10 самых популярных христианских фильмов. Хорошего просмотра.

Топ 15 новых христианских фильмов

Иногда нам нужен толчок, подсказка или просто хороший фильм чтобы начать жить по-новому. Наша редакция подобрала для вас 15 удивительных лент, которые вдохновляют молиться, помогать, достигать и верить. Топ лучших христианских фильмов, по версии проекта bible-facts.org

Фильм рассказывает о силе молитвы и о том влиянии, которое молитва оказывает на семьи, воспитание детей, карьеру, дружбу и все другие сферы нашей жизни.

Заходя в горящий пламенем дом, капитан пожарной команды Калеб Холт действует по-старому, но верному правилу пожарных: «Никогда, не оставляй товарища в беде».

Сюжет фильма разворачивается вокруг пятерых незнакомцев, оказавшихся волею случая в некоей забегаловке, которой заправляет таинственный мистический парень по имени Хесус. Встреча с Хесусом навсегда изменяет жизни этих пятерых.

Очень хороший фильм, про веру, надежду и любовь. Рекомендую к просмотру ВЕРУЮЩИМ людям и тем, кто утратил веру в чудеса и погряз в проблемах и думает, что выхода уже не будет. Всё будет хорошо, главное верить.

Первокурсник христианин Джош Уитон проходит испытание во время его общения с профессором философии, атеистом Рэдиссоном. На первом же занятии профессор Рэдиссон требует от своих студентов, чтобы они подписали заявление «Бог умер» для того, чтобы получить зачет по предмету.

Джош отказывается. Чтобы остаться в классе, он принимает вызов профессора. Он должен защитить свою веру в существование Бога в течение серии дискуссий с профессором Рэдиссоном.

Маленькой Ревекке интересен Иисус, и она хочет услышать все, что он скажет. Но ее мать, Сара, хочет держать ее на расстоянии от человека, которого одни называют Учитель, другие еретиком. Сара слышала слухи о том, что некоторые группировки хотели бы вреда Иисусу из Назарета. Но Ревекка является настойчива, и в один прекрасный день её простой поступок, навсегда изменит всю их жизнь.

Эта драма Мела Гибсона поднимает довольно непростые вопросы. В фильме рассказывается о рядовом Десмонде Доссе. Он пошёл добровольцем в американскую армию после событий в Перл-Харборе и стал одним из участников кровопролитной битвы за Окинаву, которая длилась более трёх месяцев с апреля по июнь 1945-го. Десмонд Досс был адвентистом седьмого дня. Убивать людей противоречило его религиозным убеждениям. Однажды, ещё в юности, после жёсткой драки с братом, он поклялся себе не брать в руки оружие.

Простая школьная учительница истории Грэйс Уэсли очень любит свою работу и всегда выполняет её качественно. Она усердно готовится к каждому уроку и пытается передать детям необходимые знания. Героиня никогда не думала, что окажется в эпицентре конфликта, связанного с одной неосторожно брошенной ею фразой на очередном уроке.

Фильм рассказывает про четырех отважных американских полицейских, которые крепко дружат между собой и всегда помогают друг другу в беде. Но когда они становятся мужьями и отцами перед отважными полицейскими встает выбор: бороться за свои убеждения или совершить отважный поступок и навсегда изменить свою жизнь.

Письма Богу юный Тайлер Доэрти пишет каждый день. Мальчик тяжело болен и только вера даёт ему мужество для борьбы со страшным недугом. Изумлённый почтальон Брейди Макдэниелс письма адресату, конечно же, не доставит. Зато прочтя их, вдохновится храбростью ребёнка и сможет найти в себе силы для борьбы со своей алкогольной зависимостью.

Престарелый апостол Иоанн, под чужим именем находящийся в заточении на острове Патмос, получает Божественное Откровение о последних днях мира. Движимая желанием увидеть последнего очевидца Страстей Христовых молодая христианка Ирина тайно проникает на остров. Иоанн доверяет ей распространить среди единоверцев записанное им Откровение.

Будучи потрясен силой веры уличного проповедника, католический пастор вспоминает, что истинная вера требует действия, и отправляется в путешествие, которое затронет каждого, кого он встретит на своем пути.

События фильма происходят в наши дни. Главный герой фильма, Христианин (Daniel Kruse) выражает озабоченность по поводу благополучия его семьи после прочтения Книги, говоря, что город будет уничтожен огнем. Мысли об этом тяготят его, но его семья и друзья не принимают предупреждения. Он начинает свое путешествие в Небесный Город, где он найдет спасение для себя и своей семьи.

В жизни старшеклассника Сета все идет своим чередом — он учится, отдыхает с друзьями, влюбляется. Но в один миг все кардинально меняется — мать умирает, а отец бросает детей на произвол судьбы. Сет остается один с двумя маленькими сестренками. Парню приходится нелегко: вместо прогулок — две работы, учеба, домашние заботы.

Новый президент США, меняет систему правления на абсолютную диктатуру. В стране запрещены всяческие партии, а тем более религии. Всем гражданам вживлялись специальные чипы и стиралась память, а тех, кто отказывался от подобной процедуры ожидала смертная казнь. Именно такими смертникам были христиане — Джерри, Броди и Том. Пока они ожидали своей казни Тому полицейские предложили сделку. Они его отпустят при условии, что он проберется обратно в христианскую общину и убьет предводителя. После этого разговора Том предлагает друзьям совершить самый авантюрный побег в их жизни…

Православные иконы и молитвы

Информационный сайт про иконы, молитвы, православные традиции.

20 – летняя схимонахиня. Пример святости в наши дни.

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм Господи, Спаси и Сохрани † – https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях. Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Случилось это 28 апреля 2005 года. Привела Ольгу в Среднеуральскиий женский монастырь родительница, поскольку у девушки был рак мозга, и её выписали из Онкологического центра Екатеринбурга, сказав, что она безнадежна. Тогда она не могла даже самостоятельно стоять на ногах, а потому мама поддерживала её со спины. А родная бабушка уже шила ей погребальные одежды, но работа отчего-то не ладилась. Женщина же всё не переставала удивляться: отчего не получается такое простое шитьё?! И только через год всем стало ясно, что не шилось за ненадобностью: той, кому предназначались эти погребальные одежды, суждено было уйти в вечность в Великой схиме, для чего и был дан ей этот удивительный год…

Когда Ольга пришла в обитель, её подвели к отцу Сергию, духовнику и строителю обители, и он сказал ей:
— Если хочешь жить, то оставайся в нашем монастыре.
И она поверила ему и осталась. Болезнь сопровождалась страшными головными болями, и она практически не могла есть. Но буквально с первых дней жизни в монастыре Ольга постепенно стала не только есть, но даже самостоятельно двигаться. Позже она поведала сёстрам, что, когда обучалась в Магнитогорском университете и ей объявили страшный диагноз, то первая мысль, возникшая тогда у девушки, была: значит, уйду в монастырь. Почему так, она сама не знала, а только очень этому удивилась. И потому, когда её подвели к отцу Сергию, и он предложил ей остаться и пожить в монастыре, она вспомнила ту свою мысль и сразу же согласилась.

Позже у Ольги появилось иное желание: если вылечится полностью, то останется в монастыре на всю оставшуюся жизнь. Об этом и просила она теперь в своих горячих молитвах Богородицу, дала Ей обет. Ведь и монастырь-то этот, ставший для девушки прибежищем в её скорбные дни, Богородичный.

Поведав об этом отцу Сергию, услышала в ответ:
— Деточка, ты должна понять, насколько серьёзные вещи ты сказала Богородице. Это ведь обет и его надо выполнять.
А дальше произошло то, что называется чудом исцеления. Девушка со страшным диагнозом, которой был вынесен врачами окончательный вердикт, а потому выписанная домой умирать, исцелилась в монастыре полностью.

Ещё недавно она переступила порог этой обители с опухолью мозга, которая выдавила ей левый глаз так, что вышла на лоб, а потому шишка была очень страшная. Теперь же всё выровнялось, лобик стал абсолютно ровным, глаз открывался.

Она была сама тишина, женственность и покой, вспоминают о ней сёстры. Никто никогда не слышал, чтобы она роптала, повышала на кого-то голос. Как часто бывает, что больной человек срывается от своей боли, любая неловкость так сильно ранит других людей. Ольга же никогда ни на кого – как бы ей не было больно – голоса не повышала и за все время, что прожила в монастыре, ни разу ни с кем не поссорилась.

Когда Ольга наконец излечилась, однокурсницы и подруги стали говорить ей о том, что она ещё молода и симпатична, надо сначала доучиться, создать семью, а уж потом, со временем, можно снова вернуться в монастырь. И девушка стала склоняться к этим помыслам, а потом подошла к отцу Сергию и призналась во всём. И тогда ей напомнили, что она давала обет, а это очень серьёзно.

— Давай просто помолимся, — предложил духовник, — и попросим Богородицу: как Она устроит, по какому пути тебе идти.
Так они помолились вместе, а через некоторое время опухоль стала расти с неимоверной скоростью, буквально на глазах. Но, что удивительно, именно в это время появилось ощущение, что Ольга стала очень быстро расти духовно. Она приняла свой крест, у неё не было никакого ропота. Девушка поняла, что болезнь дана ей Богом для её же спасения. И если бы она вернулась в мир, то наверняка произошло что-то, от чего могла бы погибнуть её душа. Приняв свою болезнь, она согласилась нести этот свой крест без ропота.

С наречением имени Евдокия её постригли в мантию. Тогда она ещё могла передвигаться, а потому постриг был в храме. Она, как и полагается, распиналась на ковре с Иисусовой молитвой, хотя идти самой ей было трудно, и её поддерживали с двух сторон матушка Варвара и благочинная, тоже Варвара, будущая настоятельница обители.

Прошло ещё немного времени и у неё началось благодарение: за этот крест, за данную ей Богом болезнь. Это было настолько удивительно!
— Я так благодарна Богу, — признавалась монахиня Нина, — что довелось увидеть это собственными глазами. Как-то зашла к ней в келью, а было это перед самым её постригом в Великую схиму.

Её постригли в повечерие Благовещения, когда стало понятно, что она должна отойти к Богу, настолько быстро развивалась болезнь. Но именно благодарение в болезни побудило отца Сергия обратиться к владыке с прошением о постриге в Великую схиму двадцатилетней монахини. И вот, перед этим событием, я зашла к ней в келью. У нас много людей к ней заходило, но так, чтобы не надоедать и с ней побыть немножко. Нередко же и для того, чтобы эти несколько минут, проведённые с ней – и это удивительно – дали силы самому человеку, пришедшему сейчас в эту келью. Потому как было ощущение света, который идёт изнутри.

И вот я подошла к ней, и спрашиваю о самочувствии. У неё в тот момент были очень сильные головные боли, а потому ставили капельницу. Её причащали каждый день, она и держалась-то от причастия к причастию. Но когда боль становилась невыносимой, она всё же просила и ей ставили капельницу. Помню, это было перед самой ночью. Так вот, на мой вопрос о её самочувствии она ответила:
— Какая я счастливая!
Мне показалось, что я ослышалась, а потому наклонилась к ней и говорю:
— Что ты сказала?
И вновь слышу в ответ:
— Какая я счастливая!
И было в этом столько тихой радости! Помню, мы говорили с ней тогда о вечности, причем, совершенно спокойно. Она не боялась смерти. Я свидетель: когда зашёл отец Сергий, она сложила ладони крестом и обратилась к нему со словами:
— Батюшка, благословите умереть!
А он, улыбаясь, отвечает ей:
— Ну, схимонахиня Анна, если все умрут, кто ж молиться будет? Давай, мы ещё поживём!
Через некоторое время она опять смиренно просит:
— Батюшка, благословите меня умереть! Я туда хочу.
И показывает вверх. Кровать-то в келье двухъярусная, вот он и пытается сейчас отшутиться:
— Куда ж, туда? Там Иринка наша клиросная.
А она ему:
— Нет, я не на второй ярус, я к Богородице хочу, я к Богу хочу!

И всё это было так тихо, так радостно! Словно просится человек к своим родным, к тем, кого так любит, так по ним соскучился, что больше сил нет находиться без них, вдали от них … я смотрела на них и думала, — неужели это происходит в моей жизни? Не в книгах каких-то, а вот тут, реально, рядом, сейчас… и ещё я видела, что это возможно: когда вот оно тело — исстрадавшееся, больное, которое отмирает у тебя на глазах, а душа — радуется! И это возможно, когда человеку всего двадцать лет! Когда идёт благодарение Богу за тот крест, который Он дал, и через это благодарение изливается благодать и радуется сердце. Как оказалось потом, она всё же получила благословение от отца Сергия, и они оба помолились Пресвятой Богородице, а там – как Пречистая определит…

Она мирно отошла ко Господу 21 апреля 2006 года на Страстной Седмице, в Великую Пятницу, в тот самый час, когда Господь висел на Кресте, но душа уже покинула Его.
Хоронили её в Пасху, со словами пасхальной радости, и отец Сергий восклицал:
— Христос Воскресе! Схимонахиня Анна, Христос Воскресе!
И у всех, кто был на её похоронах, было ощущение такой радости, такого света!
Монах Давид приезжал в монастырь за некоторое время до её мирной кончины, и когда с отцом Сергием зашёл к ней в келью, то был потрясён ощущением той силы, что «совершается в немощи» этой двадцатилетней девочки. Он долго и серьезно смотрел на неё, и тогда она (не будучи тогда ещё схимницей, а просто монахиней) задала ему вопрос:
— Почему вы так серьёзно смотрите на меня?
И услышала:
Просто я думаю, как тебе помочь.
Она же ответила монаху:
— А у меня всё хорошо!
И тогда он выбежал в коридор и там расплакался. Потом он сказал:
— Я буду просить на Афоне, чтобы молились за неё.
Когда же она отошла в вечность, позвонили с Афона и сказали, что трём старцам на Святой Горе было открыто, что душа её прошла без мытарств. И что она очень светла и находится у Престола Божия. А ещё поздравили монастырь с тем, что такая душа ушла отсюда вечность.

За тот недолгий срок, что был определён ей Господом, она испила и чашу скорби, и чашу милости Божией, с благодарностью приняв от Бога всё.

20 – летняя схимонахиня. Пример святости в наши дни

Когда Ольга пришла в обитель, её подвели к отцу Сергию, духовнику и строителю обители, и он сказал ей:

– Если хочешь жить, то оставайся в нашем монастыре.

И она поверила ему и осталась. Болезнь сопровождалась страшными головными болями, и она практически не могла есть. Но буквально с первых дней жизни в монастыре Ольга постепенно стала не только есть, но даже самостоятельно двигаться. Позже она поведала сёстрам, что, когда обучалась в Магнитогорском университете и ей объявили страшный диагноз, то первая мысль, возникшая тогда у девушки, была: значит, уйду в монастырь. Почему так, она сама не знала, а только очень этому удивилась. И потому, когда её подвели к отцу Сергию, и он предложил ей остаться и пожить в монастыре, она вспомнила ту свою мысль и сразу же согласилась.

Позже у Ольги появилось иное желание: если вылечится полностью, то останется в монастыре на всю оставшуюся жизнь. Об этом и просила она теперь в своих горячих молитвах Богородицу, дала Ей обет. Ведь и монастырь-то этот, ставший для девушки прибежищем в её скорбные дни, Богородичный.

Поведав об этом отцу Сергию, услышала в ответ:

– Деточка, ты должна понять, насколько серьёзные вещи ты сказала Богородице. Это ведь обет и его надо выполнять.

А дальше произошло то, что называется чудом исцеления. Девушка со страшным диагнозом, которой был вынесен врачами окончательный вердикт, а потому выписанная домой умирать, исцелилась в монастыре полностью.

Ещё недавно она переступила порог этой обители с опухолью мозга, которая выдавила ей левый глаз так, что вышла на лоб, а потому шишка была очень страшная. Теперь же всё выровнялось, лобик стал абсолютно ровным, глаз открывался.

Она была сама тишина, женственность и покой, вспоминают о ней сёстры. Никто никогда не слышал, чтобы она роптала, повышала на кого-то голос. Как часто бывает, что больной человек срывается от своей боли, любая неловкость так сильно ранит других людей. Ольга же никогда ни на кого – как бы ей не было больно – голоса не повышала и за все время, что прожила в монастыре, ни разу ни с кем не поссорилась.

Когда Ольга наконец излечилась, однокурсницы и подруги стали говорить ей о том, что она ещё молода и симпатична, надо сначала доучиться, создать семью, а уж потом, со временем, можно снова вернуться в монастырь. И девушка стала склоняться к этим помыслам, а потом подошла к отцу Сергию и призналась во всём. И тогда ей напомнили, что она давала обет, а это очень серьёзно.

– Давай просто помолимся, – предложил духовник, – и попросим Богородицу: как Она устроит, по какому пути тебе идти.

Так они помолились вместе, а через некоторое время опухоль стала расти с неимоверной скоростью, буквально на глазах. Но, что удивительно, именно в это время появилось ощущение, что Ольга стала очень быстро расти духовно. Она приняла свой крест, у неё не было никакого ропота. Девушка поняла, что болезнь дана ей Богом для её же спасения. И если бы она вернулась в мир, то наверняка произошло что-то, от чего могла бы погибнуть её душа. Приняв свою болезнь, она согласилась нести этот свой крест без ропота.

С наречением имени Евдокия её постригли в мантию. Тогда она ещё могла передвигаться, а потому постриг был в храме. Она, как и полагается, распиналась на ковре с Иисусовой молитвой, хотя идти самой ей было трудно, и её поддерживали с двух сторон матушка Варвара и благочинная, тоже Варвара, будущая настоятельница обители.

Прошло ещё немного времени и у неё началось благодарение: за этот крест, за данную ей Богом болезнь. Это было настолько удивительно!

– Я так благодарна Богу, – признавалась монахиня Нина, – что довелось увидеть это собственными глазами. Как-то зашла к ней в келью, а было это перед самым её постригом в Великую схиму.

Её постригли в повечерие Благовещения, когда стало понятно, что она должна отойти к Богу, настолько быстро развивалась болезнь. Но именно благодарение в болезни побудило отца Сергия обратиться к владыке с прошением о постриге в Великую схиму двадцатилетней монахини. И вот, перед этим событием, я зашла к ней в келью. У нас много людей к ней заходило, но так, чтобы не надоедать и с ней побыть немножко. Нередко же и для того, чтобы эти несколько минут, проведённые с ней – и это удивительно – дали силы самому человеку, пришедшему сейчас в эту келью. Потому как было ощущение света, который идёт изнутри.

И вот я подошла к ней, и спрашиваю о самочувствии. У неё в тот момент были очень сильные головные боли, а потому ставили капельницу. Её причащали каждый день, она и держалась-то от причастия к причастию. Но когда боль становилась невыносимой, она всё же просила и ей ставили капельницу. Помню, это было перед самой ночью. Так вот, на мой вопрос о её самочувствии она ответила:

– Какая я счастливая!

Мне показалось, что я ослышалась, а потому наклонилась к ней и говорю:

И вновь слышу в ответ:

– Какая я счастливая!

И было в этом столько тихой радости! Помню, мы говорили с ней тогда о вечности, причем, совершенно спокойно. Она не боялась смерти. Я свидетель: когда зашёл отец Сергий, она сложила ладони крестом и обратилась к нему со словами:

– Батюшка, благословите умереть!

А он, улыбаясь, отвечает ей:

– Ну, схимонахиня Анна, если все умрут, кто ж молиться будет? Давай, мы ещё поживём!

Через некоторое время она опять смиренно просит:

– Батюшка, благословите меня умереть! Я туда хочу.

И показывает вверх. Кровать-то в келье двухъярусная, вот он и пытается сейчас отшутиться:

– Куда ж, туда? Там Иринка наша клиросная.

– Нет, я не на второй ярус, я к Богородице хочу, я к Богу хочу!

И всё это было так тихо, так радостно! Словно просится человек к своим родным, к тем, кого так любит, так по ним соскучился, что больше сил нет находиться без них, вдали от них … я смотрела на них и думала, – неужели это происходит в моей жизни? Не в книгах каких-то, а вот тут, реально, рядом, сейчас… и ещё я видела, что это возможно: когда вот оно тело – исстрадавшееся, больное, которое отмирает у тебя на глазах, а душа – радуется! И это возможно, когда человеку всего двадцать лет! Когда идёт благодарение Богу за тот крест, который Он дал, и через это благодарение изливается благодать и радуется сердце. Как оказалось потом, она всё же получила благословение от отца Сергия, и они оба помолились Пресвятой Богородице, а там – как Пречистая определит.

Она мирно отошла ко Господу 21 апреля 2006 года на Страстной Седмице, в Великую Пятницу, в тот самый час, когда Господь висел на Кресте, но душа уже покинула Его.

Хоронили её в Пасху, со словами пасхальной радости, и отец Сергий восклицал:

– Христос Воскресе! Схимонахиня Анна, Христос Воскресе!

И у всех, кто был на её похоронах, было ощущение такой радости, такого света!

Монах Давид приезжал в монастырь за некоторое время до её мирной кончины, и когда с отцом Сергием зашёл к ней в келью, то был потрясён ощущением той силы, что «совершается в немощи» этой двадцатилетней девочки. Он долго и серьезно смотрел на неё, и тогда она (не будучи тогда ещё схимницей, а просто монахиней) задала ему вопрос:

– Почему вы так серьёзно смотрите на меня?

Просто я думаю, как тебе помочь.

Она же ответила монаху:

– А у меня всё хорошо!

И тогда он выбежал в коридор и там расплакался. Потом он сказал:

– Я буду просить на Афоне, чтобы молились за неё.

Когда же она отошла в вечность, позвонили с Афона и сказали, что трём старцам на Святой Горе было открыто, что душа её прошла без мытарств. И что она очень светла и находится у Престола Божия. А ещё поздравили монастырь с тем, что такая душа ушла отсюда вечность.

За тот недолгий срок, что был определён ей Господом, она испила и чашу скорби, и чашу милости Божией, с благодарностью приняв от Бога всё.

20 – летняя схимонахиня. Пример святости в наши дни

Случилось это 28 апреля 2005 года. Привела Ольгу в Среднеуральскиий женский монастырь родительница, поскольку у девушки был рак мозга, и её выписали из Онкологического центра Екатеринбурга, сказав, что она безнадежна. Тогда она не могла даже самостоятельно стоять на ногах, а потому мама поддерживала её со спины.

А родная бабушка уже шила ей погребальные одежды, но работа отчего-то не ладилась. Женщина же всё не переставала удивляться: отчего не получается такое простое шитьё?! И только через год всем стало ясно, что не шилось за ненадобностью: той, кому предназначались эти погребальные одежды, суждено было уйти в вечность в Великой схиме, для чего и был дан ей этот удивительный год.

Когда Ольга пришла в обитель, её подвели к отцу Сергию, духовнику и строителю обители, и он сказал ей:

– Если хочешь жить, то оставайся в нашем монастыре.

И она поверила ему и осталась. Болезнь сопровождалась страшными головными болями, и она практически не могла есть. Но буквально с первых дней жизни в монастыре Ольга постепенно стала не только есть, но даже самостоятельно двигаться. Позже она поведала сёстрам, что, когда обучалась в Магнитогорском университете и ей объявили страшный диагноз, то первая мысль, возникшая тогда у девушки, была: значит, уйду в монастырь. Почему так, она сама не знала, а только очень этому удивилась. И потому, когда её подвели к отцу Сергию, и он предложил ей остаться и пожить в монастыре, она вспомнила ту свою мысль и сразу же согласилась.

Позже у Ольги появилось иное желание: если вылечится полностью, то останется в монастыре на всю оставшуюся жизнь. Об этом и просила она теперь в своих горячих молитвах Богородицу, дала Ей обет. Ведь и монастырь-то этот, ставший для девушки прибежищем в её скорбные дни, Богородичный.

Поведав об этом отцу Сергию, услышала в ответ:

– Деточка, ты должна понять, насколько серьёзные вещи ты сказала Богородице. Это ведь обет и его надо выполнять.

А дальше произошло то, что называется чудом исцеления. Девушка со страшным диагнозом, которой был вынесен врачами окончательный вердикт, а потому выписанная домой умирать, исцелилась в монастыре полностью.

Ещё недавно она переступила порог этой обители с опухолью мозга, которая выдавила ей левый глаз так, что вышла на лоб, а потому шишка была очень страшная. Теперь же всё выровнялось, лобик стал абсолютно ровным, глаз открывался.

Она была сама тишина, женственность и покой, вспоминают о ней сёстры. Никто никогда не слышал, чтобы она роптала, повышала на кого-то голос. Как часто бывает, что больной человек срывается от своей боли, любая неловкость так сильно ранит других людей. Ольга же никогда ни на кого – как бы ей не было больно – голоса не повышала и за все время, что прожила в монастыре, ни разу ни с кем не поссорилась.

Когда Ольга наконец излечилась, однокурсницы и подруги стали говорить ей о том, что она ещё молода и симпатична, надо сначала доучиться, создать семью, а уж потом, со временем, можно снова вернуться в монастырь. И девушка стала склоняться к этим помыслам, а потом подошла к отцу Сергию и призналась во всём. И тогда ей напомнили, что она давала обет, а это очень серьёзно.

– Давай просто помолимся, – предложил духовник, – и попросим Богородицу: как Она устроит, по какому пути тебе идти.

Так они помолились вместе, а через некоторое время опухоль стала расти с неимоверной скоростью, буквально на глазах. Но, что удивительно, именно в это время появилось ощущение, что Ольга стала очень быстро расти духовно. Она приняла свой крест, у неё не было никакого ропота. Девушка поняла, что болезнь дана ей Богом для её же спасения. И если бы она вернулась в мир, то наверняка произошло что-то, от чего могла бы погибнуть её душа. Приняв свою болезнь, она согласилась нести этот свой крест без ропота.

С наречением имени Евдокия её постригли в мантию. Тогда она ещё могла передвигаться, а потому постриг был в храме. Она, как и полагается, распиналась на ковре с Иисусовой молитвой, хотя идти самой ей было трудно, и её поддерживали с двух сторон матушка Варвара и благочинная, тоже Варвара, будущая настоятельница обители.

Прошло ещё немного времени и у неё началось благодарение: за этот крест, за данную ей Богом болезнь. Это было настолько удивительно!

– Я так благодарна Богу, – признавалась монахиня Нина, – что довелось увидеть это собственными глазами. Как-то зашла к ней в келью, а было это перед самым её постригом в Великую схиму.

Её постригли в повечерие Благовещения, когда стало понятно, что она должна отойти к Богу, настолько быстро развивалась болезнь. Но именно благодарение в болезни побудило отца Сергия обратиться к владыке с прошением о постриге в Великую схиму двадцатилетней монахини. И вот, перед этим событием, я зашла к ней в келью. У нас много людей к ней заходило, но так, чтобы не надоедать и с ней побыть немножко. Нередко же и для того, чтобы эти несколько минут, проведённые с ней – и это удивительно – дали силы самому человеку, пришедшему сейчас в эту келью. Потому как было ощущение света, который идёт изнутри.

И вот я подошла к ней, и спрашиваю о самочувствии. У неё в тот момент были очень сильные головные боли, а потому ставили капельницу. Её причащали каждый день, она и держалась-то от причастия к причастию. Но когда боль становилась невыносимой, она всё же просила и ей ставили капельницу. Помню, это было перед самой ночью. Так вот, на мой вопрос о её самочувствии она ответила:

– Какая я счастливая!

Мне показалось, что я ослышалась, а потому наклонилась к ней и говорю:

И вновь слышу в ответ:

– Какая я счастливая!

И было в этом столько тихой радости! Помню, мы говорили с ней тогда о вечности, причем, совершенно спокойно. Она не боялась смерти. Я свидетель: когда зашёл отец Сергий, она сложила ладони крестом и обратилась к нему со словами:

– Батюшка, благословите умереть!

А он, улыбаясь, отвечает ей:

– Ну, схимонахиня Анна, если все умрут, кто ж молиться будет? Давай, мы ещё поживём!

Через некоторое время она опять смиренно просит:

– Батюшка, благословите меня умереть! Я туда хочу.

И показывает вверх. Кровать-то в келье двухъярусная, вот он и пытается сейчас отшутиться:

– Куда ж, туда? Там Иринка наша клиросная.

– Нет, я не на второй ярус, я к Богородице хочу, я к Богу хочу!

И всё это было так тихо, так радостно! Словно просится человек к своим родным, к тем, кого так любит, так по ним соскучился, что больше сил нет находиться без них, вдали от них … я смотрела на них и думала, – неужели это происходит в моей жизни? Не в книгах каких-то, а вот тут, реально, рядом, сейчас… и ещё я видела, что это возможно: когда вот оно тело – исстрадавшееся, больное, которое отмирает у тебя на глазах, а душа – радуется! И это возможно, когда человеку всего двадцать лет! Когда идёт благодарение Богу за тот крест, который Он дал, и через это благодарение изливается благодать и радуется сердце. Как оказалось потом, она всё же получила благословение от отца Сергия, и они оба помолились Пресвятой Богородице, а там – как Пречистая определит.

Она мирно отошла ко Господу 21 апреля 2006 года на Страстной Седмице, в Великую Пятницу, в тот самый час, когда Господь висел на Кресте, но душа уже покинула Его.

Хоронили её в Пасху, со словами пасхальной радости, и отец Сергий восклицал:

– Христос Воскресе! Схимонахиня Анна, Христос Воскресе!

И у всех, кто был на её похоронах, было ощущение такой радости, такого света!

Монах Давид приезжал в монастырь за некоторое время до её мирной кончины, и когда с отцом Сергием зашёл к ней в келью, то был потрясён ощущением той силы, что «совершается в немощи» этой двадцатилетней девочки. Он долго и серьезно смотрел на неё, и тогда она (не будучи тогда ещё схимницей, а просто монахиней) задала ему вопрос:

– Почему вы так серьёзно смотрите на меня?

Просто я думаю, как тебе помочь.

Она же ответила монаху:

– А у меня всё хорошо!

И тогда он выбежал в коридор и там расплакался. Потом он сказал:

– Я буду просить на Афоне, чтобы молились за неё.

Когда же она отошла в вечность, позвонили с Афона и сказали, что трём старцам на Святой Горе было открыто, что душа её прошла без мытарств. И что она очень светла и находится у Престола Божия. А ещё поздравили монастырь с тем, что такая душа ушла отсюда вечность.

За тот недолгий срок, что был определён ей Господом, она испила и чашу скорби, и чашу милости Божией, с благодарностью приняв от Бога всё.

Православные Старицы ХХ века. Схимонахиня Антония

Не так уж много лет прошло со дня кончины матушки Антонии – 11 октября 1998 года, но её имя уже известно многим православным христианам в России и за рубежом. Изо дня в день увеличивается число паломников к её могилке на маленьком монастырском кладбище в Свято-Никольском Черноостровском женском монастыре, что в городе Малоярославце Калужской области ( ул. Кутузова, 2, Малоярославец, Калужская обл., Россия, 249096).
Люди подолгу стоят здесь, зажигают свечи, молятся и по вере своей получают просимое. Множество случаев чудесной помощи по её молитвам при жизни и по преставлении свидетельствуют о исправлении детей, устроении семейных дел, обращении к вере, венчании супружеских пар, о даровании бесплодным супругам детей, возвращении похищенных людей и вещей, помощи в материальных нуждах.
Схимонахиня Антония (в миру Анастасия Яковлевна Кавешникова) – православная подвижница, исповедница и старица. Она родилась 25 (по новому стилю) декабря 1904 года в селе Долгое Данковского уезда Рязанской губернии в благочестивой православной семье, хранившей традиции своих предков – донских казаков. Ещё в детстве и юности дарованы были ей встречи с прозорливыми старцами, которые советовали будущей подвижнице отвергнуть замужество, избрав монашеский путь. Но она выбрала замужество и пронесла свой поистине тягчайший семейный крест до конца. Прошла матушка и через все муки Тагильского исправительно-трудового лагеря НКВД и психиатрических больниц, где её пытались “вылечить” от веры во Христа. И всё же Господь удостоил её монашества с именем Аполлинария и схимы – с именем Антония, отметив великими Своими дарами: прозорливостью, благодатной молитвой, даром исцеления и утешения. Прошла матушка Антония и лишения, и гонения, терпимые от насельниц монастыря, которые клеветали, что матушка Антония «в прелести» и не допускали к ней в последние годы ее земной жизни мирян, приходивших за духовными советами к великой подвижнице…
В молодости Анастасия (так звали будущую схимонахиню) сделала аборт (по некоторым сведениям – у нее был выкидыш), и каялась слезно в этом грехе. Однажды, это было в Москве, она молилась в храме Воскресения на улице Неждановой 15/2 (Успенский вражек) перед чудотворною иконою Божьей Матери «Взыскание погибших». И видит – отвернула от неё свой лик Богородица. На следующий день рано утром Анастасия пришла в тот же храм на молитву. Попросила сторожа никого больше в храм не впускать, и на коленях, в уединенном предстоянии пред чудотворным образом Богородицы горячо, долго и сильно плакала, обильно орошая пол слезами.
Вдруг кто-то сзади трижды коснулся ее плеча. Оглянулась, видит Жену в игуменском одеянии и двух монахинь, стоящих вдали у свечного ящика. Игумения говорит ей: – Что ты так плачешь? Послушай, я помогу тебе. Только три греха есть, которые не прощаются человекам: хула на Святого Духа, самоубийство, гордость. Убиенного младенца надо окрестить.
И рассказала Анастасии, как надо молиться за младенцев, убиенных во чреве. Анастасия почувствовала в душе глубокий покой и преисполнилась горячей благодарности к Наставнице. Положив земной поклон перед образом Божией Матери «Взыскание погибших», Анастасия оглянулась и видит: в церкви она одна – нет ни Игумении, ни монахинь. Она обратилась к сторожу, чтобы узнать: – Кто это был в церкви? Что за монахини?
– Никто сюда войти не мог, все было заперто, – был ответ сторожа.
Анастасия выполнила полученное в храме правило – молитвы за убиенных младенцев, дарованное ей Богородицей.
В 1953 году она стала духовной дочерью великого старца – подвижника Кукши Одесского. Старец благословил Анастасию раздавать молитву «за младенцев, убиенных во чреве», женщинам, имеющим такой грех.
Но за то, что великая старица безстрашно исповедовала о данной ей Царицей Небесной молитвенной епитимии за грехи детоубийства, и сама отмаливала за немощных сии несчастные души, ей было дано на её просьбу к Богородице вразумление, что дьявол будет за это с неё «кожу сдирать» – то есть, скорби жестокие будут её по жизни сопровождать. Но матушка не убоялась взять сей великий Крест за всех и за вся. И благодаря сему подвигу получила от Господа за свои великие труды дары молитвы и прозорливости. Многие тысячи семей её молитвами были спасены от развала, и многое множество младенцев родилось на свет. И всем, приходившим к ней за помощью, с первой встречи она давала Правило за младенцев, убиенных во чреве, данное ей Богородицей, поскольку душегубство в утробе есть и личный, и родовой, и общественный грех, который тяжким бременем ложится и на самого убийцу, и на всех его сродников, и на все общество, которое сие злодейство узаконило и молчаливо «терпит».

ПРАВИЛО, ДАННОЕ БОГОРОДИЦЕЮ СХИМОНАХИНЕ АНТОНИИ
О МОЛИТВЕ ЗА ДЕТЕЙ, УБИЕННЫХ ВО ЧРЕВЕ.

Утренние молитвы – по Символ Веры:

Востав от сна, прежде всякого другого дела, стань благоговейно, представляя себя пред Всевидящим Богом, и, совершая крестное знамение, произнеси:

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.
Затем немного подожди, пока все чувства твои не придут в тишину и мысли твои не оставят все земное, и тогда произноси следующие молитвы, без поспешности и со вниманием сердечным:
Молитва мытаря
Боже, миилостив буди мне грешному. (Поклон)
Молитва предначинательная
Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Твоея Матере и всех святых, помилуй нас. Аминь.
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.
Молитва Святому Духу
Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяяй, Сокрвище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.
Трисвятое
Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас. (Читается трижды, с крестным знамением и поясным поклоном.)
Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Молитва ко Пресвятой Троице
Пресвятая Троице, помилуй нас, Господи, очисти грехи наша, Владыко, прости беззакония наша Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради. Господи, помилуй. Господи, помилуй. Господи, помилуй. Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.
Молитва Господня
Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим, и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.
Тропари Троичные
Воставше от сна, припадаем Ти, Блаже, и ангельскую песнь вопием Ти, Сильне: Свят, Свят, Свят еси, Боже, Богородицею помилуй нас.
Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу.
От одра и сна воздвигл мя еси, Господи, ум мой просвети; и сердце, и устна мои; отверзи, во еже пети Тя, Святая Троице: Свят, Свят, Свят еси, Боже, Богородицею помилуй нас.
И ныне, и присно, и во веки веков. Аминь. Внезапно Судия приидет, и коегждо деяния обнажатся, но страхом зовем в полунощи: Свят, Свят, Свят еси, Боже, Богородицею помилуй нас. Господи, помилуй. (12 раз)
Молитва ко Пресвятой Троице
От сна востав, благодарю Тя, Святая Троице, яко многия ради Твоея; благости и долготерпения не прогневался еси на мя, лениваго и грешнаго, ниже погубил мя еси со беззаконьми моими, но человеколюбствовал еси обычно и в нечаянии лежащаго воздвигл мя еси, во еже утреневати и славословити державу Твою. И ныне просвети мои очи мысленныя, отверзи моя уста поучатися словесем Твоим, и разумети заповеди Твоя, и творити волю Твою, и пети Тя во исповедании сердечнем, и воспевати всесвятое имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу. (Поклон) Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу. (Поклон) Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему. (Поклон)
Псалом 50
Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое. Наипаче омый мя от беззакония моего, и от греха моего очисти мя; яко беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну. Тебе Единому согреших и лукавое пред Тобою сотворйих; яко да оправдишися во словесех Твоих, и победиши, внегда судити Ти. Се бо в беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя. Се бо истину возлюбил еси; безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси. Окропиши мя иссопом, и очищуся; омыеши мя, и паче снега убелюся. Слуху моему даси радость и веселие; возрадуются кости смиренныя. Отврати лице Твое от грех моих и вся беззакония моя очисти. Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей. Не отвержи мене от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отыми от мене. Воздаждь ми радость спасения Твоего и Духом Владычним утверди мя. Научу беззаконныя путем Твоим, и нечестивии к Тебе обратятся. Избави мя от кровей, Боже, Боже спасения моего; возрадуется язык мой правде Твоей. Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою. Яко аще бы восхотел еси жертвы, дал бых убо: всесожжения не благоволиши. Жертва Богу дух сокрушен; сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Ублажи, Господи, благоволением Твоим Сиона, и да созиждутся стены Иерусалимския. Тогда благоволиши жертву правды, возношение и всесожегаемая; тогда возложат на олтарь Твой тельцы.

Символ веры
Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век, Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша.
Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес, и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна. И воскресшаго в третий день по Писанием.
И восшедшаго на Небеса, и седяща одесную Отца.И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки.Во Едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.
Исповедую едино Крещение во оставление грехов.
Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века.
Аминь.
Далее: Во имя Отца! Аминь! И Сына! Аминь! И Святаго Духа! Аминь!
ЕлИцы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся, Аллилуиа!
Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся, Аллилуиа!
Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся, Аллилуиа!
Слава Отцу и Сыну , и Святому Духу и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Младенцу, убиенному во чреве, надо дать мужское имя из имен святых угодников Божиих (по святцам), и обращаясь ко святым просить так:

Святый Иоанне Креститель, окрести моего младенца (имя), во чреве томящегося, в темнице сидящаго.
Святая Великомученице Варвара, приобщи моего младенца (имя), во чреве томящегося, в темнице сидящаго.
Святый Симеоне Богоприимец, как ты принял Христа, приими моего младенца (имя) в свои руки, во чреве томящегося, в темнице сидящаго.
Святая Анна Пророчица, приими моего младенца (имя), как мати крестная, во чреве томящегося, в темнице сидящаго.

И далее читать молитвы:

48 раз – Молитва «Царю Небесный».
Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.
И совершить 40 поклонов земных (при совершении земных поклонов следует коснуться коленями и челом пола);

48 раз – Молитва «Отче наш».
Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое;, да приидет Цаарствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должникам нашим и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.
И 40 поклонов земных;

48 раз – 50-й Псалом.
Псалом 50
Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое. Наипаче омый мя от беззакония моего, и от греха моего очисти мя; яко беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну. Тебе Единому согреших и лукавое пред Тобою сотворйих; яко да оправдишися во словесех Твоих, и победиши, внегда судити Ти. Се бо в беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя. Се бо истину возлюбил еси; безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси. Окропиши мя иссопом, и очищуся; омыеши мя, и паче снега убелюся. Слуху моему даси радость и веселие; возрадуются кости смиренныя. Отврати лице Твое от грех моих и вся беззакония моя очисти. Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей. Не отвержи мене от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отыми от мене. Воздаждь ми радость спасения Твоего и Духом Владычним утверди мя. Научу беззаконныя путем Твоим, и нечестивии к Тебе обратятся. Избави мя от кровей, Боже, Боже спасения моего; возрадуется язык мой правде Твоей. Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою. Яко аще бы восхотел еси жертвы, дал бых убо: всесожжения не благоволиши. Жертва Богу дух сокрушен; сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Ублажи, Господи, благоволением Твоим Сиона, и да созиждутся стены Иерусалимския. Тогда благоволиши жертву правды, возношение и всесожегаемая; тогда возложат на олтарь Твой тельцы.
И 40 поклонов земных (вместо 50-го Псалма немощным можно читать 48 раз Иисусову молитву: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!);

48 раз – Молитва «Милосердия двери отверзи нам. »
Милосердия двери отверзи нам, Благословенная Богородице, надеющиеся на Тя, да не погибнем, но да избавимся Тобою от бед, Ты бо еси спасение рода христианского.
И 40 поклонов земных;

Затем обычное окончание молитв:
Достойно есть яко воистину блажити Тя Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Метерь Бога нашего. Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем. (поклон всегда земной).
Слава Отцу и Сыну , и Святому Духу и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.
Господи, помилуй. Господи, помилуй. Господи, помилуй.
Господи, Иисусе Христе Сыыне Божий, молитв ради Пречистыя Твоея Матери, преподобных и богоносных отец наших и всех святых помилуй нас. Аминь.

Молитвы напечатаны в той последовательности, в том виде, в котором Пресвятая Богородица их дала будущей старице Антонии. Вопросы, почему именно так было Ею сказано то или иное слово, нам грешным, обсуждать не потребно.

Матушка Антония наставляла, что сие правило можно вычитывать вдвоем, втроем, и вчетвером, большим числом молящихся, одновременно – за каждую убиенную душу. В таком случае, число молитв делится на число молящихся, т.е. если вдвоем исполняем сие правило, то надо читать каждому не по 48 раз, а по 24 раза, если втроем, то по 16 раз, вчетвером по 12 раз, и так далее – за каждую убиенную душу младенца.
Сим правилом можно молиться за других людей, которые либо не могут или даже не хотят сами молится, за матерей, отцов, сродников и друзей, то есть отмаливать их грехи; молится можно как женщинам, так и мужчинам. Причем те, кто добросовестно исполнял сие молитвы за других, также, как и сами согрешившие, сподоблялись видения отмоленных младенческих душ. Поклоны земные может положить, за других (немощных) тот, кто способен их класть; причем немощным можно их делать постепенно и после вычитанных молитв.
А ночью – с полуночи до трех часов один поклон идет за 40 поклонов. Во время Божественной Литургии, когда произносится священником в Алтаре «Благословенно Царство Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и вовеки веков», – клирос добавляет: Аминь.- Один земной поклон равен 2500 поясных, или сотне земных поклонов. Об этом свидетельствовала блаж. Пелагея Рязанская, которую вразумлял о сем сам Преподобный Серафим Саровский.
Земные поклоны можно класть и с колен, и делать их по несколько подряд не вставая – хоть сотни, так молился и прп. Серафим Саровский. Причем прп. Серафим Саровский молился на коленях и в воскресные, и в праздничные дни. И когда ему блаженная Пелагея задала молитвенный вопрос: – А можно ли молиться в праздники на коленях? Ответ был такой: – Пропала Россия без земных поклонов!
Владыка Иннокентий (Вениаминов), праправнук святого Святителя Иннокентия Вениаминова Митрополита Московского и Коломенского) благословил читать это Правило за убиенных младенцев в течение дня: по дороге на работу, в перерывах, среди дня, как внутреннее молитвенное правило, считая молитвы по четкам. То есть, если нет возможности помолиться непрерывно, можно читать правило сие по частям. Владыка с радостью одобрил такое прошение к нему, говоря: – Вот- вот, правильно, а то нам все некогда, да некогда молиться, а так будет очень хорошо, молитесь, молитесь. Бог благословит!

Матушке Антонии было откровение, что:
Нужно купить на каждого убиенного во чреве младенца крестик, распашонку (рубашку), чепчик и свечи, отнести в крестильню – как пожертвование для крещения бедных детей (или детей из Дома малютки). (Сколько было сделано абортов, выкидышей, столько раз нужно повторить эти молитвы – за душу каждого младенца).

Тем, кто пользовался любыми другими средствами для изгнания из чрева зачатий при помощи отрав, спиралей и т.д. выполнить эту епитимию пять раз за один год употребления сих средств. Ибо жизнь человеческая начинается от зачатия и любое насильственное ее прекращение есть убийство.

Каждый день до конца земной жизни женщине, совершившей детоубийство, читать молитву: Господи, помилуй чад моих, умерших в утробе моей. Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, ради Твоего милосердия, за веру и слезы мои окрести их в море щедрот Твоих, и не лиши их света Твоего Божественного. Аминь». ( 3 раза в день).

Наставления старицы Антонии:

Матушка Антония говорила, что убить одного младенца – страшнее, чем взрослого человека – семь поколений по матери и отцу будут отвечать, т.е. страдать от разрушения семей и скорби иметь из-за пьянства, блуда, наркомании, смертельных болезней и других, как всем кажется «внешних» причин. Ибо младенческая душа, равно как ангельская.

– За аборт кто-то в роду, обязательно прольет кровь, – предупреждала старица. Искупив грех детоубийства покаянием, епитимией данной Богородицей, и делами милосердия, прекращаются либо смягчаются наказания по Божией милости.

Именно за сей страшный грех в первую очередь кругом нестроения, беды, и надвигается всемирный пожар – т.е. мировая война, а за нею и кончина мира недалече.

Поскольку грех детоубийства ложится на весь род женщины, его совершившей, целесообразно (по желанию) в дополнение к указанному Правилу, данному матушкой Антонией, читать Молитву, данную старцем Псково-Печерского монастыря – Архимандритом Иоанном Крестьянкиным – о прощении родовых грехов.

Молитва Иоанна Крестьянкина
О ПРОЩЕНИИ РОДОВЫХ ГРЕХОВ.

Господи, прости меня и род мой,

до меня, во мне, от меня исходящий;

Господи, прости нам тяжкие грехи прародительские,

родительские, детские и соделанные мною

от юности и по сегодняшний день.

И сними кару наказания, проклятия, заклятия рода моего,

до меня, во мне и от меня исходящего.

Господи! Весь я пред Тобою.

Удостой меня быть в воле Твоей,

потому что я не знаю, что полезно мне.

Ты сотвори брань с врагами моими,

потому что я не способен видеть всей злобы их

История о девушке, которая в двадцать лет стала схимонахиней

О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия!
Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! (Рим.11:33)

«Как всё-таки Господь любит нас…»

История о девушке, которая в двадцать лет стала схимонахиней

Об удивительной судьбе схимонахини Анны (в миру Ольги Сарсьяновой) впервые рассказала в телепередаче «Час православия» монахиня Нина (Крыгина).

Девятнадцатилетнюю девушку с раком мозга выписали из Онкологического центра Екатеринбурга домой умирать. Мама привезла ее в Среднеуральский монастырь в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» (недалеко от Екатеринбурга). Оле уже трудно было стоять, и мама поддерживала её со спины. В это время родная бабушка шила внучке погребальные одежды, и всё время удивлялась: почему такая простая вещь не получается?! Только потом, через год, все стало понятно – не шилась эта вещь за ненадобностью: Оля должна была умереть в Великой схиме. И для этого ей был дан этот год.

Когда девушка пришла в обитель, ее подвели к отцу Сергию – духовнику и строителю обители. Отец Сергий сказал: «Если ты хочешь пожить, оставайся у нас в монастыре». Оля согласилась. Страшная болезнь сопровождалась невыносимыми головными болями, Оля практически не могла ничего есть. Но буквально с первых дней пребывания в обители девушка стала не только кушать, но самостоятельно двигаться.

Оля рассказала, что когда она училась в Магнитогорском университете и ей сообщили о болезни, то первая мысль была: «Значит, уйду в монастырь». На вопрос: «Почему?». Она ответила: «Я не знаю, сама удивилась». Именно эта мысль сыграла решающую роль в принятии решения, оставаться в монастыре или нет. Оля осталась.

У Оли появилось желание остаться в монастыре на всю жизнь, если она полностью вылечится. Она стала молиться и дала обет Богородице, что если исцелится, то останется в монастыре. Оля рассказала об этом отцу Сергию. На что отец Сергий сказал: «Девочка, ты должна понять насколько серьезные вещи ты сказала Богородице. Это обет, его надо выполнять».

А дальше произошло чудо исцеления. Она исцелилась полностью. В монастырь Оля пришла с опухолью, которая выдавила левый глаз и вышла на лоб, а после исцеления полностью все выровнялось, глаз закрывался. После того, как она исцелилась, ее однокурсницы и подруги стали говорить: «Ты молодая, симпатичная, может вернешься, доучишься, создашь семью, а потом можно и в монастырь». И она стала склоняться к этим помыслам.

Через некоторое время она подошла к отцу Сергию и сказала, что у нее возникают мысли вернуться в мир. На что было ей сказано, что она давала обет, и это очень серьезно, поэтому в данном случае можно только помолиться, и попросить Богородицу, чтобы Она устроила так как нужно, и указала по какому пути ей идти. Оля и отец Сергий помолились и через время опухоль у девушки начала расти с огромной скоростью.

«И что удивительно, именно в это время появилось ощущение, что она стала расти очень быстро духовно. Она приняла свой крест. У нее не было никакого ропота. Она поняла, что ее болезнь, это то, что дано Богом для ее спасения. Если бы она ушла в мир, то вероятно, что-то бы произошло, могла погибнуть ее душа. Она приняла свою болезнь, и она согласилась нести свой крест без ропота», – говорит монахиня Нина.

С наречением имени Евдокия её постригли в монашескую мантию. Тогда она могла еще ходить, поэтому постриг был в храме. Как и полагается, она распиналась на ковре с Иисусовой молитвой. Так как стоять ей было очень трудно, ее поддерживали настоятельница матушка Варвара и благочинная монахиня Варвара,
Прошло немного времени и у нее началось благодарение: за этот крест, за данную болезнь.

– Однажды я зашла к ней в келью, – рассказывает монахиня Нина, – это было перед самым постригом ее в Великую схиму. Постригли ее в повечерие Благовещения (с наречением имени Анна), когда стало понятно, что болезнь быстро прогрессирует, и именно благодарение в этой болезни побудило отца Сергия к тому, что он обратился к владыке за разрешением на постриг в Великую схиму двадцатилетней монахини. Я спросила: «Как она себя чувствует?»

В тот момент у нее была сильная боль, ей делали капельницы, но каждый день она причащалась, она держалась от Причастия к Причастию, она терпела до последнего эту боль. Когда боль была самая сильная, она просила и ей ставили капельницу, обычно это было перед самой ночью. Она сказала: «Какая я счастливая». Мне показалось, что я ослышалась. Я наклонилась к ней и говорю: «Что ты сказала?». Она сказала: «Какая я счастливая». И в этих словах было столько тихой радости. Мы с ней говорили о вечности. Она не боялась смерти.

– Я видела, – продолжает свое повествование монахиня Нина, – как зашел отец Сергий. Она сложила руки под благословение: «Батюшка, благословите меня умереть». А он ей, улыбаясь, говорит: «Ну, схимонахиня Анна, если все умрут. Кто ж молиться будет? Давай мы еще поживем». Через некоторое время она опять спрашивает: «Батюшка, ну благословите меня умереть. Я туда хочу». Кровать-то в келье двухъярусная. «Ну как же туда, – он ей говорит, – наверху Иринка наша клиросная ».

Она говорит: «Я не на ярус, не на второй ярус, я туда, я к Богородице хочу, я к Богу хочу». И все это было так тихо, так радостно, как будто просится человек к своим родным. К кому-то кого так долго знаешь и так соскучился по нему, больше сил нет находиться без них. Я смотрела на нее и не могла поверить, что это происходит в моей жизни, это не в книгах. Это вот реально, это вот сейчас. И это возможно, когда человеку двадцать лет, когда идет благодарение Богу за тот крест, который Он дал и через это благодарение идет благодать в сердце.

Схимонахиня Анна отошла в вечность на Страстной Седмице в Великую Пятницу (21 апреля 2006 года). Хоронили её на Пасху и со словами пасхальной радости отец Сергий восклицал: «Христос Воскресе! Схимонахиня Анна, Христос Воскресе!» И у всех, кто был на её похоронах, было ощущение такой радости и такого света!

Однажды в монастырь приехал монах Давид. С отцом Сергием он зашел к ней в келью. Когда он посмотрел на нее, то был потрясен ощущению силы в немощи, которая была видна в этой двадцатилетней девушке. Она задала ему вопрос: «Почему Вы такой серьезный?». На что ответил: «Я не серьезный, я просто думаю, как тебе помочь?». «А ведь у меня все хорошо», – ответила девушка. Потрясенный услышанным, он выбежал в коридор и расплакался.

Монах Давид попросил на Афоне, чтобы молились за нее. И когда ее душа отошла в вечность, позвонили с Афона и передали слова трех старцев о том, что она прошла без мытарств, душа ее очень светлая и находится у Престола Божьего. А еще поздравили монастырь с тем, что такая душа ушла отсюда в благословенную вечность.

Сейчас благословенно, чтобы у нее на могиле постоянно горела неусыпаемая лампадка. Многие любят ходить к ней на могилку, там ощущается необычайная радость и тишина. Схимонахиня Анна всегда была очень женственная и очень тихая, никто никогда не слышал, чтобы она роптала на кого-то, повышала голос или с кем-то поссорилась.

На могилке схимонахине Анны, к кресту прикреплен текст с ее прощальным письмом, которое она написала перед своей смертью: «Как всё-таки Господь любит нас. Я Ему очень благодарна за то, что со мной случилось, за мою болезнь, за то, что попала в маленькую частичку рая – монастырь. Если бы мне сказали: «Отдай свою болезнь другому человеку», – я бы ни за что этого не сделала. Моя болезнь – это подарок небесный.

Лучше здесь потерпеть милости Божии, чем попасть в ад. Сейчас я могу твёрдо сказать, что я счастливая: меня так любят Господь и Богородица. А смерть… я на неё смотрю смиренно. И если Богу будет угодно, Он меня скоро возьмёт из земной жизни в иную… Только бы в ад не попасть. Настолько всё у Бога промыслительно, и я благодарна Ему бесконечно».

Не всегда нам открыт промысел Божий. Часто нас возмущает несправедливость: почему умирают молодые люди, почему одни богатеют, а другие так и остаются бедными, несмотря на то, что тяжело работаю. Этот риторический вопрос волновал, и будет волновать во все времена.

«Рассказывают, что авва Антоний, будучи однажды приведен в недоумение глубиною домостроительства Божия (управления миром) и судов Божиих, помолился и сказал: “Господи! Отчего некоторые из человеков достигают старости и состояния немощи, другие умирают в детском возрасте и живут мало? Отчего одни бедны, другие богаты? Отчего тираны и злодеи благоденствуют и обилуют всеми земными благами, а праведные угнетаются напастями и нищетою?” Долго был он занят этим размышлением, и пришел к нему глас: “Антоний! Внимай себе и не подвергай твоему исследованию судеб Божиих, потому что это душевредно” (Отечник).

Жизненный подвиг схимонахини Рафаилы

О силе веры

Схимонахиня Рафаила (+ 2005)
Из агиографической литературы, посвященной христианским подвижникам, мы с удивлением узнаем о различного рода подвигах, творимых праведными людьми во славу Божию, но при этом нередко думаем: все это происходило в иные времена, когда и вера была горячее, и люди были другими. Однако не случайно преподобный Серафим Саровский говорил, что если иметь веру, как у святых отцов, в прежние века просиявших, то и дела бы творили такие, какие творили они.

Иногда рядом с нами живут люди удивительной веры и благочестия – носители образа Христова, а мы, увы, не замечаем их. А если и замечаем, то не задумываемся над тем, что же движет ими и откуда у них такие обильные дары Святого Духа, преображающие и их самих, и людей, соприкасающихся с ними, и плоды их земных трудов.

С обывательской точки зрения – сенсация: женщина-инвалид, с девяти лет скованная параличом, ростом с ребенка, весившая всего 25 кг (перед кончиной – 16), неспособная передвигаться, страдающая от целого “букета” заболеваний внутренних органов, на развалинах заброшенного в лесу тубдиспансера создала женский монастырь, снискала авторитет мудрой игумении, устроительницы, педагога, духовно одаренной старицы. С точки же зрения евангельской – своего рода норма, утвержденная Господом: “Сила Моя совершается в немощи” (2 Кор. 12, 9).

И как зримый образ этой духовной силы почившей схимонахини Рафаилы – белокаменная обитель и тянущийся к небу 50-метровый красавец собор: на фоне янтарного соснового леса, уходящего за горизонт, он как небесная свеча, устремленная в вечность.

Знакомство с матушкой

Митрополит Киевский Владимир как-то сказал: “К сухому колодцу народ не идет. Но лишь к колодцу, который наполнен водой, источнику, который действует, который живит, – к нему приходит и к нему собирается народ”. Помню, как летом 2001 года, во второй раз приехав в новосозданную обитель во имя великомученицы Анастасии Римляныни, видел как дети, выйдя из паломнического автобуса, выстроились перед входом в келью матушки Рафаилы, чтобы принять благословение настоятельницы, тяжко страдавшей от болезней. Узнав о приезде детей, она попросила вынести ее на крыльцо, и ее лицо, источающее любовь, светилось радостью, которая тут же передалась всем присутствующим. Так она поступала всегда.

Знакомство же со схимонахиней Рафаилой состоялось годом раньше, когда в первый раз приехал в открывшуюся по благословению епископа Житомирского и Новоград-Волынского Гурия женскую обитель. Тогда еще не было ни монашеских келий с домовым храмом преподобного Сергия, ни огромного собора, ни каменной ограды, обрамляющей монастырь, ни многочисленных хозяйственных построек. Сам владыка Гурий на журналистскую просьбу посетить какой-нибудь из действующих монастырей, ответил: “Поезжайте в Малеванку, к матушке Рафаиале. Не знаю, правда, как в ней душа держится. “

Она сидела на детской застеленной кроватке, опираясь на стол, перебирая сухими руками четки. И голос ее, ясный и звонкий, и взгляд, лучистый и ласковый, и манера вести беседу, простую, бесхитростную, и вся атмосфера кельи с божницей и горящей лампадой, с обилием домашних растений – с первых минут создавали впечатление, что знаешь этого человека давно и что человек этот тебе близок, потому что он тебя любит и ты ему дорог. Как-то исподволь, непринужденно завязалась беседа. Тогда же матушка поведала некоторые факты своей биографии. Рассказала, как в девятилетнем возрасте заболела корью, как отец отвез ее в больницу, как делали ей уколы, после которых вдруг тело ее обездвижилось, так что из больницы мама выносила ее уже на руках. Врачи предрекали скорую смерть, но милостью Божией она осталась жить, и тогда уже в детском сердце родилось у маленькой Нины непреодолимое желание “стать монашечкой”. Господь, очевидно, предвидел в юной немощной отроковице будущий светильник Церкви Христовой.

Беседа то и дело прерывалась телефонными звонками. Матушка с кем-то обсуждала марку кирпича и цемента, словно профессиональный прораб-строитель, и я дивился: откуда ведомы ей секреты строительной науки? Потом попросила подменить кого-то на кухне, мол, сестра устала; осведомилась о самочувствии лежачих матушек: тогда в обители было несколько инокинь, прикованных к постели.

И я не заметил, что уже не задаю журналистских вопросов, а сам как бы исповедуюсь, рассказываю матушке о своей жизни. Потом я понял, что в этой кажущейся простоте общения – благодатный дар старчества, когда духовное лицо в состоянии воспринять чужие душевные немощи как свои личные, разделив бремя чужих проблем. Позже узнал, что к матушке стремится духовенство, монашествующие и миряне за разрешением разного рода вопросов, проблем и молитвенной помощью. И по вере своей получают просимое.

Схимонахиня Рафаила лежала в киевской больнице, где врачи уже несколько дней сражались за ее жизнь. Но Господь уже призывал к Себе страдалицу. В это же время в российской Самарской епархии вышла статья о матушке Рафаиле: так далеко разошлась добрая весть о новосозданной обители и ее чудесной настоятельнице. Автор, не зная о ее кончине, уже вещал православному миру о новой подвижнице.

Игумен Иоанн

34-летний игумен Иоанн, духовный воспитанник схимонахини Рафаилы, священник обители, последние годы носил матушку на руках, выносил на прогулки и в храм на богослужения, сопровождал в паломнических поездках и на лечение в Крым, куда уже тяжело болевшую монахиню направляли врачи. “Это мои руки, это мои ноги”, – говорила она об отце Иоанне с любовью. Но можно лишь догадываться, какое духовное родство связывало старицу и ее духовное чадо.

Преуспевающий выпускник факультета иностранных языков, он был увлечен изучением немецкой филологии, читал в оригинале немецких классиков; ему рекомендовали аспирантуру и прочили блестящую научную карьеру. Он, как сам выразился, буквально горел жаждой знаний. до прихода в монастырь и знакомства с матушкой.

“Я вдруг с испугом обнаружил, что совершенно утратил интерес к своей ученой специальности, – поведал отец Иоанн. – Но, удивительно: одновременно во мне родилось и вспыхнуло какое-то непреодолимое влечение ко всему церковному. И я, как губка, начал впитывать все из духовного мира. Так матушка Рафаила стала моей сотаинницей и духовным наставником, как-то исподволь, естественно, без всякой договоренности. Помню, на одной из первых встреч я увлеченно читал ей стихи кого-то из немецких классиков: с ней можно было говорить на любые темы. “Прекрасные стихи, – сказала матушка, а потом улыбнулась и добавила: – Но на мытарствах они тебе не понадобятся”. Так незаметно она открыла во мне призвание к монашеству и служению Церкви Христовой”.

В 1998 году матушка смертельно заболела и по благословению епископа Гурия постриглась в великую схиму с именем Рафаила. И произошло чудо: матушка выжила. А вскоре житомирские власти передали под строительство женского монастыря аварийные здания санатория, находящегося в сосновом бору. Господь словно бы экзаменовал Свою рабу перед новым послушанием – создать еще одну обитель Христову.

Сейчас в монастыре идет строительство собора. При закладке фундамента в Житомир приехала мать одного дипломата: она не только привезла пожертвования, но и лично руководила строительными работами.

Когда заканчивались деньги, схимонахиня Рафаила обращалась с молитвами к Богу, Богородице и всем святым. И на следующий день внезапно появлялись желающие внести пожертвование монастырю или помочь в строительных работах. Так, благодаря молитвам матушки-настоятельницы, продолжалось строительство собора.

В киевскую больницу матушку сопровождал отец Иоанн, несколько суток не отходивший от нее, молясь о всеми “любимой матусе”. В больнице института им. Шалимова ей была сделана сложная операция по удалению желчных камней и желчного пузыря. Через несколько дней состояние больной стабилизировалось, но потом неожиданно открылось внутреннее кровотечение. Из института гематологии был вызван профессор медицины, протоиерей Михаил Суховий. Он привез редкий и очень ценный препарат для свертывания крови.

“К сожалению, мы не успели вскрыть дорогостоящую ампулу с лекарством, – рассказал отец Михаил. – У матушки останавливалось дыхание, а потом произошла остановка сердца. Это была воистину праведная кончина, тихая и мирная. Кончина праведника”.

Она преставилась ко Господу 16 декабря 2005 года, когда в храмах уже начиналась полиелейная служба в память великомученицы Варвары, и была похоронена на монастырском кладбище созданной под ее руководством Анастасиевской обители 19 декабря, в день памяти святителя Николая Чудотворца.

В моем журналистском блокноте множество воспоминаний о матушке Рафаиле, немало рассказов об исцелениях по ее молитвам, о ее прозорливости. Наверняка все они, наряду с другими, будут собраны в книге о жизни схимонахини Рафаилы, которую непременно издадут в монастыре.

Вот один из случаев, поведанный мне отцом Иоанном.

В Крыму на лечении матушке предложили посетить зоопарк. Матушка очень любила животных и часто напоминала, что после грехопадения праотцев “всякая тварь стенает и мучится”. Она имела к животному и растительному миру особую великую любовь. Никогда в жизни не была она в зоопарке, и все ее удивляло и поражало. Она впервые видела такое количество диких зверей. “Мы остановились у клетки львов, – рассказывал отец Иоанн. – У хищников взгляд как бы стеклянный, безучастный, как у всех кошачьих. Кажется, что они нас не видят или смотрят “сквозь” стоящих перед клеткой людей. Я смотрел на огромную львицу, держа матушку на руках. И вдруг я увидел, что у львицы взгляд стал каким-то осмысленным, внимательным, очень выразительным, кротким, будто хотела сказать что-то этим взглядом, исполненным грусти и страдания. И я понял, что смотрит она на матушку. А матушка в свою очередь смотрела на львицу, и по щекам у нее катились слезы”.

Перед отъездом я сидел на скамье у могильного холмика, укрытого шелковистой травой, с нежными букетами цветов, приносимых сюда ежедневно, под сенью огромного деревянного восьмиконечного креста с негасимой лампадой. Вот перед службой к могиле подошли послушницы, сделали несколько великих поклонов, испрашивая благословения, и удалились. Мирно, покойно, тихо. Я склонился к кресту, прочел надпись на табличке: “Здесь тлеет сердце, которое часто билось от неописуемой радости, часто страдало от скорби безмерной: его радость была о Господе, а печаль – о грехах и немощах своих. Прохожий, здесь учись жить и умирать!”

Как я узнал позднее, эти слова были написаны самой матушкой при жизни и завещаны быть помещенными над ее могилой.

Ссылка на основную публикацию