Преподобный Феодор исповедник и брат его исповедник Феофан Начертанный

Преподобный Феодор исповедник и брат его исповедник Феофан Начертанный

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Recent Entries
  • Archive
  • Friends
  • Profile
  • Memories

Святые на Авше: Феофан и Федор по прозвищу Начертанные (IX в.)

Компанию святому Симеону в ссылке на Авше-Афусии в IX веке составили два брата-исповедника – преподобные Феофан и Федор по прозвищу Начертанные. Все они были сосланы сюда одновременно.

У прозвища их жуткое происхождение. На лбу братьев выжгли стихи императора Феофила, которого описывают как «кровожадного, немилосердного, дышащего христопротивным гневом и исступлением, злейшего всех, до него царствовавших». Имератор Феофил жестоко расправлялся с монахами, не желающими отречься от икон.

Феофан и Феодор Начертанные. Фреска в 1547 года, монастырь Дионисиат, Афон

Причем это была не одна строфа, а реально целый стих:

Стремятся все приехать в город славный тот,
Куда стопы направил всесвятые Бог
И Слово для спасенья человечества.
И эти были в месте почитаемом,
Сосуды мерзости и злого заблуждения.
В неверии своем свершали много там
Позорно-страшного, отвратно-нечестивого.
Оттуда вскоре бунтарей сих выгнали,
Которые бежали в город власти, к нам.
Не отреклись от беззаконной глупости,
И вот с клеймом на лбу, как у преступника,
Осуждены и изгоняются опять.
Источник

Преподобные братья подвергались пыткам и гонениям в течение более двадцати лет – с 817 по 842 год. Пережили истязания во время правления целых трех императоров-иконоборцев и побывали в ссылке на Афусии аж два раза.

Первый раз их сослал император Лев Армянин:

Вот как описывает их жизнь в первой ссылке на нашем острове житие другого святого – Михаила, учениками которого были Федор и Феофан:

«Услышав это, император (Лев Армянин) приказал оставить святого Михаила и Иова в тюрьме, а святых Феодора и Феофана, учеников Михаила, сослать на остров Афусию. Это было исполнено, и святые были отправлены в изгнание и прибыли на остров этот в августе месяце седьмого индикта, и их отдали под надзор начальнику острова, приказав утеснять всяческим утеснением, чтобы они скорее умерли. Но Бог, не оставляющий тех, кто уповает на него, вверил их сострадательному человеку, упомянутому начальнику острова, и они жили в покое и держались избранной дороги, то есть подвижничества. Потому, находясь на этом острове, святые не переставали своими посланиями укреплять православных в том, чтобы они скорее приняли смерть, чем отступились от веры своей и отреклись от изображенного на иконе Господа нашего и Бога Иисуса Христа и святых, как учит нас сам Господь наш, говоря во святых Евангелиях: “Будьте мудры, как змии, и кротки, как голубицы».
Жизнь, деяния и подвиги святого отца нашего и исповедника Михаила, пресвитера и синкелла града Иерусалима.

Когда Лев Армянин умер (точнее, был убит), следующий император Михаил II освободил всех из заточения. Но его сын Феофил, взошедший на трон после смерти отца, с новой силой принялся за борьбу с иконами и иконопочитателями:

Император Феофил избивает участников покушения на Льва V в 820 г. Миниатюра из “Хроники Иоанна Скилицы”

Он вновь отправил Федора и Феофана на Афусию. Однако и вторая ссылка не усмирила братьев. Они продолжали писать отсюда послания, увещевая тех, кто хотел жить по правильной вере. Узнав об этом, Феофил пришел в ярость и повелел немедленно доставить непокорных в Константинополь:

Тогда-то и случилась вышеупомянутая пытка с заклеймением монахов. После чего они снова находились в заключении, во время которого один из братьев – Федор – скончался. А вот Феофан так же, как и Симеон Новый Столпник (тоже ссылавшийся на Авшу), дожил до прекращения иконоборства и участвовал в Константинопольском соборе 843 года, посвященном восстановлению иконопочитания.

Помимо мученической жизни, святой Феофан известен как плодовитый составитель церковных канонов:

Святитель Феофан Никейский, Константинопольский, Метеоры, изограф Николай Анапафса

После «реабилитации» на упомянутом выше соборе он был поставлен митрополитом Никейским (в Никее, превратившейся ныне в знаменитый Изник ). В этом сане и скончался через несколько лет.

Братьев Феофана и Федора называют исповедниками – это особый лик святых в христианстве. К нему причислялись те, кто открыто исповедовал христианскую веру во время гонений и сам был гоним, но не претерпел мученической смерти.

Преподобные Федор и Феофан Начертанные, Афон, монастырь Св. Павла, 1552 г.

Любопытно, что лютый истязатель братьев, последний иконоборческий император Феофил, по преданию, умирая, примирился с православием, облобызав икону, которую поднесла ему жена. Личность он, кстати, была неоднозначная. И хотя Феофил вошел в церковную историю как злейший еретик и гонитель исповедников икон, насколько я поняла, его злобства в отношении почитателей икон сильно преувеличены:

Феофила описывают и совершенно по-другому: «получивший прекрасное образование, он был «интеллектуалом, эстетом и покровителем искусств», отличался любовью к справедливости, был весьма благочестив и даже сам сочинял музыку и церковные песнопения, а по праздникам лично руководил хором в Святой Софии. Хронисты порой удостаивают его таких превыспренних похвал, каких не достается от них даже православным императорам». Императором он стал в 25 лет, а умер где-то в 38. Короткая жизнь, но какой след в истории оставил!

Православные иконы и молитвы

Информационный сайт про иконы, молитвы, православные традиции.

В чем помогает Феодор Санаксарский

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм Господи, Спаси и Сохрани † – https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях. Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

У многих христиан его имя сразу ассоциируется с исцелением, и есть немало свидетельств об этом. Молитва преподобному Феодору Санаксарскому способна помочь даже в самых сложных жизненных ситуациях.

Житие преподобного Феодора

В мирской жизни о нем известно как о дворянине Ушакове Иване Игнатьевиче. Он появился на свет в Ярославской провинции в 1718 году. Изначально родители определили его на военную службу в Санкт-Петербург, где базировался гвардейский Преображенский полк. Возможно он бы и стал великим главнокомандующим, но в житие Феодора Санаксарского вмешался случай.

Однажды во время гуляния его друг упал замертво. Именно данный факт показал ему насколько не прочно счастье в этом мире. В возрасте 20 лет он бросает все и становиться отшельником. Сначала пребывал в чаще леса на береге Двины, а после в келии Площанской пустыни. Из-за отсутствия документов был схвачен и доправилен в Петербург.

Эти шесть лет значительно изменили его внешний вид. Особым дивом была для всех смиренность в нем. Императрица простила ему побег и вернула все прежние чины, но он попросил разрешения стать монахом. После некоторого времени в Александро-Невской Лавре и случилось сие событие. У него всегда было желание отправиться в Саровскую обитель. В 1757 году с некоторыми своими последователями он отправился туда.

Девушки были пристроены в Никольском монастыре, а мужчины поселились в Саровской пустыне. Проведя там два года он отправился в Санаксарскую обитель с целью ее восстановления. Помогали ему в этом благотворители. В 1762 году его рукоположили в иеромонаха. Все отмечали его строгость и твердость.

Дни почитания

В 1774 году из-за доноса его сослали в Соловецкий монастырь. Только чрез 9 лет он смог вернуться назад. Скончался он в 1791 году.
Дни памяти выпадают на:

  • 4 марта;
  • 4 мая;
  • 5 июня.

В чем помогает Феодор Санаксарский

Ни для кого не будет секретом, что все мы в определенные периоды жизни обращаемся за помощью к святым. Запомните, что большую роль в этом процессе играет наша вера. Чем она сильнее, тем больше есть вероятность получения положительного результата. Помыслы Ваши должны быть чисты, а сердце искренним.

Самые распространенные прошения к его святому лику:

  • об исцелении от душевных и телесных недугов;
  • о принятии правильного решения;
  • о разрешении сложной жизненной ситуации;
  • об укреплении веры;
  • о даровании чуда;
  • о материальном благосостоянии;
  • о прощении грехов и прочее.

Молитва у иконы святого Феодора

Достаточно часто верующие покупают изображения святых для домашнего иконостаса. Найти в церкви настенную икону Феодора Санаксарского не просто. Есть упоминание о том, что она находится в храме Покрова Пресвятой Богородицы в городе Хабаровске. А вот в качестве домашних вариантов они продаются в свечных лавках.

Произношение заветных слов перед ней поможет Вам сосредоточиться на происходящем и не отвлекаться на прочие вещи. Если есть желание преклонится к мощам, то сделать это можно в месте его последнего пристанища. Чаще всего используется молитва. Вот как она выглядит.

«О, радосте наша! Пастырю наш, преподобне отче Феодоре! Воздыхаем из глубины сердца нашего и со слезами вопием ти: видиши наше неможение, во мраце страстей пребывание, сил душевных разслабление, своеволием обдержание, плотоугодием пленение и всякия добродетели обнищание! Виждь плач и недоумение наше! Вразуми ны и настави на спасения стези, испроси нам у великодаровитаго Бога нищеты нашея познание, слезное покаяние, нелицемерное смирение и в молитве непрестанное терпение, да сими благость Его к себе приклоним ко прощению грехов и сподобимся с тобою вечно пребывати во Царствии Небеснем, поюще и благословяще Всесвятую Троицу: Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.»

На службах часто можно услышать и тропарь Феодору Санаксарскому.

«Ревностию Крестителю уподобляяся, /
от юности Богови угодив, /
старец благодатный
множеству ученик явился еси, /
с ними же ликуеши на Небесех. /
Феодоре преподобне отче наш, /
моли Христа Бога //
спастися душам нашим.»

Наиболее чтят память о нем на его родине и в обители, которую он отстроил. Есть также некоторые сооружения, которые названы на его честь. Так, например, церковь Феодора Санаксарского в городе Саранск. Ее поместили на территории заброшенного кирпичного здания банно-прачечного комбината. Передали общине храм в 2001 году и тогда же началась его перестройка. Периодически производятся реконструкционные работы. Те, кто желают его посетить, могут найти всю информацию на официальном сайте.

Храни Вас Господь!

Вам будет интересно посмотреть еще и видео рассказ о преподобном Феодоре:

Праведный Феодор Санаксарский и другие святые Преображенцы

21 апреля / 4 мая Церковь чтит память праведного Феодора Санаксарского. Прежде чем встать на путь духовной брани, Иван Ушаков – таково мирское имя подвижника – восемь лет служил в лейб-гвардии Преображенском полку. В историю России этот полк вписал немало страниц – и героических, и драматических, а летопись самого полка немыслима без имен тех Преображенцев, которых Русская Православная Церковь прославила в лике святых.

Два года назад, 9 апреля 2013 года, указом Президента России был восстановлен Преображенский полк. Этой весной вторая годовщина возрождения славного русского полка почти совпала с Пасхой. И в этой связи хотелось бы затронуть тему, имеющую непосредственное отношение как к Преображенскому полку, так и к Православию.

На протяжении всей своей истории Преображенский полк был кузницей кадров для военной и гражданской службы, а одного упоминания имен Г.Р. Державина, Н.М. Карамзина, М.П. Мусоргского и великого князя К.К. Романова (К.Р.) достаточно, чтобы понять вклад полка в культурную сокровищницу России.

При этом неисследованным остается то обстоятельство, что в полку проходили действительную воинскую службу несколько русских святых. Даже в их житиях информация об этом порой скрыта – дается лишь расплывчатое указание на службу в гвардии. Написанные до революции или за рубежом истории полка также не содержат каких-либо данных на этот счет. И причина вовсе не в равнодушии исследователей к интересующему нас вопросу, а в том, что только в наше время, в конце ХХ – начале XXI века, Русская Православная Церковь прославила целый ряд Преображенцев в лике святых.

Так, в 2004 году [1] Архиерейским Собором Русской Православной Церкви был прославлен преподобный Феодор Санаксарский (1718–1791) [2] , в миру Иван Игнатьевич Ушаков, прослуживший в лейб-гвардии Преображенском полку долгие восемь лет – с 1735 по 1743 год.

Выходец из древнего рода, службу в полку он начал солдатом бомбардирской роты, а после дворцового переворота, совершенного в 1740 году с помощью Преображенского полка, в числе прочих Преображенцев был пожалован новой правительницей России Елизаветой Петровной званием сержанта.

Весной-летом 1743 года Ушаков отправился на побывку домой, но, отъехав немного от Санкт-Петербурга, отпустил своего слугу с лошадьми обратно, а сам, переодевшись в заранее запасенную нищенскую одежду, отправился на север, стремясь к пустынножительству в поморских лесах. Как пишет житие святого Феодора, толчком к такому поступку стала случившаяся незадолго до этого внезапная смерть во время пира одного из молодых офицеров гвардии.

После нескольких лет скитаний он был пойман сыскной командой, преследовавшей живущих по лесам, и как сержант гвардии отправлен для личного представления императрице Елизавете Петровне. Императрица простила Ушакова и предложила вернуться обратно в полк («Зачем ты тайно ушел из моего полка?»). Ушаков же отказался, попросив позволить ему стать монахом. Елизавета Петровна исполнила его просьбу, и в 1747 году (по другим данным – в 1748 году) в Александро-Невской Лавре он был пострижен в монахи с именем Феодор. Слава о «необыкновенном монахе» (как его называл наследник престола Петр Федорович – будущий Петр III) распространилась по Петербургу, и к нему за советом и наставлением стало обращаться всё большее число людей, в том числе и однополчан. В 1759 году после ряда злоключений он переселился в Санаксарскую пустынь.

Уже в царствование Екатерины II, немало потрудившейся на ниве уничтожения монашества в России, хлопотами отца Феодора Санаксарская пустынь не только была сохранена, но и наименована монастырем. В 1763 году было получено согласие императрицы на пострижение 12 учеников отца Феодора из отставных гвардейцев (из Преображенского и Измайловского полков). Впоследствии штат обители увеличивался в основном за счет отставных военных.

Военные считали Санаксарскую обитель «своим» монастырем

Для спасения обители отец Феодор ходатайствовал перед своим однополчанином графом А.Г. Орловым-Чесменским, братом всесильного фаворита Екатерины II Г.Г. Орлова. Впоследствии по прошению графа А.Г. Орлова-Чесменского императрица выделила значительные средства и на строительство новой каменной церкви в монастыре. Основными жертвователями на всё время строительства оставались петербуржцы, особенно военные, считавшие Санаксар «своим» монастырем.

В самом начале 1784 года в лейб-гвардии Преображенский полк был определен каптенармусом Захария Васильевич Верховский (1768–1833) [3] . Как и отец Феодор, Захария был третьим братом, поступившим на службу в Преображенский полк, – в полку с 1776 года уже служили два его старших брата – Филипп и Илья.

Братья Верховские происходили из старинного польского шляхетского рода. Их предки приняли Православие и поступили на службу к русскому царю после отвоевания Смоленска у Польши в царствование Алексея Михайловича.

Дослужившись до звания капитана, в 1787 году из полка уволился Илья, а годом позже – Филипп.

Захария же в 1787 году получил звание сержанта и, взяв на год отпуск, уехал в имение. Однако на службу он больше уже не вернулся. Получив в 1789 году полное увольнение в звании поручика, Захария, как и отец Феодор Санаксарский на полвека раньше, ушел в лес отшельником, оттуда перешел в Коневецкий монастырь, где в 1790/1791 году был пострижен в монахи с именем Зосима.

В житии отца Зосимы говорится, что его духовный путь был предопределен до его рождения: его отцу во время молитвы было возвещено о том, что у него родится сын, которого надо будет учить лишь Закону Божию. И тем не менее, несмотря на то, что с детства Захария был предрасположен именно к монашеству, он был записан в гвардию и смог уйти в монастырь лишь по смерти своих родителей.

Отец Зосима (Верховский) – один из прототипов старца Зосимы в романе «Братья Карамазовы»

В ряде исследований отмечается, что именно отец Зосима (Верховский) был одним из прототипов, использованных Ф.М. Достоевским для создания образа старца Зосимы в романе «Братья Карамазовы».

Вместе со своим старшим однополчанином Иваном Ушаковым – отцом Феодором Санаксарским – отец Зосима (Верховский) был прославлен в лике преподобного тем же Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2004 году [4] .

Отец Зосима был учеником и ближайшим другом преподобного Василиска Сибирского, о котором святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «В наше столетие, сколько известно писавшему это Слово, два инока сподобились зреть душу свою исшедшею из тела во время молитвы: сибирский пустынник монах Василиск, скончавшийся в 1825 году, и Никифоровской пустыни схимонах Игнатий, скончавшийся в 1852 году. С ближайшими учениками первого составитель Слова удостоился сожительства и о Господе дружбы» [5] . Из последних строк можно предположить, что именно отца Зосиму имел в виду святитель Игнатий. Здесь нельзя не отметить, что дед святителя Игнатия Семен Андреевич Брянчанинов также был Преображенцем, прослужив в полку два года – с 1771 по 1772.

А.Б. Нейдгардт отслужил в полку четыре года – с 1883 по 1887, после чего вышел в запас. В 1894 году он был уволен со службы в звании гвардии поручика. Вернувшись в свое имение в Нижегородской губернии, долгое время занимался хозяйственной деятельностью, а затем был избран Нижегородским губернским предводителем дворянства (с 1897 по 1917 гг.). В 1906 году он избирается членом Государственного Совета от Нижегородского губернского земского собрания. Нейдгардт активно поддерживал политику П.А. Столыпина, женой которого была сестра Нейдгардта Ольга (вторая его сестра была замужем за министром иностранных дел С.Д. Сазоновым).

Алексей Нейдгардт был среди тех, кто подписал протест против закрытия храмов и конфискации церковного имущества

После революции А.Б. Нейдгардт вернулся в Нижегородскую область. 7 июня 1918 года Алексей Нейдгардт был одним из тех, кто не побоялся подписать воззвание к пастве с призывом протестовать против закрытия православных храмов, монастырей и конфискации церковного имущества. Вскоре все подписавшие воззвание были арестованы советскими властями и обвинены в призыве к контрреволюционной деятельности. В ночь с 6 на 7 ноября 1918 года, в годовщину Великой Октябрьской социалистической революции, Алексей Нейдгардт вместе с епископом Лаврентием (Князевым) и протоиереем Алексием Порфирьевым был расстрелян. В 2000 году мученик Алексий был прославлен в лике святых Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

Красный террор, жертвой которого пал в том числе и А.Б. Нейдгардт, начался с убийства царской семьи в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Двое из злодейски убиенных в ту ночь были Преображенцами – император Николай II и его сын Алексей.

Из всех российских самодержцев именно Николай II был наиболее тесно связан с Преображенским полком. В состав полка он был зачислен с рождения (6 мая 1868 г.). 12 декабря 1877 года в возрасте 9 лет он впервые встал в строй полка ассистентом у знамени. В полку он проходил строевую службу: летом 1887 года – младшим офицером роты Его Императорского Величества, летом 1888 года – командиром роты Его Императорского Величества. Наконец 1 января 1893 года он был назначен командиром 1-го батальона – звание, которое он сохранил до конца своего царствования. С этого момента и до рокового марта 1917 года Николай II оставался Августейшим Шефом Преображенского полка.

Именно в звании командира 1-го батальона Преображенского полка Николай II вступил на престол после смерти своего отца в 1894 году. Из дневника великого князя Константина Константиновича Романова, в то время командира лейб-гвардии Преображенского полка: «Царя [Александра III] положили в гроб в Преображенском мундире – как я надеялся. Юный царь [Николай II] не успел даже сдать батальона. Поэтому до свидания с Ним я не назначу никого командиром 1-го батальона, которым продолжает временно командовать полковник Обухов. В летописи полка встречается впервые, что командир батальона становится царствующим Государем» [7] .

Николай II говорил: “Счастливейшим днем моей жизни был тот, когда отец поставил меня в ряды полка”

На одной из встреч с офицерами полка Николай II говорил: «Счастливейшим днем моей жизни был тот, когда отец поставил меня в ряды полка. Следующим счастливейшим днем будет, если приведет Бог, увидеть сына моего, наследника, в рядах родного полка». Так и произошло: 30 июля 1904 года у царской семьи родился долгожданный сын – Алексей Николаевич, сразу же зачисленный в Преображенский полк.

15 декабря 1915 года Преображенский полк представился на Высочайший смотр, по окончании которого, объезжая колонну полка, государь крикнул: «Прощайте, братцы» [9] . Слова оказались пророческими – больше император Николай свой полк не видел. После февральских событий делегация офицеров Преображенского полка пыталась пробиться к царю, но это сделать не удалось.

Узнав, как бедствует в ссылке царская семья, Преображенцы собрали деньги для нее

Из протоколов допросов полковника Преображенского полка Д.Д. Зуева (прадеда автора настоящей статьи) известно, что после ареста царской семьи Преображенцы собирали деньги для нее, в том числе и из полковой кассы: «Факт передачи вспоминается таким: вскоре после приезда (зимой 1918 года) Казакевич ко мне заходит и в беседе говорит с большим волнением, что “по верным данным” царская семья в ссылке голодает и т.д. и что необходимо помочь, что скоро “едет верная оказия” и надо собрать средства. Ты привез из действующего полка кое-какие офицерские деньги, поэтому из них надо выделить. Я действительно имел для раздачи недополученных долгозаемного капитала (своего рода касса взаимопомощи) и так далее, обычных при ликвидации денежных расчетов (тысяч в 5–8), я сразу достал 1000 рублей одним билетом (керенским) и дал их Казакевичу, причем в расчетную записную книжку внес: 1000 рублей для к[оманди]ра 1-го батальона, как в полку числили Николая II» [10] .

В 2000 году Русская Православная Церковь прославила императора Николая II, императрицу Александру, цесаревича Алексия, великих княжон Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию как страстотерпцев в сонме новомучеников и исповедников Российских.

Завершая статью, хотелось бы отметить и еще несколько Преображенцев, почитаемых в народе, но не канонизированных Церковью.

В заговоре против Павла I участвовал и его старший сын, ставший после смерти отца императором Александром I. Записанный в Преображенский полк после своего рождения, Александр стал Августейшим Шефом полка после восшествия на престол. Его имя прочно связано в народной памяти со старцем Федором Кузьмичом: по легенде, в 1825 году Александр I не умер в Таганроге, а стал отшельником, будучи не в силах долее терпеть душевные страдания, вызванные памятью об убиении отца. Сам старец Федор Кузьмич действительно существовал, о ранних годах его жизни ничего не известно. В 1864 году он скончался в Томске, а в 1984 году был канонизирован Русской Православной Церковью в лике праведных в составе Собора Сибирских святых.

В 1905 году последовательный и жесткий сторонник монархии великий князь Сергей Александрович, тогда командующий войсками Московского округа, был убит бомбой, брошенной в него террористом.

Исследование биографий (житий) святых, вышедших из Преображенского полка, позволяет отметить интересную тенденцию.

Жизнь в полку (в высшем сословии) в XVIII веке настолько контрастирует с идеалом христианской жизни, что жаждущие глубокой духовности будущие святые вынуждены были бежать из полка, уходить в отшельничество, становиться пустынножителями – «спасаться» в прямом смысле этого слова (святые Феодор Санаксарский, Зосима (Верховский)).

Совершенно иная картина представляется на закате Российской империи. Святыми, более того – мучениками за веру и страстотерпцами становятся миряне, прожившие всю свою жизнь в богатстве, занимавшие высокие государственные должности (святые страстотерпцы Николай и Алексий, святой Алексий (Нейдгардт)).

Из этого не следует, что в XVIII веке российская элита была безбожна, а в конце XIX – начале ХХ веков праведна. Скорее даже наоборот – мгновенно сломить и преодолеть силу традиции православной жизни невозможно было даже такому буйному гению, как Петр I. И, напротив, все попытки «подморозить» Россию в конце XIX века оказались совершенно бессильными перед всё той же инерцией заданного Петром I движения в пропасть безбожия.

Обратим внимание и на влияние Преображенского полка на отмеченную тенденцию. Неслучайно про Преображенский полк всегда говорилось, что он занимает совершенно особое место в истории России. Это во многом связано с тем, что полк был не просто участником, а созидателем узловых событий, которые формировали облик Российской империи и влияли на ее последующие судьбы.

Так, именно Преображенцы стояли у истоков обмирщения России, будучи той «регулярной» силой, которая, реализуя дикие планы Петра, грубо ломала старую Русь, боролась с православной верой, насаждала новые чуждые порядки. Позднее Преображенцы вершили судьбы своих властителей, свергая и возводя на российский трон тех, кто в их представлении казался легче управляемым, погружая страну в бездну беззакония, разврата и лихоимства.

Показательно, что Российская империя пала под ударами внешних и внутренних врагов сразу после того, как костяк Преображенского полка был перемолот в жерновах Великой германской войны.

95 лет Преображенского полка не существовало. После лихолетья ХХ века Россия стремительно воссоздается. Она готова явить миру и истории свой какой-то совершенно другой облик, одинаково отличающийся и от Советского Союза, и от Российской империи, и от московской Руси. В этой новой России есть место и святым Преображенцам, и Преображенскому полку, и роте почетного караула [12] , выносящей Знамя Победы в священный день 9 мая.

Рождается новая Россия, в которой материальное не противостоит духовному, временное не отрицает вечного, а будущее не перечеркивает прошлого.

И осторожно перебирая камни, которые необходимо заложить в основание строящегося здания, мы должны с особым вниманием отнестись к более чем 200-летней истории лейб-гвардии Преображенского полка, раскрывающей перед нами и путь преображения отдельного человека, и путь преображения общества.

Олег Хлестов, правнук полковника Преображенского полка Д.Д. Зуева

[1] В 1999 г. были обретены мощи преподобного старца Феодора, и в том же году он был прославлен как местночтимый святой Саранской епархии.

[3] См.: Зосима (Верховский), преподобный. Творения. Изд-во Свято-Троицкой Сергиевской Лавры, 2006.

[4] В 1999 г. отец Зосима был прославлен как местночтимый святой Московской епархии.

[5] Игнатий (Брянчанинов), святитель. Слово о смерти // Игнатий (Брянчанинов), святитель. Аскетические опыты. Т. 2. Ч. 2. М., 2004. С. 718.

[7] Император Николай II. Тайны Российского Императорского двора / Сост. В. Хрусталев. М., 2013. С. 177.

[8] Андоленко Сергей, генерал-майор. Преображенцы в Великую и Гражданскую войны. 1914–1920 годы / Сост. А.А. Тизенгаузен и С.Б. Патрикеев. СПб., 2010. С. 205.

[10] Протоколы допросов Д.Д. Зуева (из семейного архива Д.Д. Зуева и О.Н. Хлестова).

[11] Русская Православная Церковь. ХХ век. Изд-во Сретенского монастыря, 2008. С. 29.

[12] Рота почетного караула входит в состав 154-го отдельного комендантского полка, на основе которого был возрожден современный Преображенский полк (официальное название – 154-й отдельный комендантский Преображенский полк).

Православные чтят память преподобного Федора Санаксарского

Родители определили юношу на воинскую службу в гвардейский Преображенский полк в Санкт-Петербурге, где вскоре он был произведен в сержанты. Во время обычного шумного собрания гвардейцев, в самый разгар веселья, один из юношей внезапно упал замертво. Увидев умершего без покаяния товарища, Иоанн осознал непрочность мирского счастья. После этого, будучи двадцати лет отроду, Иван Ушаков оставил блестящую столичную жизнь гвардейского офицера и избрал стезю отшельника. Более трех лет он в одиночестве подвизался в лесной чаще на берегах Двины, а затем в Площанской пустыни Орловской губернии, в отдаленной лесной келии. Как не имеющий паспорта, Иоанн был взят сыскной командой и доставлен в Санкт-Петербург. Шесть лет тяжких испытаний, лишений и скорбей изменили его неузнаваемо. Он был сух и бледен лицом, одет во власяницу, подпоясан простым ремнем. Но особенно поражала всех лежащая на нем печать глубокого смирения. «Не вменяю тебе побега в проступок и жалую прежним чином», — сказала Императрица Елизавета Петровна. На это он ответил смиренной просьбой – дать умереть монахом. После трехлетнего послушнического искуса в Александро-Невской Лавре, 13 августа 1748 года тридцатилетний Иоанн Ушаков был пострижен в монахи с именем Феодор.

Преподобный всегда желал подвизаться в Саровской обители, и в 1757 году выехал из Санкт-Петербурга. С ним выехали некоторые ученики и ученицы. Старец поместил учениц в Арзамасском девичьем Никольском монастыре, а сам с учениками поселился в Саровской пустыни. Вскоре ученицы преподобного переведены были в Алексеевскую общину, где жили в строгом следовании уставу, данному старцем.

Прожив в Саровской пустыни два года, отец Феодор возымел намерение возобновить обедневшую Санаксарскую обитель, находящуюся в трех верстах от уездного города Темникова, на левом берегу реки Мокши. К приезду отца Феодора единственная церковь обители была ветха и бедна, деревянные кельи и ограда почти развалились, кровли сгнили.

В строительстве отцу Феодору помогали средствами благотворители, почитавшие его за добродетельную жизнь в Александро-Невской Лавре. Преосвященный Пахомий, Епископ Тамбовский, призвал к себе преподобного и умолял его быть в Санаксаре настоятелем, приняв священство. Старец по смирению отказывался от хиротонии, но, убежденный епископом, 13 декабря 1762 года был рукоположен в иеромонаха. Настоятелем преподобный Феодор был твердым и строгим. На богослужения посвящалось в сутки часов девять, а в воскресные и полиелейные дни – десять и более того; при всенощном бдении до двенадцати. В церкви он требовал раздельного неспешного чтения. Старец завел в обители личное руководительство братии и полное откровение помыслов. Днем или ночью всякий мог идти к настоятелю. При выходе от старца чувствовалась на душе свобода и тишина.

Пища в обители была самая грубая. На монастырские послушания выходили все, во главе с настоятелем. Избегая поводов тщеславия, он не постился более, чем было установлено, и на братской трапезе питался наравне со всеми, беря всего понемногу.

Когда были вырыты рвы в основании каменной двухэтажной церкви, во время молебна прилетел рой пчел и сел на горнем месте будущего алтаря, прообразуя обильную благодать в обители и множество монахов в ней. С тех пор, от прилетевшего роя, в обители повелись пчелы.

Но старца вновь ждало тяжелое испытание. По ложному доносу Темниковского воеводы Неелова старец в 1774 году был сослан в Соловецкий монастырь. Для допросов отец Феодор был вызван в Воронеж, а оттуда заехал в Задонский монастырь к пребывающему там на покое Святителю Тихону. Он принял отца Феодора с великой любовью; три дня продолжалась между ними духовная беседа. При отъезде святитель Тихон провожал отца Феодора через весь монастырь, низко кланяясь напоследок. В Соловецком монастыре старец прожил девять лет в строгом заключении, нуждаясь в самом необходимом и испытывая страдания от холода и сильного угара. Не раз его едва живого выносили из кельи и оттирали снегом. Но и в месте заключения братия Санаксарской обители и сестры Алексеевской общины не оставляли своего любимого наставника, оказывая материальную поддержку и испрашивая его молитв.

Наконец, по ходатайству митрополита Санкт-Петербургского Гавриила и Высочайшему повелению Екатерины II отец Феодор получил полную свободу и возвратился в Санаксарскую обитель. В любимой обители старец продолжал усердно работать Господу. После непродолжительной болезни отец Феодор скончался в ночь на 19 февраля 1791 г. Тело его, хотя и лежавшее в теплой келье до погребения, не издавало запаха тления. На могиле преподобного была положена аспидного камня плита с надписью: “Здесь погребен 73-летний старец иеромонах Феодор, по фамилии Ушаков, возобновитель Санаксарского монастыря, который пострижен в Александро-Невской Лавре, продолжал монашеское житие 45 лет; со всеми видами истинного христианина и доброго монаха 19 февраля 1791 года скончался”.

Племянник преподобного Феодора Санаксарского – блестящий флотоводец адмирал Федор Ушаков, выйдя в отставку, также жил возле Санаксарского монастыря, скончался в 1817 году и был похоронен возле своего дяди. Вместе со своим преподобным сродником он прославлен в лике святых Русской Православной Церкви.

Память преподобного Феодора Санаксарского празднуется в день его кончины — 19 февраля (по старому стилю) (4 марта, а в високосный год 3 марта по новому стилю), а также в день обретения его многоцелебных мощей — 21 апреля (4 мая н. ст.).

ФЕОДОР САНАКСАРСКИЙ

Прп. Феодор Санаксарский

Феодор (Ушаков), Санаксарский (1718 – 1791), иеромонах, преподобный

Память 19 февраля – преставление, 21 апреля – обретение мощей в 1991 году, в Соборах Брянских, Ростово-Ярославских и Тамбовских святых

В миру Иван Игнатьевич Ушаков, родился в 1718 году и принадлежал к потомственному дворянскому роду Ушаковых. В молодости Иван Игнатьевич служил в Преображенском полку в Петербурге, но один случай заставил молодого сержанта сменить гвардейский мундир на убогую монашескую рясу. Однажды, когда Иоанн находился в веселой компании, один из товарищей неожиданно упал на пол и тотчас умер. Смерть юноши так сильно повлияла на Иоанна, что он тайно бежал из Петербурга.

Три года он прожил на берегах Двины, потом, когда перешел в Площанскую пустынь Орловской губернии, был найден сыскной командой. В Петербурге на вопрос императрицы Елизаветы Петровны о причинах своего побега Иван Игнатьевич откровенно ответил, что спасение души предпочитает всем сокровищам мира сего. По его просьбе, он был уволен в монашеское звание. После трехлетнего пребывания в Александро-Невской Лавре, в 1747 году был пострижен с именем Феодор.

В Лавре Феодор подвизался около десяти лет, был отмечен как истинный монах будущим императором Петром III. Нашлось, однако, много завистников его славе, и в 1757 году Феодор отправился давно желанную Санаксарскую пустынь Темниковского уезда Тамбовской губернии.

В то время Санаксарская обитель была бедной и полупустой. Феодор энергично взялся за благоустройство монастыря. В 1762 году Тамбовский епископ Пахомий (Симанский), зная о. Феодора, призвал его к себе, убеждая принять священство и стать настоятелем. По своему смирению старец долго отказывался, но все же был убежден епископом и рукоположен во иеромонаха с поручением нести обязанности настоятеля Санаксарской пустыни.

Старец Феодор Санаксарский. Гравюра XVIII-XIX в.

По уставу, положенному Феодором, богослужения в обители совершались по 10-12 часов. Каждый брат был обязан немедленно исповедовать любой помысел своему духовнику. На общей трапезе присутствовали все монахи, за исключением тяжело больных. Пища была простой и умеренной, без пирогов и белого хлеба, который не полагалось вкушать даже на Пасху. В кельях не полагалось иметь никаких запоров. Каждому брату для назидания выдавались из библиотеки одна-две книги. На общие монастырские труды – на покосы, ловлю рыбы – обязаны были ходить все. С братией выходил на работы и сам настоятель.

Прп. Феодор постоянно говорил общие поучения для братии – в храме, трапезе и в кельях, научая отсекать свою волю, внимать советам старцев и подвизаться тесным, скорбным путем. Не оставлял о. Феодор без наставлений и мирян, обращавшихся за утешением и вразумлением. Богатым советовал не прилепляться к богатству, уделяя из него бедным, бедняков призывал к неленостному труду и честному исполнению своих обязанностей.

Старца отличали смиренномудрие, кротость, незлобие, прямодушие и одинаковая по отношению ко всем ласковость.

При такой благочестивой жизни Феодора имя его становилось все более известным, и к нему стремились многие люди. В 1765 году по указу императрицы Санаксарская пустынь стала именоваться Богородицким монастырем. С этого времени увеличилось число братии, и трудами о. Феодора на пожертвования благотворителей, в том числе Екатерины II, вместо деревянной церкви была выстроена каменная двухэтажная.

Прп. Феодор Санаксарский. Афонская икона (1999 г.)

Когда о. Феодор оставил Александро-Невскую лавру, за ним вместе отправились многие его ученики и ученицы из Петербурга. Учениц Феодор разместил в Николаевском женском монастыре в Арзамасе, затем они были переведены в Алексеевский девичий монастырь. Хотя община управлялась настоятельницей, благочестивые труженицы всегда обращались за советами к отцу Феодору.

По доносу Темниковского воеводы, основанному на ложных обвинениях, старец в 1774 году был сослан в Соловецкий монастырь. Для допросов о. Феодор вызывался в Воронеж, а оттуда заезжал в Задонский монастырь к пребывающему там на покое святителю Тихону. Он принял о. Феодора с великой любовью. Ученики святителя говорили, что никому другому он не был так рад, как о. Феодору; три дня продолжалась между ними духовная беседа. При отъезде святитель Тихон провожал о. Феодора через весь монастырь, очень низко кланяясь напоследок. В Соловецком монастыре старцу пришлось прожить девять лет в строгом заключении, нуждаясь в самом необходимом и испытывая страдания от холода и сильного угара. Не раз о. Феодор был близок к смерти, и его едва живого выносили из кельи и оттирали снегом.

Но и в этом месте заключения братия Санаксарской обители и сестры Алексеевской общины не оставляли своего любимого наставника, оказывая материальную поддержку и испрашивая молитв к прохождению трудных путей монашества.

Наконец, по ходатайству митрополита Санкт-Петербургского Гавриила (Петрова-Шапошникова) и повелению Екатерины II о. Феодор получил полную свободу и возвратился в родную Санаксарскую обитель. С великой радостью монахи и монахини встречали своего любимого духовного отца, плача от радости, целуя ему руки и кланяясь до земли в ноги. Преподав пастырское благословение, он благодарил всех за память и любовь.

Водворившись в своей любимой обители, старец продолжал усердно работать Господу.

Скончался в ночь на 19 февраля 1791 года, после непродолжительной болезни. Он был погребен в обители, могила ограждена чугунной решеткой, а на могиле положена плита с надписью о времени кончины подвижника и восстановителя Санаксарской обители.

Святые мощи прп. Феодора были обретены 4 мая 1999 года.

10-11 июля 1999 года в Санаксарском Рождество-Богородичном монастыре торжественно прославлен в лике местночтимых святых Саранской епархии.

6 октября 2004 года определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви был причислен к лику общецерковных святых.

Молитвословия

Тропарь, глас 4.

От ю́ности твоея́ сы́нове Христа́ возлюби́л еси́,/ и то́кмо Го́сподеви служи́ти восхоте́в,/ благу́ю ча́сть избра́л еси́, я́же не исхища́ется сме́ртию./ Еди́ному на потре́бу себе́ преда́в и Жи́зни Пода́телю,/ от Него́же сподо́бился еси́ даро́в боже́ственнаго учи́тельства и духо́внаго разсужде́ния,/ окормля́я все́х прибега́ющих к тебе́ и и́щущих души́ спасе́ние,// богому́дре ста́рче Санакса́рский Фео́доре.

Ин тропарь, глас тот же

Ре́вностию Крести́телю уподобля́яся,/ от ю́ности Бо́гови угоди́в,/ ста́рец благода́тный мно́жеству учени́к яви́лся еси́,/ с ни́миже лику́еши на Небесе́х./ Фео́доре преподо́бне о́тче наш,/ моли́ Христа́ Бо́га// спасти́ся душа́м на́шим.

Кондак, глас 2

Ми́ра суету́ и вся я́же в нем тле́нная оста́вив, преподо́бне,/ в Санакса́рскую оби́тель всели́лся еси́,/ иде́же а́нгельски пожи́в, мно́гим путь был еси́ ко спасе́нию,/ сего́ ра́ди и Христо́с тебе́ да́ром разсужде́ния и учи́тельства обогати́,/ те́мже и мы вопие́м ти:// спаса́й ны, Фео́доре, святы́ми твои́ми моли́твами.

Преподобный Феодор Санаксарский

Память — 4 марта (в високосный год 3 марта), 4 мая

Преподобный Феодор Санаксарский родился в 1718 году в сельце Бурнаково Романовского уезда Ярославской провинции, в родовом имении благочестивых дворян Игнатия и Ирины Ушаковых, и при святом крещении был наречен Иоанном. Когда Иоанну было шесть лет, у него умерла мать. Вскоре отец женился второй раз. Родители воспитывали Иоанна в вере и благочестии.

Когда Иоанн достиг совершеннолетия, его родители, как люди состоятельные, определили юношу на воинскую службу в гвардейский Преображенский полк в Санкт-Петербурге, где за особое усердие Иоанна вскоре произвели в сержанты.

Живя в столице, в довольстве, среди веселых и беспечных товарищей, среди раздольного быта и увеселений, обычных тогда в столице и гвардии, молодой Иоанн Ушаков легко мог бы со временем потерять свои благочестивые природные наклонности, но Господь не оставил юношу погибнуть в развращении и сподобил его прийти к покаянию. Во время обычного шумного собрания гвардейцев-товарищей, в самый разгар веселья, один из юношей, бывший до того совершенно здоров и весел, внезапно упал замертво. Увидев умершего товарища, Иоанн, словно очнувшись от обаяния мирских соблазнов, внезапно осознал всю непрочность того, что люди называют счастьем.

Тотчас же решился юноша оставить всё: воинский чин, друзей, родителей и всю красоту этого мира, и тайно бежать в пустыню. Иоанн, наскоро собравшись, спешно выехал из столицы с одним слугой, как бы в родительский дом. Отъехав несколько верст от города, юноша отпустил слугу обратно, а сам переоделся в нищенскую одежду и пошел на берега Двины в поморские леса. Там молодой подвижник нашел в чаще опустевшую келью и жил в ней один более трех лет, подвизаясь в посте, молитве и терпении скорбей.

Вскоре местное начальство усилило гонения на раскольников, селившихся в северных лесах, и пустынников, проживавших без документов. И Иоанн вынужден был перейти в Площанскую пустынь Орловской губернии. Там Иоанна поселили в одной из отдаленных келий в лесу. Но при очередной проверке Иоанн был взят как неимеющий вида. При допросе он откровенно сказал, что тайно ушел из службы в гвардии, а потому сразу был доставлен в Санкт-Петербург к императрице Елисавете Петровне.

По Петербургу, а в особенности в гвардейских полках, быстро пронеслась весть, что сержант Ушаков сыскан. Многие собрались посмотреть на молодого подвижника. За прошедшие шесть лет Иоанн сильно изменился, и трудно было в этом изможденном постом человеке узнать блестящего гвардейца, веселого товарища по столичным забавам и развлечениям. От великого воздержания Иоанн был сух и бледен лицом, одет лишь во скудную власяницу, подпоясан простым ремнем. Но особенно поражала всех лежащая на нем печать глубокого смирения. Видя это, многие умилялись и клали в своем сердце намерение оставить мир. «Не вменяю тебе побега в проступок и жалую прежним чином», — сказала Императрица Елизавета Петровна, но он попросил только одного: «Дайте мне умереть монахом». Феодор хотел подвизаться в Саровской пустыни, но для принятия монашеского пострига его оставили в Александро-Невской лавре Санкт-Петербурга.

После трех лет послушания 13 августа 1748 года тридцатилетний Иоанн Ушаков был пострижен в монахи с именем Феодор. При постриге присутствовала императрица Елисавета Петровна.

Видя и зная истинно подвижническую жизнь преподобного Феодора, Государыня была к нему по-матерински милостива и внимательна, А наследник, впоследствии император, Петр Феодорович и вовсе любил при случае повторить, что в «Александро-Невском монастыре только один монах – Ушаков», — уважая его подлинное благочестие и добродетели.

Вскоре петербургские жители, хотящие жить в мире богоугодно, начали приходить к нему за советом и утешением. Но жившие в обители ученые монахи, из зависти, а затем и ненависти, начали жаловаться, что простой-де монах привлекает к себе народ, беспокоит обитель и производит соблазн. Чада старца многие годы всё терпели со смирением, принимая поношения с радостью. Но настолько возросла злоба вражия, что уже и к смерти готовился святой Феодор, но, не желая мстить, все терпел великодушно, молясь за своих обидчиков, хотя и имел возможность доложить императрице о творящихся беззакониях.

Потерпев таким образом девять лет, преподобный Феодор просил начальство Лавры отпустить его в Саровскую пустынь. Получив желаемое увольнение, преподобный исходатайствовал у Священного Синода отпускные грамоты для своих духовных чад, желавших следовать за старцем в Саров, и в 1757 году выехал из Петербурга.

Не доезжая 60-ти верст до Сарова, прибыл в Арзамас, старец поместил немногих своих учениц в Никольском монастыре , а сам с учениками поселился в Саровской пустыни. Вскоре умножившиеся ученицы преподобного были переведены в Алексеевскую общину , где жили в строгом следовании уставу, данном старцем.

Прожив в Саровской пустыни два года, преподобный Феодор, видя растущее число своих учеников, счел неудобным руководить ими, так как и сам был лишь послушник саровский. Наученный горьким опытом старец просил отцов саровских дать ему обедневшую Санаксарскую обитель, находящуюся в трех верстах от уездного города Темникова, на левом берегу реки Мокши.

В 1759 году преподобный переселился в Санаксарскую пустынь со всеми своими учениками. К приезду старца единственная церковь обители была ветха и бедна, деревянные кельи и ограда почти развалились, кровли сгнили. Много старания пришлось приложить старцу для возрождения Санаксарской обители. В строительстве отцу Феодору помогали средствами благотворители, почитавшие его за добродетельную жизнь в Александро-Невской Лавре. Преосвященный Пахомий, Епископ Тамбовский, призвал к себе преподобного и умолял его быть в Санаксаре настоятелем, приняв священство. Старец по смирению отказывался от хиротонии, но, убежденный епископом, 13 декабря 1762 года был рукоположен в иеромонаха.

Настоятелем преподобный Феодор был твердым и строгим. На богослужения посвящалось в сутки часов девять, а в воскресные и полиелейные дни – десять и более того; при всенощном бдении до двенадцати. В церкви он требовал раздельного неспешного чтения. Старец завел в обители личное руководительство братии и полное откровение помыслов. Днем или ночью всякий мог идти к настоятелю. При выходе от старца чувствовалась на душе свобода и тишина. Пища в обители была самая грубая. На монастырские послушания выходили все, во главе с настоятелем. Избегая поводов тщеславия, он не постился более, чем было установлено, и на братской трапезе питался наравне со всеми, беря всего понемногу.

Когда были вырыты рвы в основании каменной двухэтажной церкви, во время молебна прилетел рой пчел и сел на горнем месте будущего алтаря, прообразуя обильную благодать в обители и множество монахов в ней. С тех пор, от прилетевшего роя, в обители повелись пчелы. Из числа учеников старца впоследствии вышло несколько настоятелей, вдохнувших новую иноческую жизнь в упадавшие монастыри. Сам преподобный управлял двумя монастырями: своим и арзамасской женской Алексеевской общиной, которую он основал.

Но старца вновь ждало тяжелое испытание. По ложному доносу Темниковского воеводы Неелова старец в 1774 году был сослан в Соловецкий монастырь. Для допросов отец Феодор был вызван в Воронеж, а оттуда заехал в Задонский монастырь к пребывающему там на покое святителю Тихону. Он принял отца Феодора с великой любовью. Три дня продолжалась между ними духовная беседа. При отъезде святитель Тихон провожал отца Феодора через весь монастырь, низко кланяясь напоследок. В Соловецком монастыре старец прожил девять лет в строгом заключении, нуждаясь в самом необходимом и испытывая страдания от холода. Но и в месте заключения братия Санаксарской обители и сестры арзамасской Алексеевской общины не оставляли своего любимого наставника, оказывая материальную поддержку и испрашивая его молитв.

Наконец, по ходатайству митрополита Санкт-Петербургского Гавриила и Высочайшему повелению Екатерины II отец Феодор получил полную свободу и возвратился в Санаксарскую обитель. В любимой обители старец продолжал усердно работать Господу.

И опять многие из приезжавших и из братии стали ходить для наставлений и бесед к отцу Феодору. Настоятель, хоть и бывший ученик старца, посчитал себя униженным и стал жаловаться епархиальному начальству, будто тот смущает обитель. Вследствие разбора дела, вход к преподобному, даже с духовными нуждами, был воспрещен. По прошествии нескольких лет, в 1788 году, настоятель отец Венедикт умер. После его кончины преподобный, получив свободу и разрешение на выезды, поехал в Арзамас к своим духовным детям. Это посещение Арзамасской общины было последним. Потом он заехал в Саровскую пустынь и поспешил в Санаксар.

После непродолжительной болезни отец Феодор скончался в ночь на 4 марта1791 года Тело его, хотя и лежавшее в теплой келье до погребения, не издавало запаха тления. На могильной плите была сделана надпись: «Здесь погребен 73-летний старец иеромонах Феодор, по фамилии Ушаков, возобновитель Санаксарского монастыря, который пострижен в Александро-Невской Лавре, продолжал монашеское житие 45 лет; со всеми видами истинного христианина и доброго монаха 19 февраля 1791 года скончался».

В 1999 году преподобный Феодор Санаксарский был прославлен в лике местночтимых святых Саранской епархии. В 2004 году Архиерейским соборомРусской Православной Церкви канонизирован для общецерковного почитания. Его мощи находятся в соборном храме Рождества Богородицы Санаксарского монастыря.

Племянник преподобного Феодора Санаксарского – блестящий флотоводец адмирал Федор Ушаков, выйдя в отставку, также жил возле Санаксарского монастыря, скончался в 1817 году и был похоронен возле своего дяди. Вместе со своим преподобным сродником он прославлен в лике святых Русской Православной Церкви в 2004 году.

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Арзамасского благочиния Нижегородской епархии обязательна

Преподобный Феодор Санаксарский: день памяти, житие, Икона

Акафист преподобному Феодору в редакции иеромонаха Тихона (Коберника)

Акафист преподобному Феодору, составленный диаконом Владимиром Борзуновым

Прославленный 10–11 июля 1999 года первым из теперь уже целого сонма святых Саранской и Мордовской епархии преподобный старец Феодор Санаксарский (1718–1791; память 19 февраля/4 марта и 21 апреля/4 мая) никогда не был обделен вниманием писателей, издателей и ученых.
Его славное имя, строгая подвижническая жизнь, ревностное старческое служение и удивительные по самоотверженности подвиги были отмечены и деятелями церковно–исторической науки.
Достаточно упомянуть таких ученых мужей, как Игорь Корнильевич Смолич (27.01.1898–2.11.1970), подобно святому Феодору бывший в свое время офицером и писавший о нем в своих широко известных трудах «Жизнь и учение старцев» (1936) и «Русское монашество. 988–1917» (1952); протоиерей Сергий Четвериков, наиболее глубоко исследовавший жизнь, учение и влияние на православное монашество Молдавского старца Паисия Величковского и упоминавший о заслугах старца Феодора Ушакова в своем фундаментальном труде «Правда христианства», в разделе о росте православного старчества в веках; и Иван Михайлович Концевич (13.10.1893–6.07.1965), также бывший офицер, выпускник Парижского Богословского института, преподававший затем Патрологию в Свято–Троицкой Духовной Семинарии, и автор вышедшей в 1952 году книги «Стяжание Духа Святаго в путях древней Руси», которая стала впоследствии первой главой задуманного им большого труда «Оптина пустынь и ея время», увидевшего свет уже после его кончины.

О. Сергий Четвериков упоминает Марию Петровну Протасьеву, которая «была духовной дочерью известного старца Феодора Ушакова и по его благословению была избрана сестрами начальницей женской Алексеевской общины в Арзамасе», а по смерти старца Феодора обращалась за руководством к старцу Паисию, который отвечал ей письменно, а также архимандритов Игнатия, Макария и Феофана, через которых распространялись Паисиевы предания, но лишь первого из них называет бывшим учеником Феодора Санаксарского .

В своей последней работе о старчестве И.М. Концевич уделяет отцу Феодору (Ушакову) четыре с лишним страницы (С.62–66), пересказывая то, что вспоминал о нем бывший его ученик Новоезерский архимандрит Феофан (Соколов). Повествуется в том же «Предварительном обзоре» его книги и о двух других учениках старца Феодора – архимандритах Игнатии и Макарии, с указанием тех суровых воспитательных мер, к которым прибегал преподобный, закаляя их дух.

На странице 69 Концевич повторяет следом за проф. Субботиным , что «в Санаксарской обители … послушник (учился) терпению, трудолюбию, строгому исполнению монашеских правил и безпрекословному послушанию…» . Заслугу знакомства послушника Феодора Соколова с практикой умного делания автор целиком и полностью относит на счет старца Введенской островной пустыни Клеопы, старца Тисманского молдавского монастыря Феодосия и других учеников преподобного Паисия . А сам Субботин к тому же противопоставляет суровости Феодора Санаксарского любвеобильность и кротость старца Клеопы, и вообще ставит второго выше первого, говоря о получаемых от отца Клеопы «более совершенных уроках монашеской жизни» . И.М. Концевич так не считает, но приводит 16 кратких наставлений архимандрита Феофана, который передавал «то, что сам слышал, как сам научился: слышанное от старцев простых и неученых, и говорит вам неученый» и, высоко оценивая их, находит здесь отражение духа древнего заволжского монашества. Евангельского духа любви, кротости и смирения, являющегося как там, так и тут основным мотивом, ибо это плод того же умного делания .

И.К. Смолич в главе «Старчество и аскетизм вв.» своей книги «Русское монашество» называет русское старчество «в полном смысле слова аскетическим движением, или течением, в жизни монашества двух последних столетий» и указывает на то, что благодаря трудам прямых учеников старца Паисия, в это течение, возрождавшее аскетический дух древней Церкви, включились не только Саров и Оптина, но и другие обители.

«К таким обителям принадлежит Санаксарская пустынь (Тамбовской епархии), основанная в 1659 г., в период монастырской колонизации Понизовья, – в ту пору это была одна из самых удаленных обителей. Братия этой пустыни всегда была очень немногочисленна, и в 1753 г. обитель приписали к Саровской пустыни. Лишь в пору двукратного настоятельства старца иеромонаха Феодора Ушакова (1762–1774, 1783–1791) монашеское житие в обители вышло на правильный путь и в ней введен был общежительный устав. На последнюю четверть XVIII и 1–ю половину XIX в. приходится расцвет аскетического подвижничества в этой пустыни, тесно связанной с Саровской обителью и другими пустынями, отличавшимися строго аскетическим строем жизни» . Но непонятно по каким причинам относит этот маститый ученый старца Феодора «к ученикам Паисия», еще и «прямым», и даже помещает его имя в таблицу «Школа старца Паисия Величковского» . Сомнительным является и его указание на «расцвет аскетического подвижничества в этой пустыни» (с 1765 года называвшейся монастырем) не на первую четверть второй половины XVIII столетья, а на «последнюю четверть и 1–ю половину XIX в.». Это скорее относится к самому Сарову, где тогда славились своими подвигами преподобный Серафим, игумен Назарий, Марк Молчальник, настоятели этой обители Ефрем и Исайя. После кончины старца Феодора, наступившей 19.02.1791 года, равного ему в Санаксаре больше не было. Кроме того, с 1783 по 1791 годы он уже не настоятельствовал в возобновленной им обители, а жил там на положении обычного иеромонаха, большую часть этого времени был насильственно изолирован от братии и паломников и до 27 декабря 1788 года жил взаперти.

В главе «Расцвет» книги «Жизнь и учение старцев» Игорь Корнильевич Смолич уделяет достаточно много места ученику отца Феодора Новоезерскому архимандриту Феофану и кратко передает содержание его рассказов об этом старце, упоминает и другого известного ученика отца Феодора – иеромонаха Игнатия, но все же предпочитает говорить о тесных связях Феофана (Соколова) «с кругом учеников старца Паисия» . Таким образом, ценные сами по себе публикации названных ученых, в тех их местах, которые относятся к личности и трудам старца Феодора с одной стороны содержат ряд фактических неточностей, а с другой – ограничивают его вклад в возрождение монастырского старчества упоминанием о строгости жизни в организованном им в Санаксаре монашеском общежитии, хотя и приводят примеры его личного старческого руководства рядом учеников, ставших затем с легкой руки Санкт–Петербургского и Новгородского митрополита Гавриила (Петрова) основными движущими силами в проводимой этим святителем линии возрождения общежительных монастырей и насаждения в них духовничества.

События, предшествовавшие и сопутствовавшие канонизации святого, вызвали появление серии новых публикаций о нем. Эта в основной своей массе житийная литература в лучших своих образцах уточняет даты основных событий его жизни и имена связанных с ними лиц, но все же с той или иной степенью обстоятельности повторяет или прямо пересказывает уже известные его жизнеописания. Фактов накопилось много, но никто не предпринимал еще попытки целенаправленного исследования особенностей старчествования этого прославленного подвижника.

Непосредственное соприкосновение с преподобным и богоносным отцом Феодором Санаксарским, которое нам довелось пережить в мае–июне 1999 года при проведении освидетельствования его святых мощей и составлении проекта посвященной ему полной бденной службы, расположили нас из благоговения к памяти этого великого мужа, постараться по возможности полно и объективно оценить самобытность и значимость понесенных им во второй половине XVIII века подвигов и трудов по возрождению русского монастырского старчества, чему и посвящается предлагаемая вашему вниманию диссертационная работа.

Новые темы:

Сказание о житии Алексия, человека божияСобытия Жития относятся к концу IV — началу V в. (время…

Ссылка на основную публикацию