Песчанская Богородица

Николо-Иоасафовский собор города Белгорода

По благословению Высокопреосвященнейшего Иоанна, митрополита Белгородского и Старооскольского

  • Главная
  • Катехизация
  • Закон Божий
  • Молитвослов
  • Библиотека

(Стр.17) История иконы Божией Матери “Песчанская”

Песчанская икона Божией Матери*

«Образ Мой назначен для страны сей источником благодати»

«Слишком далеко стояли русские от России для того, чтобы заметить перемены в ее судьбе», — с горестью писал князь Н. Д. Жевахов в связи с чудотворным Песчанским образом Божией Матери, который он доставил на передовую линию фронта в 1915 году, исполняя волю Владычицы во спасение Своего удела — Державной России.

Со времен апостольских вся призванная Богом земля наша имела покровительницей и заступницей Матерь Божию. Через свои чудотворные иконы — Владимирскую, Донскую, Тихвинскую, Казанскую, Смоленскую и другие — Пресвятая Богородица не раз изгоняла лютых супостатов из пределов отечества. Но непременным условием всегда была приносимая молитва — соборное сокрушение, соборная надежда и соборное благодарение. В начале XX века, в преддверии антихристова царства, когда извечный враг, стараясь вырвать у народов спасительный Крест Христов, столкнул их в первом мировом кровопролитии, нужно было, чтобы незаметное мановение Божие соединилось с упованием православных на Всеблагого Всемогущего и Всемилостивого Владыку в ниспослании мира. Но большинство в России забыло, что история вершится Промыслом Божиим. Вера, меняющая судьбы, еще хранимая в недрах народных, заменилась в обществе самонадеянной беспечностью.

Праведная борьба могла принести небывалое торжество православия и на некоторый срок удержать мир от грядущего падения. А пока мечтатели рисовали проект креста на константинопольскую Софию и на карте расширяли русские границы до Святой Земли, — не заметили, как Заступница Небесная по испрошению зримо защищала Русь на поле брани: «Во время пребывания Песчанской иконы в ставке не было не только поражений. а наоборот, были одни победы, в чем может убедиться каждый, кто проверит этот факт по телеграммам с фронта за время с 4 октября по 15 декабря 1915 года». Божия Матерь возвестила, что ей угодно лишь «пройти по линии фронта», но крестный ход так и не состоялся.

«Дурными предзнаменованиями начался 1916 год. Святыни покинули ставку, Началось отступление. военные горизонты омрачались все более зловещими тучами, появились грозные признаки разложения армии. ». Победа все же, ради верующего Помазанника, принявшего Верховное командование, была дарована, но по слепоте и отступничеству многих соотечественников вскоре отнята.

Образ Божией Матери называемый Пес-чанским, был явлен великому русскому святителю Иоасафу, епископу Белгородскому, который родился в 1705 году в Прилуках, в день Рождества Пресвятой Богородицы. Ребенком узнала Своею верного почитателя Пресвятая Владычица, ибо тогда уже научился он искать защиты и утешения в молитве. Отец его Андрей Дмитриевич Горленко, сын наказного гетмана, много пострадавший от клеветников, удостоился однажды чудесного видения. Довлеет Мне молитва твоя, — сказала Богородица, стоя на краю неба и милостиво взирая на коленопреклоненного его сына. В эту же минуту слетел ангел и покрыл отрока архиерейской мантией.

Рано понял будущий святитель, что спасение его Украины — под твердой властью московского Государя и что лучший дар Господу — служение великой многострадальной Русской земле, любовь к которой подняла его к Престолу Господню, откуда не перестает он служить ей доныне.

В год своей блаженной кончины (1754) святитель обозревал свою епархию. В Белгороде накануне выезда ему был сон: некая церковь, и там, в неподобающем месте, икона Божией Матери. От нее исходило сияние, и был глас: Смотри, что сделали с ликом Моим служители сего храма. Образ Мой назначен для страны сей источником благодати, а они повергли его в сор. Пораженный епископ Иоасаф при посещении церквей осматривал их как снаружи, так и внутри. Прибыв в Изюм, он направился в Вознесенскую церковь городского предместья Замостье и узнал в ней ту, что видел во сне. Встреченный клиром, вошел в притвор и остановился: перегородкой, за которую ссыпали уголь для кадила, служила большая икона Богоматери. Долго взирал святитель на Пречистый лик и шептал молитву, глаза его были полны слез. С волнением и тревогой глядело духовенство на своего строгого архипастыря, не понимая, что задержало его. Осенив себя крестным знамением, святитель пал в сокрушении на колени: «Царица Небесная! Прости небрежность Твоих недостойных служителей! Не ведают бо, что творят». Он обратился к благочинному и велел перенести икону, провидчески сообщив: «В сем образе преизобилует благодать Божия. В нем Пресвятая Владычица являет особое знамение Своего заступления для сей веси и для целой страны». Нашли большой киот и в него, по благословению владыки, навсегда поместили икону, “даже после перенесения церкви на Пески”. Более трех дней пробыл святитель в Изюме и ежедневно приходил молиться пред обретенным образом.

В 1792 году церковь, ставшая уже известной далеко за пределами Изюма, по слову святителя Иоасафа была перенесена из Замостья на Пески. Сюда притекало все более и более богомольцев. Наконец Царица Небесная благоволила явно показать всем, что всякий, с верою припадающий к Лику Ее, не отойдет не услышан.

Около 1800 года в Изюме жил учитель местного училища Стефан Голевский, у которого умирали дети; заболел и последний сын Петр. Несмотря на сильную скорбь, родители не теряли надежды на милость Божию и, дав обет отслужить молебен перед Песчанской, отправились к Ней всей семьей. В дороге сын умер. Мать хотела возвратиться назад, но отец настоял исполнить обещание. На молебне они взывали к Заступнице об утешении, и вера праведных не посрамилась: при чтении в третий раз кондака “О, Всепетая Мати” до тех пор бездыханное дитя вдруг воскликнуло так сильно, что привело в ужас присутствующих, а мать и отец лишились чувств. Придя в себя, они рассказали, что сын их в пути скончался, но перед иконой ожил. Побывав на литургии и приобщив младенца Св. Тайн, они ушли, славя Бога и Его Пречистую Матерь. Слух о чуде быстро распространился и привлек еще более богомольцев, которых уже едва вмещала церковь; священник не успевал совершать молебны. Тогда благочинный, соборный протоиерей Иоасаф Погорлевский, воспретил песчанскому причту служить молебны богомольцам со стороны и вскоре после этого заболел мучительными судорогами и корчами. Тяжко страдая, он убедился, что наказан за своевольное распоряжение и просил препроводить его к чудотворному образу Божией Матери. Из-за сильной боли при малейшем сотрясении его принесли на простынях и положили перед иконой. Горячо каялся он и был прощен: по окончании молебна о. Иоасаф приложился к иконе и почувствовал такое облегчение, что без посторонней помощи вышел из церкви, а через некоторое время был совершенно здоров.

Священномученик Петр, архиепископ Воронежский

Священномученик Петр, архиепископ Воронежский (в миру Зверев Василий Константинович) родился 18 февраля 1878 года в Москве в семье протоиерея. После обучения на Историко-Филологическом факультете Московского Императорского Университета, Василий поступил в Казанскую Духовную Академию, где за два года до окончания курса (в 1900-м году) принял монашеский постриг с именем Петр.

По окончании Академии иеромонах Петр преподавал в Орловской Духовной Семинарии, а затем исполнял должность епархиального миссионера при Московском епархиальном доме.

С 1907 года он получает назначение на должность инспектора Новгородской Духовной Семинарии, а с 1909 до 1917 года является настоятелем Спасо-Преображенского монастыря в городе Белев Тульской епархии, в сане архимандрита. В это время он часто посещает расположенную неподалёку Оптину пустынь, проводя многие часы в беседах с Оптинскими старцами. Служения отца Петра очень любили местные крестьяне, поскольку отец Петр, часто служа в их сёлах, отличался ласковым и внимательным обращением с ними. Бывал отец Петр и в Сарове, и в Дивеево, не упуская при этом случая навестить блаженную Прасковью Ивановну. Она и подарила ему холст своей работы, из которого он сшил потом себе архиерейское облачение и которое хранил на собственное погребение. Во время Первой мировой войны в Спасо-Преображенском монастыре был устроен лазарет для раненых. Сам же настоятель в 1916 году служил священником в действующей Армии.

После февральского переворота отец Петр назначается на должность настоятеля Тверского Свято-Успенского Желтикова монастыря. И уже в 1918 году, в Твери, он подвергается кратковременному аресту.

2 (15) февраля 1919 года в Москве Святейшим Патриархом Тихоном архимандрит Петр был хиротонисан во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии. Сразу после хиротонии Владыка Петр приехал в Нижний Новгород и поселился в Печерском монастыре на берегу Волги. Монастырь находился в упадке, братия была малочисленна, древний Успенский собор пришёл в запустение. Владыка сам принял участие в уборке храма, и ввёл строгую уставную службу. Случалось, что всенощная длилась всю ночь, и тогда Владыка привлекал к службе усердствующих прихожан, поскольку никакие певчие не могли столь долго стоять на клиросе. Акафистов за всенощной он никогда не читал, но требовал, чтобы вычитывались все кафизмы. Сокращений он не допускал ни при служении панихид, ни при отпеваниях. Порой, Владыка с грустью говорил: «Кто отслужит по мне такую панихиду?». А келейнику так говорил: «Во всём твой Петр грешен, только устава никогда не нарушал».

В Печерском монастыре он завёл преподавание Закона Божия для детей и сам учил их. Нижегородцы полюбили Владыку, увидев в нём настоящего духовного наставника. Эта слава не понравилась правящему архиепископу Нижегородскому Евдокиму (впоследствии отпавшему в обновленческий раскол). И вскоре Владыка был переведён в Канавино, за Оку. Там в мае 1921 года его арестовали во второй раз. Рабочие местных заводов по поводу ареста любимого архипастыря устроили трёхдневную забастовку, и местные власти пообещали его выпустить, но вместо этого тайно отправили в Москву.

С декабря он находился в заточении в Московских тюрьмах. Сначала его поместили на Лубянку, но и там Владыка не прекращал проповедь: ему не успевали посылать кресты: обращая людей к вере, Святитель снимал свой крест и надевал на обращённого. «Я хотел бы открыть им и показать своё сердце, как страдания очищают душу».

С Лубянки Владыку перевели в Бутырскую тюрьму, оттуда — в Таганскую. С плачем прощались с ним заключённые, а при переводе из Бутырок его провожали даже надзиратели.

В Таганской тюрьме в это время находилось двенадцать архиереев. Их духовные чада передавали просфоры и облачения, и Святители прямо в камере совершали соборную службу. Там Владыка Петр заболел от истощения и попал в больницу. В конце июля 1921 года он был отправлен по этапу в Петроград, где оставался в заключении до зимы. В декабре Владыка был освобождён и вернулся в Москву, где вскоре получил назначение епископом Старицким, викарием Тверской епархии. Вскоре Святитель вновь был арестован за выпущенное им обращение к Тверской пастве, в котором он объяснял сущность обновленчества. В ноябре 1922 года его доставили в Москву. На допросах он показал, что признаёт Патриарха Тихона главой Русской Православной Церкви, а решениям самозванного обновленческого совета ВЦУ не подчиняется. В марте 1923 года Святитель был отправлен по этапу в Ташкент, а оттуда в посёлок Кызыл-Орду. Жил он в тяжёлых условиях, болел цингой, в результате чего лишился зубов.

Летом 1923 года был освобождён из заключения Патриарх Тихон. Он подал властям списки архиереев, без которых не мог управлять Церковью. В их числе был и епископ Петр. Летом 1924 года он вернулся из ссылки в Москву.

30 марта 1925 года он подписал Акт о восприятии священномучеником митрополитом Петром (Полянским) власти Патриаршего Местоблюстителя.

В июле 1925 года Владыку направили в Воронеж для помощи престарелому митрополиту Владимиру (Шимкевичу). После его кончины Владыка Петр в 1926 году был назначен на Воронежскую кафедру с возведением в сан архиепископа.

Владыка пользовался огромным уважением жителей Воронежа, которые почитали его хранителем чистоты Православия. Храмы, где Владыка служил по Афонскому уставу, были всегда переполнены. Он не любил партесного пения: у него пела вся церковь. Народ шёл к своему архипастырю непрерывно: входившие к нему с грустным видом выходили сияющими и утешенными.

При Владыке началось массовое возвращение из обновленчества. Возвращавшихся священнослужителей он принимал в Православие через всенародное покаяние. Верующие, опасаясь, что арестуют их любимого Владыку, устраивали круглосуточные дежурства возле его квартиры, неоднократно выражали массовые протесты. Когда Владыка отправлялся по очередному вызову в милицию или Г.П.У. то по 300 человек мирян сопровождали его, требуя освобождения Святителя. В защиту архипастыря даже была послана телеграмма от имени рабочих в адрес XV-й партконференции.

Рассказывали, какое впечатление производил Владыка на служащих Г.П.У. Входя в комнату следователя, он оглядывался, как бы ища икону. Но не найдя таковой, он крестился на правый угол, делая поясной поклон, и тогда начинал разговор со следователем. Служащие при его появлении невольно обнажали головы.

Однако властям удалось в ноябре 1926 года арестовать Святителя. Его немедленно вывезли из Воронежа и постановлением О.Г.П.У. от 27 марта 1927 года осудили на 10 лет лагерей «за контрреволюционную деятельность против советской власти».

Поздней осенью священномученик после тюрьмы, этапов и Кемского пересыльного лагеря оказался на Соловках. Там он работал счетоводом на продуктовом складе. Владыка и в этих условиях строго соблюдал молитвенное правило, жил по церковному уставу. После отправки из Соловков священномученика архиепископа Илариона (Троицкого) Владыка Петр был избран ссыльными архиереями главой Соловецкого православного духовенства и пользовался среди него высоким авторитетом. Там он возглавляет тайные богослужения, а после того как был отобран антиминс, службы совершались на груди у Владыки. Нравственная высота Святителя была такова, что даже с метлой в руках в роли дворника или сторожа, он внушал благоговейное уважение. Грубые и наглые «вохровцы», привыкшие издеваться над заключёнными, при встрече не только уступали ему дорогу, но и приветствовали его, на что он отвечал, осеняя их крестным знамением. Начальники же отворачивались: достойное спокойствие архипастыря принижало их, вызывало раздражение и досаду. Святитель Петр медленно шествовал мимо смущённого начальства, слегка опираясь на посох и не склоняя головы. Вскоре лагерная власть отомстила не сломленному ею человеку. После того, как властям стало известно, что он отпел умершую на Соловках «белую» уборщицу Императрицы Александры Феодоровны Валентину Карловну (по другим сведениям, это случилось после того, как он крестил в Святом озере заключённую эстонку) Святитель с зимы 1928 года был отослан на остров Анзер «в уединённое и пустынное местожительство». Здесь, живя в бывшем Голгофском скиту, в молитвенном горении духа он написал Акафист преподобному Герману Соловецкому.

Читайте также:  Молебен Всецарице Божией Матери, как заказать, Молитва

В конце 1928 года Святитель Петр заболел тифом, и в январскую стужу был помещен в тифозный барак, который открыли в Голгофо-Распятском скиту на (острове Анзер). Святитель проболел две недели, и даже казалось, что кризис миновал, но Владыка был очень слаб и не принимал пищи. Его духовному сыну, в день кончины Святителя, пришло видение: в четыре часа утра он услышал шум, словно влетела стая птиц, он открыл глаза и увидел святую великомученицу Варвару со многими девами. Она подошла к постели Владыки и причастила его Святых Тайн. Вечером священномученик несколько раз написал на стене карандашом: «Жить я больше не хочу, меня Господь к Себе призывает».

25 января (7 февраля н. ст.) 1929 года священномученик Петр скончался. Первоначально Владыку похоронили в общей могиле, куда опускали всех погибших от тифа. Однако на пятый день заключённые тайно открыли общую могилу и, по рассказу присутствовавшей там монахини Арсении: «Все умершие лежали чёрные, а Владыка лежит. в рубашечке, со сложенными на груди руками, белый как кипельный».

После облачения в архиерейские одежды, духовенством лагеря было совершено отпевание, над могилой поставлен крест. Похоронен был Владыка в отдельной могиле у подножия Анзерской горы Голгофы, напротив алтаря церкви в честь Воскресения Христова. Когда же могилу уже засыпали, над ней появился столп света, в котором увидели Владыку, всех благословившего.

17 июня 1999 года святые мощи священномученика Петра были обретены и сейчас пребывают в соборе Соловецкого монастыря.

Канонизован, как местночтимый святой Воронежской епархии в 1999-м году.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Православные иконы и молитвы

Информационный сайт про иконы, молитвы, православные традиции.

Священномученик Петр (Зверев) Воронежский

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм Господи, Спаси и Сохрани † – https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях. Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Священномученик Петр Зверев, архиепископ Воронежский – это одна из многих жертв кровавого террора советской власти в отношении деятелей русского православия. Обаятельный и талантливый священник на каждом месте своей службы сталкивался и с народной любовью, и ненавистью недоброжелателей. Последним местом службы Господу для него стали Соловецкие острова.

Житие Петра Зверева, архиепископа Воронежского

Василий родился в семействе священнослужителя в 1878 года. По окончанию гимназию 3 года обучался на историко-филологическом отделении университета города Москвы. На втором курсе духовной академии города Казани постригся в монахи и получил чин иеромонаха с именем Петр.

Когда окончил академию, был преподавателем семинарии города Орла. В Новгороде иеромонах Петр стал объектом доносов со стороны революционеров. На протяжении двух лет он терпел клевету, но не выдержал и написал ходатайство об увольнении.

В 1916 году Петру предложили отправиться миссионером в Северо-Американскую митрополию, но он убыл проповедником на фронт. После февральской революции он проводил службы среди рабочих Сормово, чем заслужил их любовь и уважение. Когда власти арестовали его, то люди отказались работать три дня:

  • Поэтому его перевели в Московскую Лубянку и обвинили в разжигании религиозной нетерпимости с политическим уклоном.
  • Затем направили в Бутырку,.
  • Потом — в Таганку и Петроградскую тюрьму.

Но народные волнения заставили чекистов освободить отца Петра.

В 1922 году он принимал активное участие в сборе пожертвований для людей Поволжья, которые испытывали страшный голод. Отдал даже церковные вещи, кроме тех, которые нужны были для богослужения.

Когда в Тверской митрополии случился раскол, Петр написал обращением, но цензура тверского ОГПУ не дала разрешения к печати. Рекомендовала привлечь за использование дореволюционной письменности. Но начальник секретного отдела не считал это веским доказательством и потребовал других подтверждений его антисоветской деятельности. Работники ГПУ учинили допросы в окружении отца Петра. Когда ночью к нему ломились в двери, он долго не открывал потому что, палил бумаги, которые могли бы скомпрометировать других священнослужителей.

За сокрытие информации и уничтожение доказательств антисоветской деятельности отца Петра арестовали, а в 1927 году отправили на 10 лет в лагерь на архипелаге ГУЛАГ. Он трудился сторожем, затем счетоводом. Во время эпидемии чумы заболел и скончался 7 февраля 1929 года.

Канонизация

За что был канонизирован архиепископ Петр Зверев? Он причислен к числу новомучеников и исповедников Российских в 2000 году, как пострадавший от притеснений за вероисповедание. Его останки были найдены при открытии массового захоронения 17 июня 1999. Как рассказывают свидетели, трупы умерших людей были черного цвета, кроме архиепископа, они были нетленные и белые.

Несмотря на то, что епископ Петр умер в возрасте 51 год, на иконах его изображают довольно молодым мужчиной. День памяти святого — 7 февраля.

А молятся святому Петру так:

О священная и многострадальная главо, земный ангеле и небесный человече, священномучениче и чудотворче Петре! Ты, архиерею великий, в годину лютых гонений явился еси церковное светило и истинныя веры утверждение, зане противу богоборцев дерзновенно Христа исповедал еси, и яко кадило благовонное, в жертву Богу себе самаго принесл еси. Яви нам, смиренным игрешным, ко святым мощем твоим (или святей иконе твоей) притекающым, многомощное твое заступление, и вкупе со всеми святыми, во отоце соловецтем просиявшими, испроси у Господа всякий дар, коемуждо благопотребен ко спасению. Се бо грех наших ради не имамы дерзновения ко Господу и Владыце нашему, и праведный гнев его на ны наведохом, и всякия милости недостойны сотворихомся. Темже не смеюще возвести очеса наша к высоте небесней, ниже молебный глас ко Господу, сердцем сокрушенным и смиренным духом тебе молитвенника благоприятнаго к Нему предлагаем, и просим тя со усердием велиим: буди заступник и ходатай наш пред Богом, Судиею праведнейшим, се бо выну прогневляем Его согрешении многими. Ныне убо, во славе небесней пребывая, и с лики святых непрестанно славословя пресвятое имя Господа, призри на нас грешных, и избави всех, верою несумненною к Богу приходящих, от всяких бед душевных и телесных, от всех томлений и прилогов диавольских: укроти волны страстей и искушений, востающих на ны, да ради святых твоих молитв не объимет нас напасть, и не погрязнем в пучине греховней и в тине страстей наших. Вознеси, богоносне отче наш, сие малое моление недостойных раб твоих Владыце Христу, да утвердит страждущую страну нашу Российскую в правой вере и благочестии, Церковь Святую да сохранит от ересей и расколов, и соблюдет невредимою от всякаго зла. Испроси у великодаровитаго Христа Бога нашего скорбящым утешение, недугующым исцеление, обидимым заступление, страждущым от бесов скорое свобождение, подшым во грехи покаяние и востание, от Церкве Христовой отпадшым вразумление и на путь спасения обращение. Ты мученически душу твою за веру положил еси, даруй и нам мужество во всем подражати тебе, да ничтоже в жизни сей временней возможет отлучити ны от любве Божия. О святителю Христов, посети место сие, страдании твоими честными освященное, и укрепи молитвами мвоими святую обитель Соловецкую, да процветет в ней ревность ко спасению и благочестие. Ты, непрестанно о часе смертнем память имевый, и благую часть избранных Божиих от Господа получивый, сподоби и нас в мире и покаянии живот свой скончати, и Царствия Божия наследниками быти, идеже ты водворяешися со ангелы и всеми святыми, хваля Бога в Троице славимаго, Отца, и Сына, и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Храни Вас Господь!

Смотрите еще видео рассказ о священномученике Пертре Звереве:

Петр Воронежский

Магазин на Большой Ордынке, 60/2

(495) 778-37-36, 959-12-88

Отдел продаж, Варшавское ш., 37А

(495) 721-88-58, 971-76-24

Магазин на Чайковского, 22

В мастерских Свято-Троицкого Братства осуществляется много церковных ремесел и искусство народного промысла. За удивительно короткий срок существования мастерских резьба по дереву переросла в истинно народный промысел. Сегодня в Свято-Троицком Братстве изготавливают уникальные резные иконостасы, киоты, аналои, жертвенники, троны на Горнее место, выносные кресты, литийные и панихидные столы, кафедры и другие предметы церковного интерьера. Во многих храмах и монастырях продаются киоты, выполненные щигровскими умельцами.

Маленький провинциальный городок Щигры, известный разве что тем, что здесь писатель Иван Тургенев поселил своего «Гамлета Щигровского уезда», вдруг стал… всероссийским центром производства церковного убранства. Создают здесь подлинные шедевры, украшающие лучшие храмы России и зарубежья. Откуда взялось подобное чудо.

Священномученик Петр, архиепископ Воронежский и Задонский

Архиепископ Петр (Зверев Василий Константинович) родился 18 февраля 1878 года в Москве в семье священника, служившего настоятелем храма Александра Невского при доме Московского генерал-губернатора, а затем в Сергиевом храме Чудова монастыря в Кремле. Василий был третьим из четырех детей в семье. В 1895 году Василий окончил гимназию и три года учился на историко-филологическом факультете Московского университета. В 1899 году он поступил в Казанскую духовную академию, которую окончил в 1902 году со степенью кандидата богословия за диссертацию “Экзегетический анализ первых двух глав послания апостола Павла к Евреям”. В 1900 году Василий Зверев принял монашество с именем Петра и был рукоположен во иеромонаха.

В 1902 году иеромонах Петр назначен преподавателем Орловской духовной семинарии, в 1903 году переведен священником Владимирской церкви при Московском епархиальном доме и одновременно определен епархиальным миссионером. В 1907 году Петр стал инспектором Новгородской духовной семинарии. В 1909 году он назначен настоятелем Спасо-Преображенского монастыря в Белеве Тульской епархии. 8 августа 1910 года преосвященным Парфением (Левицким; †1921) он возведен в сан архимандрита. Монастырь находился недалеко от знаменитой Оптиной пустыни. И настоятель мог постоянно общаться с оптинскими старцами.

В октябре 1916 года Святейший Синод распорядился направить архимандрита Петра в распоряжение епископа Алеутского Евдокима (Мещерского; †1935) для миссионерской службы в Северо-Американской епархии. Однако поездка не состоялась и в конце того же года Петр уехал проповедником на фронт, где пробыл до Февральской революции 1917 года. В 1917 году Петр был переведен настоятелем Тверского Успенского Желтикова монастыря. В первые же месяцы после Октябрьского переворота ему пришлось столкнуться с карательными органами: в декабре тверская губчека взяла его в качестве заложника. Пока судьба была к нему милостивой: пребывание в тюремной камере оказалось кратковременным.

14 февраля 1919 года Петр удостоился сана викарного епископа Балахнинского Нижегородской епархии. Его хиротонию в Москве проводил сам Святейший Патриарх Тихон (Белавин; †1925; святитель-исповедник). В Нижнем Новгороде епископ жил в Печерском монастыре на берегу Волги. В мае 1921 года последовал новый арест по обвинению в разжигании религиозного фанатизма. Епископа Петра отправили сначала в Москву, оттуда в Петроград. 4 января 1922 года он был освобожден по заступничеству верующих.

В январе 1922 года Петр был назначен епископом Старицким, викарием Тверской епархии. В городе он поселился в хорошо ему знакомом Успенском монастыре. В отсутствие правящего архиерея, архиепископа Серафима (Александрова; †1937), Петр возглавлял епархию. 31 марта 1922 года он обратился к пастве к призывом жертвовать на нужды голодающих в Поволжье и распорядился передавать из храмов все ценные вещи, кроме предметов, необходимых для священнослужения. Сам он все время служил как простой священник. Летом 1922 года епископ Петр осудил возникшее обновленческое движение. 24 ноября 1922 года он был арестован и выслан в Туркестан на два года, местом его пребывания определили город Перовск.

В 1924 году епископа Петра освободили, в конце года он прибыл в Москву, есть упоминание о том, что какое-то время он управлял Московской епархией. 16 июля 1925 года Местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Крутицким Петром (Полянским; †1937; впоследствии прославленным как священномученик) он был послан в Воронеж в помощь престарелому митрополиту Владимиру (Шимковичу) в качестве викария. Епископ Петр служил в Троицкой церкви на Терновой поляне и в Преображенском церкви Покровского Девичьего монастыря. Его богослужения собирали большое число верующих, с любовью и почитанием относившихся к владыке. 23 ноября 1925 года Петр был вызван в Москву и покинул Воронеж.

10 января 1926 года преосвященный приехал на похороны митрополита Владимира (Шимковича). Погребение митрополита переросло в собрание верующих, которые пожелали видеть на воронежской кафедре епископа Петра. Выбор был утвержден в январе 1926 года Местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Сергием (Страгородским; †1944; впоследствии – Патриарх Московский и всея Руси), который возвел Петра в сан архиепископа.

Человек твердых религиозных убеждений и моральных устоев, владыка Петр был прекрасным оратором и проповедником. Его истовые богослужения в церкви Алексеевского Акатова мужского монастыря собирали множество верующих. Высокий авторитет архиепископа Петра привел к тому, что в том же 1926 году начался массовый отход верующих от «обновленчества» и возврат приходов в лоно патриаршей церкви. В этой миссии владыке сослуживал, увещевал священников-обновленцев и принимал их покаяния о. Иоанн Андреевский (1875–1961), позднее ушедший в Катакомбную Церковь. Предвидя крах своих надежд на внутрицерковный раскол, власти предпринимают ответные меры. Уже в конце января 1926 года владыку Петра вызывают в милицию и расспрашивают о взаимоотношениях с различными группами верующих. Его почитатели создают группу из 10–12 человек для охраны владыки днем и ночью (он жил в частном доме, недалеко от монастыря), пытаются устроить манифестацию в защиту его от административного произвола, добиваются встречи с представителем облисполкома Шаровым и начальником местного ГПУ Шевелевым с требованием “не беспокоить нашего архиепископа”. При очередной попытке в августе допросить архиерея за ним следом пришло около трехсот верующих. Как свидетельствовал в своем рапорте милиционер Пустовалов, четверо из сопровождающих вторглись в его кабинет. Попытки арестовать “зачинщиков” натолкнулись на яростное сопротивление женщин. Толпу рассеял прибывший конный резерв милиции. В последующие дни дом владыки стал местом паломничества паствы. 16 и 17 октября 1926 года, во время вызовов Петра в ГПУ, его вновь сопровождали верующие, из толпы слышались крики: “по колено в крови будем, а епископа не дадим”. “Зверев в ГПУ держался вызывающе, говорил, что чекисты идут против народа, волнуют его и раздражают, и что с ними и говорить не будет: пускай они (чекисты) вывертываются как хотят перед разгневанным народом”. При выезде Петра по требованию властей в Москву на вокзале его провожало столь огромное скопление верующих, что “для предотвращения беспорядков” была задействована не только вся милиция, но и милицейская школа.

Читайте также:  Византийская Икона Божьей Матери с младенцем

Последней каплей, переполнившей чашу терпения советской охранки, стала телеграмма в адрес 15-й партконференции, подписанная от имени верующих девятью рабочими. В ней говорилось: “Через местное воронежское ГПУ Тучков требует выезда в Москву единственного избранного народом, нашего православного архиепископа Петра (Зверева). Православные Воронежской губернии – 99% исключительно рабочих и крестьян. Вызов архиепископа волнует верующих рабочих, особенно вследствие распространяемых обновленцами слухов о высылке нашего архиепископа. Для предотвращения волнения верующих рабочих и народа запросите Тучкова о причинах вызова архиепископа…” Надежда на то, что политическое руководство прислушается к мнению рабочих, была тщетной.

14 ноября 1926 года на “широкой беспартийной конференции рабочих” был разыгран спектакль осуждения авторов письма. Местная газета тут же разразилась статьей под красноречивым заголовком: “Царский слуга архиепископ Петр (Зверев) пытался спровоцировать воронежских рабочих. Широкая конференция рабочих требует расследования провокаторской деятельности Петра (Зверева)”. На следующий день ГПУ, воодушевленное такой “подсказкой”, арестовало архиепископа Петра без санкции прокурора. Вскоре взяли наиболее активных его приверженцев.

Допросы владыки Петра вел сотрудник секретно-политического отдела А.В. Казанский. Петру ставились в вину распространение контрреволюционных слухов, имеющих целью вызвать недоверие к советской власти и дискредитировать ее, и настраивание верующих против власти. Задавались вопросы и об отношении архиепископа к покойному Патриарху Тихону и митрополиту Сергию: первого не знал, со вторым переписывался, но позицию его не поддерживал. Упоминал владыка Петр о том, что мысли митрополита Сергия о легализации Церкви и ее мирному сожительству с государством разделяли митрополиты Иосиф (Петровых; †1937) и Серафим (Чичагов; †1937), епископы Рязанский Борис (Соколов; †1928) и Рыльский Павлин (Крошечкин; †1937; в 2000 году канонизирован как священномученик). Сам же он в своей деятельности руководствовался советами старца Нектария из Оптиной пустыни.

Одновременно с владыкой Петром в тюремной камере оказались еще десять человек, среди которых был настоятель Алексеевского монастыря, архимандрит Иннокентий (Беда Иннокентий Пантелеймонович, 1882–1928). Архиепископ был давно знаком с архимандритом Иннокентием и, переехав в Воронеж, пригласил его в мае 1926 года из Москвы. Теперь им предстояло вместе терпеть лишения. Остальные арестованные были прихожанами, известными своей близостью к главе епархии, названные в материалах следствия “черносотенцами”. Служившие вместе с архиепископом в храме Покровского женского монастыря архимандрит Нектарий (Венедиктов) и протоиерей Иоанн Вениаминов тоже лишились свободы, но дело их рассматривалось изолированно от общего.

Автором телеграммы признал себя токарь Отроженских железнодорожных мастерских Василий Сироштан, состоявший в 1919–1921 годах в ВКП(б) и “вычищенный” за религиозные убеждения, он был отнесен к числу основных виновников воронежского переполоха.

7 марта 1927 года следствие завершилось, архиепископ своей вины ни в чем не признал. 13 марта 1927 года Особое совещание при коллегии ОГПУ заочно вынесло приговор. Служащий почтово-телеграфной конторы П.Т. Атаманов, архимандрит Иннокентий (Беда), служащий коммунтреста И.М. Немахов и маляр железнодорожных мастерских С.А. Цыков (“бывший слушатель Московской художественной школы, бывший политссыльный”) получили по три года лагерей; послушницы Покровского девичьего монастыря Мария Барченко и домохозяйка Анна Буданова высланы на три года в Среднюю Азию; пекарь Г.И. Пушкин отправлен на три года в Казахстан. Еще трем обвиняемым приговор вынесен позже: 22 марта 1927 года В.Е. Сироштан получил пять лет лишения свободы, а архиепископ Петр и Д.К. Москалев, заместитель директора железнодорожного политехникума, – по десять лет.

П.Т. Атаманов, С.А. Цыков, архимандрит Иннокентий и архиепископ Петр отбывали срок на Соловецких островах. Участь первых двух неизвестна. Архимандрит Иннокентий, “спутник и сотрудник Петра Воронежского”, скончался в канун Рождества Христова, 6 января 1928 года, это видно из официальной справки, присланной с Соловков и подшитой в следственное дело. Архиепископ Петр отбывал наказание вместе с архиепископом Курским Назарием (Кирилловым; †1928), архиепископом Прокопием (Титовым; †1937; в 2000 году канонизирован как священномученик) и епископом Печерским Григорием (Козловым; †1937). Он исполнял обязанности счетовода на продовольственном складе, где для пресечения воровства состояло только православное духовенство. У него была возможность служить в уцелевшей церкви Онуфрия Великого.

О последних днях жизни владыки Петра вспоминает его соузник Олег Волков: “Участь ксендзов (отправленных в штрафной изолятор на Заяцких островах. – А.А.) разделил тогда и Петр, епископ Воронежский. То была месть человеку, поднявшемуся над суетой преследований и унижений. Неуязвимый из-за высоты нравственного своего облика, он и с метлой в руках, в роли дворника или сторожа, внушал благоговейное уважение. Перед ним тушевались сами вохровцы, натасканные на грубую наглость и издевку над заключенными. При встрече они не только уступали ему дорогу, но и не удерживались от приветствия. На что он отвечал как всегда: поднимал руку и осенял еле очерченным крестным знамением. Если ему случалось проходить мимо большого начальства, оно, завидев его издали, отворачивалось, будто не замечая православного епископа – ничтожного “зека”… Начальники в зеркально начищенных сапогах и ловко сидящих френчах принимали независимые позы: они пасовали перед достойным спокойствием архиепископа. Оно их принижало. И брала досада на собственное малодушие, заставлявшее отводить глаза…

Преосвященный Петр медленно шествовал мимо, легко опираясь на посох и не склоняя головы. И на фоне древних монастырских стен это выглядело пророческим видением: уходящая фигура пастыря, словно покидающего землю, на которой утвердилось торжествующее насилие…

Епископа Петра схватили особенно грубо, словно сопротивляющегося преступника. И отправили на те же Зайчики…”

Архиепископ Петр (Зверев) мученически скончался в Анзерском скиту на Соловках 7 февраля 1929 года. Его мощи обретены во время раскопок 17 июня 1999 года.

На Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года архиепископ Петр (Зверев) канонизирован как священномученик.

Народом избранный. Архиепископ Воронежский Петр (Зверев)

Одним из наиболее выдающихся иерархов, окончивших жизнь на Соловках, был воронежский архиепископ Петр (Зверев) . 17 июня Церковь празднует обретение его мощей. На иконе «Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской» он изображен почивающим в земле под храмом на острове Анзер. Несколько выше – знаменитая береза в виде креста.

В 1923 г. сразу же после освобождения из заключения Патриарх Тихон подал властям список архиереев, без которых он не мог управлять Церковью. В их числе был епископ Петр (Зверев). В 1926 г. он был направлен в Воронеж. После смерти митрополита Владимира народное собрание выразило единодушное пожелание, чтобы Воронежским епископом стал преосвященный Петр. Заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский) признал это избрание и назначил епископа Петра на Воронежскую кафедру с возведением его в сан архиепископа, сказав при этом, что посылает в Воронеж лучшего проповедника Московской Патриархии.

В Воронеже архиерей был особенно дружен с народом, который собирался на его службы в великом множестве. С прихожанами архиерей проводил все свои дни – в церкви и дома, куда к нему беспрерывно шли со своими нуждами люди. И часто можно было видеть – входили к нему посетители с какой-нибудь скорбью, а выходили утешенными, с сияющими лицами.

При архиепископе Петре началось возвращение обновленческих храмов в православие. Чин принятия духовенства совершался с большой торжественностью. Все это вызывало гнев обновленцев, у которых оставалось все меньше церквей. Власти начали предпринимать меры, чтобы арестовать архиерея. Верующие рабочие пытались защитить народно избранного архиерея – писали письма в Москву, выражали протесты.

28 ноября 1926 года ночь к нему явились сотрудники ОГПУ для произведения обыска и ареста. Вместе с архиепископом Петром были арестованы архимандрит Иннокентий и другие близкие ему люди, большей частью рабочие.

4 апреля 1927 года Коллегия ОГПУ приговорила архиепископа Петра к десяти годам заключения в Соловецкий концлагерь. Своей воронежской пастве из Соловецкого лагеря архиепископ писал часто:

« 19 сентября 1927 года… Живу воспоминаниями и храню в своем сердце Богом данную мне паству, за которую молюсь и которую благословляю. Слава Богу за все ниспосланное! Мы за ваши молитвы здоровы и бодры духом. Господь да благословит вас и да благопоспешит вам всем.

Ваш богомолец и благожелатель грешный архиепископ Петр

7 февраля 1929 года архиепископ Петр скончался от тифа. Священники и верующие изъяли тело умершего из общей могилы, облачили по чину и похоронили отдельно. Перед тем как вложить в руку владыки разрешительную молитву, все три священника расписались на ней.

Монахиня Арсения спросила:

– Почему вы расписываетесь? На молитве ведь не расписываются?

– Если время переменится, будут обретены мощи владыки, будет известно, кто его хоронил.

Мощи священномученика Петра были обретены 17 июня 1999 года и находятся ныне в храме священномученика Филиппа, митрополита Московского, в Спасо-Преображенском Соловецком ставропигиальном мужском монастыре.

Автор: Архимандрит Дамаскин (Орловский

«Три рюмки», или 6 неожиданных фактов о Воронеже, верфях и Петре I

Воронежские историки обратились к губернатору с просьбой признать территории, где находились корабельные верфи, объектами культурного наследия

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

Читать все комментарии

Парадоксально, но факт: хотя Воронеж и считается колыбелью Российского флота, история верфей, а их по области в конце XVII и в XVIII веке работало более десятка (Тавровская, Хопёрская, Воронежская и Чижовская, Павловская, Икорецкая, Ступинская, Рамонская, Чертовицкая, Коротоякская), изучалась в основном по сохранившимся документам. А вот археологи на территории бывших верфей до сих пор не работали, более того, они даже не считаются объектами культурного наследия. Зато их регулярно (и совершенно безнаказанно) навещают так называемые «чёрные копатели» в поисках кладов царя Петра, а в последнее время намоленные места, где когда-то строился Российский флот, начали застраивать.

Именно поэтому историки решили что-то предпринять. Председатель воронежского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр НИКИТИН составил обращение на имя губернатора Александра Гусева с просьбой признать места расположения верфей объектами культурного наследия Воронежской области – тем более близится празднование 350-летия Петра I в 2022 году. Что сейчас осталось от петровских верфей, что находят на этих территориях местные жителей и есть ли там клады – читайте в электронной версии «МОЁ! Плюс». А мы расскажем вам шесть неожиданных фактов о корабельном строительстве в Воронеже и не только о нём.

1. Некоторые из верфей работали не только в Петровскую эпоху, но и после

Например, Тавровская верфь активно работала и после смерти императора, до 1769 года (Пётр I умер в 1725 году в 52 года). Здесь строили корабли Донской флотилии, которые участвовали в Русско-турецкой войне 1735 — 1739 годов, уже при Анне Иоанновне, в результате которой Россия вернула себе Азов, хоть и с рядом оговорок. А в 1768 году здесь же строилось несколько судов для Русско-турецкой войны уже при Екатерине. В это же время работала и Новохопёрская верфь — отсюда военные и транспортные корабли также уплыли на Русско-турецкую войну.

2. Воронежские корабли назывались не только «Принципиум» или «Гото Предестинация», но и куда менее звучно

Порой эти забавные названия очень сложно объяснить. Например, на Ступинской верфи очень любили называть суда в честь животных — были там и «Слон», и «Рысь», и «Собака», и «Страус», и даже «Журавль стерегущий». На Коротоякской верфи 40-пушечный корабль назвали ещё симпатичнее — «Ёж». На Чижовской верфи в 1702 году был построен 54-пушечный корабль «Мяч» — может, из-за его прыти в воде?

В 1735 году в Русско-турецкой войне участвовали тавровские прамы — эдакие плавучие крепости с кучей артиллерии на бортах. Называли их очень зловеще: «Дикий Бык», «Спесивый Лев» и даже «Близко не подходи!». Но самым забавным кажется название 36-пушечной баркалоны «Три рюмки». Остаётся только догадываться, какие события послужили толчком к названию.

3. Дворец Петра Первого перенесли из Воронежа в Тавров по брёвнышку

В разгар большой корабельной стройки, в период с 1696 по 1722 год, молодой царь не раз наведывался в Воронеж и жил здесь месяцами (в общей сложности он провёл здесь 500 дней). В первый свой приезд, в марте 1696 года, он поселился в домике подьячего на пересечении нынешних улиц Софьи Перовской и Большой Стрелецкой — там было всего две комнаты. Потом Петру построили в Воронеже небольшой деревянный дворец. А в 1705 году, когда русло реки Воронеж изрядно обмелело и стало непригодным для спуска на воду больших военных судов, верфи и крепость перенесли в село Таврово. Туда переехало Адмиралтейство, адмиралтейская школа, все вельможи, а дворец Петра был разобран по брёвнышку, перевезён в Таврово и там собран вновь. К сожалению, в 1744 году там случился страшный пожар, который уничтожил и все постройки, и царские палаты.

Читайте также:  Марон Сирийский

4. Воронеж был частью Азовской губернии

Она была создана в 1708 году Петром Первым. Просуществовала больше 10 лет, до 1719 года. Сначала центром губернии был Азов, потом Тамбов, а позднее — Воронеж. В 1719 году Азовскую губернию разделили на пять провинций, в том числе Воронежскую.

5. В Воронеже жил и работал известнейший мореплаватель и путешественник Витус Беринг

В 22 года он, датчанин по национальности и профессиональный моряк, поступил на русскую службу, служил в Балтийском и Азовском флоте. Он принял православную веру и после крещения стал зваться не Витус Ионассен, а Иван Иванович. В Воронеж Беринг приехал в 1711 году и жил здесь около месяца. Его назначили капитаном небольшого парусного судна «Таймолар», и вскоре Беринг из Воронежа на этом судне направился в Азов. В том году «река Дон малыми разливами прошла», вода была невысокой, но тем не менее Беринг с честью выполнил задачу. Проведя по сложному мелководному руслу Воронежа и Дона своё судно, он благополучно прибыл в Азов в составе солидной эскадры.

6. Петр первым начал изучать Костёнки

Российский самодержец был очень любознательным (чего стоят только 14 профессий, которыми он владел, в частности плотник, столяр, кузнец, фельдшер, бухгалтер и, разумеется, кораблестроитель). И когда в 1696 году он приехал в Воронеж и прослышал про «большие кости» в Костёнках, то повелел солдатам Преображенского полка провести раскопки. Правда, вскоре жители села Костёнки пожаловались царю Петру, что солдаты разворотили плотину, и раскоп был прекращён. Но «большие кости» запали Петру Алексеевичу в душу. И в 1717 году Пётр I писал в Воронеж азовскому вице-губернатору Степану Колычеву: «Повелевает в Костенску и в других городах и уездах губернии приискивать великих костей как человеческих, так и слоновых и всяких других необыкновенных». Многие из найденных в Костёнках останков крупных животных были отправлены в Кунсткамеру Санкт-Петербурга. В то время считали, что найденные гигантские кости — это останки боевых слонов Александра Македонского, который воевал со скифами. На берегах Дона животных якобы постиг массовый мор.

Благодарим Сергея Дмитриевича Наумова, Дмитрий Шувакина, «Музей Петровских кораблей» за помощь в подготовке материала

Как Петр I хотел казнить святого Митрофана Воронежского, но подумал и извинился

Трудно реализовать протест в авторитарном государстве. Тебя схватят. Отдельные люди готовы были пострадать, но чтобы архиереи протестовали – такого не было. Кроме святого Митрофана. Память 20 августа

Был избран игуменом

Михаил (так звали будущего святителя (1623-1701)), сын священника и сам священник, в 40 лет овдовел. В горе утешала только молитва и он принимает решение уйти в монахи.

При постриге отец Михаил получил имя Митрофан, с которым и вошел в историю как первый Воронежский епископ. Жизнь в Золотниковской пустыни в честь Успения Божией Матери так нравилась ему, что он дал обет не покидать пустынь до смерти. Уже в начале монашеской общежительной жизни его отличает мирный дух, уважение и почтение ко всем, независимо от чинов.

Но вот соседнему с пустынью Яхромскому Космину монастырю понадобился игумен, и братия просит своего епископа поставить им иеромонаха Митрофана. Епископ идет на встречу, Митрофан становится игуменом – очень строгим к себе и очень заботливым и внимательным к другим. До конца своих дней Митрофан переживал о том, что не смог выполнить обета не покидать пустыни.

Всю жизнь личные желания отца Митрофана не исполнялись. Кроме последнего, уже на смертном одре.

Зато братия Яхромского монастыря не могла нарадоваться, а сам Яхромский монастырь в те годы был известен как обитель учеников Христовых, связанных между собой любовью – не на словах, а на деле.

Затем игумена Митрофана переводят настоятелем в богатый Унженский монастырь. Боль расставания с духовными чадами снова смягчает молитва, и на новом месте будущий святитель продолжает молиться за них.

Епископ и царь

Ко времени первой встречи с царем святителю Митрофану было около 60-ти, Петру — десять.

Виктор Маркович Живов, доктор филологических наук, профессор МГУ и Калифорнийского университета в Беркли, специалист в области истории русской литературы и культуры:

«Это время известно как неспокойное, еще сильны действия трагического церковного раскола в Русской Церкви. В апреле 1682 года умирает старший брат Петра – царь Федор Алексеевич. Десятилетнего Петра объявляют новым царем. Но через месяц, после восстания в результате борьбы боярских партий, Петр уже делит трон со своим сводным братом Иваном Алексеевичем.

В том же апреле 1682, в самых первых его числах, сжигают на костре протопопа Аввакума, церковный Собор учреждает новые епархии для борьбы с расколом. Среди них — Воронежская, выделенная из огромной Рязанской.

В Москву, на поставление в епископа новой кафедры призван игумен Унженской обители Митрофан, он становится невольным свидетелем кровавых сцен первого стрелецкого восстания и распрей бояр.

25 июня 1682 года новопоставленный святитель участвует в венчании на царство юных государей — Иоанна и Петра. Так встретились на своем первом историческом перекрестке запуганный кровавым бунтом мальчик и умудренный опытом, почти шестидесятилетний игумен».

Но управлять по-настоящему Петр начал после подавления стрелецкого бунта 1689 года. Тогда он казнил публично 2000 человек. Патриарх Адриан, политик и дипломат, здесь не удержался и пришел к Петру с иконой в руках печаловаться за бунтарей.

Петр его прогнал со словами: «Зачем ты пришел сюда с этой иконой! Бог нас поддерживает, а не этих мятежников».

И вот такому гневному царю, прогнавшему печаловавшегося за людей патриарха, решился противоречить рядовой епископ.

Рядовой, но прогрессивный, в отличие от многих архипастырей и простых священников, прозывавших втихую Петра «антихристом», союзник Петра в его открытости всему лучшему в Европе.

Митрофаний поддерживал инициативы Петра, способствовавшие просвещению Российской державы, помогал в создании нового морского флота, жалуя на это крупные средства.

В 1700 году во время войн со Швецией в армии не хватало казны на жалование «ратным людям морского воинского флота в Воронеже» — Митрофаний выдал 4000 рублей. А когда царь приказал переливать на пушки церковные колокола, святитель и тут подсобил средствами – не отдавать же земли отечества шведу! Митрофаний знал резон и понимал, где уступить практической пользе, а где не уступить.

Что касается раболепствования и копирования без разбора всего иноземного, насмешки над своим, — тут прогрессивный владыка был на редкость тверд и по-умному критичен. Даже к царю.

Ведь царь часто сам приезжал к Митрофанию, когда бывал в Воронеже, о многом говорил и советовался с ним.

Царь извинился

Однажды Петр I, быв в своем воронежском дворце, пригласил святителя к себе.

Святитель заметил во дворе статуи обнаженных героев языческой мифологии: Зевсов, Уранов, нимф и красавицы Венеры. Увидел – развернулся — ушел.

На вопрос царя – мол, как же так – святитель ответствовал: «Пока Петр не уберет этих идолов, не могу войти во дворец»…

Возмущенный царь передал святителю, что, если он тут же не явится, то будет казнен. Ответ святителя стал эталонным по прямоте и мужеству для всех добрых пастырей Церкви:

«Для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение (Флп. 1, 21). Тело мое в царских руках, и он властен умертвить оное, а на душу мою никакая человеческая власть не простирается, но неприлично православному Государю ставить языческих болванов и тем соблазнять простые сердца.

Итак, лучше мне умереть, нежели боязливым молчанием, ради человекоугодия, изъявить как бы соизволение свое на нечестивое взирание на языческих богов, на поставление и хранение с честию на видном месте их кумиров, что является соблазном для младенствующего простого народа».

После этих слов святитель Митрофан стал готовиться к смерти. Он решил послужить всенощное бдение вечером и велел звонить в самый большой колокол Благовещенского собора Воронежа. Царь, услышав колокольный звон, поинтересовался у слуг: «Какой завтра праздник?» Ему ответили, что никакого большого праздника завтра нет.

Тогда Петр I отправил людей спросить у святителя о причине звона. Святитель Митрофан ему передал: «Мне, как преступнику, словом царским изречена казнь смертная, и того ради я, приготовляясь к смерти, спешу принести Господу Богу соборное с церковью о грехах моих моление».

Царь был поражен смирением святителя. Он тут же приказал снести статуи и попросил прощение у праведника. После этого события Петр I проникся еще большим уважением к смелому епископу.

Современному читателю такой выпад епископа может показаться в лучшем случае «чудным», а сам епископ — «некультурным», незнакомым с понятием аллегории, пронизывающей все западное искусство времен от ренессанса до ампира. Но ведь епископ не для себя старался!

В XVII веке простой российский человек воспринимал все, скажем так, простодушнее, глазами. Что мог подумать русский мужик, глядя сквозь дворцовую чугунную ограду на любовную сценку мраморных Зевса и нимфы в саду дворца православного государя? Не советовать же ему «Диалектику мифа» почитать, которой тогда и написано не было.

А епископ думал как раз о таких мужиках, о народе, пастырем которого он был поставлен. И что показалось ему смутительным — о том он прямо сказал царю.

Виктор Маркович Живов: «Эта воронежская история особенно запомнилась народу, потому что царь, которого сам патриарх не смог упросить о милости, смирился пред непослушным епископом. Обычно Петру не перечили. Во всяком случае, открыто.

Трудно реализовать протест в авторитарном государстве. Тебя схватят. Был уже Ларион Докукин, который свои тетради, обличающие Петра, прибил к Троицкому собору в Петербурге. Такие всплески были, и людей тащили в Преображенский приказ, и оттуда они живыми не выходили. Отдельные люди готовы были пострадать, но чтобы архиереи протестовали – такого не было».

Более чем скромен

Дружба царя, большие полномочия и материальные ресурсы не изменили монашеского образа жизни святителя Митрофана: жертвуя огромные средства на различные церковные и государственные нужды, святитель не имел лично ничего своего, все свое время отдавал служению. Современники о нем говорили: «более чем скромен».

Святитель широко помогал нуждающимся людям, при этом не чинился – кто православный и русский, а кто иноземец в беде.

Из архиерейской казны Митрофаний выдавал одежду, для нищих устраивал столы. Умиравших на чужбине бедных гастарбайтеров хоронил и погребал на свои средства.

В соборный синодик он велел внести для постоянного поминовения имена тех, которые «при первопрестольнике преосвященном Митрофане скончались без покаяния и без причастия».

«Не осталось у меня такого другого святого старца»

В 1699 году епископ серьезно заболел и решил принять схиму. Но царь приехал и стал отговаривать Митрофания от ухода от дел, не хотел отпустить друга-епископа. Епископ послушался, ведь он был монах, и последние четыре года своей жизни провел на «работе».

Владыка любил думать и рассуждать о смерти, загробной участи, часто молился за умерших. К своему погребению он все приготовил сам. Не имея личных средств, просил, чтобы пожертвование за поминовение погребавшим и хору выдавалось из домовой архиерейской казны.

Перед самой смертью владыка исполнил свое давнее желание — был пострижен в великую схиму с именем Макарий.

А в гроб лечь в схимническом облачении не получилось: царь не захотел и владыка опять смирился. По мнению царя Петра, епископу приличествовало «на людях» носить пышное облачение, соответствующее высокому сану.

В день смерти святителя – 23 ноября 1703 года – Петр I прибыл в Воронеж и застал Митрофания уже при смерти. Царь долго держал руку святителя, а потом закрыл его глаза своей рукой.

При погребении владыки Митрофания в Бла­го­ве­щен­ском со­бо­ре Во­ро­не­жа, когда представители духовенства хотели взять гроб для перенесения, Петр I сказал, обратившись к своей свите:

«Стыдно нам будет, ежели мы не засвидетельствуем нашей благодарности сему пастырю отданием ему последней чести. Итак, вынесем тело его сами».

Сказав это, царь первый взялся за гроб святителя и с главными военачальниками понес его в соборный храм. Когда погребение окончилось, Петр I громко сказал: «Не осталось у меня другого такого святого старца, ему же да будет вечная память».

После смерти святителя стали происходить чудеса на его гробнице, а его тело было обнаружено нетленным. Прославление Митрофания в лике святых состоялось 20 августа (по новому стилю) 1832 года.

При подготовке статьи использовались:

Архиепископ Димитрий (Самбикин). Делай благо, бегай злаго. Деятельность святителя Митрофана на Воронежской кафедре. М.: Издательство им. свт. Игнатия Ставропольского. 2003. – 47 с.

Введенский С. Святитель Митрофан Воронежский, как церковно-государственный деятель эпохи преобразования. — Воронеж, 1904.

Духовное завещание святого Митрофана, епископа Воронежского (по книге Жития святителей Митрофана Воронежского и Тихона Задонского. — М.:Изд-во Сретенского монастыря, 2007 г. — 288 с.: ил. — (Жития святых))

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Ссылка на основную публикацию