Что значит богословие в православии?

Православное богословие

Православные богословы, описывая богословие, стараются избежать злоупотребления рациональными средствами и крайним мистицизмом. Все системы православного богословия обращены к традиции. У отцов и учителей раннехристианской церкви, в частности у Василия Великого, Григория Нисского, понятие “догмат” расшифровывается как твердо установленная, непререкаемая и безусловно обязательная истина христианского вероучения. Впоследствии термин “догмат” входит в церковное словоупотребление, где обозначает согласованные критерии правоверного христианства.

Догмат выражает сущность церковного учения в готовой форме. “Это откровенные истины веры, включая постановления и уставы, кроме того, необходимо учитывать, что символ веры шире догмата, так как он фиксирует догмат” [1] . По мнению В. С. Соловьева, “истина церкви, передающая нам ум Христов, не есть ни научная, ни философская, ни даже богословская – она заключает в себе только догматы благочестия. В этом факте содержится ключ к пониманию христианской догматики и тех соборов, которые занимались ее формулированием. В области вероучения интерес благочестия состоит, очевидно, в том, чтобы в представлениях о божестве ничем не умалялась полнота религиозного отношения к нему, изначала данная в Христе как Сыне Божием и сыне человеческом” [2] .

Как отмечал В. С. Соловьев, православные апологеты и полемисты чаще всего используют против западного христианства оружие нравственных обвинений. Католицизм они упрекают за гордость и властолюбие, за стремление присвоить своему иерархическому главе как то, что принадлежит Богу, так равно и то, что принадлежит кесарю, укоряют католическую иерархию в фанатизме, в привязанности к миру, в корыстолюбии, делают ее ответственной за общий грех преследования еретиков и неверных, постоянно возвращаются (в согласии с протестантами) к трем обвинительным пунктам: инквизиции, индульгенциям и иезуитской морали, и, наконец, независимо от протестантов, вносят в этот грех нравственного братоубийства, выразившийся в самовластном узаконении (без ведома Восточной церкви) местных западных преданий.

Православие выставляет также этические обвинения и против протестантского вероисповедания. Его упрекают в индивидуализме, упраздняющем церковь как действительное нравственное целое, в разрушении любовного союза не только между настоящим и прошедшим церкви исторической (через отрицание преданий), но и между видимою и невидимою церковью (через отвержение молитв за усопших).

Разумеется, эти взаимные упреки условны. Когда православные вместе с католиками упрекают протестантов за отсутствие духовной филиации и за пренебрежение к отеческим преданиям, то никакой благоразумный протестант не скажет, что предания должно презирать, а, напротив, станет доказывать, что протестантизм и есть возвращение к самым почтенным и подлинным преданиям христианства, очищенным от фальшивой и вредной примеси.

По мнению Лосского, “третья мировая идея, идея славянская” идет с востока Европы и таит в себе возможность окончательного “разрешения судеб человеческих и Европы” [3] . По мнению Лосского, Русский Христос, т.е. Христос в том аспекте, в каком Его принял в свое сердце русский народ, составляет сущность русского православия.

“Русский народ, – писал Достоевский, – ничего не знает выше христианства, да и представить не может. Он всю землю свою, всю общность, всю Россию назвал “крестьянством”. Вникните в Православие: это вовсе не одна только церковность и обрядность, это живое чувство, обратившееся у народа нашего в одну из тех основных живых сил, без которых не живут нации. В русском христианстве по-настоящему даже и мистицизма нет вовсе, в нем есть одно человеколюбие, один Христов образ, по крайней мере, это главное. В Европе давно уже и по праву смотрят на клерикализм и церковность с опасением; там они, особенно в иных местах, мешают течению живой жизни, всякому преуспеванию жизни и, уж конечно, мешают самой религии. Но похоже ли наше тихое, смиренное православие на предрассудочный, мрачный, заговоренный, пронырливый и жестокий клерикализм Европы? Как же может оно не быть близким народу” [4] .

Говоря о православии, Достоевский выдвигал на первый план приятие русским народом Христа в своем сердце, христианский гуманизм, подвижничество святых, влияние старцев. Он ценил также Церковь в том ее аспекте, в котором она представляет собой общественный союз, опирается на незыблемые догматы, имеет прочную иерархическую организацию. Ф. М. Достоевский высоко ценил православную церковь в ее традиционной, четко выработанной форме. Писатель считал, что выяснение глубокого смысла основных догматов Троичности, Богочеловечества, Преображения действительно необходимо.

Православие основывается не на подчинении внешнему авторитету, а на принципе соборности. Соборность – это религиознобогословское понятие, означающее единство, целостность церковного организма. “Соборный” – значит собранный из множества в единство, единый во множестве, всеединый. Объявляя себя соборной, кафолической, та или другая церковь стремится быть единой и единственной.

Предложенное А. С. Хомяковым (1804–1860) определение соборности как свободного собрания людей, соединенных любовью, делает это понятие еще шире и неопределенней, позволяя тем самым использовать его для критики католицизма. По мнению русских богословов, наилучшие условия для соборности сохранились на Востоке. В Риме она вытеснена внешним авторитетом папской власти, а в протестантизме разрушена Реформацией, вырвавшей автономную личность из целостной церковной жизни. Правда, в начале прошлого века некоторые религиозные мыслители вынуждены были признать, что соборность в том смысле, как ее понимал Хомяков, нигде и никогда не существовала, ибо на Западе властововал “папацезаризм”, а на Востоке “цезарепапизм”. Тем не менее идея соборности влиятельна в православии и сегодня.

Признав святость высшей ценностью, стремясь к абсолютному добру, русский народ не возводит земные относительные ценности, например частную собственность, в ранг “священных” принципов.

Ересь

Е́ресь (от греч. αἵρεσις — направ­ле­ние, выбор) — 1) утвер­жде­ние, кон­цеп­ция или учение, про­ти­во­ре­ча­щее веро­уче­нию Церкви; 2) заблуж­де­ние отно­си­тельно Пра­во­слав­ных дог­ма­тов, под­дер­жи­ва­е­мое созна­тель­ным, упор­ным про­тив­ле­нием Истине.
Про­стран­ный хри­сти­ан­ский кате­хи­зис Пра­во­слав­ной Кафо­ли­че­ской Восточ­ной Церкви так опре­де­ляет поня­тие ересь: «Ересь, когда люди к учению веры при­ме­ши­вают мнения, про­тив­ные Боже­ствен­ной истине».

Почему регу­лярно нару­ша­ю­щий нрав­ствен­ные нормы не под­ле­жит непре­мен­ной ана­феме, а упор­ству­ю­щий в нару­ше­нии дог­ма­тов ана­фе­мат­ству­ется?

Нару­ше­ние запо­ве­дей Хри­сто­вых бывает свя­зано как с про­из­воль­ным жела­нием чело­века, так и с его зара­жен­но­стью сквер­ной греха.

Цер­ковь Божия для того и создана на земле, чтобы при­вле­кать в неё греш­ни­ков с тем, чтобы они, при содей­ствии бла­го­дати, осво­бож­да­лись от греха и воз­рас­тая воз­рас­том духов­ным, упо­доб­ля­лись Созда­телю ( Мк.2:17 ).

Стало быть, при­сут­ствие нару­ши­те­лей запо­ве­дей в земной Церкви — не исклю­че­ние, а бого­уста­нов­лен­ная норма. Если бы гре­хов­ность, как тако­вая, слу­жила осно­ва­нием немед­лен­ного отлу­че­ния чело­века от Церкви, земная Цер­ковь тут же опу­стела бы ( 1Ин.1:8 ), а на земле при­умно­жи­лось бы зло. Это было бы угодно не Богу, но диа­волу.

Несмотря на то, что земная Цер­ковь создана для греш­ни­ков ( Мк.2:17 ), это не значит, что греш­ник и вовсе не может быть отлу­чен от цер­ков­ного обще­ния. В зави­си­мо­сти от тяже­сти совер­шен­ных им пре­ступ­ле­ний он может быть отлу­чен от пол­но­прав­ного обще­ния с бра­ти­ями и сест­рами во Христе в той или иной мере (напри­мер, он может под­пасть под запрет на уча­стие в Таин­стве Евха­ри­стии сроком на несколько дней или недель).

Подоб­ные меры не отде­ляют греш­ника от Все­лен­ской Церкви, но напро­тив, бывают направ­лены на его исправ­ле­ние и даль­ней­шее еди­не­ние с Цер­ко­вью и её Главой, Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом.

Другое дело, если речь идёт не просто о нару­ши­те­лях нрав­ствен­ных запо­ве­дей, а о ере­ти­ках. Конечно, как и всякий грех вообще, грех укло­не­ния в ересь омы­ва­ется пока­я­нием. В этом отно­ше­нии он не сильно отли­ча­ется от прочих грехов. Зато в другом отно­ше­нии он имеет прин­ци­пи­аль­ное отли­чие.

Тот, кто впал в ересь, не желает при­слу­шаться к голосу Церкви и отка­заться от заблуж­де­ния, выра­жает тем самым, что испо­ве­дует какую-то особую веру, отлич­ную от той веры, какую должны испо­ве­до­вать члены Все­лен­ской Церкви и како­вая служит зало­гом их духов­ного един­ства.

Полу­ча­ется, что ана­фе­мат­ствуя такого пре­ступ­ника, Цер­ковь, по сути, всего лишь кон­ста­ти­рует, что своим неже­ла­нием испо­ве­до­вать общую всем пра­во­слав­ным веру, он сам себя отлу­чает (отлу­чил).

Можно ска­зать, что ере­тики явля­ются своего рода идо­ло­по­клон­ни­ками, ведь они верят в какого-то осо­бого, создан­ного в их созна­нии Бога, или в какую-то особую, создан­ную в их вооб­ра­же­нии истину, но не в Того Бога (не в Ту Истину), в Кото­рого верит Все­лен­ская Цер­ковь.

Зна­че­ние тер­мина

Ересь — наме­рен­ное иска­же­ние пра­во­слав­ной дог­ма­тики.

В древ­не­гре­че­ском языке слово ересь (др.-греч. αἵρεσις) озна­чало «выбор», «тече­ние» или «направ­ле­ние». Поня­тием «ересь» в иудео-элли­ни­сти­че­ской куль­туре обо­зна­ча­лись рели­ги­оз­ные или фило­соф­ские направ­ле­ния, тече­ния и школы. Так, напри­мер, рели­ги­озно-поли­ти­че­ские партии фари­сеев и сад­ду­кеев названы в Дея­ниях ере­сями ( Деян.5:17, 15:5, 26:5 ).

В Ново­за­вет­ных апо­столь­ских посла­ниях поня­тие «ересь» при­об­ре­тает иной смыс­ло­вой отте­нок. Оно начи­нает про­ти­во­по­став­ляться пра­виль­ному веро­уче­нию, пре­вра­ща­ется в отри­ца­ние истины Боже­ствен­ного Откро­ве­ния. Это уже не просто направ­ле­ние или тече­ние мысли, но осо­знан­ное стрем­ле­ние иска­зить основы хри­сти­ан­ского веро­уче­ния, а, значит, и лишить чело­века воз­мож­но­сти спа­се­ния в веч­но­сти.

Суть ере­ти­че­ских учений пре­красно выра­зил св. Васи­лий Вели­кий. Вслед за всеми свя­тыми отцами, он пола­гал, что к ере­ти­кам должны быть отне­сены отчуж­ден­ные от Пра­во­сла­вия в самой вере, иска­жа­ю­щие один или несколько дог­ма­тов, изло­жен­ных в Сим­воле Веры или любое освя­щен­ное изна­чаль­ным и дол­го­вре­мен­ным упо­треб­ле­нием в Церкви свя­щен­ное пре­да­ние и уста­нов­ле­ние. «Ере­ти­ками назвали они совер­шенно отторг­шихся, и в самой вере отчуждив­шихся, – гово­рит св. Васи­лий о мнении свв. Отцов. – Ибо здесь есть явная раз­ность в самой вере в Бога».

Следуя тол­ко­ва­нию пози­ции св. Васи­лия Вели­кого, дан­ному выда­ю­щимся пра­во­слав­ным ком­мен­та­то­ром кано­ни­че­ского права Иоан­ном Зонара, «ере­тики суть все, мыс­ля­щие несо­гласно с пра­во­слав­ною верою, хотя бы давно, хотя бы недавно они были отлу­чены от Церкви, хотя бы древ­них, хотя бы новых ересей они дер­жа­лись».

Знаток цер­ков­ного права епи­скоп Дал­ма­тин­ско-Ист­рин­скому Нико­дим (Милаш) писал, что, ересь как «учение, про­тив­ное пра­во­слав­ной вере, не должно, впро­чем, касаться непре­менно осно­ва­ний пра­во­слав­ного веро­уче­ния, чтобы данное лице счи­тать ере­ти­ком, – доста­точно, чтобы оно погре­шало хотя бы и в одном дог­мате, и в силу этого оно уже еретик».

Сущ­ность ереси глу­боко рас­крыта св. Игна­тием Брян­ча­ни­но­вым: «Ересь есть при­кро­вен­ное отвер­же­ние хри­сти­ан­ства. Когда люди начали остав­лять идо­ло­по­клон­ство, по его оче­вид­ной неле­по­сти, и при­хо­дить к позна­нию и испо­ве­да­нию Иску­пи­теля; когда все усилия диа­вола под­дер­жать между чело­ве­ками идо­ло­по­клон­ство оста­лись тщет­ными; тогда он изоб­рел ереси, и посред­ством ереси, сохра­няя для дер­жа­щихся ее чело­ве­ков имя и неко­то­рую наруж­ность хри­стиан, не только отнял у них хри­сти­ан­ство, но и заме­нил его бого­хуль­ством».

Как спра­вед­ливо отме­чает сек­то­вед А. Л. Двор­кин, «слово еретик… озна­чает чело­века, дела­ю­щего про­из­воль­ный выбор под руко­вод­ством соб­ствен­ных идей и жела­ний. Термин этот по про­ис­хож­де­нию хри­сти­ан­ский, и, сле­до­ва­тельно, для того чтобы стать ере­ти­ком в свя­то­оте­че­ском смысле этого слова, чело­век изна­чально должен был пре­бы­вать в истине».

В аске­ти­че­ском плане ересь явля­ется край­ней сте­пе­нью пре­лест­ного мнения, кото­рая может пери­о­ди­че­ски воз­об­нов­ляться как типо­ло­ги­че­ски устой­чи­вое пле­не­ние ума. В ереси соеди­ня­ются воедино многие страст­ные состо­я­ния: мнение, само­обо­льще­ние, гор­дыня, свое­во­лие и т. д.

Глав­ная опас­ность ереси

Гово­рили об авве Ага­фоне:
«Пришли к нему некие, услы­шав, что он имеет вели­кую рас­су­ди­тель­ность. Желая испы­тать его, не рас­сер­дится ли он, спра­ши­вают его:
«Ты — Агафон? Мы слы­шали о тебе, что ты блуд­ник и гордец». «Да, это правда», — отве­чал он.
Они опять спра­ши­вают его: «Ты, Агафон, кле­вет­ник и пустослов?»«Я», — отве­чал он.
И еще гово­рят ему:«Ты, Агафон, еретик?» «Нет, я не еретик», — отве­чал он.
Затем спро­сили его: «Скажи нам, почему ты на все, что ни гово­рили тебе, согла­шался, а послед­него слова не пере­нес?»
Он отве­чал им:«Первые пороки я при­знаю за собой, ибо это при­зна­ние полезно моей душе, а при­зна­ние себя ере­ти­ком значит отлу­че­ние от Бога, а я не хочу быть отлу­чен­ным от моего Бога».
Выслу­шав это, они поди­ви­лись его рас­су­ди­тель­но­сти и отошли, полу­чив нази­да­ние».

(Древ­ний пате­рик. 1914. С. 27. № 4.)

Ереси в исто­рии

Воз­ник­но­ве­ние ересей пред­ска­зы­вал апо­стол Петр: «Были и лже­про­роки в народе, как и у вас будут лже­учи­тели, кото­рые введут пагуб­ные ереси и, отвер­га­ясь иску­пив­шего их Гос­пода, навле­кут сами на себя скорую поги­бель» ( 2Пет.2:1 ). Апо­стол Павел поме­щает ересь в один разряд с грехом вол­шеб­ства и идо­ло­слу­же­ния ( Гал.5:20 ).

Ран­не­хри­сти­ан­ская Цер­ковь строго сле­дила за чисто­той своего веро­уче­ния, реши­тельно про­ти­во­по­став­ляя себя всем иска­же­ниям хри­сти­ан­ства. Именно поэтому за ней закре­пился термин Пра­во­сла­вие (греч. Όρθοδοξία – пра­во­сла­вие, пра­во­ве­рие, пра­виль­ное знание, суж­де­ние).

Рас­про­стра­ня­ю­щийся со II века термин Пра­во­сла­вие озна­чает веру всей Церкви в отли­чие от разных учений ере­ти­че­ских сооб­ществ, для обо­зна­че­ния кото­рых исполь­зо­ва­лось слово гете­ро­док­сия (έτεροδοξία – другое, отлич­ное от пра­виль­ного учение, знание).

Пер­во­на­чально ере­ти­ками назы­вали гно­сти­ков, хотя счи­тать гно­сти­цизм хри­сти­ан­ским уче­нием вряд ли пра­во­мерно. Родо­на­чаль­ни­ком ересей счи­та­ется Симон Волхв ( Деян.8:9 ). К пер­вому пери­оду отно­сятся такие ереси, как еви­о­нит­ство, керин­фи­ан­ство, елке­за­ит­ство, доке­тизм, мани­хей­ство, мон­та­низм, хили­азм.

Три­а­до­ло­ги­че­ские ереси: монар­хи­ан­ство и ари­ан­ство, осуж­ден­ные на I и II Все­лен­ском собо­рах. В списке ересей, осуж­ден­ных на II Все­лен­ском Соборе, зна­чатся также: евно­ми­ане, аномеи, евдок­си­ане, полу­а­ри­ане, или духо­борцы (маке­до­ни­ане), савел­ли­ане, фоти­ни­ане, апо­ли­на­ри­ане.

Хри­сто­ло­ги­че­ские ереси: несто­ри­ан­ство (евти­хи­ан­ство), моно­фи­зит­ство, моно­фе­лит­ство, осуж­ден­ные на после­ду­ю­щих собо­рах, а также ико­но­бор­че­ство, осуж­ден­ное на VII Вс. Соборе, прак­ти­че­ски были повто­ре­нием и раз­ви­тием древ­них. В период Рефор­ма­ции воз­рож­да­ется раци­о­на­лизм антит­ри­ни­та­риев (Сервет, соци­ни­ане и др., в России – Фео­до­сий Косой). Адопци­ане были моди­фи­ка­цией несто­риан, а пав­ли­ки­ане и бого­милы – вари­а­цией мани­хей­ства. В сред­ние века на Западе как отго­лоски мани­хей­ства появи­лись аль­би­гойцы, катары, пата­рены. В XII в. воз­никли валь­денсы – смесь пие­тизма и раци­о­на­лизма.

После­до­ва­тель­ность воз­ник­но­ве­ния ересей

«В появ­ле­нии ере­ти­ков, иска­жав­ших боже­ствен­ное неиз­ме­ня­е­мое учение Хри­сти­ан­ской Церкви», – пишет Е. Смир­нов, – «есть неко­то­рая после­до­ва­тель­ность и система, именно – пере­ход от общего к част­ному. Сле­до­вало ожи­дать, что на первых порах, вслед­ствие вступ­ле­ния в Цер­ковь иудеев и языч­ни­ков, не хотев­ших вполне отка­заться от иудей­ства и язы­че­ства и потому сме­ши­вав­ших хри­сти­ан­ское учение с воз­зре­ни­ями иудей­скими, появятся ере­ти­че­ские заблуж­де­ния отно­си­тельно всей системы хри­сти­ан­ского веро­уче­ния, а не отдель­ного какого-либо пункта.

Так дей­стви­тельно и было: с одной сто­роны яви­лись ере­тики иудей­ству­ю­щие, назы­ва­е­мые также еви­о­ни­тами, кото­рые стре­ми­лись слить хри­сти­ан­ство с иудей­ством, даже с под­чи­не­нием пер­вого послед­нему, а с другой – язы­че­ству­ю­щие, или, как они назы­ва­лись во 2 веке, гно­стики, а потом мани­хеи, стре­мив­ши­еся из хри­сти­ан­ского веро­уче­ния в соеди­не­нии его с восточ­ным рели­ги­оз­ным миро­со­зер­ца­нием или гре­че­ской фило­со­фией обра­зо­вать сме­шан­ную рели­ги­оз­ную систему.

Когда лже­уче­ния этих ере­ти­ков были отверг­нуты Цер­ко­вью и уже стали отжи­вать, на смену им появи­лись дру­гого рода ереси, воз­рос­шие уже на хри­сти­ан­ской почве. Пред­ме­том их служит глав­ный догмат хри­сти­ан­ства о тро­ич­но­сти Лиц в Боже­стве. Это – ереси антит­ри­ни­та­риев.

В после­ду­ю­щее за тем время раз­ви­ва­ется ересь по вопросу еще более част­ному: о Боже­ствен­но­сти Вто­рого Лица Святой Троицы. Эта ересь, извест­ная под именем ари­ан­ства, открыто появи­лась уже в начале 4 века.

В век апо­столь­ский мы видим ере­ти­ков иудей­ству­ю­щих и язы­че­ству­ю­щих. Послед­ние поло­жили начало тому гно­сти­цизму, кото­рый раз­вился осо­бенно сильно во 2 в. после времен апо­столь­ских».

Читайте также:  Икона Александр Свирский в чем помогает

Обли­чи­тели ересей

Иные кате­го­рии отступ­ни­че­ства

Помимо ереси, Цер­ко­вью выде­лены и иные кате­го­рии отступ­ни­че­ства: раскол и само­чин­ное сбо­рище (пара­си­на­гога).

Об отли­чии ошибки от ереси ^

свя­щен­ник Михаил Легеев:

По сте­пени ясно­сти и точ­но­сти осмыс­ле­ния чело­ве­ком учения Церкви можно выде­лить пять стадий. Первая — дог­маты, заклю­чен­ные в слова. Здесь все кри­стально чисто, лишнее отсе­чено, все нужное ска­зано.

Вторая — акцент. Акцент выде­ляет лишь какую-то грань пол­ноты кар­тины. Святой Афа­на­сий Вели­кий за «еди­но­су­щие» всю жизнь поло­жил. Но «еди­но­су­щие» — это еще не пол­нота дог­мата. Бого­сло­вие святых отцов по боль­шей части — бого­сло­вие акцен­тов. Один мог выде­лять один акцент, а другой — другой.

Третья стадия — неточ­ность. Неточ­ность свя­зана с неко­то­рым недо­по­ни­ма­нием. Напри­мер, свя­ти­тель Кирилл Алек­сан­дрий­ский слово «ипо­стась» упо­треб­лял в зна­че­нии «сущ­ность». Он не имел в виду тот смысл, кото­рый потом вкла­ды­вали в его слова моно­фи­зиты, но не мог еще свою мысль облечь в пра­виль­ные слова. Поэтому для нас это неточ­ность.

Чет­вер­тая стадия — ошибка. Ошибка есть ошибка. Свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский (бого­слов IV в. — Прим. ред.) испо­ве­до­вал апо­ка­та­с­та­сис, то есть учение о все­об­щем избав­ле­нии от веч­ного посмерт­ного воз­да­я­ния. Но если бы Цер­ковь ука­зала ему на ошибку, он бы не стал упор­ство­вать.

Пятая стадия — ересь. Святые отцы могли оши­баться, а вот упор­ство­вать в этом — нет. Святой Викен­тий Лерин­ский (галль­ский бого­слов V в.) пишет: «Винов­ники того мнения при­зна­ются пра­во­слав­ными, а после­до­ва­тели — ере­ти­ками, учи­теля раз­ре­ша­ются, а уче­ники осуж­да­ются, писа­тели сочи­не­ний будут сынами цар­ствия, а защит­ники оных под­верг­нутся геенне». Где-то между чет­вер­той и пятой ста­ди­ями, между ошиб­кой и ересью, и про­ле­гает гра­ница, отде­ля­ю­щая еще цер­ков­ное бытие от уже вне­цер­ков­ного. Опять же, важен сам вектор дви­же­ния. Если он направ­лен к Церкви и Богу — это путь к истине, если в обрат­ную сто­рону — к ереси. Ере­ти­ком не ста­но­вятся в одно­ча­сье, это резуль­тат дли­тель­ного про­цесса, того самого непра­виль­ного дви­же­ния.

Из интер­вью в жур­нале «Вода Живая» №10 2015

Гово­рить о некоем «абсо­лютно чистом Пра­во­сла­вии» в опре­де­лен­ном отно­ше­нии некор­ректно. Но хотя в при­роде и не суще­ствует дистил­ли­ро­ван­ной воды, но тем не менее вода из чистого источ­ника суще­ствен­ным обра­зом отли­ча­ется от воды из помой­ной лужи. Цер­ковь есть Тело Хри­стово, а потому и вообще Пра­во­сла­вие, и в част­но­сти пра­во­слав­ное бого­сло­вие явля­ется живым орга­низ­мом. Бывает, что живой орга­низм болеет и погло­щает в себя чуже­род­ные эле­менты, но он должен либо пере­ра­бо­тать их, либо отторг­нуть, ибо иначе погиб­нет. А поскольку Цер­ковь пре­бу­дет вечно и врата адовы не одо­леют ее ( Мф. 16, 18 ), то пра­во­слав­ное миро­со­зер­ца­ние или пере­ра­ба­ты­вает отдель­ные чуждые ему эле­менты (но только до опре­де­лен­ной сте­пени, как было, напри­мер, с неко­то­рыми частями антич­ного миро­воз­зре­ния, усво­ен­ными хри­сти­ан­ской куль­ту­рой), или отвер­гает и их?, как пагуб­ные для его духов­ного здо­ро­вья, – это и слу­ча­ется обычно с ере­сями. Так как бого­сло­вие живое, то Пра­во­сла­вие непре­станно пере­ли­ва­ется мно­же­ством радост­ных красок и оттен­ков, вос­хи­щая своей новиз­ной. Свет имеет извест­ный цве­то­вой спектр, но тьма им не обла­дает (ср. Ин. 1, 5 ). И хотя порой кажется, что свет и тьма иногда сме­ши­ва­ются, как, напри­мер, при вечер­них сумер­ках, но это лишь иллю­зия, поскольку они лишь сопо­ла­га­ются. Ибо что общего у света с тьмою? Какое согла­сие между Хри­стом и Вели­а­ром? ( 2Кор. 6, 14–15 ). Пра­во­сла­вие, при всем бога­том раз­но­об­ра­зии цве­то­вых оттен­ков, есть и всегда оста­нется Пра­во­сла­вием, а ересь – ересью.
Про­фес­сор А.И. Сидо­ров (Свя­то­оте­че­ское насле­дие и цер­ков­ные древ­но­сти).

Что такое ересь?

Когда мы слышим слово «ересь», то невольно представляем себе навеянную светским кинематографом картину: злой и кровожадный инквизитор мучает вольнодумца, романтика и пассионария «еретика». Насколько уместно такое «распределение ролей»? Что такое ересь и чем она вредна — мы спросили у богослова, ректора Киевской духовной академии и семинарии, архиепископа Бориспольского АНТОНИЯ (Паканича), председателя Богословско-канонической комиссии при Священном синоде Украинской Православной Церкви.

Архиепископ Бориспольский АНТОНИЙ (Паканич) — богослов, ректор Киевской духовной академии и семинарии,председатель Богословско-канонической комиссии при Священном синоде Украинской Православной Церкви

Зачем нужна догматика?

— Что такое ересь — «свобода» богословского, философского творчества или просто ошибка?

Подлинная свобода — это свобода от греха и пребывание в Святом Духе, Духе Истины, Который сохраняет человека от заблуждений. Если ересь — проявление свободы творчества, то тогда богословие отцов Церкви проявление чего? Впрочем, свобода может стать основанием самых разных поступков, как добрых, так и злых.

Ересь — это не просто ошибка или заблуждение, в которое впадает человек из-за незнания или неверного вывода. Ересь — это сознательное и упрямое искажение Священного Предания, подрыв фундаментальных истин православной веры, такое пагубное их искажение, которое препятствует спасению.

— Как могут быть связаны догматические формулировки со спасением, ведь по сути это всего лишь формы мысли? Как и почему форма мысли влияет на спасение?

— Не надо забывать, что речь идет о Боге. Догматические формулировки — это не просто формы мысли, а некий словесный образ, направляющий нас к Первообразу и предостерегающий от искажения истины. Вспоминается евангельское выражение «ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12: 37), которое часто понимается как предостережение от суесловия, от невоздержанности языка. Но если вспомнить контекст этих слов Спасителя, то увидим, что сказаны они как продолжение предостережения от «хулы на Духа Святого» и, таким образом, относятся не к простым бытовым ситуациям, когда действительно можно наговорить лишнего, а именно к богословию! Догматические формулировки предостерегают и направляют нас — наш ум, нашу волю, наши чувства — к Богу, служат нам ориентиром на этом пути. Так получается, что — да, от слов о Боге, с которыми согласно и сердце, зависит наше осуждение или спасение.

Конечно, догматическое богословие — это в том числе и форма мысли, то, что принадлежит к интеллектуальной культуре, но главная его цель — вести человека к спасению. Неправильная вера ведет к неправильному духовному опыту и, как следствие, заблуждению и прелести. Догматика — это не отвлеченное мудрствование, не теоретические абстракции, это путь к спасению. Умственное богословское заблуждение всегда отражается на практике, именно поэтому ересь опасна! Бывали случаи в истории Церкви, когда богословские споры разгорались прямо вокруг какого-то практического вопроса: так, если мы вспомним историю византийских Паламистских споров XIV века, то эти вроде бы исключительно теоретические дискуссии вокруг природы «божественного света» разгорелись в первую очередь вокруг афонской практики «умной молитвы» и в итоге позволили богословам обосновать и защитить афонскую монашескую традицию исихазма и созерцания нетварного божественного света.

Если человек идет в неверном направлении, через некоторое время он неминуемо окажется в тупике. Это объективная реальность, человек в принципе может и не пропагандировать какую-то ересь, но быть еретиком, его заблуждения все равно рано или поздно дадут свой плод, обнаружат себя печальными последствиями.

— Ересь — это в первую очередь «умственное» заблуждение? Семинарист с двойкой по догматическому богословию — еретик?

— Ну, такой человек уже, как правило, не семинарист… (Смеется.) Здесь вопрос не в том, может ли человек выразить свою веру, а в том, осознанно ли он отвергает церковное учение, противопоставляет ли он свое понимание церковному? Большинство еретиков были очень умными людьми и строгими аскетами, но отрицали церковное учение. Причем отрицали на очень высоком интеллектуальном уровне: Аполинарий, Несторий… Именно поэтому мы объясняем своим студентам, что не столько теоретические познания в области богословия, сколько опыт церковной жизни, опыт жизни в Духе Святом предохраняет от ошибок.

Свобода богословских мнений

— Если мы будем изучать историю церковной письменности, то быстро заметим, что святые отцы и сами далеко не всегда единогласны, более ранние иногда противоречат поздним…

— Поздние догматические формулировки выражают не какие-то «новые» учения, а то же самое церковное учение, которое изначально было в Церкви. В православном понимании содержание церковного учения неизменно, и со временем может меняться только его словесная форма. Мы убеждены, что святые отцы, жившие до появления более поздних догматических формулировок, веровали так же, как и мы. Не смотря на то, что многие доникейские Отцы в изъяснении учения о Святой Троице использовали терминологию не Символа веры (принятого в 325 году), мы уверены, что понимали они свои формулировки в рамках Предания Церкви.

Интересно, что Церковь только те вероучительные истинны определяет как догмат, которые непосредственно важны для спасения человека. Православные догматы — это всегда некий коридор, где богослов может думать так или по-другому, главное — не выходить за обозначенные рамки. Самым ярким примером чего является орос Халкидонсокго Собора с его определением о соединении естеств во Христе: неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно.

Более того, есть значительное количество очень по сути значимых для нас вероучительных истин, которые вообще не имеют строгих догматических формулировок. Например, о телесности или бестелесности ангелов. И это нормально. Поэтому мы различаем в Церкви догматы и богословские мнения.

— А чем отличается частное «богословское мнение» от ереси? Где грань допустимого разномыслия? Какие критерии?

— Частные богословские мнения могут быть несогласны друг с другом, но при этом они не должны ни прямо, ни косвенно идти в противоречие догмату. Если это происходит, тогда «частное богословское мнение» становится ересью. Кроме того, как уже говорилось, ересь подрывает фундаментальные истины, а теологумены и частные богословские мнения касаются вероучительных вопросов частного характера, не имеющих столь важного значения для спасения, как те истины, что мы исповедуем в Символе веры. (Например, вопрос от трехчастности (дух—душа—тело) и двухчастности (тело—душа) человеческой природы. — Прим. ред.) И конечно, следует четко понимать, что в ереси есть два важных аспекта: собственно ошибочный взгляд по какому-то вероучительному вопросу и отношение еретика к собственному лжеучению. Принявший ересь за истину — не просто с кем-то в чем-то не согласен, он противопоставляет себя и свою веру вере Церкви. Отсюда известная закономерность: ересь — это всегда нарушение единства. Еретик — это человек не просто заблуждающийся, но и тот, кто ради собственного заблуждения отпадает от церковного единства, выходит из единства веры, любви и, в конце концов, единства евхаристического общения.

По каким-то вопросам разномыслие, безусловно, возможно; и в связи с этим вспоминается известное выражение Блаженного Августина, который заповедовал сохранять «в главном единомыслие, во второстепенном разнообразие, во всем любовь». Тот критерий, который определяет, где заканчивается разномыслие, а где начинается ересь, четко виден из этих слов святого отца: разномыслие не должно служить раздору и нарушению любви.

Кто помнит слова святого апостола Павла «Имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны; ничего не делайте по любопрению или по тщеславию» (Фил. 2: 3), тот имеет четкий критерий для различения допустимого в Церкви разномыслия от собственно ереси.

— Откуда тогда происходит сам факт разномыслия святых отцов, если Бог один?

— Давайте спросим: что первичнее, опыт или его последующее выражение? Очевидно, опыт. И только потом его выражение. При этом не следует забывать, что даже вполне простой опыт иногда сложно облечь в словесную форму. Приходится искать слова, понятия, корректировать и уточнять их. Одно и то же можно выражать разными словами: более или менее удачными, содержательными, красивыми, в конце концов. Чтобы выразить свой опыт, иногда должно пройти время. Думаю, каждый испытывал подобное. Так и в случае с Церковью: она имела опыт Богообщения — Господь открылся ей. И никто не сомневался, что этот опыт есть, а вот на его выражение, поиск словесных формулировок уходило время. Да, термины «Троица», «Богочеловек», «Богородица» появились не сразу, но это не значит, что у Церкви не было веры в это, что был какой-то другой опыт.

Быть внимательным

— Часто говорят, что ересь — это только то, что осуждено вселенским собором. Но если ересь вредна сама по себе, а собора не было (уже более 1000 лет) — лжеучение нельзя назвать ересью?

— Дело не только в том, что не было уже более 1000 лет вселенского собора. Разве не было тех, кто исповедовал какую-нибудь ересь, но умер до осуждения этой ереси вселенским собором? Конечно были. Не значит же это, что они не еретики или их нельзя называть еретиками?

И после эпохи вселенских соборов появлялись новые лжеучения, ереси. Очевидно, они были не менее вредоносными или губительными. Некоторые из них оказались осуждены на поместных церковных соборах. Но сколько будет существовать мир, Церковь, столько враг рода человеческого и будет строить козни, в том числе в виде ересей. Так что мы всегда должны быть внимательны к тому, что говорят, что проповедуют и к чему призывают. Не зря же святой апостол предостерегает нас, чтобы «кто-нибудь не прельстил вкрадчивыми словами» (Кол. 2: 4).

— А где грань «непонимания», «глупости», с одной стороны, и «ереси»— с другой? Бабушки в храмах часто имеют очень экзотические представления о Православии, о природе Христа и т. п. Все эти бабушки — еретики?

— Многие из них родились и выросли в Православии, и принадлежность к Церкви по умолчанию воспринимается ими как нечто само собой разумеющееся. При таком отношении в «тонкости» не вникают. Все эти «экзотические» представления скорее есть следствие незнания подлинной традиции, а не сознательного противления учению Церкви. Таких людей Церковь прежде всего должна наставлять, просвещать. Часто бывает, что простые прихожане имеют неправильное представление, но после объяснения спокойно осознают неправоту и принимают церковное учение. Мы хорошо понимаем, что не все наши прихожане владеют догматической терминологией, но я думаю, что в принципе можно пусть и не уметь объяснить суть собственной веры, но веровать при этом православно. Переживать правильный духовный опыт. Человек может иметь правильную духовную жизнь, но не владеть какими-то богословскими, философскими терминами, и наши прихожане — большинство в принципе верят так, как верит Церковь, все они знают наизусть Никео-Цареградский Символ веры, который поется за каждой литургией, и для них этого достаточно. Да, кто-то приходит в храм и не понимает, но со временем растет и степень осознания богословских определений своей веры.

— Есть такое выражение, как «простецкое богословие», зачем церковному учению вообще необходимо «теоретическое», богословское измерение? Может, чтобы не впадать в ереси, «от греха подальше» лучше вообще не вникать в эти тонкости?

— Это ложный путь, Апостол Павел говорит, что служение Богу должно быть разумным (Рим.12:1), хотя все и не сводится только к разуму.

— Нарушение традиций, например богослужебных: языка или способа чтения тех или иных текстов — это ересь?

Читайте также:  Храм Иоанна Предтечи на Пресне, расписание богослужений, как доехать

— Нарушение богослужебных традиций может происходить по разным причинам: от тривиального нерадения до обновленческого пафоса.

В особых случаях такое нарушение может быть литургическим следствием ереси, как это и происходит, например, в протестантских деноминациях.

— Есть мнение, что существует потребность в переводе православной догматики на более современный философский язык. Святые отцы говорили на языке античной философии, современном для того времени, а сегодня этот язык сильно изменился. Или язык догматики неизменен?

— Язык богословия — это язык человеческий, и он имеет свои ограничения, но я все-таки не сторонник такого перевода. Ведь в богословии мы всегда говорим о тайне, имеем предметом своего обсуждения вещи таинственные, и я не думаю, что у нас есть сейчас такие духовные силы, чтобы подвергнуть этот язык ревизии. Это принесет не ясность, а только новые разделения.

Дмитрий РЕБРОВ

Читайте также:

Православные иконы и молитвы

Информационный сайт про иконы, молитвы, православные традиции.

Что такое ересь в православии?

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм Господи, Спаси и Сохрани † – https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях. Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Многие на рез слышали такое слово как «ересь», но не все правильно его используют в своем обиходе. Связано это с тем, что мало кому известно истинное значение слова ересь. Первое, что возникает в мышлении каждого человека – это страшные муки, инквизиторы, люди, которые идут против общественного мнения.

Значение понятия

У некоторых людей складывается мнение, что значение этого понятия заключается в свободе от каких-либо норм и ограничений. Настоящая свобода – это отсутствие совершения греха и защита от заблуждений. Но не стоит забывать, что свобода может стать побуждением к совершению как добрых, так и злых поступков.

Но вот у священнослужителей есть своя точка зрения на этот вопрос. Что такое ересь в православии? Они говорят о том, что это не просто заблуждение, которое возникает из-за незнания или неправильного суждения. Оно имеет в себе достаточно серьезные сознательные искажения Святого Писания.

Люди специально искажают факты и тем самым противоречат основным догмам религии. Священники говорят о том, что обычный верующий не есть семинаристом и не всегда может правильно высказывать свои мысли или трактовать свое отношение к тем или иным вопросам православия. Но суть не в этом. Большое количество очень умных людей отрицали церковное учение и делали это на высоком интеллектуальном уровне.

Каковы причины возникновения ересей?

Возникновение отрицания религии не может возникать просто так. Для этого необходимо определенное влияние, которое вызовет подобное явление. Человечество не стоит на месте и во многом его мышление зависит от развития науки, техники и прочих внешних факторов. Именно они влияют на то, что у людей может возникнуть предвзятое отношение к указанным фактам в Божественных Писаниях.

К наиболее распространенным причинам ересей относят:

  • ослабление влияния священнослужителей;
  • развитие торговли;
  • появление экономических отношений;
  • рост политической власти;
  • зависимость от церкви и начальства;
  • получение образования;
  • роскошная и грешная жизнь церковнослужителей.

Все это стало причиной того, что люди периодически высказывали свое недоверие представителям церкви.

Разновидность отрицаний веры

Общее слово «ересь» имеет в себе несколько разновидностей, которые просто объединяются в единое целое. Список ереси в православии достаточно широк, но некоторые необходимо знать, чтобы не путать с ним раскол и отступничество. Классификация делится по таким категориям:

  • по отношению к основным христианским церквям;
  • по принадлежности к национальным культурам;
  • по наличию или отсутствию религиозной веры;
  • по степени радикализма;
  • по характеру синкретизма;
  • по решаемой догматической задаче;
  • по эпохам развития и прочее.

Ересь и церковь

Еще с давних времен ее появления церковь выступала активной противницей такого явления. Были всяческие варианты ее остановки. Ереси и борьба с ними церкви могла иметь даже самые неожиданные последствия. К ним относили:

  • отлучения от церкви;
  • смертные казни;
  • изгнание;
  • отправка в длительное паломничество;
  • денежные штрафы;
  • конфискация имущества.

Но всем нам известно, что даже такие радикальные методы не давали желаемого результата. Необходимо четко проводить грань между такими понятиями, и не путать его с прочими.

Что такое ересь и что она значит в православии

В традиционном смысле понятие «ересь» означает любое утверждение, которое противоречить вероучениям христианской Церкви. Конкретно в православии — это есть намеренное искажение догматов, заблуждение относительно них и упорное сопротивление Истине, изложенной в Священных Писаниях.

Отношение святых отцов к ереси

Святые отцы относят еретиков к людям, нарочно отчуждающимся от религии и самой веры. От истинных христиан их отличает мировоззрение, несогласованное с ортодоксальным мнением Церкви. В собственной глубине ересь — это скрытое отвержение учения Христа, откровенное богохульство.

На заметку! Родоначальником ереси древние христианские писатели считают библейского персонажа Симона Волхва. Первое упоминание об этом человеке можно найти в «Деяниях Апостолов». В книге указывается, что Симон считал себя грандиозным существом, творящим чудеса, и «Истинным Мессией».

Когда Петр и Иоанн прибыли в Иерусалим, Волхв, увидев их божественную власть низведения на человека Святого Духа, решил купить этот дар. Апостолы отвергли Симон и обличили его, поэтому продажа и покупка священных таинств стала называться «симонией». С древнегреческого это слово переводится как «выбор» или «направление». Под ересью понимали религиозное течение или философскую школу. Например, в Библии таковыми назывались фарисеи и саддукеи.

Апостол Петр в своих посланиях предсказывал появление противоположного христианскому учению движения. Он говорил, что лжепророки были раньше, а в будущем придут лжеучители, несущие разлагающие и богохульные знания. Петр предрекал еретикам, как отошедшим от Истины и Бога, скорую гибель и ставил их в один ряд с идолопоклонниками и колдунами.

  • Определенный смысловой оттенок понятие приобретает в посланиях новозаветных апостолов. Здесь ересь считается полным противопоставление истинному (ортодоксальному) вероучению и постепенно превращается в жестокое отрицание Откровения, преподаваемое Богом. В Новом Завете понятие уже больше, чем просто направление мысли, оно нарочито стремиться исказить фундаментальные основы христианского учения.
  • С точки зрения науки аскетики — раздела богословия, изучающего возрождение в ходе подвижничества, — ересь является крайним заблуждением, которое не снижается от доказательств ортодоксального учения и становится устойчивым. В термине соединяются многочисленные порочные состояния ума (гордыня, своенравие, обольщение).
  • Святой Василий Великий точно определял суть всех еретических учений. Он считал, что подобные направления отчуждаются от православия, искажают догматы, изложенные в Священных Писаниях. Преподобный говорил о большом различии в самом способе верования во Всевышнего Творца.
  • Епископ Никодим отмечает: чтобы получить клеймо еретика, достаточно усомниться хотя бы в одном догмате христианской Церкви, не затронув при этом оснований православной традиции.
  • Святитель И. Брянчанинов считает, что еретическое учение тайно отвергает само христианство. Оно возникло уже после того, как идолопоклонство совершенно потеряло силу над умами людей. С тех пор дьявол приложил все усилия, чтобы люди не смогли полностью отдаться спасительному знанию. Он выдумал ересь, посредством которой позволил своим последователям иметь наружность христиан, но в душе богохульствовать.

На заметку! Ереси разделяют на триадологические и христологические. К первым относят монархианство и арианство, учения, подвергшиеся осуждению на первых Вселенских соборах. Сюда же относят саввеллиан, фотиниан, духоборцев, аномеев и т.д. В разряд христологических ересей ставят: несторианство, монофелиство и иконоборчество.

Во времена Реформации приходит европейский рационализм, а после вариации манихейства и несторианства.

Сущность и становление ереси

Раннехристианская Церковь внимательно следила за тем, чтобы учение оставалось в изначальной чистоте, решительно отвергая разнообразные искажения ортодоксального знания. Поэтому появился термин «православие», что означает «правильное знание или учение. Со II столетия это понятие вбирает в себя силу и веру всей Церкви, а термин «гетеродоксия» с этого времени используется для обозначения чего-то отличного от слов Истины.

Е. Смирнов отмечает, что в искажающих божественное учение Христа еретических воззрениях есть систематизированная последовательность, переходящая от общей концепции к частной. Это произошло оттого, что христианство принимали язычники и иудеи, неготовые полноценно отказаться от идолопоклонства и иудейства. Соответственно этому, появлялось смешение ортодоксального знания и тех идей, которые находились в умах новоприбывших.

Отсюда происходят все заблуждения относительно церковного вероучения.

  • Еретики-иудеи (евиониты) стремились слить собственное знание с христианством, а вскоре и совсем подчинить его. Язычники (гностики и манихеи) хотели создать симбиоз ортодоксального учения, восточных религий и философской системы Греции.
  • После того как Церковь смогла отвергнуть первый поток лжеучений, на смену пришли другие ереси, которые набрали силу на почве самого христианства. Предметом этого нарочитого искажения послужил догмат о Святой Троице, так появились антитринитарии.
  • Далее ереси углубляются во всё более частные вопросы, например, Второе Лицо Единого Бога. Эта ересь была названа арианством и появилась в начале IV столетия.

На заметку! Так как литература лжеучения уничтожалась служителями Церкви, сведения можно найти в трудах тех, кто их обличал.

К ярым борцам против искажения истинного вероучения относят: Оригена, святого Киприана Карфагенского, Климента Александрийского, Блаженного Августина, святителя Феодорита и многих других. Церковь также отрицает иные формы отступничества, она противостоит расколу и парасинагоге (самоличному сборищу священнослужителей).

Анафема еретикам

Нарушение Христовых заповедей связывают с самоличным стремлением человека и пагубной зараженностью ядовитой скверной греховности. Бог создал Церковь для того, чтобы привлекать падшие души к делам добрым. Религиозное мировоззрение позволяет христианину отпадать от порока, возрастая духовно и уподобляясь Тому, кто лично показал пример истинного бытия. Тогда становится понятно, что нарушители Небесного Законодательства необходимы и не являются исключением.

Что такое ересь и еретики в православии?

В народном сознании понятие «ересь» означает «ерунду», «ложь», «искажение истины» (всем известна фраза «что за ересь ты несешь?»), а еретики ассоциируются с героями фильмов, которых безжалостно пытали и сжигали на костре инквизиторы. В Православной Церкви в этот термин вкладывают абсолютно другой смысл.

  1. Что такое ересь?
  2. Кто такие еретики?
  3. Надо ли переубеждать еретиков и спорить с ними?
  4. Отличие ереси от «богословского мнения»
  5. Чем опасна ересь?

Что такое ересь?

«Ересь – искажение веры, хранимой Церковью» — писал святитель Григорий Богослов.

Ересь – это утверждение или учение, которое противоречит вероучению православной Церкви и сознательно искажает Православные догматы (догмат – фундаментальная истина православного вероучения), препятствующее спасению.

Святитель Игнатий Брянчанинов писал про ересь, что она есть скрытое отвержение Иисуса Христа и христианства. Когда люди перестали поклоняться идолам, и начали приходить к познанию Спасителя, тогда сатана изобрел еретические учения, которые только снаружи похожи на христианство, а по сути – богохульство. Ересь – отречение от Христа.

В аскетике (исцеление падшего человеческого естества в процессе подвижнической жизни) ересь – крайняя степень прелести (состояние омрачения, самообмана, очарование, возникающее из-за воздействия кого-то или чего-то, в том числе бесовских сил). Еретическое учение соединяет в себе многочисленные страстные состояния: самообольщение, гордость, своенравие, непокорство, мнение и так далее.

К ереси относится учение, не касающееся догматов, но отвергающее жизнь по заповедям, так как оно только кажется не враждебным христианству, а на самом деле вносит смуту и разномыслия, разрушая изнутри Церковь, лишая Ее мира и единства. Поэтому преподобный Серафим Саровский просил Мантурова передать старообрядцам, чтобы «они вернулись ко Христу».

Кто такие еретики?

Еретиками Православная Церковь называет всех, мыслящих несогласно с православным вероучением. Епископ Никодим (Милаш) писал, что если человек погрешает хотя бы в одном догмате, то он еретик. Сектовед Дворкин А. Л. отмечает, что еретик, делает произвольный выбор, руководствуясь своим мнением и желанием.

Во главе еретического течения стоит ересиарх.

Надо ли переубеждать еретиков и спорить с ними?

Спорить христианам с еретиками бесполезно, а иногда даже вредно. Из-за своего омраченного ума и гордости они на справедливые замечания и упреки ожесточаются. Святитель Игнатий Брянчанинов писал: «побеждается ересь кротким увещеванием».

Апостол Павел пишет: «Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся» (Тит. 3:10). Святитель Феофан Затворник, толкуя эти слова Священного Писания, подчеркивает: еретик, несогласный с учением Единой Святой Соборной Апостольской Церкви, может увлечь тебя, а также «произвести разделение в обществе верующих».

Отличие ереси от «богословского мнения»

Частные мнения богословов могут разниться, но они не должны противоречить или искажать догматы Православной Церкви. «В ереси есть два значимых аспекта: ошибочный взгляд по какому-то вопросу вероучения и отношение еретика к своему лжеучению. Человек, принявший ересь за истину — противопоставляет себя и свою веру православному вероучению. Отсюда вытекает закономерность: ересь всегда нарушает единство. Еретик — человек не просто ошибающийся, но и тот, кто из-за своего заблуждения отпадает от Церкви, а потом и евхаристического общения» – говорил в интервью архиепископ Антоний (Паканич).

Ошибка суждения и ересь – различные понятия. Еретиком человек становится постепенно. Осознавая свою ошибку, такой человек не желает исправляться и продолжает упорствовать в своих доводах.

Чем опасна ересь?

В Древнем патерике от 1914 года есть житие авва Агафона, который был рассудительным христианином. Когда к нему пришли люди, желавшие испытать его, и начали обвинять в различных страстях и грехах (гордости, блуде, пустословии и других), то мудрый авва признал себя в них грешным. Но как только его назвали еретиком, то Агафон ответил: «Я не еретик». Люди, пришедшие к нему, спросили: «Почему ты признался во всех пороках, кроме ереси?», то он ответил: «Признать себя еретиком означает отлучение от Господа, а я не хочу этого».

По определению святых отцов ересь – это не просто заблуждение, а упорство в нем. Со времен грехопадения первого человека (Адама), ум у людей помрачился. Из-за этого все люди могут заблуждаться, даже христиане, в том числе святые. Но если человек, получив назидание, осознает свою ошибку и исправляется, то его нельзя считать еретиком.

Что такое ересь и что она значит в православии: описываем все нюансы

«Да что ты за ересь несёшь», — порой можем мы в шутку пожурить близкого человека. Звучит забавно, но неправильно. Нести ересь — это целое искусство, требующее большого ума. Ереси — это изощрённые идеи, троянский конь, способный подорвать основы религиозного учения.

Отношение святых отцов к ереси

Святые отцы относят еретиков к людям, нарочно отчуждающимся от религии и самой веры. От истинных христиан их отличает мировоззрение, несогласованное с ортодоксальным мнением Церкви. В собственной глубине ересь — это скрытое отвержение учения Христа, откровенное богохульство.

На заметку! Родоначальником ереси древние христианские писатели считают библейского персонажа Симона Волхва. Первое упоминание об этом человеке можно найти в «Деяниях Апостолов». В книге указывается, что Симон считал себя грандиозным существом, творящим чудеса, и «Истинным Мессией».

Читайте также:  Мария Магдалина мироносица: Икона, о чем моляться, мощи

Когда Петр и Иоанн прибыли в Иерусалим, Волхв, увидев их божественную власть низведения на человека Святого Духа, решил купить этот дар. Апостолы отвергли Симон и обличили его, поэтому продажа и покупка священных таинств стала называться «симонией». С древнегреческого это слово переводится как «выбор» или «направление». Под ересью понимали религиозное течение или философскую школу. Например, в Библии таковыми назывались фарисеи и саддукеи.

Современные представители ереси проповедуют взгляды, которые противоречат тому, что содержится в Библии

Апостол Петр в своих посланиях предсказывал появление противоположного христианскому учению движения. Он говорил, что лжепророки были раньше, а в будущем придут лжеучители, несущие разлагающие и богохульные знания. Петр предрекал еретикам, как отошедшим от Истины и Бога, скорую гибель и ставил их в один ряд с идолопоклонниками и колдунами.

  • Определенный смысловой оттенок понятие приобретает в посланиях новозаветных апостолов. Здесь ересь считается полным противопоставление истинному (ортодоксальному) вероучению и постепенно превращается в жестокое отрицание Откровения, преподаваемое Богом. В Новом Завете понятие уже больше, чем просто направление мысли, оно нарочито стремиться исказить фундаментальные основы христианского учения.
  • С точки зрения науки аскетики — раздела богословия, изучающего возрождение в ходе подвижничества, — ересь является крайним заблуждением, которое не снижается от доказательств ортодоксального учения и становится устойчивым. В термине соединяются многочисленные порочные состояния ума (гордыня, своенравие, обольщение).
  • Святой Василий Великий точно определял суть всех еретических учений. Он считал, что подобные направления отчуждаются от православия, искажают догматы, изложенные в Священных Писаниях. Преподобный говорил о большом различии в самом способе верования во Всевышнего Творца.
  • Епископ Никодим отмечает: чтобы получить клеймо еретика, достаточно усомниться хотя бы в одном догмате христианской Церкви, не затронув при этом оснований православной традиции.
  • Святитель И. Брянчанинов считает, что еретическое учение тайно отвергает само христианство. Оно возникло уже после того, как идолопоклонство совершенно потеряло силу над умами людей. С тех пор дьявол приложил все усилия, чтобы люди не смогли полностью отдаться спасительному знанию. Он выдумал ересь, посредством которой позволил своим последователям иметь наружность христиан, но в душе богохульствовать.

На заметку! Ереси разделяют на триадологические и христологические. К первым относят монархианство и арианство, учения, подвергшиеся осуждению на первых Вселенских соборах. Сюда же относят саввеллиан, фотиниан, духоборцев, аномеев и т.д. В разряд христологических ересей ставят: несторианство, монофелиство и иконоборчество.

Во времена Реформации приходит европейский рационализм, а после вариации манихейства и несторианства.

Что такое Ересь? — Это сознательное отклонение от религиозного учения

В настоящее время слово «ересь» несёт негативный оттенок, но так было не всегда. В периоды большей религиозной терпимости, когда люди могли себе позволить собственный взгляд на ту или иную традицию, слово «ересь» понималось по своему прямому значению — «течение», «выбор», «альтернатива».

Допустим, есть некое Священное Писание и несколько его трактовок. Ни у одного толкователя нет монополии на мнение и права называть только себя авторитетом. Соответственно, получается два течения, две ереси. С этой позиции мы могли бы назвать католицизм, протестантизм и православие — тремя ересями христианской традиции.

Если мы называем кого-то еретиками, они могут так же называть и нас

Хотя предпочтительнее употреблять слово «ересь» не ко всем направлениям, а к тем, которые существуют помимо основной, ортодоксальной традиции. Но в то же время любая иная философская школа, считая себя самой истиной, вправе называть ортодоксальное течение ересью. Тут нет ничего оскорбительного, это нейтральное слово.

  1. Еретики — приверженцы ереси.
  2. Ересиархи — главы еретического течения.

Первые христиане — это еретики, с точки зрения иудаизма («Тайная вечеря», Да Винчи)

Зачем нужна догматика?

— Что такое ересь — «свобода» богословского, философского творчества или просто ошибка?

Подлинная свобода — это свобода от греха и пребывание в Святом Духе, Духе Истины, Который сохраняет человека от заблуждений. Если ересь — проявление свободы творчества, то тогда богословие отцов Церкви проявление чего? Впрочем, свобода может стать основанием самых разных поступков, как добрых, так и злых.

Ересь — это не просто ошибка или заблуждение, в которое впадает человек из-за незнания или неверного вывода. Ересь — это сознательное и упрямое искажение Священного Предания, подрыв фундаментальных истин православной веры, такое пагубное их искажение, которое препятствует спасению.

— Как могут быть связаны догматические формулировки со спасением, ведь по сути это всего лишь формы мысли? Как и почему форма мысли влияет на спасение?

— Не надо забывать, что речь идет о Боге. Догматические формулировки — это не просто формы мысли, а некий словесный образ, направляющий нас к Первообразу и предостерегающий от искажения истины. Вспоминается евангельское выражение «ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12: 37), которое часто понимается как предостережение от суесловия, от невоздержанности языка. Но если вспомнить контекст этих слов Спасителя, то увидим, что сказаны они как продолжение предостережения от «хулы на Духа Святого» и, таким образом, относятся не к простым бытовым ситуациям, когда действительно можно наговорить лишнего, а именно к богословию! Догматические формулировки предостерегают и направляют нас — наш ум, нашу волю, наши чувства — к Богу, служат нам ориентиром на этом пути. Так получается, что — да, от слов о Боге, с которыми согласно и сердце, зависит наше осуждение или спасение.

Конечно, догматическое богословие — это в том числе и форма мысли, то, что принадлежит к интеллектуальной культуре, но главная его цель — вести человека к спасению. Неправильная вера ведет к неправильному духовному опыту и, как следствие, заблуждению и прелести. Догматика — это не отвлеченное мудрствование, не теоретические абстракции, это путь к спасению. Умственное богословское заблуждение всегда отражается на практике, именно поэтому ересь опасна! Бывали случаи в истории Церкви, когда богословские споры разгорались прямо вокруг какого-то практического вопроса: так, если мы вспомним историю византийских Паламистских споров XIV века, то эти вроде бы исключительно теоретические дискуссии вокруг природы «божественного света» разгорелись в первую очередь вокруг афонской практики «умной молитвы» и в итоге позволили богословам обосновать и защитить афонскую монашескую традицию исихазма и созерцания нетварного божественного света.

Если человек идет в неверном направлении, через некоторое время он неминуемо окажется в тупике. Это объективная реальность, человек в принципе может и не пропагандировать какую-то ересь, но быть еретиком, его заблуждения все равно рано или поздно дадут свой плод, обнаружат себя печальными последствиями.

— Ересь — это в первую очередь «умственное» заблуждение? Семинарист с двойкой по догматическому богословию — еретик?

— Ну, такой человек уже, как правило, не семинарист… (Смеется.) Здесь вопрос не в том, может ли человек выразить свою веру, а в том, осознанно ли он отвергает церковное учение, противопоставляет ли он свое понимание церковному? Большинство еретиков были очень умными людьми и строгими аскетами, но отрицали церковное учение. Причем отрицали на очень высоком интеллектуальном уровне: Аполинарий, Несторий… Именно поэтому мы объясняем своим студентам, что не столько теоретические познания в области богословия, сколько опыт церковной жизни, опыт жизни в Духе Святом предохраняет от ошибок.

Сущность и становление ереси

Раннехристианская Церковь внимательно следила за тем, чтобы учение оставалось в изначальной чистоте, решительно отвергая разнообразные искажения ортодоксального знания. Поэтому появился термин «православие», что означает «правильное знание или учение. Со II столетия это понятие вбирает в себя силу и веру всей Церкви, а термин «гетеродоксия» с этого времени используется для обозначения чего-то отличного от слов Истины.

Ересь — это полное противопоставление истинному (ортодоксальному) вероучению

Е. Смирнов отмечает, что в искажающих божественное учение Христа еретических воззрениях есть систематизированная последовательность, переходящая от общей концепции к частной. Это произошло оттого, что христианство принимали язычники и иудеи, неготовые полноценно отказаться от идолопоклонства и иудейства. Соответственно этому, появлялось смешение ортодоксального знания и тех идей, которые находились в умах новоприбывших.

Отсюда происходят все заблуждения относительно церковного вероучения.

  • Еретики-иудеи (евиониты) стремились слить собственное знание с христианством, а вскоре и совсем подчинить его. Язычники (гностики и манихеи) хотели создать симбиоз ортодоксального учения, восточных религий и философской системы Греции.
  • После того как Церковь смогла отвергнуть первый поток лжеучений, на смену пришли другие ереси, которые набрали силу на почве самого христианства. Предметом этого нарочитого искажения послужил догмат о Святой Троице, так появились антитринитарии.
  • Далее ереси углубляются во всё более частные вопросы, например, Второе Лицо Единого Бога. Эта ересь была названа арианством и появилась в начале IV столетия.

На заметку! Так как литература лжеучения уничтожалась служителями Церкви, сведения можно найти в трудах тех, кто их обличал.

К ярым борцам против искажения истинного вероучения относят: Оригена, святого Киприана Карфагенского, Климента Александрийского, Блаженного Августина, святителя Феодорита и многих других. Церковь также отрицает иные формы отступничества, она противостоит расколу и парасинагоге (самоличному сборищу священнослужителей).

В христианстве «ересь» — это ложное учение, лишённое откровения Божьего

В христианстве слово «ересь» с веками меняло своё значение. В ранних трудах богословов можно наблюдать, что это слово сохраняет своё изначальное, нейтральное значение. Ересь — это мнение, и не больше того.

Но постепенно, с развитием богословской мысли и укреплением позиций христианства его идеологи всё больше задаются вопросом о том, что такое другие учения.

Всё яснее формируется христианское самосознание, согласно которому, только эта религия может быть верной и получившей Божье откровение.

При этом акцент делается не только на том, что христианство — единственная истинная религия, но и на том, каким именно должно быть христианство, а каким не должно.

Появляется мнение, что не только отход от догматов считается еретическим, но вольнодумство на счёт церковных устоев тоже. Скажем, неисполнение прямых указаний указов папы Римского — тоже ересь.

Католицизм выделил две разновидности ереси:

  • Формальная ересь:

«Ересью называется упорное отрицание после крещения какой-либо истины, в которую следует веровать Божественной и католической верой, или упорное сомнение в ней» (Кодекс канонического права).

  • Материальная ересь.

То есть ересь тех людей, которые не находятся в лоне католической церкви. Иноверцы и атеисты не могут быть истинными еретиками, так как никогда и вникали в католическое вероучение, а значит, и осуждать их нельзя так же, как католиков.

Важным этапом стали церковные расколы, в процессе которых каждое христианское течение сохранило за собой право определять, что же именно оно считает ересью, а что нет. В связи с этим представление о ереси в христианском мире немного отличается.

Меры против еретиков тоже принимались самые разные. От простого осуждения до казней и пыток. Во многом это завесило от полномочий, которыми обладала церковь.

Быть внимательным

— Часто говорят, что ересь — это только то, что осуждено вселенским собором. Но если ересь вредна сама по себе, а собора не было (уже более 1000 лет) — лжеучение нельзя назвать ересью?

— Дело не только в том, что не было уже более 1000 лет вселенского собора. Разве не было тех, кто исповедовал какую-нибудь ересь, но умер до осуждения этой ереси вселенским собором? Конечно были. Не значит же это, что они не еретики или их нельзя называть еретиками?

И после эпохи вселенских соборов появлялись новые лжеучения, ереси. Очевидно, они были не менее вредоносными или губительными. Некоторые из них оказались осуждены на поместных церковных соборах. Но сколько будет существовать мир, Церковь, столько враг рода человеческого и будет строить козни, в том числе в виде ересей. Так что мы всегда должны быть внимательны к тому, что говорят, что проповедуют и к чему призывают. Не зря же святой апостол предостерегает нас, чтобы «кто-нибудь не прельстил вкрадчивыми словами» (Кол. 2: 4).

— А где грань «непонимания», «глупости», с одной стороны, и «ереси»— с другой? Бабушки в храмах часто имеют очень экзотические представления о Православии, о природе Христа и т. п. Все эти бабушки — еретики?

— Многие из них родились и выросли в Православии, и принадлежность к Церкви по умолчанию воспринимается ими как нечто само собой разумеющееся. При таком отношении в «тонкости» не вникают. Все эти «экзотические» представления скорее есть следствие незнания подлинной традиции, а не сознательного противления учению Церкви. Таких людей Церковь прежде всего должна наставлять, просвещать. Часто бывает, что простые прихожане имеют неправильное представление, но после объяснения спокойно осознают неправоту и принимают церковное учение. Мы хорошо понимаем, что не все наши прихожане владеют догматической терминологией, но я думаю, что в принципе можно пусть и не уметь объяснить суть собственной веры, но веровать при этом православно. Переживать правильный духовный опыт. Человек может иметь правильную духовную жизнь, но не владеть какими-то богословскими, философскими терминами, и наши прихожане — большинство в принципе верят так, как верит Церковь, все они знают наизусть Никео-Цареградский Символ веры, который поется за каждой литургией, и для них этого достаточно. Да, кто-то приходит в храм и не понимает, но со временем растет и степень осознания богословских определений своей веры.

— Есть такое выражение, как «простецкое богословие», зачем церковному учению вообще необходимо «теоретическое», богословское измерение? Может, чтобы не впадать в ереси, «от греха подальше» лучше вообще не вникать в эти тонкости?

— Это ложный путь, Апостол Павел говорит, что служение Богу должно быть разумным (Рим.12:1), хотя все и не сводится только к разуму.

— Нарушение традиций, например богослужебных: языка или способа чтения тех или иных текстов — это ересь?

— Нарушение богослужебных традиций может происходить по разным причинам: от тривиального нерадения до обновленческого пафоса.

В особых случаях такое нарушение может быть литургическим следствием ереси, как это и происходит, например, в протестантских деноминациях.

— Есть мнение, что существует потребность в переводе православной догматики на более современный философский язык. Святые отцы говорили на языке античной философии, современном для того времени, а сегодня этот язык сильно изменился. Или язык догматики неизменен?

— Язык богословия — это язык человеческий, и он имеет свои ограничения, но я все-таки не сторонник такого перевода. Ведь в богословии мы всегда говорим о тайне, имеем предметом своего обсуждения вещи таинственные, и я не думаю, что у нас есть сейчас такие духовные силы, чтобы подвергнуть этот язык ревизии. Это принесет не ясность, а только новые разделения.

Дмитрий РЕБРОВ

Ссылка на основную публикацию