные от продажи книг, обитель и существовала.

Затем преподобный Феофан основал еще один монастырь в Сигрианской области, в месте, называемом «Megas agros» («Мегагрит», «Великое Село»), и стал его игуменом. Развалины этого монастыря на побережье Мраморного моря, между Кизиком и устьем Риндака, сохранились до наших дней. Несмотря на слабое здоровье, преподобный сам принимал участие во всех монастырских работах и был для всей братии примером трудолюбия и подвига.

За свою благочестивую и подвижническую жизнь святой игумен был прославлен от Бога многими дарами. Он исцелял тяжелобольных, изгонял нечистых духов, владычествовал над стихиями природы, имел дар прозрения и пророчества.

Крепкий духом

В 787 году в Никее собрался Второй Никейский Собор, который осудил ересь иконоборчества. Преподобный Феофан также принимал участие в этом Соборе. В диспуте он победил будущего иконоборческого патриарха
Иоанна Грамматика. За верность Православию преподобного бросили в тюрьму.

Письма святого Феодора Студита к преподобному Феофану, находящемуся в заключении, хорошо показывают и обстоятельства его подвига, и сам характер Сигрианского исповедника. «Правда, поздно, но все же я узнал, многожеланный и славнейший отец, что ты схвачен иудействующими и лжехристианами. О, как они не постеснялись наложить руку на человека Божиего, на мужа преподобного, на тело, изможденное долголетними подвигами и сильной изнурительной болезнью. Благодарение Богу за Его неизреченную милость, что тебя, больного смертельной болезнью, Он сделал более, чем других, крепким духом, так что ты стал глашатаем истины, мужественно изобличил язык еретичествующий и остался совершенно непоколебимым в исповедании Христа… Ты угодил Богу, любящему тебя; сделал приятное ангелам, наблюдавшим за твоей похвальной жизнью. Ты увенчал свою голову венцом исповедничества. Вместе с Церковью Христовой ты и для меня, жалкого и ничтожного, стал столпом спасения…» — писал святой Феодор.

В возрасте 50 лет преподобный тяжело заболел и до самой кончины жестоко страдал. Но, даже находясь на смертном одре, он непрестанно трудился: он стал автором грандиозного по своему объему и значению труда «Хронографии» («Жизнеописания византийских императоров») — истории Христианской Церкви с 284 по 813 год. Этот труд до сих пор является ценным источником по истории Церкви.

В 815 году, по воцарении императора Льва V Армянина, иконоборчество возобновилось. Император вызвал святого Феофана в Константинополь и принуждал принять ересь, но святой твердо воспротивился этому, за что был отправлен в ссылку на греческий остров Самофракия. Его обитель «Великое Село» была безжалостно сожжена. Пробыв на острове несколько дней, преподобный исповедник скончался. Шел 818 год.

После смерти императора обитель преподобного Феофана была частично восстановлена, и туда были перенесены его святые мощи, которые были прославлены многими чудесами.

Памятник византийской историографии

Единственное сочинение преподобного Феофана «Хронография» было составлено им как продолжение оставшейся незаконченной всемирной хроники его друга — византийского историка Георгия Синкела, по настоятельной просьбе последнего. Хотя преподобный и подчеркивает случайность своего обращения к истории (он уступил лишь просьбам умирающего Георгия), он создал один из значительнейших памятников византийской историографии.

Рассказ преподобного Феофана начинается с 284 года — правления Диоклетиана — и доходит до 813 года — времени вступления на престол Льва V. Особенно ценна «Хронография» при изучении истории Византии в VII–VIII веках, о которых до наших дней дошло мало иных свидетельств.

Хронологическая система, созданная святым Феофаном, — явление исключительное во всей средневековой историографии. Сочинение распадается на хронологические отрезки (по годам), каждому из которых предпослана хронологическая таблица, отмечающая наряду с годом от сотворения мира и от Рождества Христова годы правления не только византийских императоров, но и персидских, а затем арабских правителей, пап и четырех патриархов.

Преподобный Феофан говорит в своем сочинении о событиях, происходивших у персов, арабов и других варварских народов. Последующие византийские историки во многом зависели от творения преподобного Феофана: «Хронографию» цитирует преподобный Симеон Логофет, выдержки из нее приводил в трактате «Об управлении империей» Константин VII Багрянородный, опирались на нее и другие летописцы. В XII веке византийский историк Иоанн Зонара видел в сочинении преподобного Феофана главный источник по истории VII — начала IX века.

Уже в 70-х годах IX века папский библиотекарь Анастасий перевел «Хронографию» на латинский язык. Этот перевод дошел до нас в рукописях более древних, чем оригинал. Позднейшие историки начинали изложение событий с того времени, каким окончил преподобный Феофан, что свидетельствует о пиетете, который питали они к «Хронографии».

Служба в честь преподобного Феофана Исповедника вошла в официальную Минею. Последование включает три стихиры, седален, кондак, икос и канон, написанный святым Феофаном Начертанным, младшим современником игумена «Великого Села», также пострадавшим за иконопочитание и дожившим до Торжества Православия. В службе, как и в житии, преподобный прославляется за то, что оставил мир и последовал Христу, презрев «житейскую красоту».

Прп. Феофан Исповедник Сигрианский об исламе [1]

Из жития
Прп. Феофан родился около 760 г. от благочестивых родителей Исаака и Феодоты. Отец его был знатным византийским чиновником, стратигом фемы Эгейского моря. Исаак, несмотря на свое иконопочитание, находился в таком доверии у императора-иконоборца Константина V (741-775), что тот лично заботился о том, чтобы рано осиротевший Феофан получил хорошее образование.
Как и его отец, Феофан избрал карьеру чиновника и довольно быстро преуспел: при Льве IV (775-780) он, несмотря на свою молодость, был назначен стратором, а вскоре, вслед за этим, получил титул спафария. При том же императоре Феофан вступил в брак с Мегало, дочерью византийского патриция Льва. Брак однако был недолгим, и после смерти императора Льва супруги расстались, чтобы посвятить себя монашеской жизни.
Прп. Феофан основал несколько монастырей. Развалины одного из них, “Великого поля” у Сигриана, игуменом которого был он сам, сохранились до наших дней на побережье Мраморного моря, между Кизиком и устьем Риндака. В монастыре святой отец отличался высокой подвижнической жизнью, основным его послушанием было переписывание книг богословского содержания. Житие указывает, что прп. Феофан принимал участие в VII Вселенском соборе в Никее (787 г), но имени его не встречается среди игуменов и архимандритов, подписавших деяния собора. В противоположность студитам, он занимал примиренческую позицию патриарха Тарасия в разногласиях, вызванных в Церкви расторжением брака Константина VI (780-797)[2].
С возобновлением в 815 г. при Льве V (813-820) иконоборчества, преподобный был вызван имепратором в Константинополь, где ему приказали отречься от иконопочитания. Прп. Феофан отказался подчиниться и был за это заключен в тюрьму, а его монастырь сожжен. После годичного заключения, преподобного сослали на о. Самофракию, где он вскоре и умер. Когда умер император-иконоборец, ученики прп. Феофана возродили и вновь отстроили его монастырь.

Творения
Единственное сочинение прп. Феофана – “Хронография” было составлено им как продолжение оставшейся незаконченной всемирной хроники его друга Георгия Синкела, по настоятельной просьбе последнего. “Хотя Феофан и подчеркивает случайность своего обращения к истории (он уступил лишь просьбам умирающего Георгия), им создан один из значительнейших памятников византийской историографии. Рассказ начинается там, где остановился Георгий, – с 284 г., и доходит до 813 г.”[3]. Последующие византийские историки во многом зависели от нее.
Сочинение претендует на всемирный охват. Феофан говорит о событиях, происходивших у персов, арабов, других варварских народов. Для темы нашего исследования особый интерес представляет небольшой отрывок, посвященный исламу – он начинается с года смерти Мухаммеда.

Место в византийской антиисламской полемике
Влияние прп. Феофана на последующую антимусульманскую полемику и на восприятие религии арабов в целом, колоссально и вполне сопоставимо с влиянием прп. Иоанна Дамаскина. Тем интереснее, что, хотя прп. Феофан, по-видимому, был знаком с антимусульманским трудом прп. Иоанна Дамаскина[4], в материале, который он выбирает, в акцентах, которые он делает, в своих оценках и в своих трактовках он стоит совершенно обособленно от него. Именно благодаря этому два этих труда органично дополняли друг друга и явились основными источниками для византийских представлений об исламе. А посредством перевода “Хронографии”, выполненного в XI в. Анастасием Библиотекарем, сведения и мысли прп. Феофана об исламе оказали влияние и на латинский мир.
Говоря о возможных византийских источниках, оказавших идейное влияние на информацию “Хронографии” в этом вопросе, следует отметить, что прп. Феофан является единственным, кто из древних авторов обратил внимание на мысли прп. Анастасия Синаита об исламе. Так, он не только воспринял предложенную Синайским Отцом общую мысль о возникновении ислама как наказании за грехи православных, но прямо цитирует фразу из “3-го слова”: “Между тем, как возмущали Церкви и цари и нечестивые иереи, восстал на поражение Христова народа пустынный Амалик”.
Рассказ св. Феофана о жизни и вероучении Мухаммеда отличается от повествований его литературных предшественников – прп. Иоанна Дамаскина и Феодора Абу Курры. Примечательно, что прп. Феофан помещает свой отрывок, посвященный Мухаммеду в год смерти последнего, тогда как упоминать его в соответствии с годами “правления над арабами” он начинает задолго до этого – следовательно, он полагает, что имя основателя ислама вполне знакомо современному ему образованному византийскому читателю, и не нуждается в объяснениях.
В целом изложение материала последовательно и строго логично. Дает родословную арабов (даже упоминает разделение арабских племен на две группы, происходящих от разных потомков Измаила), описывает их образ жизни (занимались скотоводством. жили в палатках. торговали верблюдами), географически локализует место обитания (в пустыне Мадиамской).
После происхождения он говорит о социальном положении Мухаммеда – был беден и сирота, хотя и относился к “родовитому племени”. Далее говорится о женитьбе на Хадидже, которая была богатой вдовой, родственницей Мухаммеда, у которой он первоначально работал. Прп. Феофан справедливо отмечает повышение социального статуса Мухаммеда после женитьбы на Хадидже.
Уже прп. Иоанн говорил, что Мухаммед “случайно познакомился с Ветхим и Новым Заветом”. Прп. Феофан уточняет, где и как это произошло – во время похода с караваном в Палестину. Общение будущего “пророка” с христианами во время походов с караванами описывает и Ибн Хишам, только вместо Палестины в мусульманских преданиях называется Сирия.
Интересно, что прп. Феофан отмечает ту же пассивность Мухаммеда в деле возникновения ислама, какую мы видим и в мусульманских источниках: его пророческая миссия устанавливается на совещании Хадиджи с братом-Варакой/другом-монахом[5].
Прп. Феофан предлагает свое объяснение пророческих притязаний Мухаммеда, отличное от взгляда прп. Иоанна Дамаскина, который, по-видимому, полагал, что тот сознательно вводил в обман своих последователей, и от взгляда Феодора Абу Курры, который объяснял появление ислама одержимостью его основателя. Прп. Феофан первым из христианских авторов указывает на болезнь эпилепсией как на ключевой момент в возникновении ислама. В сущности, эти три варианта, – обманщик, эпилептик и одержимый, – стали основными точками восприятия Мухаммеда в христианском мире на многие века, вплоть до нового времени. Впоследствии они нередко сочетались в умах христиан, хотя изначально это были три разные концепции.
Прп. Феофан, как мы уже говорили, был знаком с сочинением прп. Иоанна Дамаскина и сведения о влиянии на Мухаммеда некоего монаха-еретика у них совпадают. Однако, несмотря на то, что ему было известно, что Дамаскин определил этого монаха как арианина, сам прп. Феофан воздерживается от такого определения. Это расхождение было очевидно уже для Георгия Амартола, который, цитируя текст прп. Феофана, дополняет его эпитетом Дамаскина: “монах-арианин”. Почему же сам преподобный избегает этого, столь соблазнительного для последующих византийских авторов, определения? Возможно, ему было известно мнение прп. Анастасия Синаита о влиянии монофизитов на религию арабов. Столь существенное расхождение в трактовках двух авторитетных писателей вполне могло бы послужить основанием для опущения подробности такого рода: монах-еретик не мог ведь одновременно быть и арианином и монофизитом!
Прп. Феофан указывает, что иудеи вначале приняли его за Мессию (здесь видна зависимость от мусульманских источников, которые постоянно включали подобные истории, чтобы обосновать вселенскую миссию “пророка”). Говорит о переходе десяти выдающихся иудеев в ислам, косвенно упоминаются споры Мухаммеда с иудеями по вопросу о исполнении Моисеева закона. Обращенные иудеи, разочаровавшись в Мухаммеде, но боясь оставить его религию, научили его различным нечестивым мыслям о христианах и христиантсве. Точной параллели этому рассказу преподобного у мусульманских авторов нам найти не удалось, хотя разрозненные истории об обращении иудеев, о разногласиях их с Мухаммедом, о случаях отступничества их еще во время его жизни и особенно после смерти, встречаются часто.
Особое внимание в рассказе уделяется Абу Бакру. Он занимал значительное положение среди арабов, он был первым мужчиной, поверившим в пророческую миссию Мухаммеда (здесь прп. Феофан расходится с мусульманской традицией), находился с ним в родстве и был избран им наследником после себя (последний пункт ясно указывает, что мусульманские источники прп. Феофана были суннитскими – шииты оспаривали легитимность преемства Абу Бакра, хариджиты восставали против самого принципа правления курейшитов). Это внимание обусловлено значением фигуры Абу Бакра в глазах прп. Феофана как первого арабского правителя, открывшего войну против Византии и всего мусульманского мира.
Далее преподобный вводит периодизацию истории зарождения и становления ислама, выделяя в ней три периода: тайный, военный и открытый. В общем, этой же схемы (мекканский период – мединский – всеобщий) придерживаются и современные исламоведы. Там же отмечается особая роль г. Ясриба (Медины) в укреплении ислама. Указывается, что ислам изначально распространялся с помощью войны – впоследствии классический антимусульманский аргумент у византийцев.
Информация о Мухаммеде, приводимая прп. Феофаном, очевидно заимствована большею частию из мусульманского источника, причем суннитского. Начиная с рассказа о происхождении Мухаммеда и до указания этапов становления ислама в Аравии излагаемые сведения почти целиком совпадают с “Сиратом” Ибн Хишама (первая пол. VIII в.), настолько, что эта часть рассказа прп. Феофана даже повторяет в миниатюре структуру “Сирата”! Это позволяет предположить, что сочинение Ибн Хишама, – разумеется, через чье-то посредство, – было основным источником для прп. Феофана по биографии “арабского лжепророка”, незначительные вариации легко могут объясняться как личными искажениями передатчика, сообщавшего прп. Феофану “историю Мухаммеда”, так и, возможно, более ранними вариантами самого “Сирата”, который до нас дошел, как известно, в переработках более поздних арабских авторов. Именно благодаря этому знакомству, прп. Феофан, никогда не бывший в халифате и говоривший лишь по-гречески, дает в некоторых случаях более точные сведения, чем прп. Иоанн Дамаскин, который вырос среди арабов, разговаривал и читал на арабском.
Некоторые значимые отличия от мусульманского текста – активная роль Мухаммеда в женитьбе на Хадидже, определение поведения Мухаммеда во время “ниспосылания откровений” как приступов эпилепсии, проповедь Хадиджи соплеменницам и др., – являются христианским авторским осмыслением сведений мусульманских источников.
В конце своего рассказа прп. Феофан несколько слов посвящает вероучению ислама, подробно останавливаясь лишь на учении о рае. Информация о рае в “Хронографии” совпадает с прп. Иоанном Дамаскиным в трех реках, но в остальном оригинальна: и о совокуплении женщинами, отличными от земных и о представлении, что “убивающий врага или врагом убиваемый, входит в рай”[6].
То, что прп. Феофан лишь кратко говорит о вероучении ислама, упоминая “прочие подобные нелепости”, вероятно, следует понимать как ссылку на прп. Иоанна, который, как раз напротив прп. Феофану, исторические моменты ислама упоминает лишь вскользь и по случаю, а больше внимания уделяет вероучению и обрядовой практике. Видимо, прп. Феофан рассматривал те сведения, которые он дает, именно как дополнение к известной работе Дамаскина, поскольку и в том, что касается вероучения, он говорит только то, чего не находится у последнего.
Как справедливо замечает Khoury, сдержанность прп. Феофана сильно контрастирует с тем, что из этих слов разовьют его последующие дополнятели[7]. Прп. Феофан не сообщает ни одного неверного сведения об исламе. Характерно, что он не допускает никакой возможности участия в возникновении ислама каких-либо духовных сил (даже демонических): это порождение стечения обстоятельств и сочетания заблуждения и злой воли отдельных людей. Ислам равно называется в отрывке и “религией” и “ересью”, что очевидно показывает, что для понятий того времени эти слова не несли такого различия, как в настоящее время.
Более того, заключает прп. Феофан свой отрывок тем, что отмечает два положительных момента в вероучении ислама: заповедь о сострадании друг другу и помощи обижаемым. Это уникальный случай объективности и беспристрастности, и вплоть до свт. Григория Паламы из-под греческого пера не выйдет больше ни одного доброго слова о религии арабов.

Преподобный Феофан Исповедник
Отрывок из “Хронографии”, посвященный Мухаммеду[8]
В этот год скончался Мухаммед, вождь и лжепророк сарацин, заранее избрав на правление своего родственника Абу Бакра. И когда в то время прошел слух об этом, все устрашились.
Заблудшие иудеи в начале пришествия его сочли, что он есть ожидаемый ими Христос, так что некоторые выдающиеся из них пришли к нему и приняли его религию (qrhske. an), отбросив боговидца Моисея. Было же их числом десять, тех, кто сделали так, и оставались с ним [они] до самой его смерти. Увидев же, что он ест верблюжатину[9], узнали, что он не есть тот, за кого они его почитали, и находились в затруднении, что делать, а [поскольку] оставить его религию боялись, эти несчастные научили его нечестивым [мыслям] о нас, христианах; и остались с ним.
Полагаю же необходимым рассказать о происхождении его: он был из одного родовитого племени, восходящего к Измаилу, сыну Авраама. Ибо Низар, потомок Измаила, провозглашается отцом всех их; он же родил двух сыновей: Мунзира и Рабия. Мунзир родил Курайша, Кяйса, Тамима и других неизвестных. Все они жили в пустыне Мадианской и там занимались скотоводством, обитая в палатках. Были там и другие, не из этого племени, но [происходящие от] Йактана, которые назывались аманитами, то есть омеритами. Некоторые из них торговали верблюдами их.
Упомянутый Мухаммед, будучи бедным и сиротою, решил поступить [на работу] к некоей богатой женщине, его родственнице, именем Хадиджа, как наемник по [уходу за] верблюдами и торговле в Египте и Палестине. По немногом времени же осмелев, вошел в доверие к этой женщине, бывшей вдовою, и взял ее себе в жены и получил верблюдов ее и все имение. Придя в Палестину, он познакомился с иудеями и христианами. Достал же от них [там] некие писания.
[Следует добавить, что] он страдал эпилепсией. Заметив это, жена очень обеспокоилась, что она, будучи благородною, связалась с таким, не только бедным, но и эпилептиком. Он же старался отвлечь ее [от этих мыслей], говоря: “я вижу некоего ангела, называемого Гавриилом, и, будучи не в силах вынести его вида, прнебрегаю [приличиями] и падаю. У нее же был другом некий монах, который по зловерию был изгнан и жил там, ему она рассказала все и, [в том числе], имя того ангела. Этот, желая успокоить ее, сказал ей: “истину он говорит, ибо этот ангел посылается ко всем пророкам”. Она же, благосклонно выслушав слова лжестарца (yeudabb©), поверила ему и проповедовала всем женщинам единоплеменников ее, что он есть пророк. И эта молва от жен перешла к мужьям и прежде всего к Абу Бакру, которого он и оставил на смену себе.
И в конце концов посредством войны усилилась эта ересь[10] в пределах Ясриба. Сперва десять лет [передавалась она] тайно, так же десять лет посредством войны, и девять лет [возвещалась] явно[11].
Учил он своих последователей, что убивающий врага или врагом убиваемый, входит в рай[12]. Раем же он называл плотскую пищу, питие и совокупление с женщинами; там реки вина, меду и молока, и женщины не здешние, но другие, и совокупление [с ними] долговременное и наслаждение продолжительное. [Помимо этого] и другим подобным распутством и нелепостью преисполнено [учение его]. [Однако он заповедовал также] сострадать друг к другу и помогать обижаемым.

[1] Статья представляет главу из исследования, проводимого по гранту фонда “Русское Православие”.
[2] Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения. М., 1980. – С. 17. Сведения о биографии преподобного нами взяты преимущественно из этого источника.
[3] Чичуров И.С. Указ. соч. – С. 18.
[4] Khoury A-T. Les Theologiens byzantins et l’Islam. Paris, 1969. – P. 109.
[5] Имеющиеся у нас ранние мусульманские источники (прежде всего, Ибн Хишам и ал-Бухари) не называют Вараку монахом, вместе с тем они подчеркивают, что он был не просто христианином, но христианином грамотным и образованным – а в том время и, особенно, в той среде для религиозного араба получить хоть какое-то образование можно было лишь через монастырь. Поэтому вовсе не исключено, что Варака действительно был монахом, не исключено также, если он и не был монахом, что его современники и, впоследствии, некоторые мусульмане, могли по причине его образованности воспринимать его как монаха или говорить о нем как о монахе. Это, кстати, могло бы объяснить происхождение благоприятных отзывов о монахах, встречающися в ранних сурах Корана.
[6] Еще до него Феодор Абу Курра указывал в одном из своих диалогов об этой основе и стимуле священной войны, но прп. Феофан точно не был знаком с его сочинениями.
[7] Khoury A-T. – P. 110.
[8] Предлагаемый перевод с древнегреческого, выполненный Ю.В. Максимовым, представляет собой часть из готовящегося сборника: Византийские полемисты с исламом. Тексты. М., ПСТБИ.
[9] Верблюд входил в число нечистых животных по Второзаконию (14:7). В тексте Корана действительно имеются намеки на разногласия иудеев с Мухаммедом по вопросам пищевых запретов. Коран 6.146 мусульманские комментаторы (как, например, Табари) прямо относили к отрицанию запрета употребления в пищу мяса верблюда.
[10] Прп. Феофан использует ту же терминологию в отношении ислама, что и прп. Иоанн Дамаскин.
[11] Эти промежутки согласуются с начальной хронологией ислама: 10 лет для проповеди в Мекке, 10 лет борьбы в Медине и девять лет для завоеваний вне Аравии.
[12] Коран 4.74.

Значение ФЕОФАН СИГРИАНСКИЙ в Православной энциклопедии Древо

Открытая православная энциклопедия “ДРЕВО”.

Феофан Сигрианский (ок. 760 – 818 ), преподобный , исповедник .

Память 12 марта .

Родился около 760 года в Константинополе от благочестивых и знатных родителей Исаака и Феодоты. Отец его был знатным византийским чиновником, стратигом фемы Эгейского моря. Исаак был в родстве с византийским императором Львом III Исавром и, несмотря на своё иконопочитание, находился в таком доверии у императора-иконоборца Константина V , что тот лично заботился о том, чтобы рано осиротевший Феофан получил хорошее образование.

Как и его отец, Феофан избрал карьеру чиновника и довольно быстро преуспел: при Льве IV Хазаре он, несмотря на свою молодость, был назначен стратором, а вскоре, вслед за этим, получил титул спафария. При том же императоре Феофан вступил в брак с Мегало, дочерью византийского патриция Льва. Однако, по согласию с невестой Феофан сохранил целомудрие, ибо в душе его зрело желание принять иноческий образ. Посетив однажды с супругой монастыри в Сигрианской области ( Малая Азия ), Феофан встретил прозорливого старца Григория Стратигия , который предсказал супруге Феофана, что ее муж будет удостоен мученического венца. Через некоторое время супруга Феофана была пострижена в монахини в одном из монастырей Вифинии , а Феофан принял иноческий постриг от старца Григория.

По благословению старца Феофан устроил монастырь на острове Калоним в Мраморном море и затворился в келлии, занимаясь переписыванием книг богословского содержания. В этом занятии Феофан достиг высокого мастерства. Затем преподобный Феофан основал еще один монастырь в Сигрианской области, в месте, называемом «Великое Село» (или – «Великое Поле») на побережье Мраморного моря, между Кизиком и устьем Риндака , и стал его игуменом. Преподобный сам принимал участие во всех монастырских работах и для всех был примером трудолюбия и подвига. Он был удостоен от Господа дара чудотворения: исцелял болезни, изгонял бесов.

В 787 году в Никее собрался VII Вселенский Собор , который осудил ересь иконоборчества . Житие указывает, что прп. Феофан принимал участие в Соборе, но имени его не встречается среди игуменов и архимандритов, подписавших деяния собора. В противоположность студитам , он занимал примиренческую позицию патриарха святителя Тарасия в разногласиях, вызванных в Церкви расторжением брака Константина VI .

В возрасте 50 лет преподобный тяжело заболел и до самой кончины жестоко страдал. Находясь на смертном одре, преподобный непрестанно трудился: он писал «Хронографию» – историю Христианской Церкви с 285 по 813 год. Этот труд до сих пор является ценным источником по истории Церкви.

По воцарении императора Льва V Армянина , когда святой был уже глубоким старцем, в 815 году возобновилось иконоборчество . Император вызвал святого Феофана в Константинополь и принуждал принять ересь, но святой твердо воспротивился этому и был заключен в темницу. Его обитель «Великое Село» была сожжена. Пробыв в темнице 23 дня, преподобный исповедник скончался в 818 году [1] . После смерти нечестивого императора Льва Армянина обитель «Великое Село» была восстановлена, и туда перенесены были святые мощи исповедника.

Единственное сочинение прп. Феофана – «Хронография» было составлено им как продолжение оставшейся незаконченной всемирной хроники его друга Георгия Синкела , по настоятельной просьбе последнего. Хотя Феофан и подчёркивает случайность своего обращения к истории (он уступил лишь просьбам умирающего Георгия), им создан один из значительнейших памятников византийской историографии. Рассказ начинается там, где остановился Георгий, – с 284 года, и доходит до 813 года. Последующие византийские историки во многом зависели от неё. Сочинение претендует на всемирный охват. Феофан говорит о событиях, происходивших у персов, арабов, других варварских народов.

Воздержанием житие украсил/ и, уды умертвив,/ победил еси вражия козни, отче Феофане,/ преставился еси к Богу в вечную жизнь,/ яко достоин причастник,/ моляся непрестанно/ помиловати души наша.

Жития с портала Православие.ру:

[1] По другим источникам после годичного заключения, преподобного сослали на о. Самофракию , где он вскоре и умер.

ДРЕВО – открытая православная энциклопедия: http://drevo.pravbeseda.ru

О проекте | Хронология | Календарь | Клиент

Небесный покровитель святителя Феофана Затворника

25 марта отмечается память преподобного Феофана Сигрианского, летописца и исповедника, небесного покровителя святителя Феофана, Затворника Вышенского.

По неизреченному Промыслу Божию Господь наделил двух святых, Феофана Сигрианского и Феофана Затворника – равными дарами: как церковных писателей, стойких борцов с ересями и лжеучениями, как любителей молитвы Господней. О даре писательства впоследствии святитель Феофан говорил, что «писать – это служба Церкви нужная».

Святитель Феофан принял монашеский постриг 15 марта 1841 года в Свято-Духовской церкви Киево-Братского монастыря в возрасте 26-ти лет. Вместе с Феофаном постриглись в монашество Макарий (Булгаков), впоследствии митрополит Московский, и Михаил (Монастырев).

Для каждого монаха день пострига – особенное событие, день второго рождения, когда человек заново рождается для жизни неземной – Небесной. Сердце всегда хранит это необыкновенное чувство радости и ощущения явного присутствия Божия. После произнесения монашеских обетов послушания, целомудрия и нестяжания постригаемому нарекается новое имя. Какое будет это новое имя, с которым человек будет рожден в новую жизнь, не зависит от его воли. В XIX веке новое имя для монаха старались избирать или по святому дня, в который совершался постриг, или начинающееся с той же буквы, что и мирское имя постригаемого.

Новопостриженные иноки-студенты по обычаю испросили благословение у Киевского митрополита Филарета (Амфитеатрова), монахолюбивого архипастыря, который, занимая высокий церковно-административный пост, в августе того же 1841 года тайно принял постриг в схиму. Владыка напутствовал молодых монахов: «Храните больше всего чистоту души и тела: это должно быть вашим главным отличием от прочих людей; если сохраните вашу чистоту, Господь Иисус Христос вселится в вашем сердце, и тогда вам больше ничего не нужно, ничто не повредит вам, ничто не обременит вас. Для сего будьте трезвы, воздерживайтесь не только от хмельных напитков, но и от многоядения, во всем наблюдайте умеренность. Предайте себя в волю Божию, совершенно предайте. Не думайте о возвышениях, не позволяйте мечтам входить в голову; не оскорбляйтесь, если возвышают человека, по вашему мнению, недостойного. Будьте там, где поставят; будьте довольны тем, что дадут. Верьте, что доброго монаха Бог никогда не оставит: это невозможно, невозможно! Молитесь как можно чаще, всегда молитесь, если можно, имейте Господа Бога в сердце и на устах – и Он будет с вами всегда» [1].

Имя, которое в постриге получил Георгий Говоров, переводится с греческого как «Богом явленный». Молодой монах прочитал житие святого исповедника Феофана, который жил в конце VIII – начале IX вв. Впоследствии о своем святом святитель писал: «Феофан Сигрианский был дивный муж и в подвижничестве, и в страдальчестве от иконоборцев. – И ученый был, и царского рода. – Его молитвами спаси меня Господи!» [2].

Преподобный исповедник Феофан Сигрианский родился в Константинополе в 758 году в знатной семье. Отец Феофана был в родстве с византийским императором Львом Исавром (717–741).

Мальчик лишился отца в трехлетнем возрасте, и был воспитан в благочестии под руководством добрых наставников и под надзором своей матери. Феофан вырос при дворе и стал сановником императора Льва Хазара (775–780). Положение обязывало его вступить в брак. Бог послал Феофану супругу благонравную, по взаимному согласию они решили хранить целомудрие, жить как брат с сестрой, имение употреблять на бедных, а по времени совсем оставить мир и поселиться в пустыне.

Посетив однажды с супругой монастыри в Сигрианской области (Малая Азия), Феофан встретил прозорливого старца Григория Стратигия, который предсказал супруге Феофана, что ее муж будет удостоен мученического венца. Через некоторое время супруги оставили мир. Бывшая супруга Феофана была пострижена в монахини в одном из монастырей Вифинии, а Феофан принял иноческий постриг от старца Григория. По благословению старца Феофан устроил монастырь на острове Калоним в Мраморном море и затворился в келье, занимаясь переписыванием книг. В этом занятии Феофан достиг высокого мастерства. Затем преподобный Феофан основал еще один монастырь в Сигрианской области, в месте, называемом Мегагрит – «Великое село», и стал его игуменом. Преподобный сам принимал участие во всех монастырских работах и для всех был примером трудолюбия и подвига. За свою благочестивую и подвижническую жизнь преподобный Феофан был прославлен от Бога многими дарами. Он исцелял тяжелобольных, изгонял нечистых духов, владычествовал над стихиями природы, имел дар прозрения и пророчества. В 787 году в Никее собрался VII Вселенский собор, который осудил ересь иконоборчества. На Собор был вызван и преподобный Феофан. Он прибыл в заплатанном рубище, но просиял богодухновенной мудростью в утверждении догматов истинного православия.

Феофан Сигрианский – автор грандиозного по своему объему и значению труда «Хронографии» («Жизнеописание византийских царей»), которая повествует о времени с 284 года, правления Диоклетиана, и доходит до 813 года, времени вступления на престол Льва V. Сочинение претендует на всемирный охват: Феофан Сигрианский говорит о событиях, происходивших у персов, арабов и других варварских народов. В 70-х годах IX в. папский библиотекарь Анастасий перевел «Хронографию» на латинский язык. Этот перевод дошел до нас в рукописях более древних, чем оригинал. Обращались к труду Феофана Сигрианского многие историки: младший современник Феофана Георгий Монах, Симеон Логофет (X в.), Кедрин (XI в.), Иоанн Зонара (XII в.). Позднейшие историки начинали изложение событий с того времени, каким кончил Феофан, что свидетельствует о пиетете, который питали они к «Хронографии». Скилица (XI в.) начинает «Обозрение истории» 811 годом, сославшись на то, что предшествующий период исчерпывающе описан Георгием Синкелом и Феофаном. По инициативе императора Константина VII (913–959) были составлены начинающиеся с 813 г. анонимная хроника, приписываемая Генесию, и компиляция, известная под названием «Продолжатель Феофана».

С воцарением нечестивого императора Льва Армянина, как ревностный иконопочитатель, преподобный Феофан претерпел двухлетнее темничное заключение, где был жестоко побиваем, томим жаждой и голодом. Затем он был сослан на Самофракийский остров в Эгейском море, где, прожив всего 23 дня, преставился ко Господу. Мученическая кончина его последовала в 818 году. После смерти императора Льва Армянина обитель «Великое Село» была восстановлена, и туда были перенесены святые мощи исповедника, которые были прославлены многими чудесами.

Именно в день памяти своего небесного покровителя – Феофана Сигрианского, 12 марта 1866 года, отслужив Божественную литургию, святитель Феофан подал прошение об увольнение на покой с правом пребывания в Вышенской пустыни.

30 мая 1866 года в письме к митрополиту Санкт-Петербургскому и Новгородскому Исидору (Никольскому) святитель Феофан объяснял причину своего ухода на покой: «Я ищу покоя, чтобы покойнее предаться занятиям желаемым, но не дилетантства ради, а с тем непременным намерением, чтобы был и плод трудов, – не бесполезный и не ненужный для Церкви Божией. Имею в мысли служить Церкви Божией, только иным образом служить» [3].

Многие тогда не поняли решения владыки, но душа святителя стремилась к уединенному образу жизни. И здесь мы снова вспоминаем житие Феофана Сигрианского и его затворнический подвиг на острове Калоним, где он занимался переписыванием книг.

Святитель Феофан желал в вышенском уединении послужить Православной Церкви даром духовного писательства, – даром, который он по милости Божией получил свыше. Через творения святителя и сейчас многие приходят к вере, открывают для себя мир православия, святоотеческой традиции, обретают путь ко спасению и христианскому совершенствованию.

В первые годы после пострига у святителя Феофана появилась и необычная тройственная икона, на которой были изображены Феофан Сигрианский – его покровитель в монашестве, Георгий – покровитель в мирской жизни, Ангел Хранитель, а в облаках благословляющий Отрок-Спаситель [4]. Но при своих бесконечных переездах святитель ее кому-то подарил, и, находясь в затворе, просил прислать ему икону святого Феофана Сигрианского.

После кончины святителя Феофана в его кельях была найдена икона Спасителя, преподобных Симеона Нового Богослова и Феофана Сигрианского – на одной доске, размером 6×5 вершков (т.е. 26,7х22,2 см) [5].

Памятью о небесном покровителе святителя является сохранившаяся фреска Феофана Сигрианского в Казанском храме Вышенского монастыря, которая расположена около иконостаса в южной стороне храма. Казанскую церковь расписывали в 1875 году, тогда же был также устроен иконостас с позолоченной резьбой. В иконостасе были и три иконы кисти святителя – Воскресения Христова, – в центре, в особой нише, с правой стороны – икона Распятия Спасителя, с левой – положение Христа Спасителя во гроб. Святитель из своего затвора следил за тем, как идут работы, по окончании которых он писал: «Церковь холодную как раскрасили и поновили… Прелесть, как хороша! [6]

По неизреченному Промыслу Божиему мощи святителя Феофана Затворника покоятся в Казанском храме недалеко от фрески Феофана Сигрианского. Тот святой, в честь которого был наречен святитель Феофан и которому горячо молился в течение всей жизни, невидимо и сейчас рядом со святителем.

Когда будете в Вышенской обители, поклонитесь двум святым Феофанам – преподобному Феофану Сигрианскому и святителю Феофану Затворнику.

[1] ИР НБУ. Ф. 160. Ед. хр. 1967. Л. 17–17 об

[2] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собр. писем. Вып. V. Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Письмо № 885. 1891 г. С. 154–155.

[3] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собр. писем. Вып. V. Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Письмо № 759. От 30 мая 1866 года. С. 11.

[4] См.: Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника: Собр. писем. Вып. VI. Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник», 1994. Письмо № 996. От 9 июля 1886 года. С. 131.

[5] Кондратов А. По святым обителям и богоспасаемым градам: Путевые заметки // Душеполезное чтение. 1896. Март–Апрель. С. 695.

[6] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Собр. писем: Из неопубликованного. М.: Правило веры, 2001. Письмо к А.Д.Т. № 57 от 25 авг. 1876 г. С. 60.

Читайте также:  Владыка Серапион, епископ Бийский и Болокурихинский
Ссылка на основную публикацию