Что такое лукавство в православии?

Пополняем словарный запас: лукавство — это…

Лукавство – негативное качество человека, которое имеет глубокий смысл. На протяжении веков развитию этого качества способствовала социальная система общества.

Но кто такой лукавый человек, не каждый сможет объяснить. Человек в глубине души всегда желает получить больше. Лукавство является проявлением этого желания: получить что-то, прикладывая при этом меньше усилий.

Как следствие человек начинает врать, изворачиваться и искать хитрые способы добиться желаемого. Признаться себе, в негативных качествах очень сложно.

В основном такие люди придумывают способы оправдать себя перед окружающими и предстать в лучшем свете, поэтому и привирают. Как бы ложь для блага, но блага своего.

↑ Определение

Лукавство — это отрицательное качество личности, которое характеризуется коварством, хитростью, притворством. Очень часто людям лукавство помогает добиваться поставленных целей. За маской добродушия и приветливости может скрываться коварство и лицемерие.

Распознать это качество в человеке бывает достаточно непросто. Он начинает маскироваться, проявляет доброжелательность, старается помочь, но все его действия пропитаны уловками, коварством и лицемерием.

Чтобы расположить человека и войти к нему в доверие прикидывается другом. Даже получая желаемое, лукавый человек никогда не бывает доволен. Он становится раздражительным и нервным, в погоне получить все больше выгоды. Корыстные планы выходят на первый план, и низменные качества личности начинают преобладать.

↑ Достоинства

Человек, в отличие от животных, наделен разумом и способен оценивать свои поступки. Добиваться успеха можно двумя путями: трудом и честностью, обманом и притворством. Второй вариант наиболее хитроумный. Он предполагает влезать в доверие к людям для достижения своих целей, подставлять конкурентов, строить различные козни, притворяться друзьями, играть на слабостях человека и т.д.

В общем, быть лукавым. Корысти ради человек может закрывать глаза на свои проявления относительно других людей. Возможно, так можно быстрее достичь успеха, продвинуться по карьерной лестнице и получить еще массу бонусов, но в глубине души человек перестает быть самим собой. Достоинств у лукавства нет и быть не может. Это саморазрушение с оправданием себя.

Святые «О лукавстве»

О как вкрадчива и как незаметна страсть человекоугодия; она обладает и мудрыми! Ибо действия прочих страстей сразу видны и приводят к плачу и смиренномудрию. А человекоугодие прикрывается словами и образами благочестия, так что людям, которых оно обольщает, трудно рассмотреть его обличья… Какие обличья человекоугодия? Мать этих проявлений и первое из них есть неверие, а за ним, как порождение его, следует: зависть, ненависть, лесть, ревность, ссоры, лицемерие, лицеприятие, служение лишь на виду, оклеветание, ложь, ложное благоговение и подобные этим и не легко различимые и темные страсти. Но хуже всего то, что некоторые восхваляют все это искусными словами как добро, и вред, заключающийся в этом, прикрывают. Если хочешь, то я обнажу отчасти и коварство их: коварный человекоугодник, советуя одному, строит козни другому; хваля одного, порицает другого; уча ближнего, хвалит себя; принимает участие в суде не для того, чтобы судить по справедливости, но чтобы отомстить врагу; обличает с ласкательством, пока, укоряя врага своего, не будет принят им; клевещет, не называя имени, чтобы прикрыть свою клевету; убеждает нестяжательных, чтобы они сказали, в чем имеют нужду, как бы желая даровать им это, а когда они скажут, говорит о них, как о просящих; перед неопытными хвалится, а перед опытными смиреннословит, уловляя похвалу от тех и от других; когда хвалят добродетельных, негодует и, начиная другой рассказ, устраняет похвалу; осуждает правителей, когда они отсутствуют, а когда присутствуют, хвалит их в глаза; издевается над смиренномудрыми и подсматривает за учителями, чтобы укорить их; уничижает простоту, чтобы выказать себя премудрым; добродетели ближних оставляет без внимания, а проступки их сохраняет в памяти. Коротко говоря, всячески уловляет удобный случай и раболепствует лицам, обнаруживая многообразную страсть человекоугодия; покушается скрыть свои злые дела интересом к чужим. Истинные же христиане не так поступают, но, напротив, по чувству милосердия оставляют без внимания чужие злые дела, а свои явно открывают перед Богом. Потому и осуждают их люди, не знающие их намерения; ибо они не столько стараются угождать людям, сколько Богу. . Итак, благоугождая Богу, они уничижают себя – за то и за другое ожидают их награды от Господа, Который сказал: «Гордость человека унижает его, а смиренный духом приобретает честь» (Притч. 29, 23).

↑ Недостатки

Лукавому человеку может многое даваться легко, но последствия бывают крайне печальными. Люди не любят, когда с ними играют, как с марионетками. Рано или поздно, лукавство принесет свои негативные плоды взамен всем предшествующим успехам. Настоящих друзей просто не останется, очень многие отвернуться и не помогут в трудную минуту.

Постоянное напряжение в придумывание хитроумных ходов может довести до нервозности. У лживого человека не складывается личная жизнь, он обычно одинок и глубоко несчастен. Под надетой маской теряется истинное «Я», которое тяжело потом отыскать. Негативные проявления не остаются бесследными, они калечат душу и портят репутацию. Исправиться после такого бывает очень непросто, привычки всегда тяжело искоренять.

Русский

Морфологические и синтаксические свойства

падежед. ч.мн. ч.
муж. р.ср. р.жен. р.
Им.лука́выйлука́воелука́ваялука́вые
Рд.лука́воголука́воголука́войлука́вых
Дт.лука́вомулука́вомулука́войлука́вым
Вн.одуш.лука́воголука́воелука́вуюлука́вых
неод.лука́выйлука́вые
Тв.лука́вымлука́вымлука́вой лука́воюлука́выми
Пр.лука́вомлука́вомлука́войлука́вых
Кратк. формалука́влука́волука́валука́вы

Прилагательное, качественное, тип склонения по классификации А. Зализняка — 1a.

Корень: -лукав-; окончание: -ый .

Корень: -лук-; суффикс: -ав; окончание: -ый .

Православные иконы и молитвы

Информационный сайт про иконы, молитвы, православные традиции.

Что такое покаяние в православии

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм Господи, Спаси и Сохрани † – https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях. Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Не стоит говорит о том, насколько является важным таинство покаяния, ведь без него вся православная жизнь просто невозможна, даже ее начало не может обойтись без покаяния. Поэтому верующий христианин постоянно возвращается к раскаянию, но не только мысленно, а обязательно деяниями своими, иначе выходит, что вера человеческая мертва без дел.

Покаяние и раскаяние, в чем разница

Такая исповедь относится к одному из семи существующих Таинств в православной христианской религии и которая установлена самим Господом Богом. То есть это таинство представляет собой постижение своих греховных деяний, сожаление о содеянном и твердость в намерении больше не совершать подобного в будущем исправление содеянных грехов не только мыслью, но и делом.

Давайте же разберемся что такое покаяние и в чем отличия между раскаянием, исповеданием.

Раскаяние — своего рода осознание греховности и переживаний своих, связанных с подобным осмыслением. То бишь это не лишь сожаление о свершенных деяниях, которые не соответствуют существующим нравственным нормам и писанным заповедям, однако кое-что большее – раскаяние или другими словами неодобрение всего того что было сделано. Поэтому, для осуществимости такого обряда необходимо искренне и от всего сердца раскаяться и иметь твердое желание изменить свою жизнь.

Покаяние и исповедь, в чем разница? Различие заключается в том, что этот обряд человек совершает ежесекундно, каясь в молебне или же взывая к Господу дома, а также в церкви, но при этом не обращаясь к священнику на исповедание. Исповедь же заключается в том, чтобы, придя в Храм к священнослужителю верующий стал говорить о своих греховных деяниях пред ним, однако вместе с тем произнося эти прегрешения Всевышнему.

Святые отцы о покаянии

Святитель Исаак Сирин: «Что являет собой раскаяние? Покидание былого и всех печалей о нем, т.е. раскаяние есть вратами благодеяния, отворяя их тем, кто хорошо ищет. Через такие врата православные входят в Господню благодать и помимо этого выхода милости не обрести»;

Святой Силуан Афонский: «Вот знамение милования прегрешений: яко ты невзлюбил греходеяние, то Всевышний сможет простить греховные свершения»;

Святитель Фалассий: «Милование прегрешений и есть вольность от страстей, а те, кто не обретет от них свободу, тот не познает прощения».

Обращаясь же к огромному пастырскому опыту Христианской Церкви следует отметить, что такое покаяние в православии происходит в три этапа, то есть:

  • сразу же с осознанием содеянного греховного деяния;
  • по окончанию дня;
  • на исповедании.

В первый раз человек кается в тот период, когда понимает, что совершил грех, и даже если понимание греходеяния наступило тотчас по его учинению. Однако следует помнить, что медлить с обращением в покаянном молебне к Всевышнему не стоит (и прошением о получении помилования к человеку в случаи если верующий совершил греховное деяние против ближнего своего).

Но при этом большой ошибкой будет считаться откладывание покаяния на потом, оправдываясь тем что сейчас не самое удобное время и т.п. Греходеяние сродни недугу и чем раньше начать его лечение, тем успешнее и быстрее оно пройдет, поэтому чем раньше исповедаться, тем грех окажет меньший вред, т.к. находиться в прегрешении опасно.

По истечению дня человек мысленно вспоминает все произошедшие события и снова приходит к своему прегрешению. Немного пораздумаю о нем (то бишь в чем была причина, какие будут последствия и как со всем этим справиться), просит у Вседержителя помилования. Такой ежевечерний обряд способен помочь верующему христианину наладить более внимательное православное житие.

Во время проведения Таинства пред находящимся невидимым Господом Богом верующий просит прощения, а священнослужитель проговаривает разрешительную молебень, как бы свидетельствую перед Всевышним раскаяние в греходеянии православного верующего.

Вот такими молитвенными словами следует поякаться в содеянном:

Отец Небесный! Я прихожу к Тебе в молитве, сознавая всю свою греховность. Я верю Твоему Слову. Я верю, что Ты принимаешь всякого, приходящего к Тебе. Господи, прости все мои грехи, будь милостив ко мне. Я не хочу жить прежней жизнью. Я хочу принадлежать тебе, Иисус! Войди в мое сердце, очисти меня. Будь моим Спасителем и Пастырем. Руководи моей жизнью. Я исповедую Тебя, Иисус Христос, своим Господом. Я благодарю Тебя за то, что Ты слышишь мою молитву, и я верой принимаю Твое спасение. Благодарю Тебя, мой Спаситель, за то, что Ты принял меня таким, какой я есть. Аминь.

После того, как произошло покаяние священнику в своих грехах и была прочтена соответствующая молитва, верующий христианин в завершение обряда должен приложиться губами к Кресту и Евангелие.

Пусть хратит Вас Господь!

Вам будет интересно посмотреть еще и видео о том как правильно каяться на исповеди:

Покаяние — что это такое?

Почему в православии так много говорят о покаянии? Исповедь и покаяние — это разные вещи? В чем между ними различие и как правильно каяться? Рассказываем.

Покаяние — неотъемлемая часть духовной жизни

Под покаянием в Церкви понимают две вещи:

  1. сам процесс покаяния: в виде молитвы или просто состояния души
  2. и следующее за этим внутреннее перерождение души — очищение ее от греха.

В обеих своих формах покаяние — это действительно неотъемлемая часть духовной жизни православного человека. Неотъемлемых сторон вообще много: и участие в богослужениях, и Церковные таинства, и молитва, и соблюдение заповедей… Но о покаянии священники и святые говорят особо — потому что это то делание человека, которое не имеет внешне описываемых правил и о нем можно «легко забыть», соблюдая при этом все остальные правила.

Можно читать каждый вечер и утро молитвы, но не иметь в душе покаяния.

Можно ходить на исповедь, и не иметь на самом деле покаяния.

Можно помогать вообще всем ближним, и тоже — не иметь покаяния.

Иногда монахи и святые даже специально в своих молитвах просили у Бога покаяния — настолько в суете жизни это состояние легко упустить.

Полноценная духовная жизнь человека без покаяния невозможна, потому что покаяние очищает душу. Чистая же душа способна полнее воспринять Благодать Духа Святого. А именно стяжание благодати Духа Святого — это главная цель православного христианина на земле…

«Стяжи дух мирен — и тысячи вокруг тебя спасутся», — говорил один из самых почитаемых русских святых преподобный Серафим Саровский.

Преподобный Серафим Саровский.

Что такое покаяние?

Покаяние нельзя путать с самобичеванием — при том, что все тексты молитв на первый взгляд только и говорят о том, что человек плохой, грешный, неугодный и так далее. Однако за этими словами в молитвах лежит совершенно иное мироощущение нежели бестолковое бичевание себя: скрывается за ними напоминание об объективном «статусе» человека — на фоне безначального, бессмертного, необъятного, непостижимого и дающего жизнь и Любовь Господа.

В основе духовной жизни — благодарность и любовь к Богу. В конце дня — или недели, — мы вспоминаем, как прожили это время. Мы вспоминаем, как обманывали, как повышали голос, как хитрили или пытались поступить нечестно. И мы говорим: «Господи, прости, что вместо преумножения любви в мире, я делал все то, что делал». Это не самобичевание — это диалог с Богом.

«Покаяние в глубоком смысле этого слова не есть простое сокрушение о грехах и еще менее означает оно формальную исповедь: смысл гораздо глубже. Это решительный перевод жизни на новые рельсы, полная перестановка всех ценностей в душе и сердце. Говоря иначе, покаяние требует создания нового, единого центра в человеке, и этим центром, куда сходятся все нити жизни, должен быть Бог».

сщмч. Василий Кинешемский

В зависимости от характера человека, от его положения в мире, от его уровня духовной жизни или степени проблем, которые ставит перед ним жизнь, он сожалеет о разных вещах, у него разные грехи и разная степень понимания греха. Однако общее всегда одно — это отдавание отчета, что ты живешь не свято, а хотел бы — свято, потому что каждый человек создается, чтобы стать святым.

Именно в этом отличие покаяния от самобичевания. Самобичевание — это взгляд назад и самокопание. А покаяние — это взгляд в будущее и искреннее желание и решимость (пускай только в данный момент) жить иначе.

И тогда наступает момент — у кого-то он случается быстрее, кому-то нужно больше времени, — когда решимость перерождается в действительно состоявшийся факт: человек начинает жить по новому и уже не живет по-старому, его душа, словно, обновлена. Грех прощен, покаяние свершилось.

Такое покаяние может происходить в отношении самых разных вещей: начиная от каких-то привычек (например, сигареты, когда уходит тяга к ним) и заканчивая целым образом жизни или мировоззрением — когда человек обновляет всю картину своего земного существования (например, перестает быть вором и блудником, а начинает ходить в храм и устраивает благополучную семью).

Как правильно каяться?

«В начале покаяния преобладает горечь, но вскоре за тем мы видим, что в нас проникает энергия новой жизни, производящая чудесную перемену ума. Само покаянное движение предстает как обретение Бога любви. Пред духом нашим выявляется все яснее неописуемо великолепный образ Первозданного Человека. Узрев сию красоту, мы начинаем сознавать, какому страшному искажению подверглась в нас первичная идея о нас Творца».

архимандрит Софроний (Сахаров)

Как правильно каяться? На этот вопрос не может быть однозначного ответа, потому что при всех общих законах, по которым проистекает духовная жизнь человека, душа каждого индивидуальна и каждый человек нуждается в своем собственном совете. Святые писали целые книги о покаянии!

Точнее всего в духовных вопросах может направить только духовник — священник, у которого исповедовался не один раз. Который знает твою жизнь, твои слабости и твои нужды.

Например, если человек глубоко унывает или склонен к самобичеванию и депрессивным состояниям (если он на самом деле к ним склонен!), то священник, скорее, посоветует в молитве и покаянии акцентировать свое внимание не на сделанных проступках, а на мыслях о Любви Христовой и радости в сопребывании с Ним.

А человеку, допустим, легкомысленному или уверенному, что у него вообще порядок во всем — наоборот, может порекомендовать сосредоточиться как раз на нарочитом поиске в своей жизни грехов, потому что такова природа человека: либо погружаться в уныние с головой, либо не замечать в глазу и «бревна».

Однако в любом случае покаяние так или иначе связано с искренним диалогом души с Богом — и вообще с искренностью души. А также с решимостью новой жизни. А также — с молитвой.

Невозможно вести диалог с Богом, читая при этом книжку или листая ленту социальных сетей. Невозможно каяться, катаясь на карусели или поедая пирожное в кафе. Невозможно каяться, разговаривая с соседями или переписываясь в чате.

Именно поэтому в Православной Церкви существуют молитвы, которые собраны в молитвословы, и молитвенные правила — которые помогают человеку сосредоточиться на жизни своей души. Именно поэтому в православной Церкви есть посты — как помощь человеку еще более сосредоточиться на внутренней жизни: не только во время утренних и вечерних молитв, но и в течение нескольких дней. Дней, когда человек полностью фокусируется на внутреннем мире — стараясь отсечь всё внешнее, лишнее.

Читайте также:  Акафист Февронии и Петру Муромским, как читать акафист

Исповедь и покаяние: в чем различие?

Мы уже писали выше, что Таинство исповеди и покаяние — это не одно и тоже.

Исповедь — это прощение грехов. Покаяние — это очищение души не только от греха, но и от его последствий. Исповедь не избавляет человека от последствий греха — например, от укоренившихся привычек. Именно поэтому одной исповедью покаяние не ограничивается.

Допустим, у нас есть привычка сквернословить. На исповеди мы получили прощение грехов, — (грех прощен), — но привычка осталась и человек продолжает ругаться, сам, порой, того не замечая.

Всякий грех пускает в человеке корень, поэтому исповедь — это не событие, после которого должно следовать самоуспокоение и забытье о себе самом. Исповедь — это великое Таинство и Богом данный помощник нам в нашем главном делании — покаянии. Это помощник, в этом нашем искреннем желании обрести в себе человека Нового, человека святого. Стать им, искоренив в себе всякий грех и стяжав в молитвах к Господу нашему Иисусу Христу оживотворяющую Благодать Духа Святого!

Покаяние может быть без исповеди?

Покаяние — это неотъемлемая часть духовной жизни, но не единственная неотъемлемая часть. Покаяние и исповедь идут рядом и одно без другого теряет силу. Исповедь без покаяния может привести к самоуспокоенности и равнодушию в жизни, а исповедь саму превратить в некий формальный ритуал.

Покаяние без исповеди приводит к другой крайности — покаянию без конца и какого-либо результата: вращению колеса на одном месте, которое само себя закапывает. Например, все больше будет риск, что духовную жизнь человек начнет подменять психологией и именно в нее будет погружаться все дальше и дальше — оказавшись в итоге в запутанном лабиринте.

Человек, оставшись без Таинств (будь то исповедь или причастие), — как бы он при этом ни был искренен и «правилен» в своем общении с Богом, — на деле все равно остается наедине с собой, поскольку лишен Церковного общения.

Церковь во всем своем величии и во всей своей видимой и невидимой силе является обителью Духа Святого и тем недостающим звеном, которое помогает человеческой природе сделать последний, решающий (или первый, вдохновляющий!) шаг к природе вечной. Той природе, которая когда-то была утеряна Адамом и Евой в Раю, и той, которую каждый из нас сейчас Благодатию Духа Святого, а также Церковной и праведной жизнью во Христе достоин получить.

Господи Иисусе Христе, помилуй нас!

Этот и другие посты читайте в нашей группе во ВКонтакте

Что есть покаяние, а что таковым не является

Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода: встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим: прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. (Лк. 15,17-20)

Архимандрит Нектарий (Антонопулос)

Отцы Церкви называют покаяние «вторым Крещением», «обновлением Крещения». Через Таинство Крещения мы входим в Церковь, вступаем на путь, ведущий к Царствию Божию. Благодаря второму Крещению – покаянию – человек может слезами раскаяния омыться от греха, восстать от своего падения, исцелиться от ран и продолжить путь к Богу. К сожалению, немногие знают, что есть покаяние, каков его глубочайший смысл, в чем нужно каяться.

Покаяние не является некой юридической процедурой, которая освобождает человека от ощущения вины. Это не формальная исповедь, которую человек зачастую позволяет себе перед великими праздниками. Путь, пройденный блудным сыном, свидетельствует совсем об ином.

Само слово «покаяние»[1] означает кардинальное изменение человеческого существа, его возрождение, изменение образа мыслей, перемену жизни, отрицание греха всем сердцем. Другими словами, мы должны осознать всем своим существом, что путь греха, по которому мы шли, ведет к погибели. Нам нужно понять, что мы оказались в каком-то болоте, далеко от родного дома. Нам следует остановиться и сказать себе: «Куда мы идем? Это же безумие! У нашего Отца роскошный дворец, где все радует глаз, а мы сидим в трясине!» Мы должны найти в себе решимость вернуться в отцовский дом, в объятия Бога Отца и своих собратьев.

Для того, чтобы покаяние было истинным, нужно, чтобы оно совершилось на деле. Священномученик Косма Этолийский[2] говорит: «Даже если тебя простили все духовники, патриархи, архиереи и весь мир, ты все равно не будешь прощен, если не покаешься на деле». То есть если мы не удалимся от греха и не изменим свою жизнь, наше покаяние не будет истинным. Оно даже не является покаянием в полном смысле слова.

Многие люди с готовностью подходят к духовнику, удрученные тяжестью психологических и других проблем. Они исповедуются со слезами и дают обещания, что больше не вернутся к греху, что изменят свою жизнь и т.д. Но насколько глубоко такого рода покаяние? Оно не должно ограничиваться взрывом эмоций. Требуется время, труд, навык в добродетели и борьба с грехом при содействии благодати Божией. При этом покаяние осуществляется подспудно, тайным образом, в душе человека. Подобно тому, как если человек бросит семя в землю, и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он, ибо земля сама собою производит… (Мк. 4,26-28).

Как мы уже сказали, покаяние невозможно без благодати Божией. Человек, пребывая во тьме греха, не понимая, насколько прекрасна жизнь в Боге, не может ощутить разницы между греховной жизнью мира и святой жизнью Церкви. Только когда благодать Божия всеет в его сердце семя Божественной любви, он сможет увидеть свою духовную несостоятельность. Солнечный свет, проникая в темную комнату, освещает все. Так и благодать Божия открывает нам опустошенность наших душ, обнажает наши страсти, наши грехи. Потому святые так усиленно просили Бога: «Даруй мне покаяние всецелое». Истинное покаяние – безопасный путь, ведущий в Царствие Божие.

Что такое исповедь

Если покаяние, то есть чувство раскаяния и неприятия греха, является как бы вступлением в Таинство, то исповедь, а именно исповедание грехов перед духовником, – это само Таинство. Как по поводу покаяния, так и по поводу исповеди существуют некоторые заблуждения.

Например, многие считают, что исповедь – это нечто вроде беседы, в которой обсуждаются наши грехи. Какое, однако, отношение имеет это к Таинству Покаяния? Если мы попытаемся проанализировать, что подвигает многих из нас к исповеди, то выяснится, что одни при этом стремятся получить некое облегчение от чувства вины; других гонит к священнику страх перед «наказанием» от Бога; третьи приходят не с целью, собственно, покаяться, а только для того, чтобы потом причаститься. Однако все это имеет слишком отдаленное отношение, или вовсе не имеет, к исповеди и покаянию.

Исповедь, говоря иными словами, – это очищение души от яда. Если яд попадает в организм, то нет другого способа выжить, как очистить желудок. Так же и исповедь: мы должны изгнать из себя яд греха, иначе мы обречены.

Можно привести и другой образ. Подобно тому как больной человек показывает свои язвы врачу, описывает свою боль, беспокойство, ничего не скрывая, так же и мы поступаем на исповеди. Мы обнажаем свою душу, открываем свои ссадины, ушибы, признаем поставленный нам диагноз. Если ничего этого не происходит, то мы уйдем, не имея шансов когда-либо исцелиться. Язвы увеличатся, разложение и гниение будет прогрессировать, заражение основательно подорвет наше здоровье и приведет к смерти[3].

Из всего этого следует, что не Богу нужна наша исповедь, а мы нуждаемся в ней. Не нужно думать, что, исповедуясь, мы как бы оказываем некую услугу Богу. Все совсем не так, однако Он, как попечительный Отец, терпеливо, с неиссякаемой любовью ждет нашего обращения.

В этой связи стоит отметить, что если в западных христианских вероисповеданиях на исповеди, формальной и законнической, духовник и кающийся разделены друг от друга некоей ширмой, то в Православной Церкви исповедь осуществляется в непосредственном общении с духовенством, она возможна под духовным руководством, при личных контактах между духовным отцом и его чадами. Надо сказать, что многие исповедуются по обстоятельствам, там, где найдут духовника, и всякий раз у разных священников. Однако следует помнить, что здесь происходит то же самое, что и при телесных болезнях. Если каждый раз менять врача, то и лечение не может быть полноценным. Наш духовник – это единственный, кто знает «историю болезни», наши прежние прегрешения, особенности течения заболевания, – он один может нам эффективно помочь.

Другие люди приспособились, как говорят, иметь «две двери». У них есть постоянный духовник, но когда совершается что-то особо тяжкое, от стыда они избегают исповедоваться своему батюшке и идут к кому-то другому. Такое поведение, конечно, является ребячеством и насмешкой над Таинством. Оно показывает, насколько мы далеки от истинного покаяния.

Итак, необходимо стремиться к тому, чтобы иметь одного духовника, тогда наш путь будет безопаснее. Конечно, бывают ситуации, когда приходится менять священника. Но на это нужно решаться с большой осторожностью, рассудительностью, а главное, после внимательного исследования внутренних причин, побуждающих к подобной перемене.

11 марта 2011 г.

[1] «Покаяние» (греч.) – полное изменение существа.

[2] Сщмч. Косма (1714-1779; пам. 11/24 авг.) – один из духовных вождей Греции периода османского ига; родом из области Этолия, окончил Афонскую духовную семинарию, пострижен в монастыре Филофей. Будучи рукоположен во пресвитера, вел активную проповедническую деятельность, за которую принял мученическую кончину. В 1961 г. канонизирован Элладской Православной Церковью.

[3] Имеется в виду духовная смерть грешника, последствия которой на путях спасения могут иметь необратимый характер.

Покаяние

Покая́ние (от греч. μετάνοια (мета­нойя) — пере­мена созна­ния, пере­осмыс­ле­ние, про­зре­ние) —

1) глу­бо­кое рас­ка­я­ние, сокру­ше­ние о грехах, харак­те­ри­зу­е­мое печа­лью и скор­бью, вызван­ной уязв­ле­нием сове­сти, но глав­ное, живым ощу­ще­нием раз­лу­че­ния с Богом; сопро­вож­да­е­мое твер­дым жела­нием очи­ще­ния, пре­об­ра­же­ния жизни; упо­ва­нием и надеж­дой на Гос­пода. В широ­ком смысле под пока­я­нием под­ра­зу­ме­ва­ется фун­да­мен­таль­ная пере­мена в жизни: от про­из­вольно-гре­хов­ной, само­лю­би­вой и само­до­ста­точ­ной – к жизни по запо­ве­дям Божиим, в любви и стрем­ле­нии к Богу.

2) Таин­ство Церкви, в кото­ром, по искрен­нем испо­ве­да­нии грехов перед лицом свя­щен­ника, греш­ник по мило­сер­дию Божию силой Боже­ствен­ной бла­го­дати осво­бож­да­ется от гре­хов­ной нечи­стоты.

Пока­я­ние – изме­не­ние внут­рен­ней и внеш­ней жизни чело­века, заклю­ча­ю­ще­еся в реши­тель­ном отвер­же­нии греха и стрем­ле­нии про­во­дить жизнь в согла­сии со все­свя­той волей Бога.

Пока­я­ние начи­на­ется с изме­не­ния чело­ве­че­ского ума, отвра­ща­ю­ще­гося от греха и жела­ю­щего соеди­ниться с Богом. Пока­я­ние всегда есть умо­пе­ре­мена, то есть пере­мена одного направ­ле­ния ума на другое. За изме­не­нием ума сле­дует изме­не­ние сердца, кото­рому Бог дает опытно познать Свою бла­го­дат­ную любовь и свя­тость. Позна­ние любви и свя­то­сти Божьей дает силы чело­веку не повто­рять грех и про­ти­во­сто­ять его дей­ствиям. В тоже время, бла­го­дат­ное вку­ше­ние Боже­ствен­ной любви и свя­то­сти тре­бует от чело­века нема­лого подвига для ее удер­жа­ния в своей душе. В этом подвиге Бог испы­ты­вает сво­бод­ное наме­ре­ние чело­века отри­нуть грех и вечно пре­бы­вать с Ним.

Сле­до­ва­ние Боже­ствен­ным запо­ве­дям встре­чает сопро­тив­ле­ние пад­шего чело­ве­че­ского есте­ства, отчего пока­я­ние нераз­рывно свя­зано с напря­же­нием воли в дви­же­нии от греха к Богу или подвиж­ни­че­ством. В подвиж­ни­че­стве от чело­века тре­бу­ется искрен­нее жела­ние пре­одо­леть грех, а от Бога пода­ется бла­го­дать для его пре­одо­ле­ния. Пока­ян­ный подвиг – дело всей жизни чело­века, поскольку чело­век всю жизнь должен стре­миться к соеди­не­нию с Богом и осво­бож­де­нию от греха.

Для отпу­ще­ния соде­ян­ных грехов Цер­ко­вью уста­нов­лено Таин­ство Пока­я­ния (Испо­ведь), тре­бу­ю­щего искрен­него рас­ка­я­ния чело­века в совер­шен­ном грехе и реши­мо­сти не повто­рять его с помо­щью Бога. Пока­я­ние – это обли­че­ние своего греха, это реши­мость не повто­рять его в даль­ней­шем.

Мы грешим против Бога, против ближ­него и против самих себя. Грешим делами, сло­вами и даже мыс­лями. «Нет чело­века, кото­рый пожи­вет на земле и не согре­шит», гово­рится в заупо­кой­ной молитве. Но нет и такого греха, кото­рый не про­ща­ется Богом при нашем пока­я­нии. Ради спа­се­ния греш­ни­ков Бог стал чело­ве­ком, был распят и вос­крес из мерт­вых.

Явно испо­ведь при­ни­мает свя­щен­ник, а неви­димо – Сам Гос­подь, давший пас­ты­рям Церкви отпус­кать грехи. «Гос­подь и Бог наш Иисус Хри­стос, бла­го­да­тию и щед­ро­тами Своего чело­ве­ко­лю­бия, да про­стит тебе вся пре­гре­ше­ния твоя, и я, недо­стой­ный иерей, вла­стью Его, мне данною, прощаю и раз­ре­шаю тебя от всех грехов твоих», – сви­де­тель­ствует свя­щен­ник.

Каждая испо­ведь — сту­пень

В раз­ре­ши­тель­ной молитве, кото­рую свя­щен­ник читает над каждым чело­ве­ком инди­ви­ду­ально, есть такие слова: «При­мири и соедини его Святей Твоей Церкви… подаждь ему образ пока­я­ния…» То есть время для пока­я­ния вроде уже кон­чи­лось, вроде чело­век испо­ве­дался, а просит Гос­пода, чтобы подал ему образ пока­я­ния. А почему? Потому, как гово­рят святые отцы, что, когда чело­век входит в темную ком­нату, он вна­чале не видит ничего, а потом глаза отды­хают, он начи­нает раз­ли­чать круп­ные пред­меты, потом более мелкие, а если осве­тить ком­нату, то он будет еще более подробно всё видеть – от испо­веди к испо­веди чело­век духовно про­зре­вает.

Каждая испо­ведь – есть сту­пень для сле­ду­ю­щего этапа. Гос­подь потом ещё откры­вает, ещё, по частям. Сна­чала – самое глав­ное, замет­ное, потом меньше, меньше, меньше, даже до слов иногда вспо­ми­на­ется то, как чело­век согре­шил. Это и есть тот труд пока­ян­ный, кото­рый совер­шает чело­век, ста­ра­ю­щийся изба­виться от грехов.

Чем истин­ное хри­сти­ан­ское пока­я­ние отли­ча­ется от меха­ни­че­ского пере­чис­ле­ния грехов?

Отно­ше­ние к пока­я­нию как к меха­ни­че­скому дей­ствию осво­бож­де­ния от гнёта греха стро­ится на ложной, грубо-юри­ди­че­ской интер­пре­та­ции учения о Спа­се­нии и под­ра­зу­ме­вает, в каче­стве глав­ного усло­вия, необ­хо­ди­мость меха­ни­че­ского пере­чис­ле­ния грехов. Сооб­разно этой идее, самое важное — озву­чить грехи перед свя­щен­ни­ком; тот в свою оче­редь помо­лится, а Бог, будучи бес­ко­нечно мило­серд­ным, непре­менно отклик­нется и про­стит.

В дей­стви­тель­но­сти же основа пока­я­ния должна лежать не только в осо­зна­нии вины, но и в твер­дом жела­нии внут­рен­него очи­ще­ния, изме­не­ния жизни, иско­ре­не­ния гре­хов­ных жела­ний, гре­хов­ных стра­стей. Плодом пока­я­ния должны быть не только слёзы сожа­ле­ния о грехе, но и добрые дела. Без такого стрем­ле­ния невоз­можно упо­доб­ле­ние Богу, соеди­не­ние с Ним и обо­же­ние. Если чело­век, каясь о грехах, имеет в виду выше­ска­зан­ное, Бог помо­гает ему, укреп­ляет духов­ные силы, утвер­ждает в добре.

По мере воз­рас­та­ния в пра­вед­но­сти чело­век начи­нает заме­чать в себе и сокру­шаться даже и о таких помыс­лах, мыслях, поступ­ках, о кото­рых раньше не заду­мы­вался (в плане нрав­ствен­ной оценки) или же вовсе не считал их гре­хами. Чем чище и совер­шен­нее ста­но­вится чело­век, тем выше ста­но­вится и его спо­соб­ность к долж­ному вос­при­я­тию бла­го­дати, тем выше радость от обще­ния с Богом и выше спо­соб­ность жить по зако­нам Цар­ства святых.

Меха­ни­че­ское пока­я­ние сви­де­тель­ствует о непо­ни­ма­нии чело­ве­ком соб­ствен­ной гре­хов­но­сти. И если оно посто­янно сопро­вож­да­ется неже­ла­нием каю­ще­гося отка­зы­ваться от греха, неже­ла­нием рабо­тать над собой, в этом может усмат­ри­ваться злое упор­ство, грубое пре­не­бре­же­ние Божьим зако­ном: мол, пони­маю, что согре­шаю, но исправ­ляться, увы, не желаю.

По этой при­чине спут­ни­ком меха­ни­че­ского пока­я­ния нередко высту­пает само­оправ­да­ние и обви­не­ние ближ­них. Хри­сти­ан­ское же пока­я­ние тре­бует при­зна­ния и осмыс­ле­ния соб­ствен­ной вины и не под­ра­зу­ме­вает пере­бра­сы­ва­ния личной ответ­ствен­но­сти на других.

Чем пока­я­ние отли­ча­ется от рас­ка­я­ния?

В оби­ходе, как пра­вило, отож­деств­ля­ются сов­ме­сти­мые, но отнюдь не сино­ни­мич­ные тер­мины — пока­я­ние и рас­ка­я­ние. Если судить по про­изо­шед­шему с Иудой (см. Мф.27:3–5 ), рас­ка­я­ние может быть и без пока­я­ния, т. е. бес­по­лез­ным, а то и поги­бель­ным. Несмотря на свое созву­чие в рус­ском языке, в тексте Свя­щен­ного Писа­ния этим тер­ми­нам соот­вет­ствуют раз­но­ко­рен­ные слова μετάνοια (мета­нойя) и μεταμέλεια (мета­ме­лия). Слово μετανοέω (мета­ноэо) значит «пере­ме­нять свой образ мыслей», изме­нять виде­ние, пони­ма­ние смысла жизни и ее цен­но­стей. А эти­мо­ло­гия слова μεταμέλεια (мета­ме­лия) (μέλομαι, меломэ — забо­титься) ука­зы­вает на изме­не­ние пред­мета заботы, устрем­ле­ний, попе­че­ний. Пока­я­ние в отли­чие от рас­ка­я­ния пред­по­ла­гает именно глу­бин­ное пере­осмыс­ле­ние всего в корне, пере­мену не только пред­мета стрем­ле­ний, забот, но каче­ствен­ную пере­мену самого ума.

Воз­можно ли пока­я­ние после смерти?

Пока­я­ние как сред­ство очи­ще­ния чело­века от скверны греха, сред­ство вос­ста­нов­ле­ния лич­ност­ных отно­ше­ний с Богом воз­можно для чело­века только в рамках земной жизни. Земная Цер­ковь предо­став­ляет ему для этого все необ­хо­ди­мые бла­го­дат­ные дары.

В ад же чело­век попа­дает в том случае, если не уде­ляет спа­се­нию долж­ного вни­ма­ния или даже прямо про­ти­вится Божьему Про­мыслу о спа­се­нии. Соб­ственно, поэтому ад и ста­но­вится его посмерт­ным при­ста­ни­щем до дня Страш­ного Суда, как зако­но­мер­ный итог доб­ро­вольно выбран­ного им жиз­нен­ного пути.

Несмотря на то, что в аду нет места пока­я­нию (изме­не­нию жизни в соот­вет­ствии с Божьими Запо­ве­дями), там есть рас­ка­я­ние (сожа­ле­ние о совер­шён­ном грехе), и причём очень мучи­тель­ное. Однако рас­ка­я­ние греш­ника в аду — в отли­чие от пока­я­ния пра­вед­ника, сожа­ле­ю­щего о совер­шен­ном грехе прежде всего как о пре­граде к обще­нию с Богом, часто обу­слов­ли­ва­ется ужасом поло­же­ния и сожа­ле­нием об утрате земных благ, а его отно­ше­ние к Богу часто сопро­вож­да­ется оже­сто­че­нием.

Читайте также:  6 ЕЖЕГОДНЫХ ЧУДЕС ПРАВОСЛАВИЯ

Это душев­ное состо­я­ние можно оха­рак­те­ри­зо­вать так: рас­ка­я­ние есть — а любви к Богу нет, и жела­ния жить по зако­нам святых — тоже нет. Полу­ча­ется, что даже если бы он, пре­бы­вая в таком состо­я­нии, и был пере­ве­ден в Цар­ство святых, разве он радо­вался бы там той же радо­стью, кото­рую испы­ты­вают святые? Если Бог ему не нужен, а запо­веди чужды или, что хуже, нена­вистны, что ему делать в Раю?

Соб­ственно рас­по­ло­жен­ность души к аду или Раю без­оши­бочно выяв­ля­ется уже и на част­ном суде. Стало быть, невоз­мож­ность пока­я­ния за гробом нельзя сво­дить к гру­бому юри­дизму, мол греш­ник и рад бы при­не­сти пока­я­ние, да Бог не доз­во­ляет: греш­ник сам запи­рает для себя двери к пока­я­нию, двери к Цар­ству Небес­ному, ещё на земле.

Спра­вед­ливо ли опре­де­лять для чело­века участь в веч­но­сти на осно­ва­нии крат­кой земной жизни?

Грехи имеют свой­ство пере­рас­тать в стра­сти, а добрые дела — в доб­ро­де­тели. Вре­мени земной жизни чело­века вполне доста­точно для того, чтобы духовно опре­де­литься по отно­ше­нию к Богу, при­об­щиться к Его благой воле или вос­про­ти­виться ей, избрать спа­се­ние или поги­бель.

Воз­можно ли пока­я­ние для неве­ру­ю­щих?

Одна при­хо­жанка в неко­то­ром недо­уме­нии рас­ска­зы­вает: “Я никак не могу бро­сить курить. И молюсь, и испо­ве­ду­юсь, и помощи Божией прошу, а никак грех куре­ния побе­дить не могу. А вот мой кол­лега, чело­век вообще неве­ру­ю­щий, поду­мал, что куре­ние это плохо, взял и бросил. Значит, он побе­дил грех, а в книгах мы читаем, и в про­по­ве­дях отцы гово­рят, что без помощи Божией, без молитвы побе­дить грех невоз­можно”.
Дей­стви­тельно, так бывает, можно при­ве­сти и мно­же­ство других при­ме­ров, как пра­во­слав­ный чело­век не может спра­виться, напри­мер, со зло­упо­треб­ле­нием алко­го­лем, а другой чело­век, просто жела­ю­щий вести здо­ро­вый образ жизни, и про Бога не думает, на испо­веди не кается, а взял и бросил. Но ведь грех — это не просто кон­крет­ный посту­пок или наша при­вычка, но — это состо­я­ние нашей души, это то, что отде­ляет нас от Бога. В прин­ципе, грех у нас один: он в том, что мы отпали от Бога — и потому, что носим печать пер­во­род­ного греха, и в резуль­тате своих соб­ствен­ных грехов. Мы не можем видеть Бога, с Богом общаться, у нас и потреб­но­сти нет Его видеть, — вот это и есть грех. А все кон­крет­ные про­яв­ле­ния — курил чело­век, или еще что-то делал — это только част­но­сти. Можно не курить, не гра­бить банк, не воро­вать, и при этом быть дале­ким от Бога.
Исходя из такого пони­ма­ния, очи­ще­ние от греха, пока­я­ние — это пере­мена образа мыш­ле­ния, образа жизни. Это вообще — другая жизнь: чело­век жил вне Бога, вся жизнь его была без Бога, он не думал о грехах, а сейчас он пока­ялся, отрекся, пере­ме­нился, начал жить для Бога, для соеди­не­ния с Ним.
cвя­щен­ник Нико­лай Лызлов

Грехи наши и паде­ния были видимы миру, но наше пока­я­ние было дове­домо и зримо только одному Гос­поду Богу.
игумен Фео­до­сий

Пока­я­ние всегда при­лично всем греш­ни­кам и пра­вед­ни­кам, жела­ю­щим улу­чить спа­се­ние. И нет пре­дела усо­вер­ше­нию, потому что совер­шен­ство и самых совер­шен­ных под­линно несо­вер­шенно. Посему-то пока­я­ние до самой смерти не опре­де­ля­ется ни вре­ме­нем, ни делами.
прп. Исаак Сирин

Что такое покаяние в православии и как правильно покаяться

Истинное покаяние в православии является необходимым условием, предшествующим Таинству исповеди и причастия. Иисус Христос предупреждал всех людей, что без истинного раскаяния они погибнут. (Луки 13:5)

У покаяния и исповеди есть начало, но не может быть конца, пока мы живы. Иоанн Предтеча начал свое служение с призыва покаяться, ибо Царство Божье уже близко. (Мат. 4:17)

Каждый православный верующий обязан разобраться, в чем различие между покаянием и исповедью, почему без первого невозможно второе.

Покаяние и исповедь — в чем разница

Совершив нехороший поступок, будь то крик, обман, зависть или лицемерие, истинно верующий почувствует укор совести через Духа Святого. Осознав греховность, человек в тот же момент или дома во время молитвы, просит у Бога и человека прощение, искренне раскаиваясь в совершенных делах.

Как молиться о покаянии:

Раскаяние не предусматривает многократного возвращения к совершенному прегрешению, это истинное отрешение от греха и принятие решения больше так не поступать.

Самая умная из книг, Библия, в этом случае дает очень жесткое определение, сравнив кающегося и возвращающегося к своим плохим поступкам человека с собакой, которая возвращается на свою блевотину. (Притчи 26:11)

Для раскаяния православному христианину не нужен священник, он сам сознательно осуждает совершенный проступок и принимает решение никогда больше так не поступать. Таинство Исповеди происходит напрямую пред Богом, но в присутствии священника, ибо сказано в Святом Писании, что Иисус находится там, где собирается несколько человек. (Мат. 18:20)

Важно! Исповедь является заключительным актом раскаяния. Исповеданные грехи больше не имеют духовной сила в жизни христианина, о них запрещено даже вспоминать. После исповеди человек чист перед Богом и допускается к Таинству причастия.

О церкви и Таинствах:

Истинное покаяние в православии через Таинство Исповеди позволяется причаститься Телу и Крови Иисуса, наполниться его силой и благодатью, получить вход в Царство Небесное.

Священники о раскаянии

По словам Исаака Сирина искреннее раскаяние является широкими воротами для Божией благодати, и другого пути нет.

Силуан Афонский утверждал, что тому, кто невзлюбит свои греховные дела, Бог простит все прегрешения.

В своих «Письмах духовным детям» игумен Никон умолял оставшихся на земле православных верующих постоянно каяться, считая себя грешными мытарями, умоляя Бога о милости.

В книге «Пути ко спасению» Феофан Затворник пишет, что через раскаяние грешник учится любить ближнего, ведь при прощении уже нет гордости и превозношения, а если есть, тогда нет покаяния. Каждый проверяет себя сам.

Большое значение покаянию придавал и игумен Гурий, утверждавший, что только раскаянием можно очистить существующий мир.

Святой Ефрем Сириянин сравнивает покаяние с горнилом, в огне которого переплавляются простые металлы, а выходит золото и серебро.

Иисус оставил на земле две основных заповеди — любовь к Богу и человеку.

Три возможных пути покаяния

Только ангелы не падают, а бесы не могут подняться перед Творцом, а человеку дано как падать, так и пониматься. Человеческое падение не является приговором на всю жизнь. Иисус через прегрешения воспитывает христианский характер, которому свойственны:

  • покаяние;
  • послушание;
  • терпимость;
  • поклонению Богу;
  • любовь к ближнему.

Не родился еще на земле, кроме Спасителя Иисуса Христа, человек, который бы прожил свою жизнь в полной святости, не согрешая.

Ярким примером может быть жизнь апостола Петра, в гневе отрубившего воину ухо, преступив через повеления Иисуса, которого потом трижды отрекся. Христос, видя искреннее раскаяние Своего учения, сделал его краеугольным камнем христианской церкви.

Почему Иуда предал и повесился, совесть замучила, а покаяния и веры не было, неужели бы Господь не простил ему искреннего покаяния?

Важно! Раскаяние перед Богом в уединении может исправить многие прегрешения, отпустить всякий стыд, который держит и не дает прийти на исповедь.

Только в мертвых сердцам не живет стыд, сожаление о содеянном, раскаяние и понимание тяжести проступка. Как только человек кается, на Небесах поют ангелы. (Луки 15:7)

Нераскаянный грех подобен болезни, если сразу не избавится от пагубных привычек, то со временем сгниет все тело. Поэтому откладывать раскаяние на потом очень опасно.

В течение дня Вседержитель много раз дает человеку возможность покаяться в совершенном проступке:

  • сразу после содеянного греха;
  • во время утреннего и вечернего правила;
  • во время исповедания.

При раскаянии читается молитва каждый раз, когда христианин вспоминает о каком-то прегрешении, совершенном в течение дня.

Отец Небесный! Я прихожу к Тебе в молитве, сознавая всю свою греховность. Я верю Твоему Слову. Я верю, что Ты принимаешь всякого, приходящего к Тебе. Господи, прости все мои грехи, будь милостив ко мне. Я не хочу жить прежней жизнью. Я хочу принадлежать тебе, Иисус! Войди в мое сердце, очисти меня. Будь моим Спасителем и Пастырем. Руководи моей жизнью. Я исповедую Тебя, Иисус Христос, своим Господом. Я благодарю Тебя за то, что Ты слышишь мою молитву, и я верой принимаю Твое спасение. Благодарю Тебя, мой Спаситель, за то, что Ты принял меня таким, какой я есть. Аминь.

Всех ли прощает Бог

Апостол Павел подчеркивает, что нераскаянное сердце собирает гнев на голову грешника. (Рим.2:5-6)

Дьявол всеми силами будет препятствовать раскаянию, показывая, что грех не так страшен, стыдится нечего и все пройдет само собой.

При покаянии христиане должны не только мысленно раскаяться в совершенном грехе, но при этом простить людей, которые содействовали нечестивым проступкам.

Закоренелые грешники сами обкрадывают себя, поставив на своем прощении крест из-за множества злодеяний. Некоторые из них впадают в отчаяние и уныние, что является недоверием Творцу и новым прегрешением.

Падшие люди даже не догадываются, как милостив Отец на Небесах, который готов принять в Свои объятья всех, кто раскается в грехах. Господь прощает всякий грех, в котором человек искренне покаялся.

Другой частью людей, которые редко каются, являются самоправедные христиане. Они уже надели на головы венки святости, забыв слова Иисуса, что на земле все грешники.

В социальной сфере нет такого слова, как «покаяние», человек, совершивший нехороший поступок, раскаивается и просит прощение. Но здесь нет присутствия Святого Духа и осознания своего прегрешения перед Богом. С точки зрения православия раскаяние и покаяние имеют одинаковый смысл, когда грешник не только осознает свой грех, он его начинает ненавидеть.

В случае обмана, кражи, убийства падший христианин переступает через гордость, стыд, малодушие и просит прощение у тех, кто пострадал, старается возместить убытки, а только потом идет на исповедь и приносит свой грех перед престолом Творца.

Иисус знает падшую природу сего мира, но человек, созданный по образу и подобию Творца, призван жить в Царстве мира, покоя, благосостояния в любви и здоровье уже на земле. Царство Небесное сходит на землю по воле Божьей, по Его благодати для тех православных верующих, которые осознают силу раскаяния и исповедания.

Для некрещеного человека нет покаяния в православии, нет Бога, не открываются врата благодати. Как больному трудно излечиться от страшной болезни без помощи врачей, так и неверующему человеку невозможно познать милость и прощение Всевышнего без православного крещения.

Те люди, которым не открыта благодать понимания Исповеди и Причастия, говорят, что православным христианам хорошо жить, каются и грешат, и снова каются.

Важно! Во время покаяния, которое по-гречески означает изменение, приходит страх Божий, наступает ощущение своей нечистоты перед Богом. Любая вызывает отвращение к самому себе и желание поскорее отмыться перед лицом Творца.

Искренне покаявшись, люди уже никогда не вернуться к прежнему греху, они постоянно контролируют свои слова, эмоции, действия, сообразуя их с заповедями Господними.

Не надо обольщаться, порой и самые верные дети Творца падают морально, душевно, физически, но у них есть всегда рядом Божья рука, благословенная помощь, приходящая через раскаяние и исповедание.

Зачем каяться, если Богу известны все грехи человека

Творец создал на земле не роботов, а людей, у которых есть чувства, эмоции, дух, душа и тело. Вседержитель видит все прегрешения человека, совершенные не по Его воле, а при пособничестве бесов.

Пока человек не покается, дьявол имеет над ним силу, Создатель не касается к нечистой, грешной душе.

Только по воле православного верующего Спаситель дарует ему спасение и благодать в земной жизни, но для этого человеку нужно признаться в своих грехах, очиститься от них, как от сорняков и покаяться. Искреннее раскаяние слышит Бог и дьявол, перед которым захлопываются все двери и он лишается всех прав на кающегося некогда грешника, а после покаяния — и праведника.

Есть ли покаяние после смерти

В своем послании людям Иисус Сам дает ответ на вопрос, может ли человек освободиться от последствий падшей жизни после смерти. Ответ ужасен и категоричен для грешников: «Нет!»

Читайте внимательно послания Евреям, Галатам, Коринфянам! В каждом Евангелии апостолы передают слова Христа о том, что человек сеет, то и жнет. Закон сеяния и жатвы говорит о том, что грешник пожнет в 30,60 и 100 раз больше, чем посеял. (Галатам 6)

Апостол Лука четко пишет, что, не покаявшись, Царства Божьего увидеть невозможно. (Луки 3)

Там же Матвей передает слова Спасителя, что, только принесши достойный плод раскаяния, можно спастись. (Матвея 3:8)

Упорное, нераскаянное сердце собирает плоды гнева в день Суда, которые не минует ни один смертный, рожденный на земле. Эту страшную истинную подтверждает Иоанн Кронштадский, говоря что, умерев, оставив земную жизнь, грешнику уже не дается возможность что-то изменить, он отправляется в ад.

Важно! После смерти нет раскаяния, исповедания и причащения Святой Крови Иисуса, который есть входной билет в рай для истинно верующих, боящихся Бога христиан.

Падшие люди, живущие на земле без благодати Божьей, даже не понимают, как обкрадывают свои души. Не может человек не понимать, что грешит, самооправдание своих действий не приносит утешения, грех, как заноза, будет портить наслаждение мирскими утехами.

Утопая в самолюбии и гордости, грешники все глубже погружаются в болото сластолюбия, не понимая, что придет час Суда. Да будет поздно.

Что такое настоящее покаяние?

Таинство покаяния, исповедь. Это священнодействие Церкви, в котором Господь прощает кающемуся христианину его грехи. Но почему бывает так, что после исповеди человек впадает в тот же самый грех, который только что исповедал? Всегда ли Бог прощает грехи кающимся? Может ли священник нарушить тайну исповеди? Наконец, что такое – настоящее покаяние?

На эти и многие другие вопросы о Таинстве сегодня отвечает священник Игорь ФОМИН, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО.

– Батюшка, на исповеди человек открывает священнику самые потаенные уголки своей души. Это ведь очень личное общение. И начать разговор о таинстве покаяния хотелось бы с довольно неприятного вопроса.

Люди, получившие образование в советское время, хорошо помнят сюжет романа Этель Войнич “Овод”. Там описана трагедия молодого человека, который на исповеди рассказал священнику о своем участии в революционном кружке. И священник его предал. В результате молодой человек разочаровался в религии, возненавидел Христа и в конце концов был расстрелян за участие в революционном движении.

Так вот вопрос: возможно ли такое сегодня у нас в Церкви? Вернее – бывают ли ситуации, когда священник, по каким-то очень важным причинам, имеет право нарушить тайну исповеди?

– Я считаю, священник не может рассказывать о том, что услышал на исповеди. Разглашение тайны исповеди – это автоматическая духовная смерть для самого себя. Если священник дерзнул разгласить тайну исповеди, – при любых обстоятельствах, даже при грозящей государству опасности, – то я считаю, что этот священник уже не достоин носить сан. Потому что тайна исповеди – это один из основополагающих пунктов присяги священника, которую он дает перед рукоположением. Канонически эта традиция не закреплена. В истории Церкви существовали критические периоды, когда возникали практики оглашения тайны исповеди, связанной с опасностью для всей Церкви в целом или для общества. Однако даже в этом случае всегда подчеркивалось, что оглашается то, что угрожает Церкви и обществу, но не указывается тот, кто сказал об этом на исповеди. При этом, по прошествии времени такие практики всегда отменялись и даже осуждались. По общему убеждению современного духовенства, так же как в понимании древней монашеской традиции, не может быть никакой причины, которая оправдывала бы несохранение тайны исповеди. Доверие к исповедующему священнику важнее, чем любые другие соображения.

– В свое время к нам в редакцию журнала пришло письмо, где женщина писала, почему она не может заставить себя пойти на исповедь. Она это сформулировала так: “Потому что я отчетливо представляю себе такую картину: вот все исповедовались, священники собираются где-то после службы и начинают: “А мне сегодня то-то сказали, а мне – то-то и то-то!”

– У Феофана Затворника есть интересное замечание к исповедующим священникам, что на аналой надо положить для исповедующегося крест и Евангелие, а для того, кто принимает исповедь – нож. Если он кому-нибудь захочет рассказать что-то из принятой исповеди, пусть лучше язык себе отрежет. Это очень жестко, но правильно. Очень часто бывает, что к тебе приходит человек, ты принимаешь его исповедь и слышишь о таких грехах, что думаешь: Господи, как с ними не то что ему – он-то будет прощен – а как с ними ты будешь дальше жить? Но только человек отошел от аналоя, и ты уже все забываешь. Господь полностью стирает из твоей памяти все, что тебе не нужно и не полезно.

Читайте также:  Икона Божией Матери «Милующая» - значение, в чем помогает

– А часто ли Вы сталкиваетесь с тем, что люди, впервые приходящие в Церковь, причем сознательно приходящие, не понимают значения исповеди и не знают, что это такое?

– Исповедь как одно из Таинств – сразу не постижима. Человек, чувствующий груз своих грехов, ответственность за свои поступки, мысли, дела и осуждаемый своей совестью, ищет выхода из сложившейся ситуации. Ему, как путнику, на ноги которого налипло много грязи, уже тяжело идти, и он хочет от этого освободиться. Как это сделать? Он приходит в храм и, естественно, попадает на первого встречного священника. Если это искренний и глубокий батюшка, путнику повезло. Если же ему встретился человек, скажем так, не очень ревностный и малограмотный, то путь его будет долог и сложен, но он все равно придет к настоящему покаянию.

– Наверное, это естественно, что человек может не знать, что такое исповедь, поскольку культура церковной жизни находится у нас в процессе становления. Но ведь есть такое понятие как “генеральная исповедь”. Когда человек в сознательном возрасте приходит в Церковь, его первая исповедь – это исповедь за всю прошедшую жизнь.

– Нельзя делить исповедь на “генеральную” и “не генеральную”. Каждая исповедь должна быть пересмотром всей своей духовной жизни, т.е. в каком-то смысле “генеральной”. Однако, в расхожем понимании “генеральная исповедь” – это первая исповедь за всю свою жизнь, и она включает в себя и то, что человек помнит, и то, что ему напомнили, и то, что Господь ему открыл в молитве, подготовляющей к исповеди. Но это не значит, что человек сразу освободился от всех своих грехов за всю свою жизнь. На самом деле, исповедь – это очень долгий путь: надо вскопать поле, посадить там какие-то семена и сделать так, чтобы они взошли и дали свои плоды.

Выходя на это поле, пахарь вдруг понимает, что поле засыпано камнями. Они большие – ни лошадь, ни трактор не пройдут, и человек начинает их выносить. Точно так же и грехи: большие грехи видны сразу. Человек, первый раз приходящий на исповедь, видит только какие-то знаковые события своей жизни – аборт, развод, тяжелые ссоры с родителями или детьми или еще что-то очевидное и ужасное… Он выносит с поля эти камни, возвращается, хватается за плуг, чтобы начать пахать, смотрит, а там – камни поменьше. Он опять оставляет плуг, но камней, которые поменьше, уже больше.

“Генеральная исповедь”, на самом деле, обычно растягивается на несколько лет. Человек то и дело возвращается к своему прошлому. Не сам возвращается – Бог его возвращает, Господь дает ему возможность увидеть то, что он натворил, что он сделал, но не осознал как грех. И это, на самом деле, благо для человека!

– Батюшка, мы говорим, что исповедь, это – Таинство Покаяния. А вот что такое – само покаяние, что происходит в этом Таинстве?

– Покаяние – это такое состояние человека, когда он осознает свою греховность, сожалеет о ней и начинает ненавидеть совершаемый им грех и деятельно бороться с ним, утверждаясь в добре. Ненависть ко греху и борьба с ним привлекают милосердие Божие. Вот это сочетание милосердия Божия с ненавистью человека ко греху и борьбой с ним совершает покаяние, то есть – избавление человека от греха. Ведь грех – это всегда что-то, что мешает любить Бога и ближнего. Это всегда препятствие, обычно очень труднопреодолимое и часто ставшее уже нормой жизни и не воспринимаемое нами именно как препятствие. Поэтому победить его можно только как собственными сверхусилиями, так и с помощью Божией.

– А как быть человеку, который хочет покаяться в грехе, но при этом не чувствует ненависти ко греху? Просто он умом понимает, что это – грех, а вот ненависти – нет?

– Такое бывает очень часто, и требует особых духовных усилий со стороны человека. Главное – не решить, что раз ненависти к греху нет, то и покаяться я никогда не смогу! Просто нужно помнить, что любое событие в духовной жизни человека никогда не бывает односторонним. Любое наше благое начинание нам помогает исполнить Сам Господь. При любой исповеди отношение человека ко греху все равно меняется. Нужно исповедовать этот грех, даже если мы не имеем в себе настоящей ненависти к нему и решимости с ним бороться. И в конце концов мы все равно придем к настоящему покаянию. Уже то, что мы даем себе труд исповедаться в этом грехе – угодно Господу. И, видя такое наше стремление, Он обязательно даст нам подлинное покаяние, со всей глубиной осознания и отвержения греха.

– Иногда люди считают, что покаяние заключается в остром эмоциональном переживании греха. И чем сильнее эмоция, тем глубже покаяние. Что Вы можете сказать по этому поводу?

– Это неправильно. Эмоции – это результат психологического состояния человека. А пытаться вызвать в себе покаянное чувство, эмоционально “накручивая” свою психику, может быть даже опасно. Можно довести себя до истерики и нервного расстройства. Ничего общего с настоящим покаянием такие упражнения не имеют. Степень покаяния определяется совсем другим: как ты себя ведешь после осознания своей греховности? Изменил ты что-то в своей жизни, или не изменил?

Слезы покаяния – великий дар Божий, которого удостаивались лишь немногие великие подвижники благочестия. Пытаться вызвать их искусственно – дерзость и неразумие. Для нас покаянный плач заключается в осознании своих грехов и сокрушении о них, о том, что мы не можем своими силами избавиться от этих грехов. Но это сокрушение не является самоцелью. Цель – это внутреннее перерождение, которое Господь дает тебе, видя искреннее желание жить иначе.

Если мы начинаем сокрушаться о своих грехах и не идем дальше, то это приводит к отчаянию. Очень показательный пример здесь – Иуда. Ведь он же раскаялся! Мало того, он после раскаяния сделал определенные шаги: бросил сребреники, искренне отказался от них – они стали жечь ему руки. Но он не пошел дальше. Не смог увидеть, ощутить милость Божию, не смог поверить, что Господь его простит.

И для христианина очень важно – не впасть в отчаяние при виде своих грехов. Я вообще склонен думать, что Господь подает Свою милость сразу. Потому что увидеть свой грех без Господа практически невозможно. Вернее, невозможно осознать, что это – грех. Человек совершает какой-то поступок, видит, что так же поступает его ближний, осуждает его… А сам даже не понимает – что так же грешит. И только любящий Господь может тебя повернуть и показать: “Вот, смотри, дорогой… Вот это – ты! Оказывается, ты – вот такой”.

Лишь Господь может помочь человеку взглянуть на себя самого со стороны. Сам человек на это не способен, это – милость Божия. Сам импульс, двигающий нас к покаянию – это уже прикосновение Господа к нашей душе. Потом мы сокрушаемся о своем грехе. А потом Бог, видя наше стремление очиститься, избавляет нас от греха. Так происходит покаяние. То есть, все начинается с милости Божией, и все милостью Божией заканчивается. Важно лишь воспользоваться этой милостью, не пройти мимо нее.

Ведь масса людей живут греховной жизнью и не ощущают своей греховности. И если человек почувствовал, что так жить больше нельзя, что нужно покаяться, это уже – милость Божия, это значит, что Господь его посетил. И само стремление к покаянию очень важно рассматривать не просто как человеческое движение души, но как сотворчество человека с Богом. Где Господь показывает человеку его грехи, а человек стремится избавиться от них.

– По-гречески покаяние – это – “метанойя”, что означает буквально “перемена ума”. Как это можно понимать, применительно к нашему разговору?

– Перемена ума – это осознание противности твоего нынешнего состояния и желание переродиться, желание измениться к лучшему. Причем, когда покаяние настоящее, то это желание на самом деле – неодолимое. Я могу привести такой пример. Одна женщина долго пила, и пила серьезно. Хотя была семи пядей во лбу, два института закончила… Куда она только не ездила – на всякие отчитки, по разным монастырям – ничего не помогало. И вот приехала к одному батюшке, причем недавно рукоположенному, и говорит о своем состоянии: “Не могу больше пить. Я чувствую, что выпиваю рюмку и – забиваю гвоздь в Христа. Рюмка – гвоздь, рюмка – гвоздь… Я не могу уже больше так, мне это противно, я хочу остановиться”. Батюшка ей на это: “Ну хорошо, а что ты готова сделать для этого?” Она отвечает: “Все что угодно”. – “Хорошо. Вот если ты не будешь три с половиной года выходить из церковной ограды (а было это в Подмосковье), Господь тебя избавит”. И она осталась. Не рассуждая, не предупредив мужа, не поехав собрать какие-то вещи … Она так возненавидела свое пьянство, что все остальное ее уже не интересовало, она махнула рукой на работу, на все свои дела. И знаете, поразительная вещь: недавно мы отмечали десять лет с того момента, как она бросила пить. Вот это – перерождение, это – настоящее покаяние. У нее ведь все было – и слезы, и ночные моления… Но все это было как бы подготовительным периодом. А когда пришла эта решимость – жить без пьянства, тогда и произошло настоящее покаяние, произошла перемена ума. Конечно, этот пример не означает, что каждому грешнику надо бросить семью, работу и все свои житейские обязанности и заботы, чтобы покаяться. Обычно – ровно наоборот: для истинного покаяния нужно ко всему этому вернуться. Но от чего-то обязательно придется полностью отказаться – категорически и навсегда. Чем-то придется пожертвовать частично или временно, и это обязательно бывает что-то очень значимое или очень “прикипевшее” к сердцу.

– Батюшка, Вы уже сказали, что человек исповедуется Богу. Сам Господь освобождает человека от греха. В этой связи вспоминается еще одно распространенное представление об исповеди: человек приходит в Церковь к Богу, на исповедь он приходит тоже к Богу. Зачем же там еще священник, в чем тогда его функция, если я прихожу к Богу? И почему я не могу исповедаться только Богу, например, покаяться в грехах у себя дома перед иконой?

– Вообще, грех – это болезнь души. Но не душевная болезнь, а духовная. Когда человек болеет каким-нибудь постыдным, страшным недугом, он, придя к врачу, начинает краснеть. Ему стыдно говорить о своей болезни, ему стыдно ее показать. Но когда человек от этой болезни уже изнемог, он понимает, что это предел. Если он сейчас все не расскажет, он не сможет выздороветь. Стыд остается, но отходит на второй план. Вот и исповедь нужна для того, чтобы человек засвидетельствовал, рассказал в присутствии свидетеля о своем грехе. Чистое намерение – чтобы человек пережил стыд и получил себе в союзники того, кто может засвидетельствовать, что он действительно хочет от этого греха избавиться.

У митрополита Сурожского Антония есть замечательное сравнение созревания греха в человеке – с луковицей. Когда грех зарождается, это как будто сердцевинка, которую многие, если не все, любят – она очень сладкая, сочная, замечательная. А потом эта сердцевина, этот грех начинает расти и превращается в лепесточки лука, вкушая которые каждый плачет.

Когда совесть в человеке начинает вопиять к его сердцу, к его сознанию, к его душе, грех начинает отмирать. Но без заботливой хозяйки, которая может очистить эту луковицу от шелухи, самоочищение не происходит. Нужен кто-то, кто засвидетельствует на земле, что человек здесь прошел те адские испытания своего сердца по поводу совершенного греха, которые он уже не будет испытывать в жизни вечной.

Есть и еще один принципиальный момент в Таинстве Покаяния, который требует обязательного присутствия свидетеля – священника. Это связано с объективным характером Таинства. Когда человек переживает свои грехи, сожалеет о них, борется с ними – это все происходит в глубине его души в тайне не только от всего мира, но и иногда …и от самого человека. Можно годами каяться дома перед иконой, но так никогда и не получить уверенности в том, что этот грех мне прощен. Где та объективная граница, которая отделяет грехи, ставшие “как не бывшие”, и грехи, которые по-прежнему лежат тяжким грузом на моей совести? Эту границу нельзя провести самому, потому что ее может определить только Господь. Эта граница – Таинство Исповеди. На исповеди не всегда удается испытать благодатные переживания эмоционально, не всегда удается до конца осознать свой грех, набраться решимости его ненавидеть, – это все зависит от усердия кающегося. Но на исповеди всегда совершается объективным образом, независимо от нас, благодатное действие Божие, очищающее нас от тех грехов, которые были исповеданы перед священником как свидетелем. Остается привычка к греху, может остаться даже тяга к греху, и иногда очень долго приходится бороться с последствиями греха, но сам грех уже не существует. В это Церковь твердо верит, и это доказывает весь Ее двухтысячелетний опыт. Эта объективная сторона Таинства требует объективного, не зависимого от нас самих выражения: словесной исповеди при свидетеле – священнике.

– Есть еще одно сегодня расхожее мнение: что исповедь – это такой предшественник кушетки психоаналитика. То есть, это – беседа со “специальным человеком”, который выслушивает тебя, задает наводящие вопросы, помогает тебе освободиться от ощущения неправильности каких-то поступков. И вот мы уже слышим, что, дескать, Церковь когда-то в несовершенном виде предложила то, что позже досконально было разработано дедушкой Фрейдом и его последователями. В чем, с вашей точки зрения, основное отличие визита к психоаналитику от исповеди?

– Визит к психоаналитику подобен визиту к такому врачу, который заглушает симптом, но не докапывается до сути болезни. Исповедь – это Таинство, в котором Господь полностью освобождает тебя от греха. А психолог лишь показывает, как обойти твое угнетенное состояние, появившееся из-за того или иного проступка. Вот и все. И эта разница, как мне кажется, очень существенна, диаметральна. Церковь освобождает от греха, а психолог – показывает, как избавиться от дискомфорта и психологических проблем, т.е. обойти грех, который остается в человеке и обязательно потом “всплывет”, если человек не придет в храм.

– Батюшка, а вот ситуация, с которой сталкивался, наверное, каждый, кто исповедовался систематически и часто. Человек увидел в себе грех, покаялся в нем на исповеди. И снова впал в тот же самый грех. На следующей исповеди опять в нем покаялся. А потом – снова согрешил, и т. д. В чем тут дело? И как быть человеку в такой ситуации, когда он кается, а прекратить грешить не может?

– Вы знаете, в замечательной книге блаженного Августина, которая так и называется – “Исповедь”, есть слова, удивительно точно объясняющие эту ситуацию. Вот что он пишет:

“…Я просил у Тебя целомудрия и говорил: – дай мне целомудрие и воздержание, только не сейчас. Я боялся, как бы Ты сразу же не услышал меня и сразу же не исцелил от злой страсти: я предпочитал утолить ее, а не угасить”.

Вот вам и ответ. Мы часто каемся, но душа наша привязана ко греху, грех остается для нас привлекательным и желанным. А ведь Господь смотрит не на слова, а на сердце. И если мы пришли на исповедь для того, чтобы Бог избавил нас от греха, а сердце наше в это время кричит: ”Только не сейчас, Господи!” – то, конечно, Господь не станет избавлять нас от этого греха насильно. Он попустит нам впасть в этот грех еще раз, и еще, и еще… Чтобы мы рассмотрели его с разных сторон, чтобы мы себя в этом грехе лучше увидели и поняли, наконец, сердцем – что же мы делаем.

Но каяться в таком грехе все равно необходимо. Ведь для того, чтобы покаяться на исповеди, человеку нужно преодолеть барьер собственного стыда перед священником. Даже у Святых Отцов есть такой принцип: если не осознаешь грех, подумай, что о нем придется говорить при человеке на исповеди. Этот стыд часто оказывается целебным, потому что подразумевает внутренне усилие кающегося. Видя этот труд, Господь дает нам возможность увидеть грех во всем безобразии и возненавидеть его. Только тогда становится возможным подлинное покаяние.

Ссылка на основную публикацию